home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

«Звериная тропа» мягко закрылась, выталкивая странников прямиком на дорогу, старый имперский тракт, расчищенный и отремонтированный.

– Неплохо, – Тайрал оценил усилия по приведению в надлежащий вид давно заброшенного проезда по густым чащобам. – Раньше было гораздо хуже. Буреломы и заросли.

– Людишки, – презрительно фыркнул Лаэм. – Никогда не умели следить за своими владениями. Сегодня чисто, а завтра опять зарастет бурьяном.

Голос сына главы дома Изумрудных листьев сочился ядом пренебрежения по отношению к смертным, не способным толком думать о будущем. О наследии, что переживет многие века.

– Это владения ансаларского лорда, – снисходительно напомнила Вэрилана. – Уж кто-кто, а идэрэ умеют заботиться о своих землях. И главное защищать от чужих посягательств, безжалостно истребляя любого, посмевшего покуситься на их собственность.

Принц не стал возражать. Тем более, что упоминание «несущих тьму» напомнило о конечной цели поездки, тем самым вызывая противоречивые чувства.

Союз с древним врагом, тысячи лет назад разгромившим империю перворожденных и ставшим властвовать над всем миром вместо них. Глубокая застарелая ненависть к фиолетовоглазым отродьям Бездны тлела в глубине души каждого альва, передаваясь потомкам через кровь.

С другой стороны выступали люди, получившие в последние годы немало могущества и видимо решившие, что пришла пора создать собственную империю. И что самое печальное, кажется для этого у них имелись все предпосылки.

При всей своей нелюбви к лордам, альвы признавали за ними наличие определенного здравомыслия. Да ансаларцы жестокие. И порой даже очень. Но они никогда не убивали просто так, истребляя противника полностью. Всегда оставался выбор сдаться и заключить перемирие, чтобы принять и признать их власть. Таким образом выжили дети Вечного Леса. Таким образом выжили сыновья Подземного царства. Две совершенно чуждые расы, не погибшие в пекле Первой войны.

Ансалар позволил им жить, взял под крыло, почти не вмешиваясь во внутренние дела и давая возможность не отрекаться от родных истоков.

С империей Человека такой уверенности ни у кого не было. Наоборот, все чувствовали, что получив достаточно сил, люди постараются под корень извести остальных обитателей Фэлрона, чтобы больше никто и никогда не смог бросить им вызов.

Такова человеческая натура. Подлая, жалкая, вызывающая отвращение у любого кто знаком с понятием благородства.

Перворожденные это понимали, они достаточно успели изучить соседей, чтобы опасаться роста их власти. Поэтому сегодня они ехали договариваться с тем, с кем при иных обстоятельствах предпочли бы вообще никогда не встречаться…

Неспешной поступью двигались породистые иноходцы, величественно покачивались в изукрашенных седлах гордые всадники, важно колыхались на легком ветру зеленые знамена.

Процессия посланников Вечного Леса выехала на лесную опушку и неспешно проследовала по дороге, ведущей к огромной скале с возвышающейся наверху громадой знаменитого Замка Бури.

Белые, как алебастр, и голубые, как небеса, традиционные альвийские одеяния свободно ниспадали струящимся водопадом тонкого шелка. Мифриловые доспехи сверкали на солнце гербами домов Вечного Леса, серебряные клинки блестели богато украшенными ножнами, испещренными волшебными рунами.

Дровосеки, спешившие выполнить дневную норму, торопливо расступались, провожая всадников пораженными взглядами.

Рабочие на многочисленных стройках останавливались, чтобы рассмотреть невиданное ранее зрелище.

Обыватели из числа обычных зевак тормозили и замирали, открыв от изумления рты. Ничего подобного никому из бывших беженцев в своей серой жизни раньше не доводилось наблюдать.

В какой-то момент в воздухе вдруг родились дивные звуки странной мелодии. Она окружила кавалькаду стеной, медленно двигаясь вместе с ней.

Тихая и грустная музыка вызывала шквал эмоций у случайных слушателей, затрагивая самые глубокие струны человеческих душ. Тоска и печаль чередовались появлением радости и надежды, вызывая неосознанное желание не переставая испытывать необычную смену чувств.

По щекам многих людей градом катились слезы. Они бездумно застыли, думая лишь о том, чтобы сладкая истома не прекращалась.

