home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Абель и Лори заканчивали приготовления к убийству и побегу из Венеции.

Канадка вышла на кухню и взяла там висевший над мойкой молоток для отбивания мяса:

– Пойду прикончу эту суку.

– Не думаю, что я позволю тебе это сделать, – возразил Картагена.

– Мне казалось, что ты согласен.

– Я передумал. Мне бы не хотелось, чтобы преступление омрачило блеск моего предприятия. Ты знаешь, как это для меня важно.

Лори смотрела на него, перебрасывая молоток из одной руки в другую, потом сказала:

– Я не хочу быть твоей слугой.

– Следующий раз будет твой, и я буду твоим верным соучастником.

– Я тоже чувствую желание, – заявила Лори. – И ты знаешь, что его нельзя сдерживать очень долго.

– Я тебя не разочарую. Я только прошу потерпеть еще немного. И к тому же, извини меня, но эта синьора не будет забавной жертвой. Мы можем найти добычу получше.

– Я их называю «человечки», – призналась канадка, украдкой следя за реакцией Абеля.

– Восхитительное название!

– Ты должен будешь развлечься вместе со мной. Я скажу тебе, что делать.

– Жду этого с нетерпением.

Картагена вынул кляп изо рта синьоры Кэрол Коули-Бьондани и разрезал путы, которые привязывали ее к стулу.

– Я только закрою дверь, – сказал Турист хозяйке дома. – Через несколько часов ты можешь выломать ее и освободиться. Не советую тебе звать на помощь или вызывать силы правопорядка. Мы еще ненадолго воспользуемся твоим любезным гостеприимством, и не повиноваться моим приказам означает умереть. Поняла?

– Вы украли что-нибудь? – спросила хозяйка, у которой были совсем другие заботы.

– Нет, мы люди другого сорта.

– Тогда я сделаю вид, что ничего не случилось. Я не хочу, чтобы ко мне домой явились полицейские, они могут снова обобрать меня. И в любом случае я хочу только одного: иметь возможность запереться в ванной. Думаю, что вы способны это понять.


Венеция в этот ночной час была безлюдна. Абель и Лори не встретили почти никого, пока быстрым шагом шли к району Кастелло. Лори отлично умела взламывать замки, а «Свободные профессионалы» вооружили ее отличными приспособлениями для этого.

Бесшумно, как две змеи, они вошли в квартиру Лавинии Кампаны. Лавиния спала, но Абель ожидал, что она будет одна, а рядом с ней тихо похрапывал мужчина.

Канадка вырубила обоих электрошокером.

– Я хочу, чтобы он смотрел, как я буду ее душить, – шепнул Турист. – Заткни ему рот, но оставь лежать, где лежит.

Лори понравилась эта мысль, и она связала мужчину по рукам и ногам.

– А сама спрячься, – добавил Картагена. – Он не должен видеть тебя, иначе расскажет о тебе полицейским.

Ожидая, пока двое на кровати придут в сознание, Турист нашел красную сумочку от Gucci и положил ее в свой рюкзак.

Он подумал, что сумочка, должно быть, подарок Лавинии от любовника. В приглушенном абажуром свете лампы мужчина казался минимум на двадцать лет старше Лавинии. Возможно, именно из-за него она больше не заходила на странички в социальных сетях. Сложная любовь, которую нельзя показать миру.

Мужчина пришел в себя первым. И замычал от ужаса, когда понял, что происходит.

– Спокойно! – возбужденно прошептал ему Абель. – Я убью только ее. Я – Турист.


Через десять минут Абель и Лори подошли к пристани Арсенала, где их ждал катер. На его борту был, как предписывало соглашение, только Пьетро. Лори поднялась на борт первая, держа пистолет наготове, наручниками приковала Самбо к штурвалу и обыскала бывшего комиссара. Потом она проверила катер, нет ли на нем взрывчатки и спутниковых систем слежения. Она делала это как обученный солдат – быстро и тщательно. Только удостоверившись, что все в порядке, она сделала знак рукой, и из темноты появился Абель Картагена.

– Привет, Пьетро, – поздоровался Турист.

Бывший комиссар показал подбородком на рюкзак и спросил:

– Там внутри сумочка женщины, которую ты только что убил?

– Да. Я бы показал ее тебе, но ни с кем не делюсь моими трофеями.

– Этот трофей не только твой, но и твоей подружки. Теперь ты должен убивать вместе с напарницей, потому что не справляешься с этим один.

– Ты хочешь меня спровоцировать? – усмехнулся Турист. – Ты и в этом дилетант.

Лори приставила ему ствол пистолета к шее под подбородком и потребовала:

– Закрой свой хренов рот и заводи мотор!

Турист исчез под палубой. Пьетро молился, чтобы Картагена выполнил договор и позвонил человеку из итальянской разведки. Канадка указала ему маршрут, всматриваясь при этом в темноту: нет ли подозрительных судов?

Они вышли на пляже Каваллино, возле Езоло. Турист не удостаивал Пьетро взглядом, но в глазах женщины бывший комиссар видел желание нажать на спуск. Самбо был оставлен дрейфовать на катере с выведенным из строя мотором. Его не могло унести далеко: рыбаки и яхтсмены должны были заметить его, как только рассветет.

Рискуя вывихнуть себе запястье, Пьетро дотянулся до сигарет и сделал несколько затяжек. Но вкус сигареты показался ему отвратительным, и он выбросил ее за борт. Только тогда он начал кричать.


Наручники с него снял сержант береговой охраны, которого вызвал спортсмен-австриец, принявший бывшего комиссара за беглеца.

Пьетро для установления личности отвели в комендатуру порта, в район Дорсодуро, но посреди проверки отпустили, торопливо извинившись. Выйдя оттуда, он увидел начальника Тицианы. Тот курил сигарету и глядел на море.

– Вы освободили ее? – спросил Самбо.

– Да, она спасена. Мы взяли их всех. Македа уже дал понять, что готов к сотрудничеству.

– На которое, как я думаю, вы пойдете.

– Я знаю его очень давно. Несколько лет он был моим непосредственным начальником. Это очень опытный человек. Он отлично знает, что может избавить себя от целой кучи неприятностей, если выдаст нам «Свободных профессионалов». И я уверен: он обеспечит нам возможность уничтожить эту банду сумасшедших.

– Еще один преступник, который сможет жить счастливым и довольным. Как Турист.

– Мы не могли поступить иначе. Откровенно говоря, мне неприятно, что погибла эта женщина, но то, что мы получили, – бесценно, потому что, пожертвовав одной жизнью, мы спасли много других.

– Кто она была?

– Ее звали Лавиния Кампана. Ее любовник был там, когда ее убивали. Сейчас в Венецию прибывают журналисты со всего мира. Эксперты уже подсчитывают доходы от туристического маршрута для любителей острых ощущений.

– А та несчастная албанка, которую забыли в тюрьме? А Кики Баккер?

– А Пьетро Самбо?

– Что это значит?

– Что сейчас мы пойдем пообедаем, а потом будем решать проблемы по одной.


Глава 19 | Турист | Эпилог



Loading...