home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Уговорить наемников получилось довольно просто. Мое предложение упало на благодатную почву. Непредсказуемое поведение изтарского монарха совершенно не устраивало бойцов с Восточного побережья. Никто не знал, что от него можно еще ожидать в дальнейшем.

Сегодня он отвернулся от своих союзников, потребовав немедленного ухода вместе с ранеными сразу же после сражения, что совершенно неправильно с точки зрения бывалых рубак (как же, всего несколько часов назад сражались вместе, а теперь до свидания? Так на войне дела не делаются), а завтра ненормальный наниматель попытается кинуть самих солдат удачи, не заплатив или сделав еще какую-нибудь глупость.

Наниматель, не способный держать свое слово, не вызывал доверия у наемников, они чувствовали неуверенность в собственном положении и потому с радостью согласились переметнуться.

И не стоило их за это винить, обвиняя в бесчестности. Более чем уверен, при других обстоятельствах, моя идея с захватом города, который они обязались защищать, вызвала бы у Большого Пита лишь недоумение, что кто-то мог подумать, будто они способны на подобный поступок.

А после случившегося это уже не казалось чем-то предосудительным. Слепо исполнять волю того, кто так легко разбрасывался прежними договоренностями, никто не собирался.

Кто знает, что придет в голову бесчестному королю в следующий раз? И не станет ли отряд солдат удачи при этом простой разменной монетой.

В таком ключе рассуждали офицеры моего старого знакомого со времен осады Золотой Гавани. Точно так же думал он сам, предлагая высказаться подробнее насчет плана по окончательному разрыву прежних союзнических обязательств.

Основная проблема в захвате Стокхолла заключалась в численном преимуществе нашего нового противника.

А как иначе, мы легких путей не ищем, всегда нарываемся на тех, кого в несколько раз больше…

Общее количество армии Изтара приближалось к двадцати тысячам. Прибавить к этому дворянскую конницу, городскую стражу непосредственно столицы и королевских гвардейцев из охраны дворца и станет понятно, что на первый взгляд замысел выглядел полным безумием.

С таким же успехом можно сразу бросаться на меч, чтобы не мучиться при попытке перебить такую кучу вооруженного народу.

В моем распоряжении имелась тысяча пехоты, тех кто выжил в битве, пятьсот трисских лучников и что-то около полутора сотен всадников-латников.

Негусто, на фоне огромного воинства Изтара.

Под началом Большого Пита находилось порядка трех с половиной тысяч человек при приходе сюда. Почти все пешие воины со средним снаряжением. Лучники, копейщики, мечники. Всадников почти не было. Во время сражения потери составили примерно пятьсот человек, это с учетом не только убитых, но также и раненных.

Итого, соотношение сил выглядело следующим образом. У нас в общей сложности чуть более четырех тысяч солдат, у противника примерно двадцать пять тысяч.

Баланс прямо скажем не очень.

К тому же следует иметь ввиду, что мои воины находились за пределами стен, в лагере на довольно приличном удалении. Чрезвычайно важное обстоятельство для нанесения внезапного удара.

И вот тут изтарцы нам очень помогли своим разгильдяйским отношением к службе, чрезвычайной заботой о своих воинах и общей уверенностью в собственном превосходстве.

Они привлекли к дежурству на стенах наемников, давая своим людям больше времени на отдых после сражения. Разбавили дозорных и выставили на первую линию обороны солдат удачи.

Большая ошибка с их стороны. Хотя и не удивительная. Местные вообще слабо разбирались в военном деле. Достаточно вспомнить череду поражений от Ландрии прошлым летом. Когда действия изтарских военачальников способствовали тому, что в конце концов их заперли в собственной столице под угрозой полного поражения.

Опытный полководец ни за что бы не доверил пришлым воякам, дерущимся исключительно за звонкую монету, такого стратегически важного объекта, как городская стена.

И пусть они стояли там не одни, а вместе с защитниками из местных, главный промах уже произошел: наемники получили доступ к сторожкам в башнях, на саму стену и что особенно важно, к привратным караульным помещениям…

Первые убитые изтарцы появились именно там. Затем наступил черед часовых непосредственно над воротами.

Неожиданная атака застала неприятеля врасплох, никто не успел среагировать толком на нападение.

Темными сгустками мрака отборные бойцы Большого Пита пронеслись ураганом по стене вырезая чужих дозорных и строго следя, чтобы никто из обреченных не успел в последний момент поднять тревогу.

Благодаря большому опыту в подобных делах у них получилось осуществить задуманное без всяких потерь со своей стороны. Не ожидавшие удара в спину стокхоллцы ничего не смогли противопоставить умелым и быстрым действиям бывалых наемников.

Молниеносные колющие удары, хрип, бульканье крови, торопливый топот по дощатым настилам, легкий скрежет металла и прерывистое дыхание – вот и все звуки, что сопровождали неожиданную атаку.

Перегораживающая ворота толстая балка упала на землю, вызвав падением слабый всплеск пыли. Тяжелые створки поползли в сторону, открывая путь внутрь незащищенного города.

