home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Пьетро и Нелло мучились от противоречивых чувств. Сначала они молча курили, потом укрылись в каком-то кафе и решили выпить что-нибудь «подкрепляющее». Каприольо, делая заказ, применил этот устаревший термин, но бармен прекрасно понял, что двум друзьям требуется что-нибудь спиртное и тонизирующее.

– Не могу в это поверить! Нам нужно было только протянуть руку, чтобы схватить Туриста, а мы дали ему уйти, – сказал детектив.

– У нас не было выбора, – ответил Самбо.

– Не знаю, так ли это. А если он водит нас за нос?

Бывший комиссар стукнул своим бокалом по старой покрытой цинком стойке:

– Перестань, Нелло. Бесполезно раз за разом задавать себе одни и те же вопросы. Мы должны играть в его игру.

Каприольо замолчал. Пьетро вышел из кафе, зажег сигарету, позвонил начальнику Тицианы и спросил:

– Вы его взяли?

– Да, и везем на допрос. Откуда ты узнал, что он пройдет именно в этом месте и в это время?

– Я не могу ответить на этот вопрос.

– Ты доводишь меня до бешенства.

– В самом деле? Я отдал вам одного из «Свободных профессионалов», а вы, как мне кажется, до сих пор не сумели ничего лучше, чем послать на смерть Сесара, Матиса и Тициану! – возмутился Пьетро.

– Я дам тебе знать, если появятся новости, – оборвал разговор его собеседник.

Самбо сообщил последние новости детективу. Нелло провел рукой по волосам и с горечью сказал:

– Подумать только! А я-то был возмущен тем, что творилось в Абу-Грейб. Я пил просекко и ел чикетти в остериях и при этом болтал о том, что от пыток нет пользы, что пытка – напрасная жестокость по отношению к пленным, а теперь жду не дождусь, когда другие убьют человека, чтобы спасти знакомую мне женщину.

Пьетро печально развел руками и ответил:

– Мы попали в темное подземелье, где идет тайная война. Не мы придумали ее правила.

– Это я уже слышал, – сказал Каприольо и пошел прочь.

Только сделав рядом с ним несколько шагов, Пьетро спросил, куда тот идет.

– Иду на Кампо-де-ла-Лана, взглянуть на убежище, – объяснил тот. – Может быть, там мы найдем что-нибудь полезное для себя. Нам же все равно нечего делать, пока его величество Турист не соизволит позвонить.

В магазине скобяных товаров Нелло купил маленький лом, и потом этим инструментом взломал дверь, замок на которой был ненадежным. Пьетро вошел внутрь первым, держа наготове пистолет. Но оружие не понадобилось: квартира была пуста, и ее уже кто-то бесцеремонно обыскал. Пол был усеян сломанными вещами, разбросанной одеждой, едой.

– Мы ничего не найдем, – сказал Самбо. – Может быть, стоит сообщить хозяйке, чтобы она прислала кого-нибудь сделать уборку?

– Пусть справляется сама. Или ты не помнишь, как она вела себя с нами?

В этот момент позвонил Турист. И сделал это как раз из дома той женщины, о которой они только что говорили. Случай еще раз позабавился, переплетая человеческие судьбы. Бывший комиссар надавил на кнопку громкой связи.

– Ты ее нашел? – спросил Пьетро, боясь услышать ответ и стараясь, чтобы голос не выдал его страха.

– Конечно, нашел, как обещал. И могу гарантировать тебе, что она еще жива. Но не знаю, долго ли проживет, потому что «Свободные профессионалы» привезли специалиста по допросам. Понимаешь, что я имею в виду?

– Где она находится?

– А где наша неприкосновенность?

– Документ о ней готов. Осталось только поставить печать.

– Чью?

– Министра.

Картагена усмехнулся:

– И что, по-твоему, должно быть дальше? Думаешь, я сейчас дам тебе эту информацию, потом Лори и я придем на встречу, и вместо бумаги, которой никогда не было, ты и этот смешной коротконожка продырявите нас пулями?

