home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Стефан Бисгаард, чиновник из разведслужбы датской полиции, каждый месяц получал немалую сумму от «Свободных профессионалов» за то, что присматривал за обеими женщинами Абеля Картагены.

Стефан участвовал в слежке за пакистанцем, которого подозревали в отмывании денег, принадлежащих радикальным исламским группировкам. Поэтому об отъезде Кики Баккер в Венецию сообщил с опозданием на несколько часов. После этого он выслушивал упреки и жалобы бывшего агента шведской разведки, который его завербовал, и одновременно посылал ему кадры, на которых телекамеры запечатлели любовницу Картагены в копенгагенском аэропорту.

Македа, он же Абернети, получив эту информацию, сразу же позвонил Лори, поскольку был уверен, что Кики уже вошла в контакт с Абелем.

– Нет, – ответила канадка, уклоняясь от возбужденного пениса убийцы: Абель лежал рядом с ней, и звонок прервал очень страстную ласку. – Она не появлялась и даже не звонила.

– Ты в этом уверена?

Лори встала, посмотрела на экран телефона Картагены и ответила:

– Да.

– Возможно, у нас возникла проблема. Если узнаешь что-то новое о ней, сообщи мне, – сказал Абернети. Это было раннее предупреждение перед боевой тревогой.

Канадка села верхом на Абеля и, медленно двигаясь, помогла ему войти в нее.

– У нас мало времени, – объявила она.

– Что случилось?

– Твоя толстуха в Венеции. Может быть, предложим ей заняться любовью втроем?


Примерно через двадцать минут Македа разговаривал с сержантом Эрмано Сантоном, хорошо осведомленным сотрудником регионального управления финансовой полиции. Этого Сантона «Свободные профессионалы» недавно подкупили и сделали своим источником конфиденциальных сведений.

– Мне нужна информация об одной пассажирке норвежского самолета, который прибыл сегодня днем из Копенгагена.

– Что вы желаете знать?

Македа поднял взгляд к небу и сказал как отрезал:

– То, чего не знаю и что мне будет полезно узнать!

– Сейчас я выполняю задание своего начальства, но постараюсь от него отвязаться.

– Я бы оценил это очень высоко, – заметил бывший агент разведки, завершая разговор. – Вы найдете в своей машине конверт с нужными данными.

Финансовый полицейский вздрогнул от страха. Эти люди могут проникнуть куда угодно и делают все, чтобы это подчеркнуть! Такая способность – более чем убедительный довод, чтобы не терять времени. Сантон постучал в дверь капитана Альтабелли и на ходу придумал историю о том, что один сотрудник кооператива, где работают с багажом, может предоставить интересные сведения о транспортировке героина из Нигерии.

Начальник нечетким кивком выразил свое согласие – и не потому, что поверил словам сержанта, а для того, чтобы не видеть его перед собой. Капитану никогда не нравился Сантон, и после того, как была обнаружена недостача почти две тысячи евро из денег, конфискованных в одном китайском магазине, Альтабелли решил перевести этого сержанта в другое подразделение. Капитан уже попросил своих друзей из министерства направить Сантона в Лампедузу, где обращалось очень мало наличных.

В салоне малолитражки Сантона сильно пахло лосьоном после бритья. Это был единственный след того, кто здесь побывал: этот человек очень умело отключил сигнализацию. Сантон нашел под сиденьем конверт. Внутри была фотография толстой женщины, шагавшей по улице, и листок с основной информацией о ней.

Сержант приехал в аэропорт и там расспросил сослуживцев и людей из других служб правопорядка, но безуспешно. Они не очень строго выполняли свои обязанности в этот на редкость спокойный день. Сержант выяснил время прибытия пассажиров нужного рейса к терминалу и смирился с необходимостью просмотреть пленку, отснятую телекамерами в зоне прилета. В какой-то момент он узнал Кики Баккер, которая катила маленькую сумку. Но женщину, которая шла навстречу Кики, он не узнал. Сантон отыскал кадр, где та же сцена была снята под другим углом, и только на этом втором снимке с изумлением узнал красотку-замначальника из государственной полиции, Тициану Базиле.

Он проверил съемку, сделанную сетью внешнего контроля, и увидел обеих женщин, шагавших к остановке такси. И тут он понял, что может предоставить очень ценную информацию: синьора-полицейский вела себя необычно, и ее поведение противоречило всем процедурам.

