home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

– Сколько еще? – я утомленно провел рукой по глазам.

Устал, вторую ночь нормально поспать не удалось. То и дело приходилось обращаться к магии, поддерживая бодрость на должном уровне. Такая себе чашечка кофе по-чародейски.

– Последние тридцать повозок выйдут через полчаса, – Бернард выглядел гораздо лучше.

От рыцаря исходил легкий хмельной аромат. Успел уже опорожнить кружку-другую душистого эля.

Я позавидовал ему белой завистью. Он умудрялся не только хорошо исполнять свои обязанности, но и успевал отрываться по полной, вместе со своими приятелями из Давар-Порта. В отличие от меня, бывший наемник был более привычен к подобной деятельности.

Думаете легко разграбить средневековый город далеко немаленького размера? Как бы не так. Очень быстро веселое занятие превратилось в тяжелый и нудный труд, требующий постоянного пригляда.

Организовать трофейные команды, собрать все ценности в одном месте, рассортировать, может сделать опись, выделить долю союзникам, отдельно своим воинам и обязательно не забыть о себе. Иначе на кой черт вообще заниматься этим?

Скажу откровенно, морока та еще. Особенно после трех дней, пока изтарская столица находилась в полной власти всей четырехтысячной армии.

Так стоп. Народу приперлось еще больше. Уже следующим утром после штурма, не желая пропускать «веселье» из лагеря подтянулись все ходящие раненые. И началась вакханалия. Даже думать не хочу, что там творилось. Полагаю, ничего хорошего для местного населения и вообще всех, кому не повезло в это время оказаться в Стокхолле.

Многие скажут, что это жестоко и бесчеловечно, отдавать город на потеху вооруженной толпе. Спорить не буду, все так и есть. Но здесь такой мир и если будешь проявлять милосердие и сострадание к недругам, то тебя не поймут собственные соратники. Не говоря уже о врагах, те вообще воспримут подобное поведение слабостью и постараются схарчить при первом удобном случае.

Так что всю столицу предателя-монарха разрушили полностью. Все что могло сгореть – сгорело, все что могло быть уничтожено – было уничтожено. Город чуть ли не снесли до основания. Многие здания пострадали еще при штурме, какие-то намеренно ломали уже после, особенно важные, вроде магистрата. От него остались каменные огрызки дымящихся развалин.

Ну и разумеется все найденное внутри добро не забыли заранее вынести наружу, аккуратно сложить, чтобы затем заботливо перенести в более безопасное место.

Пришлось здорово постараться, чтобы наладить методичное разграбление. Огромную помощь в процессе оказали Бернард и Большой Пит, имевшие по этой части поистине огромный опыт.

Правда до этого ни одному из них не приходилось это делать в столь крупных масштабах, ну да ничего, справились…

– Поторопи возниц, – приказал я, – и так задержались.

Рыцарь коротко кивнул. Рука в латной рукавице властным взмахом подозвала ближайшего солдата. Выслушав приказ, воин отправился придавать ускорение обозникам…

В королевском дворце обнаружили библиотеку. К моему сожалению, битком набитую романтическими балладами. Из разряда всякого мусора по типу: он любил ее, а она кого-то еще, он удавился в петле, а она счастливо выскочила замуж вообще за четвертого. И все в таком духе. Шекспиры местного разлива в огромном ассортименте. Про несчастную любовь и разбитые сердца. Обычная макулатура с практической точки зрения.

Так же хватало исторических хроник. Понятное дело, в основной своей массе трактующих события в угоду правящей династии.

Последнее обстоятельство меня натолкнуло на любопытную мысль. Мельком просматривая толстенные тома с жизнеописанием предков семьи Дэстре-Клервон, где почти сплошь все благородные герои и милостивые самодержцы, заботящиеся о благосостоянии государства и народа, я вдруг подумал, что пиар мне тоже не повредит.

Особенно в свете всего случившегося.

Только как это сделать? Брать пример с покойного королевского рода и клепать заказные тексты в пухлые фолианты? Зачем? Все равно, кроме архивариусов и библиотекарей их почти никто не читает. Вбухать кучу денег и сил в книгу, чтобы потом она пылилась где-нибудь на темных полках совершенно нерационально.

