home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Орда продвигалась медленно, неудержимой волной захлестывая срединное королевство. Городки разорялись, деревни исчезали под копытами всадников из Южных степей.

Почти сорок тысяч вышло в Великий поход, каждый второй половозрелый воин, способный держать оружие, отправился на север за богатой добычей.

Хотело идти гораздо больше, но Хурал постановил, что кто-то должен остаться, чтобы защищать женщин и детей дома. Вожди не хотели рисковать, несмотря на благоприятные предзнаменования, увиденные шаманами.

Они не спешили, шли неторопливо, тщательно зачищая местность перед собой. Весть о вторжении расходилась по землям со скоростью лесного пожара. Порой степняки встречали пустующие поселения, покинутые жителями в спешке подальше от надвигающейся южной угрозы.

Как и предсказывали длинноухие союзники, такая тактика полностью себя оправдала. Срединники не хотели драться. Отступали, прятались за высокими каменными стенами больших городов, не рискуя бросить вызов свирепым кочевникам.

Даже правитель не вывел свою армию в поле, понимая, что справиться с Ордой в одиночку Остер не сможет.

Но вот беда. Прийти на помощь оказалось некому. Ближайший сосед и верный союзник, готовый всегда подставить плечо в трудное время Кавар сам подвергся внезапному нападению.

Великие Дома Ансалара совершенно неожиданно вышли из долгой спячки и решили вмешаться в дела на континенте. Наследники древней империи впервые за последние пять сотен лет выступили из Тэндарийской низины огромными силами. И сходу показали, что старых владык Фэлрона еще рано списывать со счетов.

Разгром королевского войска, взятие столицы, мощное наступление и магия Бездны, бушующая на поле боя – все это напоминало события со страниц древних летописей. Людям казалось будто они перенеслись во времена старых легенд, когда лорды-колдуны правили этим миром железной рукой.

Безумие и хаос ворвались в Срединные земли. Паника охватила простолюдинов и вселила страх неуверенности в сердца благородных господ. Прежний порядок рушился на глазах. И вторжение степных племен на этом фоне лишь добавляло веса словам городских сумасшедших, заявляющих о пришествии конца рода людского…

– Я же говорила, что они не осмелятся столкнуться с ними в поле, – заявила Эвиал, останавливая коня на вершине холма.

Отсюда открывался отличный вид на возвышающуюся в отдалении серую громаду Экофорса, столицу королевства Остер.

– А что еще им оставалось? – проворчал Лаэм. – Король не дурак, чтобы лезть на Орду на равнине.

– А хан Тулбей слишком умен, чтобы бросаться на неприступные стены, – в унисон проронил Силгур.

При этих словах трое альвов с одинаковым выражением раздражения уставились на видневшийся город. У детей Леса каменные постройки всегда вызывали смешанные чувства, в основном основанные на сильнейшем неприятии, зачастую доходившем до откровенного отвращения.

А город и впрямь впечатлял. Своей монументальностью, величием и грациозным размахом.

Двойная линия стен опоясывала Экофорс по всему периметру. Они имели ступенчатую конструкцию, внешняя стена располагалась чуть ниже внутренней, позволяя защитникам вести обстрел, не мешая друг другу.

В случае захвата первой стены, вторая позволяла удержать позиции, не давая врагу ворваться внутрь столицы, перевести дух и осуществить контратаку. Фактически нападающим придется проводить штурм не один раз, а два, причем под градом стрел, сыплющихся сверху непрерывным потоком.

И даже если каким-то чудом врагу удастся проникнуть внутрь, на улицах его будет ждать новый кошмар в виде отдельных кварталов, выстроенных чередующимися квадратами. Каждый из которых, также имел собственные стены и крепкие дубовые ворота, щедро обитые листами железа.

В центре противника поджидала главная цитадель, как правило под завязку заполненная большим гарнизоном, состоящим из хорошо вооруженных бывалых солдат.

И опять высокие стены, и опять многочисленные башни лучников, только и жаждущих всадить в вас длинную стрелу с граненым наконечником.

Чтобы до конца захватить город понадобится невероятная армия. И скорее всего после от нее мало что останется. Вы буквально умоетесь кровью, пока добьетесь хоть какого-то приемлемого результата при штурме.

