home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Пьетро сидел за столиком в кабачке Кеко Вианелло. Он не был уверен, что правильно поступил, послав сообщение Туристу. Картагена не поверил, что оно отправлено его любовницей и захотел показать, что не верит. Его желание вызвало у Пьетро интерес. Над ним стоило подумать. Возможно, это первый слабый сигнал о том, что открывается канал связи. К тому же Картагена – преступник-психопат. А судя по тому, что Пьетро прочел в его деле, профайлеры, изучавшие преступления Туриста, надеялись, что смогут установить с ним контакт, используя некоторые черты его характера – эгоцентризм, разговорчивость, потребность манипулировать другими людьми и импульсивность.

Следующим шагом должен стать разговор с Картагеной от собственного имени, но Пьетро не чувствовал себя готовым к этому. Он не был специалистом в таких делах и боялся навредить ходу операции, и, в сущности, не знал, о чем говорить с Туристом.

В очередной раз он задал себе вопрос: почему Абель Картагена не убежал вместе с той женщиной, которую он сам и Каприольо видели выходившей из особняка? Теперь детектив шел за ней в надежде, что женщина выведет его и его товарищей на «Свободных профессионалов». Нелло выбрали для этого потому, что он имел самый большой опыт слежки за людьми. За годы работы он привык незаметно наблюдать за ворами, мошенниками, скрывающимися любовниками и беглецами всех разновидностей.

Самбо без особого желания выпил глоток вина. Прошедшая ночь была для него беспокойной. Одной из причин этого стала тяжелая, хотя и отлично приготовленная еда в том ресторане, куда его затащил товарищ. Клиентами там были проститутки и трансвеститы, искавшие клиентов в отелях. Но главным губителем его сна стало размышление о собственных поступках. Бывшему комиссару было необходимо обдумать свое поведение. Во всей этой истории он вел себя самым худшим образом и тащил за собой груз своей неудачи. А должен был суметь отложить этот груз в сторону и приспособиться к реальности. К той единственной реальности, которую он знал все время, пока был начальником отдела расследования убийств. Ее суть выражалась фразой, которую он повторял как мантру каждый раз, когда переступал границы: уровень схватки определяет преступник.

Бороться против Туриста и «Профессионалов» на их уровне означало вовлекать в сражение и уничтожать невиновных вроде албанки и Кики Баккер.

Самбо решил сосредоточиться только на своей главной цели – реабилитации и возвращении в профессию, для которой он родился. Он задумался о том, что иногда человеку случается идти на ужасные компромиссы. И заключил с собой соглашение, которое скрепил вместо подписи тостом, произнесенным для себя одного. Через несколько минут он увидел возвращавшегося Нелло. Лицо у детектива было мрачное.

– Ты ее потерял, – сказал Самбо.

– Хуже, она ушла от меня, – гневно прошипел Нелло. – Зашла в бар, и я не видел, как она вышла.

– Задняя дверь.

– Ну да, и рядом с баней, – подтвердил детектив. – Хозяин уверен, что она была закрыта на ключ. Знаешь, что это значит?

– Что они отлично изучили всю Венецию и заранее подготовили себе пути побега в каждой части города. Они не зря называются «Свободными профессионалами».

– Это верно. И я боюсь, что они нам не по силам, – заметил Нелло, беря в руку мобильник. – Я сфотографировал ее на катере. Это первый план. Посмотри.

– Красивая женщина.

– Разделяю твою точку зрения. Но не стоит ли послать эту фотографию кому-нибудь, способному помочь нам выяснить, кто она такая?

– У меня есть программа опознавания людей по лицам.

– Чего же ты ждешь? Почему не используешь ее?

– Я не умею этого делать.

– Думаю, что я бы с этим справился.

– Я должен попросить у Тицианы Базиле разрешения привести тебя в одно место.

– Ты это сказал всерьез? – обиделся Нелло. – Она считает меня гребаным наемником. Ты потерял память и не помнишь, с кем говоришь?!