Сантон вынул сим-карту из своего мобильника и заменил ее на другую – на ту, по которой связывался напрямую с тем, кого он знал как синьора Марио, но кто по документам носил имя Андреа Македа.

Его рассказ о случившемся был долгим и многословным, поскольку Сантон потратил лишнее время, подчеркивая трудность расследования и свое умение справляться с необычными и запутанными ситуациями. Македа терпеливо выслушал его, потом попросил повторить рассказ, но в более сжатой форме.

Завершив вызов, «свободный профессионал» вынул из своего аппарата и уничтожил карту. Больше его организация не будет использовать сержанта Сан-тона. Ни рыба ни мясо – вот что такое этот Сантон! Хотя он и сумел добыть нужную информацию, ему совершенно невозможно доверять. Он предавал только потому, что был посредственностью, а обман – искусство, для которого нужны ум, воображение и самоотречение.

Македа бросил крошечные обломки карты в корзину для бумаг и сразу же сосредоточился на Кики Баккер и Тициане Базиле. Теперь нужно было не решать трудную задачу, а справляться с настоящим кризисом!

Глубокой ночью он связался по FaceTime с той, кто всегда была душой и мозгом «Свободных профессионалов», – с Мартой Дуке Эстрадой. Она много лет руководила операциями бразильской разведки в Европе. В то время английские и американские разведслужбы относились к ней дружески и уважали ее. Но потом Марта отказалась участвовать в заговоре против своего правительства. А заговор планировали местные «князьки», которые продолжали обогащаться за счет огромных ресурсов Бразилии, лишая свою страну прогресса, на который та имела право. Ничего не подозревавшая Марта попала в западню, и это стоило жизни шести ее лучших агентов. Оказавшись в отставке, она нашла утешение в вине и сексе. Однажды молодой сотрудник разведки выдал себя за жиголо, чтобы перерезать ей горло. Но он был неумелым в постели, и это насторожило Марту. Когда он просунул руку под матрас, чтобы достать спрятанный нож, Марта ударила его по голове бутылкой арманьяка. А потом убила, но перед этим допросила и узнала, что его послал тот, кто сменил ее в руководстве разведслужбы.

В ту же ночь Марта Дуке Эстрада исчезла, а через несколько месяцев возникла организация «Свободные профессионалы». Родилась и стала наносить удары.

Андреа Македа был одним из первых участников этого проекта. Он, как и Марта, устал от широчайшей сети людей с неестественно искривленным умом, которые продолжают плести интриги, чтобы помешать миру стать лучше, и при этом приносят в жертву тех, кто ни в чем не виноват.

И он, и она были убеждены, что, оказывая преступному миру «техническую поддержку», они смогут создать кризис в системе разведки, потому что разведслужбы всегда использовали мафиозные и гангстерские организации как кратковременных союзников или просто исполнителей.

Но на самом деле оба осознавали, что они – сумевшие выжить носители вируса романтизма, который может развиваться только в среде, где отклоняются от нормы параметры интриги, подозрения и предательства.

Македа восхищался чертами ее лица метиски, в котором красота европейских предков сочеталась с африканской красотой чернокожих бразильцев. Он попытался ухаживать за Мартой, но она тактично дала ему понять, что ей нравятся молодые мужчины. Причем те, в ком есть небольшая доля агрессивности, характерная для особ мужского пола, считающих, что им вечно нужно сводить счеты с женщинами.

– Ты хорошо выглядишь, – сказала Марта. – С бородой и седыми волосами ты похож на математика или писателя.

– Мне, к сожалению, кажется, что я буду вынужден срочно изменить внешность.

– Наше венецианское предприятие идет не так, как должно бы?

Македа быстро сообщил Марте неоспоримые факты: любовница Абеля Картагены находится в руках их врагов и, надо полагать, рассказала все, что ей известно. Она знает мало, но достаточно, чтобы отправить Туриста в тюрьму. Теперь его нельзя использовать.

Квартира, в которой Турист живет с Лори, перестала быть безопасной.

Люди Македы узнали, что женщина в должности замначальника управления полиции, Тициана Базиле, входит в тот секретный отряд, который уже давно борется против «Свободных профессионалов».

– А офицер полиции, которого мы должны были ликвидировать по заказу черногорской мафии, сбежал, – разочарованно подвела итог Марта. – Твой план заманить его в Венецию, убив его жену, оказался наивным.