Заранее тихо подошедшие на расстоянии одного броска ансаларские солдаты, без криков и шума принялись вливаться через распахнутые ворота полноводной рекой.

Одновременно с этим, несколько небольших отрядов под командованием Селены просочились к казармам основных сил противники.

Мы не стали изобретать велосипед и решили действовать по старинке. Заперли двери и подожгли вытянутые длинные здания, где отдыхали после битвы солдаты изтарского королевства.

Без жалости, без пощады, стараясь убить как можно больше врагов до того, как они сообразят, что случилось и тупо задавят нас численным преимуществом.

Жестоко? Да. Беспринципно? Еще бы.

Но тут не рыцарский турнир, не драка по правилам под наблюдением маршалов-судей. Война вообще грязное дело, здесь соблюдают правила лишь тогда, когда это выгодно.

Тот, кто заявляет иначе, нагло врет вам в лицо.

Виноваты рядовые солдаты в чем-то конкретном перед нами? Разумеется, нет. Никакой личной ненависти к ним ни у кого из наших не имелось. Это простые пешки в большой игре и ничего более.

Но они могли исполнить приказ офицеров, взять оружие в руки и пойти воевать против нас. Вот тогда появлялась реальная угроза, возникновение которой мы допустить не могли. И простыми запертыми дверьми тут проблема никак не решалась. Приходилось идти на радикальные меры.

Запылали огромные пожарища, раздались первые суматошные крики из центра, зазвучал набат, город начал бурлить. Горожане выскакивали на улицы, отсветы языков пламени, рвущихся в небеса, вызвали панику и лавину вопросов. Поначалу никто не понял, что происходит, люди думали, что начался просто большой пожар и в первые мгновения реагировали соответственно.

Вскоре настроение толпы изменилось. Послышались звуки битвы, продвигающиеся вперед штурмовые группы наталкивались на первые попытки организованного сопротивления со стороны городской стражи и гуляющих дворян.

Тут уж самый тупой сообразил, что дело вовсе не в каком-то банальном поджоге. Моментально поднялась паника, человеческое стадо рванулось, пытаясь вырваться из капкана городских стен, за секунду превратившихся в смертельную ловушку.

– Слишком медленно, – проворчал я, наблюдая, как латники в фиолетовых плащах пытаются убрать перегородившую улицу широкую телегу. – Не успеем добраться до дворца. Стоило выбрать другую дорогу.

Я вместе с Большим Питом остановился на перекрестке, до обиталища изтарского властителя оставалось еще несколько кварталов.

Предполагалось, что мы успеем преодолеть большую часть пути еще до того, как поднимут тревогу и защитники сумеют оказаться сопротивление.

Но в жизни всегда есть место случаю. Возникающие на дороге баррикады очень быстро снизили темп продвижения.

Перебить отчаянно дерущихся солдат, разгрести завал из всякого мусора, расчистить дорогу и двинуться дальше – это отнимало немало времени.

Скорость падала и мы все чаще увязали в мелких стычках.

– Обходной маршрут займет еще больше времени, – предупредил командир наемников.

Вокруг властвовал полумрак, за крышами ближайших домов полыхали зарницы, коптящие факелы в руках телохранителей с трудом разгоняли сгустившуюся ночную темноту.

– Будем ждать, главные действующие лица уйдут, – процедил я сквозь зубы. – Король и его присные пока еще не знают точной расстановки сил. Скорее всего думают, что еще есть шанс на победу, но как только поймут, что крах близок, бросятся бежать. Нельзя этого допустить. Никто из королевской династии не должен вырваться из дворца живым.

Большой Пит покосился на меня. Сказанные жестким тоном слова обращали на себя внимание.

– У вас к ним какая-то личная неприязнь? – осведомился солдат удачи.

Судя по флегматичному тону спрашивал он для проформы. Судьба бывших хозяев Стокхолла его мало волновала. В отличие от успешного завершения штурма в целом.

– Не люблю оставлять нерешенные проблемы за спиной, – сухо объяснил я.

Памятные наставления лорда Вардиса насчет врагов и обязательного их устранения я отлично запомнил. Лучше уж сейчас покончить со всеми, чем через несколько лет столкнутся с нежелательными последствиями в виде жаждущих мести потомков королевского рода.

Для средневековых времен вполне здравый подход. Здесь вам не Земля начала двадцать первого века с ее показным гуманизмом. Который, кстати, зачастую оказывался насквозь лживым и лицемерным.

– Тогда предлагаю вам использовать магию, чтобы расчистить дорогу, – пробасил Пит, кивая на улицу, где за второй баррикадой уже слабо виднелись края еще одного нагромождения из вытащенной на улицы мебели, повозки и сдвинутых поперек больших деревянных лотков, взятых у ближайших торговых лавок.

Какие упертые, сопротивляются до последнего. Среди защитников мелькали не только накидки городских стражников, но и часто встречались люди совсем без доспехов. Горожане скоординировались и встали на защиту родного города.