Пьетро остановил его, подняв руку, и объяснил:

– Ты повышаешь голос.

– Ну и что?

– Раз так, уйдем с поста, – ответил бывший комиссар, указывая на подъезд дома, где жил Турист.

– Наблюдением здесь может заняться Феррари.

Самбо подумал, что это, возможно, лучшее решение, и позвонил синьоре замначальника.

– Эта женщина ушла от нашей слежки, и мы уверены, что раскрыты. Это возможность для Симоне заменить нас.

– Я сейчас же ему позвоню, – сказала Тициана. А потом усталым голосом добавила: – Не вини себя, Пьетро. Для операции такого рода двоих людей мало. Я жду не дождусь, когда прибудет группа поддержки. С ней нам не придется изобретать сомнительные трюки.

– Ты мне кажешься странной. Ты не обычная Тициана Базиле, железный замначальника управления.

– Майор из Поларии, которому я раньше сообщила, что интересуюсь Кики Баккер, сказал мне, что вчера сержант финансовой полиции Эрмано Сантон спрашивал об этой женщине в аэропорту и смотрел пленки, отснятые телекамерами, – объяснила Тициана. – Я говорила об этом с полковником Морандо и была вынуждена открыть ему, что работаю на две службы. Он сказал мне, что этот сержант действовал по собственной инициативе и подозревается в краже.

– Теперь он получает второе жалованье у «Свободных профессионалов».

– Другого правдоподобного объяснения нет. Это значит, что они раскрыли меня и знают, что нам известно, кто такой Турист.

По спине Пьетро пробежал холодок страха. Он испугался не за себя, а за Тициану.

– Ты должна скрыться, – сказал он.

– Я не могу.

– Спи у меня дома.

– Только если мы будем трахаться.

– Сейчас не до шуток!

– Я не шучу. Ты мне нужен.

Пьетро замолчал, а потом ответил:

– Мы можем поговорить об этом, но используй Симоне как телохранителя.

– А Турист? А загадочная женщина?

– Пусть идут на хрен! Ими займется группа поддержки. А мы тем временем устроим встряску продажному куску дерьма.

– Ты думаешь, это хорошая мысль?

– Мы должны отвечать ударом на удар.

Несколько минут Тициана Базиле молча размышляла. Пьетро слышал ее дыхание и думал, что ему было бы приятно поцеловать ее.

– Я сейчас предупрежу полковника, – сказала она наконец и завершила разговор.

Пьетро взглянул на Нелло Каприольо:

– У нас есть другое, более срочное дело.


Морандо не мог скрыть удивление, когда пожимал руку гостиничному детективу.

– Никогда бы не подумал, что ты работаешь на «родственников», – сказал полковник. – И я мог бы дать руку на отсечение, что Самбо находится в черном списке у всех государственных служащих. Даже у тех, кто в связи с секретностью своих операций не отличается щепетильностью. Все же тот процесс не был разыгран специально.

Своей болтовней полковник налоговой полиции пытался добиться ответов, но не получил их. Оба посетителя, сидевшие напротив него, только слушали не моргнув глазом.

Наконец он устал и спросил:

– Чего вы хотите?

– Поговорить с сержантом Сантоном. Разумеется, в вашем присутствии, – ответил Пьетро.

– Я полагаю, это по поводу событий в аэропорту, – догадался полковник.

– Не только.

– Но, разумеется, любую информацию, которая станет известна в этой комнате, я использую так, как мне положено по званию.

– Благодарю вас за то, что вы подтвердили официальный статус нашего разговора, – сказал Пьетро, который за это время составил из предположений и полуправд версию, в которую мог поверить его собеседник.

Через две минуты в комнату вошел Сантон. Это был человек среднего роста, у него намечалось брюшко, а волосы были подстрижены намного короче, чем требовал устав.

Морандо велел ему сесть и приказал:

– Отвечай на их вопросы.

