home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Лори чувствовала, что ей нужно утрясти в голове темы разговора, который она должна провести с Абелем. Абернети выражался недвусмысленно и был терпелив, но она довольно сложно улавливала оттенки поведения людей. Лори зашла выпить чашку кофе и порцию виски именно в заведение Кеко. В этот час там было мало посетителей, причем только мужчины. Причиной полупустого зала был еще и дождь, который лупил по городу, как хозяйка по пыльному ковру. Присутствующие окинули ее взглядами, и начались замечания вслух – не сказать чтобы вульгарные, скорее оценочные, и оценки были высокие. Лишь один из них не поднял взгляда от кроссворда. Лори сразу узнала его. Это был один из тех, кто охотится за Туристом. А кто это делает, тот охотится и за ней – так ей только что сказал Абернети.

Она сфотографировала этого мужчину на свой мобильник, а потом несколько раз взглянула в его сторону, чтобы запомнить отличительные признаки и узнать его даже замаскированным. Сорок лет или немного меньше, рост средний, маленькие ступни, занимается в спортзале, нос с небольшой горбинкой, глаза светлые, волосы на затылке немного длиннее нормы. Лори задержала на нем взгляд, стараясь понять, есть ли у него оружие. Тут он оторвался от кроссворда. Они смотрели друг другу в глаза всего секунду, но Лори поняла, что каждый из них опознал другого.

Она расплатилась и, уходя, у двери нагло улыбнулась этому мужчине. Лори надеялась, что у нее будут возможность и время позабавиться с его телом, а потом посмотреть, как он будет умирать.

Войдя в подъезд, она послала Абернети фотографию с незнакомцем на первом плане и добавила название бара, из которого тот следил за домом. Разумеется, этот человек сейчас тоже предупреждает своих, подумала она. Это процедура. Процедуры всегда одни и те же.

Абель отнесся к ее возвращению с откровенным равнодушием.

– Я доделываю свою работу о Галуппи: мой издатель задал мне перцу, – объяснил он, продолжая вписывать в текст заметки из толстого блокнота в красной обложке.

– Я думаю, что это будет твоя последняя публикация, – сказала Лори, взвешивая каждое слово.

– Что это значит? – спросил Абель, притворяясь, что пока не понимает всю серьезность ситуации.

– Ты что, еще не понял?

– Чего?

– Они все знают, – ответила она спокойно, как советовал ей ее начальник. – Вчера они взяли Кики и увезли ее неизвестно куда. Она, несомненно, ответила на все их вопросы. И теперь они знают, что Турист – это ты.

– Но эти люди не из полиции. Полицейские уже ворвались бы сюда, и мы с тобой были бы в наручниках.

– Нет, тебя еще не опознали официально. И вот почему: противник использует нас, чтобы выйти на других членов нашей организации.

– Они хотят уничтожить нас, верно?

– Абернети говорит, что это битва за выживание. Победит тот, кто останется в живых.

– Тогда почему это ценное исследование должно стать моей последней публикацией?

Лори огорченно посмотрела на него и попыталась спокойно подвести итог:

– Пока мы будем играть роль приманки, Абернети и остальные займутся противником. Потом мы покинем Венецию, но ты уже никогда не вернешься домой, к своей жене. Ты сменишь имя, переедешь в другую страну, а возможно, и на другой континент. Абернети мне сказал, что тебе не в первый раз так поступать.

– Да, я действительно знаю, что это такое, хотя уже много лет этого со мной не происходило. Я много и тяжело трудился, чтобы стать известным музыковедом Абелем Картагеной, и перспектива не быть хозяином остатка моей жизни меня совсем не радует.

– Когда у тебя будет достаточно денег, ты сможешь уйти из организации, поселиться там, где тебе понравится, и зажить спокойно. Кажется, мы, психопаты-преступники, с годами становимся менее активными.

– Сколько времени ты в розыске?

– Три года и несколько месяцев.

– А твоя прежняя жизнь тебе нравилась?

– Она была дерьмовая, – искренне призналась Лори.

Абель улыбнулся и сказал:

– Вот видишь, тебе встреча с Абернети и его друзьями пошла на пользу. А я не получаю никакой выгоды от того, что оказался с ними.

