home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Абель Картагена уже в который раз смотрел новости по телевизору и не верил своим глазам и ушам.

– Эти итальянские сыщики ничего не понимают в своей работе! – уже в сотый раз возмутился он. – Как они не поняли, что это дело рук Туриста?

Лори была близка к негодованию, но понимала разочарование своего партнера.

– Может быть, они поймут это в ближайшие дни. Если нет, можешь попросить Абернети организовать подсказку для прессы.

– Это слишком опасно.

– Не для нас.

Абель в бешенстве разбил бокал о стену.

– Успокойся и убери за собой! – приказала канадка.

Он послал ее к черту, но она настаивала:

– Ты должен контролировать свой гнев, ты же знаешь, что он может привести к импульсивным поступкам.

Абель принялся делать дыхательные упражнения йоги, чтобы успокоиться, а Лори начала готовиться к выходу – надела черные брюки, зеленую блузку и кроссовки. Потом привинтила к пистолету глушитель и положила оружие во внутренний карман рюкзака.

– Иду поприветствовать муженька той бабы, которую ты убил вчера. Абернети желает, чтобы мы находились в стратегических точках, когда будем ждать новостей изнутри: для него лучше знать, что мы там.

– Значит, кто-то продался нам?

– Такого человека было нетрудно найти: тридцать сребреников действуют во все времена.

– Могу я тоже пойти?

– Ты этому не обучен.

– Все-таки я мог бы помочь.

– Не настаивай и не выходи отсюда! – отрезала Лори, открывая дверь.

В доме наступила невыносимая для Абеля тишина. Уже через несколько минут он понял, что не в состоянии подчиниться приказу и сидеть взаперти в этой гребаной квартире. И сам не заметил, как оделся в наряд Туриста. Он осознал это лишь в тот момент, когда клал в карманы брюк хирургические перчатки, в которых душил избранниц.

Турист сказал себе, что Венеция заслужила урок. Он начинает жатву и будет находить жертву за жертвой, пока эти придурки-следователи не узнают его фирменный почерк!

Он знал, что его новым друзьям не понравятся такие не согласованные с ними действия, но сейчас была одна из тех минут, когда эмоции выбивали его из колеи. У него слишком много накопилось в душе с тех пор, как марокканка проникла ночью в его квартиру, и теперь он должен был снять напряжение своим способом. Уже много лет у него не было такого сильного и опасного кризиса. Рациональные мысли вспыхивали в его сознании и почти сразу гасли, как молнии. Ему нужна жертва, и он ее найдет. Он не знал, как ее будут звать и сколько ей будет лет, но он хотел ее жизнь. И ее сумочку тоже.

Бейсбольную кепку с логотипом Boston Braves и солнцезащитные очки Абель считал достаточно надежной маскировкой для дневной охоты. И был отчасти прав: в таком виде он идеально вписывался в толпу туристов, которая по утрам, и в том числе в это утро, вторгалась в Венецию.

Инстинкт направил его к рынку на улице Гарибальди в районе Кастелло. Турист поставил себе цель найти женщину среди тех, кто ходит между прилавками, а потом дойти за ней до ее дома в надежде, что муж будет на работе, а дети в школе.

На набережной Фондамента-Санта-Анна он встретил группу полицейских из двух различных подразделений полиции, а через десять минут увидел такую же на набережной Рива-Сетте-Мартири. Он не испугался, только стал более осторожным и менее разборчивым при выборе возможной жертвы.

До этого момента он шел за женщиной примерно тридцати лет, высокой и худощавой, с сумочкой от Bobbi de Guess. Но возможная избранница поспешила купить фрукты и зелень и вернулась в архитектурную студию, где работала. Потом была другая, лет на пятнадцать старше, она без малейшей грации несла на руке сумку для шопинга от Even&Odd. Ее он убил бы с большой охотой, но у этой сучки была назначена встреча в баре с двумя подругами. И Абель вернулся назад: на рынке концентрация кандидаток в жертвы по-прежнему была выше, чем где-либо еще.

Он вынул из рюкзака фотоаппарат и стал искать избранницу в толпе через телеобъектив. Внезапно он увидел ее и возблагодарил случай, властелина мира. В этот момент он удовлетворился бы гораздо меньшим, а она была лучше всех ожиданий. Длинные светлые волосы, бледное лицо с невероятно изящными чертами, а шея тонкая, длинная и гладкая. Ладони точеные, как у пианистов, фигура как у модели. На правом плече висело очаровательное изделие из красной кожи – сумочка от Gucci. Турист представил себе карманы подкладки из хлопка со льном и подумал о тайнах, которые может скрывать их содержимое.

Никогда судьба еще не посылала ему такое совершенство. Абель с величайшей осторожностью пошел за ней.