Говорили, что город лично спроектировал и построил в старые времена какой-то лорд, помешанный на фортификационной архитектуре. Причем сделал это, когда незыблемость власти Ансаларской империи никем не оспаривалась. И следовательно, никаких врагов на континенте в принципе не существовало.

Зачем в эпоху мира и процветания было возведена такая махина так и осталось загадкой. Большинство полагало, что это всего лишь причуда скучающего лорда, отправленного из блистательной метрополии в южные провинции, считающиеся тогда жуткой дырой.

Намного позже именно из них выросли человеческие Срединные королевства…

– Нет нужды захватывать город, у нас совсем другие цели, – махнула рукой Эвиал.

Лицо второй наследницы Дома Изумрудных листьев выражало откровенную скуку. Они уже не раз в своем узком кругу обсуждали стратегию вторжения. По известным причинам, не делясь ею с предводителем Великого похода, ханом Тулбеем. Его могло оскорбить, что он и его люди выступили всего лишь в качестве разменной монеты, призванной отвлечь внимание людских властителей от основного действа, творящегося восточнее этих земель.

Эти дикари бывали такими обидчивыми…

– Надеюсь, вожди не забудут об этом, – пробормотал Силгур.

За этим их и послали сопровождать наступающую Орду. Проследить, чтобы степняки не отклонялись от главного плана и не вздумали своевольничать. Их задача заключалась в разорении территории Остера. Обезлюдить ее как можно сильней, тем самым сконцентрировав на себе внимание человеческих королевств. Коим сейчас приходилось и так очень несладко.

– Вэрилана сообщила, что ритуал начался, – негромко молвил Лаэм. – Капутильское плато вскоре будет полностью засажено семенами Вечного Леса.

При упоминании осененной благодатью богини Дану Эвиал нахмурилась. Точеные светлые брови сдвинулись к переносице. Она никогда не жаловала эту лесную кудесницу.

– Будем надеется, что все пройдет гладко, – нейтральным тоном сказал Силгур.

Он заметил выражение недовольства на лице девушки. Они находились одни и дочь главы дома Изумрудных листьев позволяла себе открыто выражать эмоции, не скрывая их за более привычной маской отстраненной надменности, как обычно бывало при общении с посторонними.

Стоило о последних подумать, как сзади послышался топот скачущих лошадей. Альвы одновременно повернули головы в сторону шума. К ним приближался небольшой отряд кочевников.

Не меньше двадцати всадников, машинально отметил Лаэм. Должно быть посыльные с приглашением на очередной пир в ханском шатре.

Забавные все-таки у дикарей традиции. Чем важнее персона, тем больше человек посылают, чтобы передать ему какое-либо послание. Точнее гонец один, но с большим вооруженным эскортом. Это считалось проявлением уважения.

Хан ценил помощь бессмертного племени, потому никогда не забывал выказывать расположение присланным в Орду альвам. Звал за свой стол, приглашал на обсуждение военных дел, выделял лучшие места в лагере, поручил целой толпе слуг следить за комфортом дорогих гостей.

Не всем троим нравилась подобная назойливость. Эвиал так и вовсе ненавидела находится на собираемых с завидной регулярностью пиршествах. Наблюдать как кучка дикарей пожирает жаренную конину, упиваясь кислятиной из кобыльего молока, – удовольствие не из приятных.

Прибавить к этому похотливые взгляды вождей, бросаемые на беловолосую лесную красавицу и станет понятно, почему она частенько отказывалась от приглашения, предпочитая проводить вечера в одиночестве, сказываясь слишком уставшей от дневного перехода верхом.

Мужчины позволить себе такую отговорку не могли. Степняки бы не поняли, если бы они вдруг заявили о чем-то подобном, тем самым признавая собственную слабость. Воины так не поступали.

– Кажется нам предстоит еще один вечер в обществе хана, – Силгур уныло скривился, он тоже не испытывал восторга от одного из трех любимых времяпрепровождений кочевников.

Еще они обожали совокупляться и убивать, нередко занимаясь этим поочередно.

– Меня больше угнетает необходимость постоянно сидеть либо на подушке, либо на седле, – угрюмо буркнул Лаэм. – Варварская привычка к отсутствию элементарных удобств уже порядком поднадоела.