– Не думаю, что сейчас у тебя есть другие возможности.

– Рано еще говорить, что их нет.

– Если я сообщу об этих твоих словах, ты плохо кончишь.

– А ты сообщишь?

– Нет.

– Почему?

– Мне нравится быть с тобой.

– Может быть, и мне тоже нравится быть с тобой. Я еще не знаю, «да» или «нет», – сказал Картагена, вставая со стула и подходя к Лори. – Ты хорошо трахаешься, ты симпатичная, но я еще не видел, как ты убиваешь.

– Я уже говорила, что пока не доверяю тебе.

– А я не доверяю Абернети.

– Что это значит?

– Приманка всегда бывает съедена. Она никогда не спасается, если рыба клюет на нее. Единственный способ спастись – отцепиться от крючка, пока не поздно.

– Напоминаю тебе, что я нахожусь здесь с тобой, а в доме напротив уже есть человек на посту.

– Я пришел в организацию последним. – Абель сердито фыркнул. – Меня никто не искал, я только выбрал не ту женщину и был захвачен в плен. Меня не уничтожили потому, что мой почерк мог ввести в заблуждение итальянскую полицию. Но этот план провалился самым жалким образом.

– Прошу тебя, не начинай снова жаловаться, что это убийство не приписали тебе, – прервала его канадка, подняв глаза и руки к небу.

– Я не про это, – покачал головой Турист. – Я только хочу дать тебе понять, что меня могут принести в жертву. В любую минуту. И тебя тоже.

На лице Лори отразилось недоумение. Было похоже, что канадка в первый раз подумала о такой возможности.

– Зачем им жертвовать мной? Они захотели взять меня к себе, они меня обучили.

– Обучили как солдата, которому психологически нетрудно убивать, – ответил Картагена. – Ты психопатка, поэтому они никогда не будут доверять тебе полностью. И никогда не станут защищать тебя как одну из них, потому что ты не такая, как они.

– Чепуха! Ты стараешься манипулировать, но в этом искусстве я тоже мастерица.

– Когда меня остановили за секунду до того, как я схватил самую красивую жертву из всех, которых встречал, Абернети прочел мне лекцию о разнице в способах убийства между нами и ними. В тот момент мой ум не был ясен, но за последние дни я иногда думал об этих словах. «Мы» и «они». Они смотрят на нас как на источник проблем. И мы действительно такие.

Канадка скрестила руки на груди и улыбнулась.

– Тебе нравятся фильмы о вампирах? – спросила она.

– Тех, с острыми клыками, которые сосут кровь по ночам?

– Я смотрю по телевизору два таких сериала. И в обоих самые мудрые вампиры иногда собираются вместе, чтобы поговорить об отношениях между их шайкой и людьми. Ты похож на одного из них.

Абель был готов обидеться, но потом спросил себя, к чему она клонит.

– Тебе нравится запах крови? – спровоцировал он канадку.

– Мне нравится лизать кровь, – подыграла ему Лори.

– Но так ты оставляешь следы своей ДНК.

– Их ни разу не обнаружили.

– Но коль скоро за тобой охотятся, это значит, что какую-то ошибку ты все же совершила.

Лори тяжело вздохнула и объяснила:

– Ошиблась не я. Ошибся Иньяс, мой напарник. Счастье, что его убили: у него не было стиля, он должен был плохо кончить. Но я всегда буду ему благодарна за то, что он помог мне понять мою природу. Без него я сейчас все еще сидела бы в темном тупике и ощупывала себя, и не нашла бы мужества для «творчества».

– Значит, тебе нравится развлекаться в паре.

– Будь по-другому, зачем бы я рассказала тебе это?

– Я никогда бы не додумался.

– Это потому, что ты никогда не знал такую, как я.

– И никогда не думал, что узнаю такую, – ответил Абель, осознавая, что никогда не говорил так долго.

В этот момент начал сигналить мобильник канадки. Звонил Абернети.

Лори молча выслушала его, а потом достала из ящика пистолет и сказала Абелю:

– Меня вызвали на задание. Я должна уйти.

– А как же тот, кто следит за нами?