Женщина поводила его по всему району. Она остановилась выпить капучино, потом зашла в обувной магазин, из которого вышла в новых туфлях. Последняя остановка была в табачном магазине. Выйдя оттуда, она изящными от природы движениями открыла пачку сигарет и выкурила одну, покачивая бедрами и сохраняя при этом равновесие на десятисантиметровых каблуках.

Дом, перед которым остановилась избранница, стоял в нескольких шагах от базилики Сан-Пьетро-ди-Кастелло. Абель настроил фотоаппарат на увеличение, направил его на звонки и сосчитал их. Звонков было шесть. Ситуация не идеальная, но избранница не позвонила и вынула из сумочки связку ключей, и это вселяло надежду.

В тот момент, когда женщина толкнула дверь, Турист потерял контроль над собой. Всего несколько шагов – и он окажется рядом с ней, а потом заставит ее подняться в квартиру. Он был уверен, что женщина подчинится, потому что считал ее хрупкой и беззащитной.

Пока он думал об этом, женщина уже исчезла внутри. Серийный убийца бросился за ней. Он двигался быстро, но кто-то схватил его за плечо.

Это был Норман. А сзади Нормана стояли Абернети и еще два суровых здоровяка.

Силач-охранник сделал вид, что пожимает ему руку, но на самом деле так надавил Картагене большим пальцем на нерв, что тот почувствовал невыносимую боль и замер неподвижно.

– Вы не должны нарушать наши приказы, – сделал Туристу замечание щеголь. – Убийство, которое вы собирались совершить, было неприемлемо по стандартам безопасности.

«Чепуха», – подумал Абель и спросил:

– Как вы меня нашли?

– Лори положила маячок в рюкзачок, – объяснил Абернети и улыбнулся, но не смог скрыть за улыбкой гнев.

Картагена был вынужден пройти с умеренной скоростью в окружении охранников по нескольким улицам к каналу, где его ждал катер с работающим мотором.

Его довольно грубо втолкнули под палубу.

– Вы удачливый человек, – сказал ему Абернети. – Меньше часа назад у вас дома побывали некие агенты, которые хотели узнать, кто вы. Их привела ваша квартирная хозяйка, которая сегодня утром, проснувшись, получила плохую новость: ей сообщили, что больше она не сможет сдавать свои квартиры внаем, не платя налоги.

– Я в опасности? – спросил потрясенный этим известием Абель.

– Мы полагаем, что нет, – ответил его собеседник. – Ваша хозяйка попала под проверку, которая охватила много десятков квартир и продолжается до сих пор. Важно, чтобы потом вы пришли к этой синьоре поговорить вместе с Лори, которую вы представите ей как свою новую невесту. Вы покажете ей ксерокопии своих паспортов, которые она потом передаст в полицию. Эти бюрократические формальности не будут иметь никаких последствий.

Турист кивнул в ответ, стараясь, чтобы это выглядело убедительно. Но на самом деле его сознание было не совсем ясным. Ему не удавалось изгнать образ избранницы. В сущности, он и не хотел его изгонять. Им владело желание убить эту женщину.

Абернети продолжал что-то ему говорить, но Картагена не слушал его. Тогда щеголь сделал знак Норману, и тот дал Абелю сильную пощечину.

– Вы потеряли контроль над собой, – разочарованно констатировал Абернети. – Я думал, судя по вашему прошлому, что вы способны лучше управлять своими «дурными» порывами.

Абель ответил, потирая щеку:

– Я был в порядке, пока не встретил вас.

– Напоминаю вам, что это вы оказались на нашем пути в тот день, когда по ошибке стали следить за нашей сотрудницей.

Норман подал ему маленькую бутылку воды и две таблетки, окрашенные наполовину в белый, наполовину в красный цвет.

– Я не хочу их принимать, – воспротивился Картагена.

– Сотрудничай! Иначе тебя заставят силой их проглотить, а это будет для тебя унижением. Это лекарства, которые должны ослабить твое желание душить ближних.

Картагена долго обменивался взглядами с окружавшими его силачами, в результате понял, что у него нет выбора, и подчинился.

– Вы должны принимать их три раза в день, а мы будем следить за тем, чтобы вы строго следовали этому предписанию.

– Разве у вас нет дела получше? – ворчливым тоном спросил Абель. – Разве вы не должны расстрелять мужа той, кого я убил для вас?

– Он не появился здесь, – ответил Абернети. – Мы узнали, что этот человек догадался о ловушке, но не можем понять, как это ему удалось. В преступлении обвинили эту албанку…

– Именно об этом мы должны поговорить! – с жаром заявил Турист, прерывая его. – Пока еще никто не назвал меня автором этого преступления, а это нехорошо.

– Лори сообщила мне о вашем разочаровании, и мы охотно поможем вам распространить правду в средствах массовой информации, но надо немного подождать. Мы нашли в телефоне вашей жертвы интересный след и не хотим поднимать шум, пока не найдем и не ликвидируем этого человека.

Абель вскочил на ноги, однако Норман второй мощной пощечиной заставил его сесть.