– С какой стати? Этих двоих я отлично знаю. У них нет полномочий даже для того, чтобы спросить меня, который час.

– Ты продажный предатель. И у нас есть доказательства этого, – спокойно произнес Самбо.

– Подумать только, кто это говорит! И какие же у тебя доказательства? Ты ведь теперь никто, – попытался защититься сержант.

Бывший комиссар повернулся к полковнику и сказал:

– Это он передал информацию об Альбе Джанруссо киллерам, нанятым черногорской мафией. Он должен был сообщать им о передвижениях ее мужа по Венеции. А вчера для этой же преступной группировки контролировал передвижения иностранки, у которой любовная связь с одним из этих убийц.

Морандо вскочил со стула, его лицо побледнело.

– Ты в этом уверен? – спросил он у Пьетро.

– У нас нет ни малейшего сомнения.

– Ты отправишься в тюрьму на всю жизнь! – рявкнул полковник на сержанта.

– Может быть, вы выйдете из нее немного раньше, если согласитесь сотрудничать, – вмешался в разговор Нелло и показал Сантону сделанную утром фотографию женщины, жившей с Туристом.

– Я никогда ее не видел, – покачал головой сержант. А потом поспешно признался: – Я контактировал только с мужчиной, у которого седые волосы и борода. Один раз я встретился с ним, а потом только разговаривал по телефону.

На этот раз ему подал фотографию Пьетро.

– Да, это он. Это синьор Марио.

– Марио, а как его фамилия? – спросил Морандо.

– Это не настоящее его имя, – объяснил бывший комиссар, не желавший называть подлинное имя Андреа Македы. – Но он глава группы, которая хотела уничтожить вашего лейтенанта.

Сантон понял, что для него настало время заговорить. Он отдал сим-карту, по которой связывался со «Свободными профессионалами», и рассказал с мельчайшими подробностями то немногое, что знал.

Полковник налоговой полиции почувствовал отвращение к сержанту и был очень огорчен тем, что именно человек из его ведомства стал причиной смерти жены сослуживца, работавшего под прикрытием. Он вызвал нескольких агентов и велел им отвести Сантона в камеру.

– Теперь я должен позвонить в прокуратуру и подключить к этому делу прокурора.

Пьетро встал, следом за ним поднялся с места Каприольо.

– Мы доверенные лица, которые указали вам верный путь, – сказал бывший комиссар, предлагая полковнику линию поведения. – И вы не можете рассчитывать на фотографию синьора Марио.

Морандо кивнул: он понял, до каких пределов может дойти в разговоре с прокурором.

– Расследование по поводу этого телефонного номера – в нашей компетенции, – ясно высказался он. – Мы знаем, что оно ничего не даст, но нужно что-то показать внешнему миру.

– Остается проблема со средствами массовой информации, – напомнил бывший комиссар. – Мы не можем допустить, чтобы вмешались журналисты.

– Мы тоже, – согласился с ним Морандо. – Мы не можем раскрыть то, что находится за кулисами убийства Альбы Джанруссо. Расследование останется секретным, а Сантона мы отдадим под суд за другие преступления. Ему тоже выгодно молчать. На наше счастье, есть эта албанка, сидящая в тюрьме, и журналисты уверены, что дело закрыто.


Пьетро был в плохом настроении.

– Этот Сантон был пешкой, он ни хрена не знает, – прошипел бывший комиссар, когда он и его друг прокладывали себе путь сквозь толпу богомольцев-поляков, направлявшихся в базилику Святого Марка.

– Все же мы убрали его с пути, – заметил Нелло.

– Будем надеяться, что нам больше повезет с женщиной, которая сбежала от тебя. Мы должны пойти на одну квартиру на Сакка-Физола.

– Кому она принадлежит?

– Нашим. Это полноценная база, – ответил Самбо. – Ею заведовали два симпатичных человека, француз и испанец. Они внезапно исчезли, и от них осталось только два пятна крови в комнате пансиона «Ада».

– Ты хочешь меня напугать? – спросил детектив.