– С этим я не согласен. И в любом случае я нашел подход к одному его сослуживцу, с которым он связывается почти регулярно.

– Отправь это досье нашим в Берлин. Делом офицера займутся они, а ты должен урегулировать кризис. Как ты собираешься действовать?

– Мы реагируем с опозданием из-за очень низкого качества каналов передачи информации.

– И что теперь?

– Теперь нужно ликвидировать Туриста, чтобы оборвать опасный контакт, вывезти из Венеции Лори, уничтожить все следы ее пребывания в том доме и покинуть этот город.

– Мы не уйдем из Венеции. Она – стратегическая площадка для наших операций.

– Можно вернуться, когда станет спокойней. В данный момент у нас нет в этом городе срочных задач.

– Ошибаешься, – возразила бразильянка. – Мы можем захватить и допросить эту женщину из полиции. Нельзя упустить возможность получить информацию, которая будет иметь первостепенную важность для нашего выживания.

– Это будет нелегко, – заметил ее собеседник. – Но нам может помочь ее незнание о том, что она раскрыта.

– Именно поэтому ты используешь Туриста и Лори в роли приманок. Раз их до сих пор не арестовали и не убили, это значит, что наши враги хотят добраться до нас, следя за ними.

– Все-таки нам будет нужно избавиться от него.

– Лучше от обоих, канадкой можно пожертвовать.

– Было бы жаль это делать: она очень дисциплинированная и умелая.

– По опыту известно, что если психопат становится очень надежным и начинает заслуживать полное доверие, значит, он нашел способ тебя обманывать. Сколько времени она уже не развлекается серийными убийствами?

– Год или больше.

– В это невозможно поверить. Она стала хитрой. А ты, – гневно упрекнула Македу Марта, – не следил за ней и позволил водить тебя за нос!

– Я не могу заниматься всем сразу, но это не проблема, я избавлюсь и от Лори.

Его собеседница сменила тон и тему разговора: Македа был умным человеком, и ей было незачем продолжать свою критику.

– У тебя достаточно людей или нужно подкрепление? – спросила она.

– Я могу рассчитывать на мою группу в полном составе.

– Тогда выжми ту женщину из полиции, как сочный лимон, а потом пусть ее разрубленный на четыре части труп найдут на площади Сан-Марко.

– Послать мощный и понятный сигнал?

– Да. Пусть эти проклятые бюрократы поймут, что мы устали нести потери.

На этом Марта, не попрощавшись, закончила разговор: она считала прощальные приветствия напрасной тратой времени. Македа не обиделся на это: он привык к грубости тех, кто обладает властью. Настоящей властью – возможностью решать, жить другим или умереть.

Но он понимал и другое: Марта оборвала беседу так резко потому, что была недовольна его работой в Венеции. В сущности, он сделал все, чтобы «Свободные профессионалы» покинули Венецию после того, как лейтенант налоговой полиции Иван Порро не попал в их западню. А причиной был тот роскошный пентхаус, в котором он жил на улице Дзуккаро. Марта хотела укоренить их организацию в этом городе, а он, наоборот, хотел держать ее подальше от берегов лагуны. Эту квартиру примерно двадцать лет назад приобрели итальянские разведслужбы. В армии разведчиков, служивших трехцветному знамени Италии, много раз случались междоусобные схватки под видом реформ. В результате службу разведки делили на части, и при очередном ее расчленении каждый, кто имел возможность, списывал что-нибудь и забирал себе на память. Македе удалось скрыть ото всех, даже от его новой организации, существование этой квартиры. Она входила в маленькую сеть убежищ, находившихся под управлением частных лиц. В этих укрытиях Македа надеялся спрятаться, когда дела пойдут плохо. А он не сомневался, что это случится. Впрочем, Марта Дуке Эстрада и другие наиболее опытные бывшие разведчики считали так же и готовились к тому же.

По этой причине Македа был недоволен тем, что венецианская операция продлевается.

Однако теперь он не мог позволить себе ошибку или недооценку угрозы. «Свободные профессионалы» были многонациональным предприятием и, как любое такое предприятие, должны были подсчитывать убытки и прибыли. Разница была лишь в способах увольнения.

Он поспал несколько часов, а потом позвонил канадке и сказал ей просто:

– Приглашаю тебя на чашку кофе.