И правда, сначала это казалось некой экзотикой, есть фактически на полу, но чем дальше, тем больше подобная практика встречала у взыскательных особ из бессмертного племени острое чувство дискомфорта.

– Клянусь весенним ветром, иногда мне кажется, что они над нами так издеваются, – продолжил говорить брат Эвиал.

Та с ним не согласилась.

– У них не хватит на это мозгов, – возразила она. – Действовать так утонченно.

Силгур поддержал девушку.

– Да, скорее это в духе Древней Знати, чем отсталых степняков, – он помолчал и задумчиво протянул: – Хотя, полагаю у лордов нас бы ждал куда менее гостеприимный прием.

На этот раз помедлили все трое. Каждому пришла на ум мысль о неестественном союзе со старым врагом. Как далеко все зайдет и чем в итоге закончиться? Неизвестно.

Подскакали всадники. Как альвы и предполагали, хан звал дорогих гостей отпраздновать начало осады Экофорса. Вскоре Орда разделится на две части. Одна останется под стенами столицы, сторожа королевскую армию, а другая отправится разорять остерские земли.

Простой план, не требующий особых полководческих умений. На то и расчет.

Шаманы также останутся в лагере, будут сдерживать волшебников из кланов четырех стихий.

Кое-кто из этих грязных дикарей, обвешенных человеческими костями с головы до ног, опрометчиво заявлял, что сможет на равных потягаться с людскими магами. Неизвестно, как там насчет полноценного поединка один на один, но то что любители родовых тотемов могут доставить серьезные неприятности врагу, перворожденные знали точно. Успели убедиться на практике. В умелых руках магия духов могла стать поистине страшным оружием…

На этот раз отговориться не удалось. Хан Тулбей настоял, чтобы все трое обязательно присутствовали на празднестве. Эвиал поморщилась, но не стала упорствовать, понимая, что степняки им сейчас нужны.

Альвы отправились на пир, а следующим утром великий план пришел в исполнение…

Поначалу все шло просто отлично. Двадцать тысяч воинов разделились на крупные отряды и рассыпались по территории королевства. Грабя, убивая и насилуя, степняки принялись с упоением предавать огню и мечу земли срединников. Никакого толкового отпора они не встречали, за исключением редких стычек с дружинами феодалов, кто имел глупость выглянуть за стены своего замка.

Но ничто не длится вечно. Отягощенные рабами и трофеями отряды постепенно теряли мобильность. Приказ хана свозить все награбленное к нему в лагерь многие вожди нагло игнорировали, опасаясь лишиться существенной части добычи.

А те, что остались под стенами королевской столицы, наоборот стали выражать недовольство, сидение в осаде не принесло им ни одной золотой монеты, ни одной новой наложницы.

В Орде начался разброд, послышались голоса в пользу смены изначальной стратегии. Боясь окончательно потерять власть, Тулбею ничего не оставалось, как согласиться на ультиматум недовольных.

Осаду сняли, степняки присоединились к братьям в разграблении Остера в полном составе.

После этого возникли первые проблемы. На разрозненные отряды кочевников, отяжелевших от трофеев и рабов, принялись нападать королевские солдаты, получившие свободу маневра после освобождения Экофорса. Пользуясь хорошим знанием местности и поддержкой населения, они наносили неожиданные одиночные удары, постепенно обескровливая врага. Устраивать генеральное сражение остерцы все еще опасались, предпочитая действовать методом внезапных атак.

Альвы видели, что Степь медленно и неотвратимо проигрывала Равнине. Но их вполне устраивало общее положение дел. Основной замысел оказался полностью выполнен, а сколько вернется обратно дикарей уже никого не интересовало.

Тем более, что из других краев приходили хорошие вести. Великие Дома Ансалара не остановились на одном королевстве после захвата столицы уверенно двинулись дальше. Лорд Готфрид сдержал обещание, выступил с собственным войском из Восточного побережья, и уже успел нанести поражение одному из влиятельнейших лидеров человеческой расы.

Правда потом Палач Леса что-то не поделил со своими союзниками и напал на Изтар, но это уже было совершенно неважно.

Главное произошло. Семена Вечного Леса прижились на Капутильском плато, дав первые всходы. Осталось потерпеть буквально несколько месяцев и можно будет заняться болотными топями на востоке, расширяя ареал обитания перворожденных до небывалых размеров.

