home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Месть нуба"

Планирование кампании

Задача минимум была нанести «Черным соколам» серьезный моральный и материальный ущерб. Грабителям, а это их ниша в игре, наиболее болезненны две вещи – удар по карману и по репутации. Поэтому я должен был готовить свои атаки в обоих направлениях.

Задача максимум – уничтожить клан агров. Этого сделать без союзников я не мог. Значит, одним из направлений в моей деятельности должен был стать поиск союзников.

Поэтому сейчас моя основная задача – накопить необходимые материальные и информационные ресурсы, для того, чтобы победить в моей будущей войне. Мне нужны деньги, чтобы лучше вооружиться самому, и приобрести дорогостоящее оборудование для моих будущих акций против «Черных соколов», мне нужна та информация, которая поможет собрать союзников против моих врагов. Или которую можно обменять на их согласие выступить против «Черных соколов».

Мой лесной край был во многом неплох, подарив мне немало знаний о специфике игры, позволив поднять восемь уровней, и поднабрать денег и артефактов. Но для войны с аграми мне нужно было совершить вояж по крупным городам, улучшить свою материальную базу, используя заклинание «призыв крота», посоветоваться с лучшими колдунами. Самым крупным городом в игре, как я уже знал, была столица королевства гномов Азбадугам – Санадара.

Азбадугам был расположен на восток от нубятника, я сейчас находился на западе от него. Следовательно, нужно было, как я помнил еще по рассказам в нубятнике, преодолеть Эриконские горы, далее пройти через лесное королевство горных эльфов Лантасир, и только потом, через километров 70–80, можно было попасть в Санадару. Отлично, по дороге посещу еще и столицу горных эльфов, если правильно помню, Ленланлену. Это, конечно, будет не размах Санадары, но и не те городишки, которые я посещал до сих пор в игре.

Вплоть до Эриконских гор нужно было передвигаться исключительно по земле, чтобы не выдать себя наблюдателям агров. Отсюда это километров двадцать пять, из которых ближайшие два-три надо двигаться очень осторожно, пока не отойду подальше от Халла-тары. Чтобы я себе не воображал по поводу решения агров устраивать засаду не в лесу, а в городе, это все были мои догадки, и погореть на них было бы совершенно глупо, отличайся реальность от моих размышлений.

Поэтому, после спуска с дерева, я пробирался осторожно до ближайшей просеки в нужном мне направлении. При всей первозданной запущенности доминировавшего на равнине леса, на самой окраине города встречались и просеки – лес для строительства, ремонта и городских нужд рубить-то надо было. Перед выходом на просеку я скастовал, пригнувшись на всякий случай, невидимость, и рванул со всех ног в сторону Эриконских гор. К счастью, наличие в системе интерфейса карты гарантировало, что я не заблужусь, находясь в тех местах, которые у меня уже ранее были отмечены при полете на грифоне. Поэтому, через три минуты я был уже на 600 метров дальше от города, снова перед истечением невидимости войдя поглубже в чащу. Еще полтора километра мы с петом всячески перестраховывались, пугаясь, на всякий случай, и собственной тени. После этого перестроились на ставший привычным более быстрый темп движения по лесу, хотя я еще воздерживался от обычно сопутствующей при передвижению по лесу охоты.

Еще через три километра я отправил пета назад по нашим следам, полетать и попытаться засечь возможную погоню. Через несколько минут он вернулся, не обнаружив ничего подозрительного.

Ну что же, режим экстра-осторожности можно было снимать, и переходить в обычный полевой режим, с возможностью охоты для прокачки навыков. Всего за несколько дней радиус действия радара моего Принца вырос на два десятка метров, что предоставило множество новых возможностей для охоты. За три часа до привала, помимо всякой мелочевки, мы также добыли пару матерых волков 45 уровня и молодого бурого медведя 35 уровня. Использовал ту же самую зарекомендовавшую тактику, доказавшую свою эффективность в столкновении с тигром-мутантом – выстрелы ядовитыми стрелами, чтобы сагрить, уход в невидимость, когда зверь почти добегает до меня, атака пета в филейную часть – отвод от меня для новой атаки ядовитыми стрелами с расстояния. К сожалению, выпавший лут, несмотря на то, что вся тройка была выше меня по уровню, состоял из двух свитков с заклинаниями из магии земли и воздуха на четвертый уровень, мной уже изученными, и необычного кольца с двумя характеристиками на силу и ловкость плюс два каждая, без бонусов. Все пойдет на продажу.