Полное значение этой фразы было сложнее: он приглашал ее на встречу через тридцать минут в баре отеля «Негреско». Приглашал одну, иначе использовал бы местоимение множественного числа.


– Кто звонил? – спросил Абель.

– Абернети, – ответила Лори. – Я должна встретиться с ним.

Когда Картагена узнал, что его китиха Кики прибыла в Венецию, в нем вспыхнуло любопытство: он никак не мог понять, что с ней стало. Лори попыталась предложить ему несколько догадок: Кики поселилась в каком-нибудь отеле, потеряла багаж или ей не хватает мужества встретиться с Абелем лицом к лицу.

Картагена позвонил квартирной хозяйке, но Кэрол Коули-Бьондани не имела никаких новостей об «этой бедной девушке» и поостереглась сказать, что звонила Кики и сообщила ей о его предательстве.

«Пусть они сами разбираются между собой», – подумала мегера, кладя трубку.

Пока канадка одевалась и наносила на лицо макияж, Турист наблюдал за ней.

Лори нравилась ему. Очень нравилась, хотя у него иногда мелькала мысль убить ее. Секс с Лори развлекал его и приносил удовлетворение. Он и она понимали друг друга с полуслова, а когда одному из них было нужно довериться кому-то или отвести душу, он мог совершенно спокойно ей открыться.

В первые дни совместной жизни он и Лори пытались манипулировать друг другом, но потом оба отказались от этого. Теперь их отношения строились по принципу спонтанности. По своей природе ни он, ни она не были правдивыми, но эти два хронических лжеца сумели достичь равновесия в общении друг с другом и найти что-то вроде общей территории, на которой им удавалось встретиться.

– Он сказал, почему хочет тебя видеть? – спросил Абель.

Лори этот вопрос так позабавил, что у нее вырвался смешок.

– В мире разведчиков телефон служит только для того, чтобы назначать встречи. Разве ты этого еще не понял?

– Возможно, он хочет поговорить с тобой о Кики.

– Может быть.

– Знаешь, что мне кажется очень странным?

– Что он до сих пор не позвонил тебе, – догадалась Лори, надевая сандалии на толстой подошве. – Проблема не в том, где она находится, а в том, как ты уладишь дело, когда она появится здесь и обнаружит, что ты трахаешься с другой.

– Я думал об этом, – ответил Абель. – Кики – разумная женщина и сделает все, что я скажу. Она не создаст нам проблем.

– А если создаст, я могла бы заняться ею, – поддразнила его Лори.

– Тебе это было бы приятно, правда?

– В общем и целом да. Головная боль началась бы потом: как избавиться от трупа таких размеров? – серьезно произнесла канадка.

Абель понял, что ей понравилась эта мысль, и она уже представила себе, как убивает его любовницу. Это его приятно взволновало.

– Если она позвонит по телефону, сообщи мне сразу же, – велела канадка, следя за тем, как Абель принимает свои лекарства. – И главное, не вздумай ее искать. Исполняй приказы.

Абель незаметно смотрел из окна на ягодицы Лори, пока та не скрылась из вида. Потом он позвонил Кики. Мобильник сигналил долго, но она не ответила.

Абель хорошо, даже очень хорошо знал Кики. И теперь он был уверен: случилось что-то необычное. Точно так же он был уверен, что Абернети знает подробности произошедшего.

Щеголь вызвал Лори на встречу в город потому, что не хотел, чтобы правду узнал он, Абель. Но Картагена снова мысленно сказал себе: «Я не создан для того, чтобы подчиняться чужой воле». В юности он то доверял другим, то покорялся им, и его жизнь превратилась в ад.

Поэтому он послал на номер Кики сообщение:

«Ответь мне или позвони, кто бы ты ни был».

Он подождал несколько минут и позвонил снова. Никто не ответил, но почти сразу после звонка пришло СМС-сообщение:

«Поговорим, когда наступит время. Кики».

Абель Картагена улыбнулся и ответил, произнося слова вслух, по слогам:

«Когда захочешь, «Кики».

Потом он ушел в спальню и стал смотреть на себя в зеркало: сейчас ему нужно было укрепить свои душевные силы. От этого занятия его отвлек звонок мобильника.

Звонил его издатель. Абель охотно ответил ему: отвлечься было приятно.


Глава 11 | Турист | Глава 13



Loading...