Похвально рвение. Бесполезное, но похвальное.

– Я рассчитывал попридержать силы для магов, – признался я.

Большой Пит молча приподнял правую бровь. Ну да, ему же не видно. Перед дворцом уже несколько минут мерцал пузырь защитных щитов.

Непосредственно штурмом руководили Бернард и Селена, мы с Большим Питом, так сказать, осуществляли общий надзор, держась чуть позади.

– Короля хорошо защищают, – пояснил я спустя небольшую паузу.

Подумал, прикидывая дальнейшие шаги, вспомнил о приказе, что забыл отдать перед самым приступом.

– Кто-нибудь из офицеров должен взять сотню солдат и отправиться в предместье. Пусть основное внимание уделят трактирам с конюшнями. Если из дворца есть тайный подземный ход, то скорее всего он ведет туда, где можно раздобыть лошадей для быстрого бегства.

– Разумно, – Пит качнул головой.

Жестом подозвал одного из своих помощников, послышался говор передаваемого приказания.

Я же в свою очередь опять перевел взгляд на творившийся бардак впереди. Задержка начала раздражать. Того и гляди, в самом деле провозимся до утра.

Ладно, Бездна с ними. Хотел сохранить силы для основной схватки, ну да видимо придется подсобить.

– Прикажите им отойти, – я кивнул на солдат, упрямо лезущих на баррикады.

Раздался хлесткий, как удар кнута приказ. Воины дисциплинированно оттянулись назад, сохраняя строй, не забывая держать перед собой щиты на случай обстрела.

Я тронул поводья, ударил пятками поджарые бока Проглота, заставляя жеребца сдвинуться на середину улицы.

– Кхолари-заграс, – глухим речитативом полились слова на древнеансаларском.

– Озерги-вестзарг-ондари, – непривычные для обычного человеческого уха они звучали гортанно и резко.

Двинувшийся было следом Большой Пит придержал своего коня, сдал назад, не желая находиться рядом с творящим волшбу колдуном.

– Кхорез-вазгар. Торис-вазгаэр-лар, – я медленно поднял руку на уровне груди, неторопливо вытянул открытой ладонью в направлении видневшейся стены из старого мусора, собранного в подобие защитного ограждения.

– Здегвар! – заключительным аккордом прозвучало последнее слово.

В ту же секунду ночь прорезала яркая вспышка. На кончиках моих пальцев родился рой множества мелких искорок.

«Осколки мертвых звезд» – мощные чары масштабного действия.

Улицу затопил яркий белый свет. Послышались испуганные крики, быстро переходящие в вопли ужаса. Все к чему прикасались искры ослепительного свечения начинало истаивать прямо на глазах. Железо, дерево, камень, человеческая плоть – все разрушалось, обращаясь в горстки пыли.

Я равнодушно наблюдал как потоки магии убивают людей, чисто с академическим интересом отмечая эффективность примененного заклинания.

Понадобилось десять секунд, чтобы баррикады вместе с их защитниками исчезли полностью.

Но я не удовольствовался этим. Следом за первым, применил еще одно заклятье. Пустил по улице «губительный туман», делающий обычного человека слабым и вялым. Белесые ручейки заскользили над исковерканной мостовой, принимая облик накатывающей волны.

И лишь после того, как она пронеслась, дал разрешение солдатам двигаться дальше. Путь был свободен.

– Впечатляет, – Большой Пит погладил небольшую бородку, клинышком торчащую на его мужественной физиономии.

– Поторопимся, – я махнул рукой командирам.

Раздались гавкающие команды, стальная река рванула дальше, с ходу преодолевая центральную площадь и не останавливаясь вливаясь в следующую улицу. Перед зданием магистрата никого не нашлось. Выжившие после сокрушительного колдовского удара не захотели испытывать судьбу, заперлись изнутри, видимо собираясь пересидеть взаперти все сражение.

Хрен с ними. Сейчас не до них. Тратить время на штурм обиталища градоначальника не будем. Некогда сейчас заниматься этой мелочью.

Мы поскакали дальше. В авангарде все так же двигался объединенный отряд наемников и воинов в темных накидках поверх брони с изображением песочных часов.

Понадобилось пройти еще метров триста, пока штурмовая колонна не уперлась в высокие стрельчатые ворота из кованного железа. Прибыли. Вход на территорию дворцового комплекса перекрывала магическая завеса. Где-то за ней, в глубине анфилад изысканных залов и коридорных переходов прятались вольные волшебники, нанятые изтарским королем для своей защиты.

– Неплохой домик, – наемник прицокнул, успев оценить размеры королевского обиталища.

Помолчал, о чем-то раздумывая и неторопливо добавил:

– Добра внутри должно быть много.

По моим губам пробежал усмешка. Верное замечание. Однако сейчас не слишком своевременное. Надо думать, кое о чем другом.

Я повернулся к наемнику и спросил:

– Ну что, приступим?


* * * | Война трех рас | * * *



Loading...