Несмотря на некоторое отвлечение на охоту, продвигались мы достаточно быстро. Я наметил сегодня быть уже вблизи Эриконских гор, где я смогу использовать грифона, чтобы долететь до ближайшего города. Ночевать в лесу совсем не хотелось, при наличии возможности цивильно поужинать в таверне (по поводу своих способностей к готовке я иллюзий никогда не имел), и заночевать на мягкой кровати.

Сделав всего один перерыв на обед, во время которого я перекусил запасенной поутру в таверне грудинкой, и большим куском яблочного пирога, я продолжил движение по прежнему курсу. Через три часа Халла-тара была уже в двадцати километрах, и пользоваться грифоном, летя над лесом, стало вполне безопасно. Вызвав пернатого, я понесся вдоль границ нубятника прямо к горам. У меня сложилось впечатление, что Эриконские горы будут минимум на полкилометра повыше, чем хребет Гвомон, от которого мы удалялись с каждой минутой полета. В отличие от хребта, высота которого не сильно отличалась в зоне видимости, их пики вздымались выше, а ложбины проваливались намного ниже. По мере приближения Эрликонских гор картина взгляду представала все более чарующая, некоторые из фрагментов гор были невероятно похожи на огромные рукотворные замки, изваянные какими-то гигантами. Я начал понимать, почему горные эльфы, которые наверняка, как и все эльфы, склонны поэстетствовать, основали свое королевство в этих краях. Или, если вспомнить, где я нахожусь, почему программеры отвели эту территорию именно для эльфийского королевства.

Подлетев к горам, я приказал грифону взмыть прямо вверх, скастовав одновременно воздушный пузырь. Несмотря на холод, пробивавший даже сквозь захваченный снизу теплый воздух в пузыре, поднялся чуть выше гор. Немножко потерплю. Достал и взял в руку подзорную трубу, открывая для себя новые десятки квадратных километров территории со множеством деталей. Если вокруг нубятника были тоже горы, но доминировали равнины, причем, чем дальше в земли Аваньяра, тем больше, то за Эриконскими горами были в основном тоже горы, хоть и не такие высокие, и горные плато. Путешествовать там без грифона должно было быть некомфортно. Причем выглядело все невероятно живописно, красота ландшафта так захватывала, что я опомнился, только когда грифон издал предупредительный клекот, информируя клиента, что время призыва на исходе, и резко пошел на снижение к ближайшему склону горы. Да, как-то глупо вышло, через пятнадцать секунд оказался уже один по колено в покрывающем склоны сугробе на высоте 6,5 километров. Воздушный пузырь еще сохранял для меня немного тепла и воздуха, поэтому скастовал призыв крота, мало ли что найдется полезного. Открывая карту, отметил с сожалением отсутствие красных искорок, что логично – зачем админам закладывать полезные ресурсы и артефакты на такой безбожной высоте, где никогда никакая артель не будет ничего добывать?

Через полминуты я уже летел на грифоне в направлении ближайшего города, отчетливо виденного сверху. Снижаясь, отметил высокую каменную стену на входе, и исключительно каменные здания внутри, причем некоторые достигали трех этажей, и были украшены причудливыми крышами с острыми пиками. Город, в отличие от ранее мной посещенных, отличала строгая планировка, казалось, даже деревья росли именно в положенном им месте. Какие-то прямо швейцарские эльфы, если судить по тяге к порядку. Внезапно увидел, что со стороны столицы к городу снижаются еще два игрока на таких же грифонах. Возможно, в наших лесных краях такой транспорт был редкостью, а тут игроков намного больше, вот и гоняют.

Проследив за снижающимися к одному из зданий игроками, направил грифона туда же. Если им можно, то почему бы и мне нет?

Это оказалось ошибкой. Уже перед самой посадкой, из дверей здания выскочило два эльфа с натянутыми луками, и наложенными на тетиву стрелами, выцеливая меня. Намек я понял. Резко подняв грифона обратно в воздух, полетел к тем из трех ворот в крепостной стене, которые были ближе ко мне. Видимо, мне войти нужно было ножками, в отличие от тех двух игроков. Может, они тут прижились, и им теперь можно так с лету появляться в городе?

Все выяснилось на входе. Оказалось, что зайти в город (Гверсилмин), и посещать его впоследствии, можно только после уплаты золотой монеты. Разрешение действовало месяц, и подтверждалось специальным жетоном, который должен был висеть на шее гостя. Причем жетон был магический, что позволяло охране издалека видеть, есть у незнакомца пропуск на пребывание в городе или нет. Ну, точно швейцарские эльфы! И денег заработать, и безопасность обеспечить.