В противовес одухотворенным лицам пораженных людей, посланники Вечного Леса сохраняли полную беспристрастность, равнодушно глядя вперед и казалось, не замечая произведенного эффекта на свое появление.

Холодные, безразличные, отрешенные. Перворожденные ехали, не обращая внимания на замерших смертных…

Процессия проехала через мост на скалистой дороге, стражники на воротах не пытались их остановить.

И лишь оказавшись в туннеле, проходящем под невероятно толстой стеной древней крепости, перворожденные наконец-то проявили капельку чувств, ощутимо вздрогнув и переменившись в лице. Слишком уж явственно в полутемном зеве рукотворной пещеры витали эманации смерти.

Совсем недавно здесь погибло множество разумных существ. И не просто умерли своей смертью, а были жестоко умерщвлены. Это не прошло просто так. Тесно связанные с магией жизни бессмертные создания болезненно восприняли неприятные ощущения.

Даже пол и стены каменных плит до сих пор хранили следы пролитой крови. Что уж говорить об общей ауре жуткого места.

– Идэре, – едва слышно прошептала себе под нос Эвиал с ощутимыми нотками осуждения.

«Несущие тьму» – так в старые времена называли лордов-колдунов, когда грозные армии Полночной Империи неудержимой волной накатывались на лесные твердыни, сминая перед собой любое сопротивление.

Вэрилана успокаивающе сомкнула веки, призывая дочь главы дома не волноваться.

Кое-кто не сдержался и пришпорил коня, стремясь побыстрее покинуть кошмарный проход.

Выезжали из туннеля альвы уже не такими уверенными и надменными. А оказавшись во внутреннем дворике замка многие и вовсе ощутили смущение, приправленное здоровой порцией робости.

Очень уж монументально выглядела имперская твердыня изнутри. Привыкшим к бескрайним лесным просторам перворожденным казалось будто могучие стены нависают над ними, сдавливая в объятиях в стремлении показать и напомнить, кто является тут хозяином на самом деле.

И магия. Да, враждебная любой лаэрэ и искару магия окружала со всех сторон. Давя не хуже кольца крепостных стен и вызывая своим присутствием ощущение полной беспомощности.

Потоки чужеродных заклятий окутывали замок плотной пеленой. Они едва заметно касались гостей, проверяя на опасность и одновременно предупреждая, что здесь следует вести себя осторожно.

Словно свора сторожевых псов, обнюхавшая зашедших на подворье пришельцев и тихим рычанием донесшая ясную мысль о нежелательности враждебных действий. В противном случае их всех ожидала незавидная судьба оказаться разорванными на мелкие части.

Пришлось приложить немало усилий, чтобы не показать, насколько концентрация энергии Бездны испугала прибывших странников.

Вэрилана, главная кудесница делегации, едва не покачнулась, попытавшись прощупать местность получше.

«Псы» рыкнули, делая последнее предупреждение и лесная чаровница отступила, не смея идти наперекор местным порядкам.

Их впустили внутрь, но отнюдь не разрешали ходить где попало. Особенно используя волшебство.

– Никому не колдовать, ни в коем случае не использовать магию, – прошипела она, обращаясь в первую очередь к своим помощникам, набранным из числа лучших магов дома Изумрудных листьев.

Кудесница воспринимала себя и других альвов пятнами света в окружении липких нитей изощренной паутины, сотканной из чужих заклинаний. Малейшее неверное движение и полуразумное плетение атакует, опутывая щупальцами мрака каждого, осмелившегося нарушить законы гостеприимства.

– Что-то не похоже на дружеский прием, – проворчал Тайрал, неосознанно кладя руку на рукоять меча.

– Ансаларец пытается показать свою силу, – скривив губы надменно бросил Лаэм.

Принц соскочил с седла, выражение высокомерия не покидало его лица невзирая на сгустившиеся вокруг незнакомые чары.

– Идем, у нас есть приглашение и личное слово Готфрида Эйнара, гарантирующее безопасность, – в отличие от брата Эвиал предпочитала сохранять беспристрастность, отстраненно воспринимая происходящее.

В донжон вошли впятером. Основной отряд остался снаружи. В отличие от стражи на вратах, встречающие воины внутри главного здания замка не глядели на гостей восторженно, восхищенные личной встречей с бессмертными существами из сказок.