Пьетро пожал плечами и ответил:

– Я только сообщаю тебе факты, которые ты, на мой взгляд, должен узнать.

– Это так. Но сейчас время, когда все добрые христиане садятся за стол обедать, а сегодня за обедом допустимы только две темы для разговоров – женщины и наш баскетбольный клуб «Рейер Венеция».

– Я не интересуюсь баскетболом.

– Тогда будем говорить только о женщинах. Во всяком случае, так стану делать я, ты же по-прежнему наказываешь себя запретом на женскую ласку.

– Не всегда.

– Я полагаю, что этой загадочной фразой ты намекнул на Тициану Базиле. Но по ней за целую милю видно, что она слишком большая святоша для горячего секса.

Пьетро чувствовал себя неловко, и одной из причин неловкости было его согласие с мнением друга.

– Ты ведь не будешь требовать, чтобы я подражал тебе в этом отношении, верно?

– Не буду. Но я видел тебя вечером «У грудастых». Ты сидел, опустив голову, и смотрел себе в тарелку, чтобы у тебя крыша не поехала из-за концентрации шлюшек вокруг нас.

– Зато ты не упустил ни одной подробности.

– Ты прав, ни одной. Под конец я даже телесно соединился (не знаю, понял ли ты смысл моих слов) с первой красавицей этого заведения.

– И кто же она?

– Я не должен бы говорить тебе этого, потому что я человек благородный, но, поскольку мы с тобой вместе рискуем жизнью, могу сообщить, что счастливица – синьорина Бетта.

– Неужели Беттона Грудастая, младшая из двух хозяек?

– Она.

– И давно у тебя с ней?

– К сожалению, недавно. Пришлось терпеливо ждать, пока ее сердце и постель освободятся.

– Если меня не подводит память, жена у тебя ревнивая.

– Она святая женщина, хотя уже много лет регулярно мне изменяет. Но я ее никогда не брошу, несмотря на измены, нам хорошо вместе.

Самбо с болью подумал о своей Изабелле, и у него пропала охота шутить. Нелло понял это и замолчал. Друзья молча дошли до кабачка Кеко. Там они встретили Симоне Феррари, который поглощал порцию тушеного рубца.

– Ты разве не должен защищать Тициану?

– Должен. Мы договорились, что она позвонит мне перед тем, как выйти из управления, – ответил бывший инспектор и предложил им сесть.

– Есть новости о нашем друге? – спросил вместо этого Каприольо, имея в виду Туриста.

– Никаких.

– А женщина вернулась?

– Та, которая ускользнула от тебя? Не знаю. Я пришел два часа назад, никого не видел, – сказал Феррари, развязно улыбаясь.

Бывший комиссар воспользовался обедом для того, чтобы наблюдать за Симоне. Самбо никогда не был хорошо знаком с Феррари и не знал, что представляет собой этот человек. Симоне был приветливым и приятным в общении, но это была скорее форма приличия, чем искреннее поведение. Пьетро попытался задать ему личные вопросы, но агент секретных служб словно отгородился от него непроницаемой стеной.

– Феррари вел себя как профессионал и достоин высокой оценки, – сказал Нелло по этому поводу, когда они плыли на катере по Большому каналу.

Каприольо был прав, но Пьетро привык к товарищеским отношениям между сослуживцами и начинал скучать об этой полицейской дружбе.

Он проверил телефон Кики Баккер. Туда поступило много сообщений, но от Туриста больше не приходило ничего. Бывшему комиссару захотелось рассказать Каприольо о своем обмене эсэмэсками с Абелем Картагеной. Но Пьетро был не в том настроении, чтобы выдержать критические замечания или вспышки раздражения: он по-прежнему беспокоился о Тициане. И всей душой надеялся, что Симоне Феррари справится с полученным поручением.

В квартире на Сакка-Физола отвратительно пахло плесенью. И можно было задохнуться от жары. Пьетро открыл окна, чтобы впустить свежий воздух, а пока он это делал, Нелло пытался войти в программу распознавания людей.