Выглядела стража (она же занималась и реализацией входных жетонов) импозантно – красные кирасы с изображением вставших на здание лапы извергающих пламя драконов, и островерхие шлемы алого цвета, охваченные красными языками пламени. Как меня и предупреждали еще в нубятнике, особого дружелюбия к гостю они не источали. Впрочем, на улицах города атмосфера была более спокойная, больше никто на меня злобно не смотрел. Игроки попадались на каждом шагу, и теперь моя задача была не только искать таверну и необходимые мне лавки, но и следить за тем, чтобы первыми заметить представителей клана «Черные соколы», ежели таковые попадутся. При этом моя ситуация была невыгодной – я-то наверняка занесен в их клановый килл-лист, и поэтому их система сама предупредит при виде меня, а у меня в листе врагов было только с десяток ников их представителей, в основном тех, которых я убил. Успокаивало только, что это город, и здесь никакие военные акции они проводить не могут, поэтому даже при встрече с аграми главное потом оторваться от них при отъезде.

Таверн для игроков оказалось две, что стало для меня сюрпризом. Я даже посетил обе, чтобы понять, в чем смысл иметь в городе две вместо одной. Возможно, из-за разного вида из окон – первая таверна, расположенная на возвышенности в северной части города, позволяла любоваться окрестными горами, вторая, в низине на юге, была удобно расположена для посещения лавок торговцев. Я выбрал вторую, поскольку и из ее окон верхушки гор были видны вполне неплохо, а подступавшие сумерки гарантировали, что скоро вид из окон не будет иметь никакого значения.

В лавке колдуньи прикупил еще эликсиров для восстановления магии, убедился, что в лавках нет относящихся к очень редким, уникальным или легендарным сетов, а затем спросил – есть ли в продаже свитки с необычными заклинаниями. Я уже привык, что постоянно отвечают нет, но тут стройная седая эльфийка меня удивила:

– Есть такой, уважаемый господин, есть. Не далее как час назад такой же гном как Вы, и сдал его на продажу.

– А как он называется, сколько стоит? – обрадовался я.

– Название его – «Легкомыслие». Относится к магии воздуха, высокий уровень, какой точно, не скажу. Продаю за 3000 золотых.

Вот же ж блин, опять, точно как в тот раз, с «Призывом крота», совершенно мутное название, понять, в чем смысл заклинания по названию, просто невозможно. То ли это средство от депрессии, то ли способ превратится в нужный момент в берсерка. Или аналог наркотического опьянения без последующей ломки? Я даже снова засомневался, стоит ли брать вот так наугад. Но я столько раз себе уже говорил после спонтанной покупки «Призыва крота», что раз по названию ничего не понять, надо просто брать все свитки с новой магией подряд, и надеяться, что вновь повезет так же, как повезло с моим кротом – расхитителем сокровищ. Договорился с колдуньей, что сбегаю за деньгами в таверну, не дурак же я, чтобы шляться с такими деньгами наличкой, а она пусть держит свиток и никому не отдает. Через пять минут я уже выкладывал кошели с золотом один за другим на прилавок. Жаба, конечно, сильно душила, но что поделать? Кто не рискует, тот не пьет шампанского!

Колдунья пересчитала деньги, и протянула мне свиток. Такой дорогой свиток магии я еще в руках не держал! Чтобы не рисковать, сломал печать прямо в лавке, мало ли вытащат по дороге в таверну искусные воришки. Появилось два оповещения:

Вы изучили заклинание «Легкомыслие». Стоимость заклинания – 300 единиц маны. Эффект – противник на десять минут утрачивает способность к серьезным умозаключениям.

Стоимость Ваших совокупных покупок в лавках виртуальной игры «К истокам» составила более 10000 золотых монет! С этого момента во всех лавках предоставляется дополнительная скидка в один процент от цены товаров и услуг!

И вот интересно, выиграл ли я, приобретя за такую сумму такое странное заклинание? Предположим, меня поймал агр, и связал. Я кастую на него это легкомыслие. И вместо того, чтобы доставить меня к руководству, как ему приказано, он в силу испытываемых ко мне крайне негативных чувств легкомысленно режет мне горло. Так, а в чем тогда будет мой выигрыш? Яд в одном воротнике, и бритвенное лезвие в другом, я и так на крайняк ношу на случай, если надо быстро уйти на перерождение. Ну ладно, деньги уже потрачены, надо с этой идеей переспать, иногда за ночь в подсознании формулируются неплохие варианты использования того, что кажется ненужным с первого взгляда.