На материке схлестнулись три силы, каждая преследовала свои цели, и на данный момент, ближе всех к осуществлению собственных планов оказались именно племена богини Дану.

Так обстояли дела на середину весны. Хозяин Замка Бури сидел в изтарской столице и усиленно занимался ее уничтожением. Армия Великих Домов величественной поступью двигалась к Тиру, столице Ландрии. Туда же спешно отступал Магнус Неистовый, спеша зализать раны после трепки, полученной от его светлости лорда Готфрида.

Остальные королевства замерли в испуганном ожидании, не зная, как реагировать на разразившийся кризис, боясь сделать ставку не на того и проиграть, лишившись всего.

Степняки теряли людей, но не уходили из Остера, упрямо цепляясь за земли срединников и усиленно продолжая грабеж.

Все складывалось весьма удачно для альвов. Старейшины ликовали, главы Домов радовались бескровной победе, заранее начиная делить новые земли, что вскоре появятся под кронами Вечного Леса…

А потом произошла катастрофа. Страшная. Непредвиденная. Неожиданная.

Остатки войск королевства Кавар совершенно внезапно, отрицая всякие законы логики ушли из своих родных земель, прекращая сопротивление оккупации ансаларских великих родов и присоединились к армии Остера.

Дикое и совершенно непонятно решение с точки зрения перворожденных. Вместо того, чтобы защищать свой дом от власти лордов-колдунов, каварцы бросили все и устремились на помощь соседям…

– Ублюдки, – презрительно процедил Лаэм. – Должно быть испугались Древнюю Знать и рванули подальше от фиолетовоглазых, на ходу теряя испачканные портки.

О последних новостях посланцы Совета узнали, находясь в придорожной корчме. К этом моменту, они уже покинули хана Тулбея, так как необходимость в личном присутствии рядом с ним отпала по естественным причинам.

Тем более, что сам хан считался главным уже лишь номинально. Степняки окончательно разделились на крупные отряды по три-четыре тысячи всадников, под предводительством отдельных вождей.

Фактически Орда распалась, хотя об окончательном расколе все же говорить не приходилось. В случае необходимости кочевники быстро приходили друг другу на помощь и представляли до сих пор весьма грозную силу.

– Что теперь ожидает наших союзников? – осведомилась Эвиал.

Альвы заняли лучшие комнаты, находящиеся на втором этаже. Заказали обед в номер и приказали прислуге им не мешать. Чудом сохранивший трактир в целости во время войны пухлощекий хозяин радостно пообещал, что все будет исполнено в лучшем виде. Эти гости хотя бы платили, не безобразничали и вели себя тихо. Редкая черта для нынешних времен.

Вооруженный люд, из числа дезертиров, мародеров, да и просто обычных разбойников, коих развелось в невероятных количествах, обычно не утруждал себя оплатой счетов, а вел себя очень худо. Брали что хотели, пили, ели, таскали служанок в комнаты насильничать, лазили по кладовым, забирая все что понравится. И уходили, напоследок пообещав еще вернуться в столь «гостеприимный» дом.

Понятно почему он так обрадовался появлению благородных господ из бессмертного племени…

Лаэм вспомнил подобострастное поведение владельца корчмы и презрительно ухмыльнулся.

– Какая нам разница? – вопросом на вопрос ответил он. – Когда это нам было дело до смертных? Чем больше их сдохнет, тем лучше.

– Не скажи, – возразила ему Эвиал. – Пока водоворот насилия не прекращается, на Лес не падает взор людской расы. Если Срединные королевства справятся с хаосом и сумеют объединиться перед общей угрозой, то после идэрэ смертные вполне могут приняться за нас.

– Она права, – поддержал девушку Силгур. – Нельзя допустить создание Человеческой Империи. В противном случае дети Дану вполне могут исчезнуть из Фэлрона навсегда. Алчные и завистливые людишки никогда не допустят, чтобы рядом с ними жил кто-то, кто превосходит их в долголетии или магической силе.

Лаэм задумчиво качнул головой, рука неосознанно потянулась к рукояти серебряного клинка на поясе.

– Да, это не лорды, – протянул он. – При всех своих недостатках, колдуны никогда не стремились к тотальному истреблению соперника. Даже нашим предкам, много тысяч лет назад после сокрушительного поражения, Первый Император предложил мир. Хотя имел все возможности окончательно вычеркнуть расу альвов из списка живых. Люди вряд ли поступят схожим образом.