В середине дня плотная угрожающая масса черных и серых облаков закрыла солнце, предвещая сильную грозу. Но небо словно не решалось извергнуть из себя громы и молнии.

Первые капли дождя, крупные и тяжелые, начали падать именно в тот момент, когда программа узнала лицо женщины, которая жила вместе с Туристом, и назвала ее имя.

Каприольо подошел к бывшему комиссару, который, чтобы убить время, чистил в другой комнате два пистолета.

– Я ее нашел.

На фотографии, занимавшей четверть экрана, женщина была моложе на много лет, но это, несомненно, была она.

Ее звали Зоя Тибо. Она родилась в канадском городе Шербрук, на крайнем юге провинции Квебек, в июне 1979 года. Судя по данным из ее досье, жизнь Зои в семье была сложной, а учеба состояла из провалов на экзаменах и смены институтов. Затем она поступила в полицию и была направлена в окрестности города Маниваки, в местность, где жили туземцы. А оттуда уже давно приходили сообщения о полицейском произволе. В репортажах, которые не были опровергнуты, шла речь о том, что полицейские втаскивали одного или двух человек в патрульную машину, увозили за город, а там избивали или оставляли зимой одних посреди голой равнины. Несколько человек погибли из-за этих забав, и пресса подняла шум.

Потом были обнаружены трупы забитых до смерти людей со следами пыток и с явными признаками сексуального насилия. В результате нескольких перекрестных допросов Зоя и ее напарник по патрулям Иньяс Жерве оказались под следствием. Следователи, для которых главным было замять скандал, способный разрушить много карьер, оправдали обоих, но заставили их подать в отставку.

Обоих рекомендовали на работу в тюрьму Монреаля. И это было ошибкой: через два месяца один из заключенных был убит, и почерк убийц оказался тот же, что и в Маниваки. Но убитый был членом мотоклуба «Ангелы ада». Охрана и руководство тюрьмы так ненавидели его, что преступление объявили сведением счетов между соперничающими бандами, и дело закрыли.

Потом был похищен коренной житель из народа чиппева. Этот случай уже привлек внимание журналистов, поэтому расследование проводили более строго. Когда кольцо подозрений сжалось вокруг Зои и Иньяса, «Ангелы ада» отомстили за своего собрата: напали на подозреваемых с ножами, одновременно в двух разных отделениях тюрьмы. Зое повезло: она уцелела и не получила ни одной царапины. Ей помогли быстрота реакции и сила, с которой она ударила дубинкой по запястью того, кому заплатили за ее убийство. А вот Иньяс Жерве получил двадцать шесть ран и умер раньше, чем прибыла помощь.

Зою сразу же забрали из этой тюрьмы: все заключенные считали ее убийцей, и второго нападения она бы не пережила.

В итоге полиция решила обвинить ее в убийстве индейца. Но кто-то предупредил Зою, и те, кто пришел ее арестовать, нашли только дерзкую записку с прощальными словами.

С тех пор Зою Тибо искали как одну из самых опасных серийных убийц. По словам людей из королевской канадской конной полиции, она, вероятнее всего, бежала в приполярные области Канады, где проще найти ее любимую добычу – коренных жителей.

– Значит, они продолжают искать ее в тундре, – вздохнул Пьетро.

– Эти сумасшедшие «Свободные профессионалы» принимают на службу самых худших подонков, – заметил Нелло, на которого история Зои произвела сильное впечатление.

– Но эти подонки оказываются полезными и работают с хорошими результатами, – ответил Самбо. – Эта Зоя предпочитает работать в паре, вот почему ее присоединили к Туристу.

– Думаю, она должна быть убита вместе со своим новым дружком.

– Их смерть будет благом для человечества. В мире нет лечения, которое избавило бы таких, как они, от желания уничтожить своего ближнего.


Глава 12 | Турист | Глава 14



Loading...