Кстати, сразу же нашел еще одно применение для заклинания. Если вдруг депресняк накатит, начну размышлять на запретные темы – как там жена, дети, надо будет это новое заклинание на себя скастовать.

А за скидку спасибо, копейка рубль бережет! Интересно, если купить товаров на миллион золотых, она достигнет ста процентов? Вот тогда и надо будет заняться шопингом по полной!

Вопросы у меня к колдунье еще были, но игроков вокруг что-то оказалось внезапно слишком много, чтобы задавать интересующие меня более деликатные вопросы, и я занялся тем, что станет для меня теперь впредь основным делом в каждом новом городе. Устроившись поудобней за ужином в таверне, запустил призыв крота. Двенадцать красных искорок с доступными для крота артефактами стали желанным ответом, и часть ужина я посвятил заказу небольших артефактов из тех, что мне показались привлекательными. Вернувшись в номер, заказал и пару громоздких вещей – панцирь и копье.

Восстановив ману эликсирами, прогулялся в соседнюю часть города, которую в силу отдаленности нельзя было охватить кротом из таверны. Там мой верный добытчик сокровищ высветил еще девять артефактов и два золотых самородка. Отобрав из списка все стоящие вещи, побродил, принимая заказы. Для принятия вещей, не влезавших в сумку, расположился между небольшим фонтаном и глухой крепостной стеной, где не было лишних глаз.

Подумав, сходил еще в западную часть города, решив, что вся она кротом не была охвачена. Так и оказалось, что принесло мне еще пять неплохих артефактов на основе отбора из восьми искорок.

Вернувшись в таверну, я стал сортировать добычу. Она состояла из трех редких копий с неплохими характеристиками, восьми колец и браслетов, все редкие, четырех редких мечей, двух золотых самородков общим весом в 540 граммов, и экзотики:

Флейта Печали. Молодой эльф Ядугаро, вскоре после того, как попал в армию, оказался в центре жестокой сечи, в которой погибли все его друзья, а он попал в плен к гоблинам. Два года он провел в плену, тоскуя по своей родине, и играя на флейте все свободное время. Шаман гоблинов заметил, что звуки флейты становятся все более чарующими, и обнаружил, что у Ядугаро есть задатки сильного мага. Это только осложнило судьбу пленника, поскольку размер выкупа за него был сильно увеличен, и он еще не скоро оказался дома. Очень редкая. Плюс три к интеллекту на час после использования. Нельзя потерять.

Зачетная вещь! Чувствую, я теперь стану вскоре профессиональным флейтистом, в результате постоянного использования музыкальной вещицы, ибо продавать такую полезную вещь я был решительно не намерен.

Я даже немного размечтался, представив, как со временем при помощи крота разживусь множеством подобных артефактов, позволяющих поднимать определенные характеристики на время, посредством совершения повторяющихся действий. А потом рассмеялся, ибо воображение у меня живое. Вот я, гроза нежити в сияющих доспехах, выступаю к данжу для предстоящего штурма, сурово нахмурив брови. Перед входом я достаю флейту и насвистываю на ней мелодию, потом в руках появляется тромбон, затем я бью в тарелки и тут же исполняю дробь на барабане, отбрасываю барабанные палочки в сторону, и тяну из-за спины гавайскую гитару. Нет, это уже блин какой-то цирк будет, а не подготовка к рейду!

Стальная зубочистка тролля. Король троллей Тандарасет страдал из-за больных зубов. Эликсиры местных магов не могли в полной мере заглушить боль, поэтому он отправился за помощью к эльфийским магам. Один из них, Содмананд, изготовил и зачаровал для короля зубочистку, использование которой быстро укрепило крепость его зубов и покончило с болью. Редкая. Плюс 2 к выносливости при использовании в качестве составной части панциря или шлема.

Ценная вещь, но использовать ее стоит только тогда, когда я приобрету панцирь или шлем из разряда «нельзя потерять». Крепить ее к моим нынешним – дополнительно переживать в случае смерти. Чувствую, что подобные вещицы ценятся, и на каждом шагу не валяются. Тут же залез в интернет и проверил – моей зубочистки там не нашлось, но цена схожих предметов была от 1000 золотых. Я понимаю почему – купив легендарку и укрепляя ее подобными «деталями», можно было со временем сделать из нее суперлегендарку.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Месть нуба"

Месть нуба