– Так вы будете делать себе больно, – насмешливо заметил Абернети.

– Вы не осознаете, что я не могу смириться с этим. Уже второе мое преступление не признано моим!

– Каждый из нас, – щеголь указал на себя и своих подчиненных, – убил больше трех человек, так что мы могли бы считаться серийными убийцами. Разница в том, что мы стараемся избегать любой огласки, потому что не хотим стать знаменитыми убийцами. Для нас убийство – средство, а не сказочное удовольствие. Сейчас вы должны сделать над собой усилие и жить по нашим правилам. Я обещаю вам, что позже вы станете самым жутким кошмаром Нью-Йорка.

– Вы позволите мне сжать в ладонях шею этой женщины?

– Мы подадим ее вам на блюдечке. Повторяю: мы знаем, что вам нужно, но сами решаем, кто, где и когда вам достанется.

Катер остановился возле церкви Сан-Симеон-Пикколо, недалеко от дома синьоры Коули-Бьондани. Абеля высадили, тут же появилась Лори и приняла его на хранение, как доставленный груз.

– У меня приказ стрелять в тебя, если ты будешь делать глупости, – предупредила его канадка.

– Постараюсь обойтись без них, – ответил он.

Лори заставила его остановиться и смотреть на нее.

– Ты должен был сказать мне об этом. Я тебя еще плохо знаю, но помогла бы тебе. Абернети хороший человек, но помешан на контроле. Если это повторится, он тебя уничтожит.

– Это нахлынуло на меня внезапно, – признался Абель. – Я вдруг оказался на улице в поисках добычи. И пузырька с таблетками мало, чтобы остановить меня.

– Я это знаю.

– А ты как это делаешь?

– Мы что, уже дошли до взаимных признаний двух убийц-психопатов? – насмешливо спросила его Лори.

– Я уверен, что ты не прекратила это делать.

– И не собираюсь прекращать. Но я не попадаю на страницы журналов и не ищу известности. Я ловлю своих рыбок в толпе маргиналов – незаконных мигрантов, убежавших из дома подростков, наркоманов. Никто не тратит время на то, чтобы искать их, и не задает вопрос, что с ними стало. Даже если их трупы находят, то отвозят в морг и забывают там.

– Мужчины?

– Не только.

– Расскажи мне больше.

– Мы еще не настолько близки, – погрозила ему пальцем канадка.

– Но ты меня видела в деле и знаешь обо мне все.

– Я знаю и то, что ты способен послать все к чертям, – холодно ответила она. – А теперь отведи меня к хозяйке дома и познакомь с ней.

Кэрол Коули-Бьондани была в ярости, а в таких случаях она становилась неуправляемой. Вторжение в ее дом патруля невеж-полицейских она посчитала настоящими военными действиями. Она чувствовала себя оскорбленной, униженной и в первую очередь считала ограбленной после того, как узнала размер штрафа, который ей начислили.

А еще ее заставили отвести их в квартиры, которые она сдавала жильцам. И эти варвары в форме имели наглость плохо обращаться с ее гостями, то есть выясняли их личность грубо, не соблюдая простейших норм вежливости.

Хозяйка больше четверти часа описывала в мельчайших подробностях утренние события Абелю и Лори, которые делали вид, что с интересом ее слушают.

– Кстати, дорогой синьор Картагена, – вдруг сказала она, повысив голос, – войдя в вашу комнату, я по размеру одежды сразу поняла, что в вашей постели спала не Кики, а вы знаете, как она вас любит.

– Я не собираюсь похищать его, – спокойно вмешалась в разговор канадка. – Мы вместе только на две недели. Потом я вернусь к своему мужу, а он – к своей пухлой красавице.

– Мы решили расстаться на время, чтобы обдумать наши отношения, – добавил Абель. – К тому же у Кики сейчас трудное время: она находится на очень строгой диете.

Синьора Коули-Бьондани потеряла дар речи, и Абель, пользуясь этим, отдал ей копии паспортов.

– Я уеду ровно через неделю, – заявил он, доставая бумажник.

Хруст банкнот заметно улучшил настроение хозяйки, хотя она поневоле должна была заявить, что плата за жилье повышается из-за жадности итальянского государства.

Как только Абель и его спутница устранили эту помеху, Кэрол Коули-Бьондани смяла их бумаги и выбросила в корзину для мусора. Она не имела ни малейшего желания снова видеться с этими полицейскими. Ее адвокат сказал ей, что у нее есть хорошие шансы подать апелляцию, главное – создать впечатление, что до сих пор она сдавала жилье нерегулярно. В общем, как всегда говорил ее покойный муж: «Чем меньше бумаг ходит по учреждениям, тем меньше налогов ты платишь».

А она уже сообщила данные несчастной Кики Баккер, которую так бесстыдно предал жених.


Глава 9 | Турист | * * *



Loading...