Скорее наоборот. Показывающие повадки бывалых рубак солдаты в полных доспехах смотрели настороженно, отслеживая каждое движение пришельцев, готовые бить насмерть без всяких сомнений, если последние вдруг проявят какую-либо агрессию.

Эскорт из десятки «ветеранов», как сразу же нарек воинов в фиолетовых плащах Тайрал проводил альвов до самого тронного зала и зашел внутрь, неотрывно сопровождая на всем пути.

– Аскару сэкхори лаэстрэ, – поприветствовал группу перворожденных хозяин замка, стоило им подойти к небольшому возвышению, где покоился внушительный каменный трон.

Поприветствовал, используя Высокую речь, надо отметить. Лорд демонстрировал хорошее произношение и знания официального этикета общества сыновей и дочерей Вечного Леса.

На что Лаэм еще больше скривился, Силгур приподнял правую бровь, действительно удивленный, а Эвиал, Тайрал и Вэрилана никак не отреагировали, будто не ожидали чего-то меньшего от того, кого весь мир знал, как Клинок Заката.

– Дзарг квезд кхиори, – в унисон мягкому звучанию переливов альвийскиой речи слова на древнеансаларском прозвучали гортанно и остро.

Сказала их главная кудесница, «благословленная богиней Дану». Остальные четверо перворожденных с неприкрытым удивлением покосились на соратницу. Никто не ожидал от волшебницы знания языка Древней Знати.

– Приятно видеть, что в наше время не все считают образование ненужным пустяком, – промолвила девушка, стоящая по правую руку сидящего лорда.

В отличие от него, одетого в простые одежды темных тонов, она выглядела очень утонченно в изысканном темно-сиреневом платье, с надетыми украшениями из черных бриллиантов.

Леди Летиция, супруга Эйнара, органично смотрелась на фоне роскошно одетой делегации посланников Вечного Леса.

Зато по ощущению мощи худощавая фигура черноволосого юноши могла поспорить с кем угодно из присутствующих. Готфрид буквально источал силу, его аура кипела переплетающимися магическими потоками.

Проклятая кровь старых родов Полночной империи.

Никогда не следовало забывать кем являлись находящиеся напротив существа в действительности, – мысленно напомнила себе Вэрилана.

– Был ли легок ваш путь и не помешало ли что успешному путешествию? – произнесла ритуальную фразу леди, кладя ухоженную ладонь на плечо супруга.

На безымянном пальце сверкнуло изящное кольцо в виде двух змеек с драгоценными камнями вместо глаз. Кудесница автоматически отметила мастерство исполнения драгоценности, подумав, что кроме красоты оно наверняка еще скрывает какое-нибудь заклинание.

– Дорога наша прошла без происшествий, свет первых звезд охранял наш покой на протяжении всего пути, – ответила она, учтиво поблагодарив за проявленное участие.

Вряд ли ансаларцев реально волновало, как альвы сюда добрались. Но проявить вежливость обязывали традиции.

– Не мешает ли что гореть ровно и сильно очагу этого дому? – в свою очередь осведомилась Вэрилана, по молчаливому согласию взявшая на себя всю сложность переговоров.

Хотя Лаэм и Эвиал несомненно стояли выше нее, как наследники лидера дома Изумрудных листьев, статус благословенной Дану играл свою роль, позволяя нарушать привычный порядок. Кудесников в обществе перворожденных весьма уважали и невероятно высоко ценили.

– Благодарю, у нас все хорошо, – по губам лорда скользнула сухая улыбка.

Вслед за этим последовал еще одна порция обмена учтивыми фразами. Они ничего не значили, не несли никакой смысловой нагрузки, но являлись обязательным атрибутом начала переговоров.

– Что же, полагаю Вечному Лесу и Семи Великим Домам есть что обсудить, – мягко закруглил приветственную часть аудиенции лорд, легко поднимаясь с трона. – Предлагаю переместиться в более удобное помещение для переговоров…

Именно в эту секунду откуда-то сверху спикировал сгусток неясной тени, резко тормозя рядом с Готфридом и обретая очертания крылатой зверушки.

Сначала стоящая чуть впереди остальных альвов Вэрилана приняла непонятное животное за домашнего питомца четы колдунов. Но когда пригляделась, то не сдержалась и ахнула, в испуге отшатываясь назад.

Впервые за тысячи лет, перворожденные встретились с настоящим драконом…


Глава 7 | Война трех рас | * * *



Loading...