– Ха, да эти ублюдки скорее всего всех перебьют, – слегка эмоционально воскликнул Силгур. – И нас, и двергов, и фиолетовоглазых. До всех доберутся. Эти выродки могут нормально существовать только под управлением идэрэ. Только несущие тьму способны держать в узде этих кошмарных созданий, имеющих дикую склонность не только к уничтожению всего окружающего, но и к поразительному саморазрушению. Клянусь первой Звездой Зари, даже если им вдруг удастся создать единую Империю, то она не проживет и пару сотен лет, как исчезнет в череде междоусобных войн.

– Ансаларцы тоже разрушили свою Империю в гражданской войне, – сухо напомнила Эвиал.

– Но перед этим она просуществовала многие тысячи лет, – парировал Силгур и сделал неожиданный вывод: – Фиолетовоглазые слишком долго прожили бок о бок с людьми, вот и нахватались у них дурных привычек к самоуничтожению.

По лицам брата и сестры промелькнули слабые улыбки. Шутка обоим показалась забавной. Теория о том, что самая могущественная в истории Фэлрона Империя сгинула из-за влияния кучки смертных людишек выглядела нелепо.

Разумеется все было не так. Просто Древняя Знать слишком увязла в неге тишины и спокойствии. И как только разразился более или менее серьезный кризис принялась действовать, исключительно полагаясь на силу, игнорируя доводы разума.

Сила сталкивалась с силой, рождая страх и ненависть. На пролитую кровь отвечали пролитой кровью. И в конечном итоге, ситуация зашла слишком далеко. До тех пор, пока государство, просуществовавшее долгие эпохи, не кануло в небытие почти со всеми своими бывшими властителями.

– Некогда предаваться истории, стоит решить, что нам делать сейчас, – решительно прервал экскурс в прошлое Лаэм.

Эвиал взяла со стола кубок вина, сделала небольшой глоток, скривилась из-за отвратительного вкуса.

– Объединившись, Остер и Кавар станут представлять серьезную опасность. Думаю, для начала стоит предупредить хана Тулбая, – неторопливо проронил Силгур.

И в поисках поддержки обратил взгляд на Лаэма. Сын главы дома Изумрудных листьев медленно кивнул, соглашаясь с более опытным в подобных делах соратником.

– Будет затруднительно заставить действовать степняков сейчас вместе. Дикари набрали много добычи и вряд ли захотят все бросать, – послышалось от Эвиал.

– Тогда они умрут, – рассудительно буркнул Силгур.

– Нельзя допустить, чтобы Орду перебили прямо сейчас, прошло слишком мало времени, – сурово напомнил Лаэм. – Саженцы Вечного Леса еще толком не проросли.

Эвиал неторопливо кивнула, брат говорил верные вещи. Тут действительно не возразишь.

– Ну не смогут же они уничтожить их все сразу, – протянула она, неопределенно помахав в воздухе ладонью. Реагируя на жест серебряные кольца, унизывающие тонкие пальцы, заблестели веселыми бликами.

– Общие усилия позволят это сделать быстрее, чем нам хотелось бы, – неторопливо произнес Силгур.

В эту секунду лежащее на столе зеркальце, артефакт Зова, окуталось легким белым свечением. На другом конце кто-то срочно желал поговорить.

Повинуясь разрешающему знаку Лаэма, Силгур, отвечающий за общение с полевыми агентами из числа обычных людей, взял зачарованную вещицу и принялся слушать послание.

Брат и сестра терпеливо ожидали окончание разговора с неведомым собеседником.

– Ну что там? – первым делом спросил Лаэм, стоило зеркальцу вновь очутиться на столе.

Выглядел Силгур очень встревоженным.

– Кажется у нас большие проблемы, – проронил он и не дожидаясь дополнительных вопросов сообщил: – Остерцы с каварцами и впрямь объединились, но не для того, чтобы разгромить степняков. Вместо этого их армия ускоренным маршем двинулась к Капутильскому плато. Похоже они хотят помешать разрастанию Вечного Леса.

В комнате воцарилась потрясенная тишина…


* * * | Война трех рас | Глава 18



Loading...