– Он ушел оттуда, и мы контролируем его.

– А я должен оставаться здесь. Видишь, меня не считают полезным.

Не обращая внимания на его слова, Лори сказала:

– Не забывай принимать лекарства.

– Они убивают мою творческую энергию, – возразил Картагена.

– Но они спасают твою жизнь.

Турист подождал, пока Лори пройдет под окном. Ему нравилось то, как решительно она покачивала бедрами. После ее ухода он остался у окна и стал смотреть на прохожих, ожидая, когда увидит женщин и их сумочки.

Но ни одна из женщин даже приблизительно не могла сравниться с той идеальной избранницей, которую ему помешали задушить. Щеголь пообещал подать ему это совершенство на блюде, но в то же время вместе со своими людьми продолжал накачивать его таблетками.

Вот еще одно доказательство того, что, как только закончится его роль приманки, с ним рассчитаются пулей. Для Абернети и его людей невыгодно, чтобы Туриста арестовали, тогда он рассказал бы интересную историю об их шпионской организации.

Абель взял в руку мобильник и послал на номер Кики сообщение:

«Поговорим».

В доме была полная тишина. С каждой проходившей минутой она становилась для Абеля все более невыносимой. И вдруг ангельский голос из хора Кембриджского королевского колледжа пропел на музыку Джованни Габриели на латыни: «В церквях благословите Господа, аллилуйя». Эту музыку Кики выбрала как сигнал, объявляющий о ее звонках.

Турист ответил.

– Привет, Абель, – произнес по-итальянски мужской голос.

– Ты говоришь по-английски?

– Немного.

– Кто ты?

– Могу сказать тебе, что я не твой друг.

– Это я понял еще раньше. Как тебя зовут?

Мужчина немного помедлил, потом ответил:

– Пьетро.

– Что стало с Кики?

– Мы отвезли ее в безопасное место. И будем держать там, пока ты будешь ходить по городу.

– Я не намерен попадаться к вам в руки.

– Ты слишком большой оптимист. Теперь мы опознали тебя, и ты не сможешь убежать от нас.

– Мои новые друзья способны мне помочь.

– Венеция – мышеловка для таких, как вы. Никто из вас не спасется.

– По-моему, ты такой агрессивный оттого, что нервничаешь. Я создаю тебе проблемы, Пьетро?

– Да, мне неуютно из-за того, что я не понимаю смысл этого разговора.

– Я ищу решение одного вопроса и рассматриваю несколько возможностей. Но мне кажется, что ты – тупиковый путь.

– Ты ошибаешься. Если хочешь начать переговоры, я в твоем распоряжении. Я полагаю, что ты хочешь спасти свою жизнь и провести ее остаток в не слишком суровой тюрьме.

Турист рассмеялся:

– Тебе нравится шутить, Пьетро. Я хочу неприкосновенности.

– Ты серийный убийца, Абель. Мы не можем допустить, чтобы ты продолжил убивать беззащитных женщин.

– А я держу пари, что твои начальники будут склонны проявить интерес к моему предложению, так как я в состоянии предложить вам очень выгодный обмен.

– Например, отдать нам Зою Тибо, серийную убийцу, с которой ты живешь?

Картагена запомнил настоящее имя Лори и продолжил прощупывать почву:

– Например, ее.

– Она нас не интересует.

– У меня есть кое-что лучше.

– Выдай нам «Свободных профессионалов», и я обещаю тебе уютное и спокойное будущее в клинике.

Абель фыркнул и окликнул собеседника:

– Пьетро!

– Что?

– Иди на хрен! – произнес Абель по слогам в трубку, а потом нажал красную кнопку, выключая телефон.

После этого Турист встал перед зеркалом и несколько раз повторил с разными интонациями: «Иди на хрен».

Абель был доволен: разговор, в сущности, прошел неплохо. Этот Пьетро, должно быть, мелкая сошка, командир самого низшего уровня. И наверняка он не переговорщик. Абель прочел все, что написано на тему таких переговоров, и знал, как их ведут. Пьетро все делал не так с самой первой фразы. Это какой-то гребаный дилетант.


Глава 13 | Турист | Глава 15



Loading...