– Послушай, ты ошибаешься.

– Замолчи! – приказал Абель. – Кончай свой наивный и неуклюжий обман, или я прекращаю все контакты, и твоя подруга умрет.

– Хорошо, замолкаю.

– Кстати, кто она? Твоя жена? Или невеста?

– Это долгая история. Думаю, она тебе наскучит, – ответил Самбо.

– Доверяю твоему мнению, Пьетро. Итак, ты признаешь, что хотел нас надуть?

– Да.

– А я знал это с самого начала. Слышишь?

– Тогда почему мы еще разговариваем?

– Я объяснил это Лори так: с переговоров никогда нельзя уходить, потому что всегда найдется что-нибудь для обмена.

– Чего ты хочешь, Абель?

– Я совершил уже два преступления, которые не признаны моими, – ответил Турист, четко произнося каждый слог. – Теперь я убью в третий раз, и вы гарантируете нам неприкосновенность, а мне – должное признание в средствах массовой информации.

Самбо повернулся и взглянул на Нелло. Его лицо было искажено изумлением и ужасом.

– Ты сумасшедший! – крикнул Пьетро. – Как ты можешь думать, что такое предложение будет рассмотрено?

Но Турист не отступил.

– Сумасшедший – обобщенный термин. Употреблять его по отношению ко мне в разговорном значении несправедливо, и такое употребление меня раздражает, – объяснил он. – Я требую, чтобы ты обращался ко мне правильно.

– Прошу, извини меня, – поспешил вставить бывший комиссар, чтобы не потерять с ним контакт.

– Извинение принято, Пьетро. Если ты не хочешь принять во внимание мое предложение, я тебя понимаю. Но я также думаю, что у тебя нет полномочий отказаться от него. Ты – никто. В эти дни я все время думал, что ты – хренов дилетант, и теперь у меня есть подтверждение этого. Что я должен сделать, чтобы поговорить с кем-нибудь, кто значит больше, чем ты?

– Я сообщу тебе, что делать, – сказал Самбо и закончил разговор.

Он утратил ясность сознания, необходимую для управления этой ситуацией. Турист прижал его к стене.

– Он прав, – пробормотал бывший комиссар. – Я чертов дилетант.

– Не связывай его с оперативниками! – умоляюще попросил друга Нелло. – Выбрось в канал этот хренов телефон!

– Тициана умрет.

– Может быть, ее уже нет в живых, – возразил детектив. – И в любом случае ты не можешь позволить, чтобы этот преступник диктовал условия, которые позволяют ему убивать женщин.

– Я не могу сделать вид, что ничего не было.

– Ты должен! – потребовал Каприольо и схватил его за плечи. – Есть границы, которые нельзя переступать. Ни по какой причине.

– Те люди сами решат, что делать. Может быть, они сумеют спасти Тициану и ликвидировать обоих серийных убийц.

– Он слишком хитер для них. Ты знаешь, что так не получится.

– Я передаю мяч другим игрокам.

– Ты знаешь, что будет? У тебя не останется ничего! Турист использует тебя и забирает все, что есть у тебя в сердце и в уме. Но я не буду соучастником в этом преступном соглашении.

– Сейчас ты мне скажешь, что хочешь по-прежнему не чувствовать стыда, когда глядишь на себя в зеркало.

– Да, я не хочу так сильно пачкаться.

– Тогда наши пути расходятся.

У Нелло Каприольо глаза опухли от слез. Пьетро понимал: Нелло плачет о нем, о его душе. Потом Нелло ушел, не оглянувшись.

Самбо позвонил человеку из разведки:

– Арестованный заговорил?

– Да, но он не знает, где допрашивают Базиле. Он рассказал странную историю о том, что преследовал серийного убийцу.

– Туриста?

– Вот именно.

– Турист предлагает обмен: место, где держат Тициану в обмен на безнаказанность за новую жертву.

– Где ты находишься?

– В укрытии на Кампо-де-ла-Лана.

– Оставайся там. Мы едем к тебе.


Глава 18 | Турист | Глава 20



Loading...