Нужно что-то другое. Что-то более эффективное. Что-то более легкое и доступное. Что-то близкое к народу…

Вот на этом месте меня, что называется, осенило. Зачем выбрасывать золото в пустоту, если можно воспользоваться им куда продуктивнее.

– Ты уже изложил певунам расклады по их новому творчеству? – я покосился на Бернарда.

Воин небрежно качнул головой и поправил покоящийся на изгибе локтя рыцарский шлем.

– Все сделал, милорд, – доложил он. – Точно, как приказали. Описал дословно и заставил заучить наизусть.

Я проводил взглядом очередную телегу, доверху наполненную трофеями. С каждым проездом, колея дороги становилась все глубже, каждая из повозок несла в себе большой груз.

В отдалении виднелись закопченные стены бывшей изтарской столицы, из-за них поднимались клубы черного дымы многочисленных пожарищ полностью разоренного города.

Стокхолл – город призрак, преданный своим королем, преданный огню и преданный забвению…

– Песни, лирические баллады, сказания, постановки? – перечислил я.

Бернард кивнул.

– Ничего не забыли, – подтвердил он. – Щедро заплатили серебром, строго наказали, чтобы не перепутали.

– Отлично, – ответил я.

Идея в общем-то проста. И далеко не нова. Собрали менестрелей, бардов, нашли даже одну бродячую актерскую труппу и отсыпали «творческой богеме» от щедрот своих крупные «меценатские пожертвования». С одним непременным условием. Указанные личности будут рассказывать о том, что произошло в Изтаре исключительно нашу версию случившегося.

Неплохо, да?

Битва с Магнусом Завоевателем, защита родного края от кровожадных захватчиков, обман короля, предательство пришедших на помощь благородных иноземных защитников, коварство принцессы. И как апофеоз всей драмы – убийство монарха с семьей магами стихийниками. Когда введенный в заблуждение кланами король захотел сдать назад и снова перейти на сторону добра.

Добро – это армия Замка Бури. Если вдруг кто не понял. А я такой весь из себя белый и пушистый, преданный своими союзниками, великодушный лорд, бескорыстно пришедший на помощь красивой принцессе и преданный ее папашей после одержанной победы.

И все в похожем ключе. Песни, поэмы, баллады, стихи, театральные постановки, оплаченные из моего кармана по особому тарифу (обязательно слезливые, с нотками драматизма) будут представлять исправленную версию прошедший истории.

Книги в средневековые времена может и мало кто читает, зато песни по трактирам гарланить любит каждый второй. Так что распространение пиар-акции обеспеченно.

В конце концов, гибель целой королевской династии вызовет большой резонанс в Срединных королевствах. Будет лучше возложить вину на соперников, чем становиться объектом всеобщей ненависти. Тем более, что и виновники самые что ни на есть настоящие есть. Живые и здоровые. А то что маги странствующие, а не стихийники, так это дело десятое.

Подпортить и так мутную репутацию кланов нетрудно. Народ легко поверит в то, что надменные волшебники из Магического Совета в душе бесчестные трусы, склонные к предательству. Люди сделают это с большим удовольствием.

На простолюдинов магам конечно плевать. Но все равно, осадок останется. А благородная знать и вовсе станет нехорошо коситься. Для дворян честь значит очень много в средневековые времена. Никто не одобрит ударов в спину, да еще королевской семье.

Дело вполне может дойти до требования разорвать с магами все связи. Монархи вряд ли на это пойдут, но определенное недоверие все же возникнет. Появится отчуждение, волшебникам перестанут слепо доверять, тем самым снизится общее влияние стихийных кланов в Срединных королевствах.

Что уже довольно недурственно для меня и Великих Домов.

– Головная часть каравана готова отправиться в путь, – со стороны поля к нам рысью подъехали Большой Пит и Селена.

Трофеев оказалось столько, что пришлось снаряжать отдельную колонну из пары сотен повозок, чтобы вывезти добро подчистую. Половина принадлежала наемному войску под предводительством моих старых знакомцев.

– Хорошо, – поблагодарил я главного солдата удачи. – Охранение готово?

– Да, три сотни конных латников, – подтвердил Пит. – Пятьдесят в авангарде, столько же в арьергарде. Остальные распределены вдоль каравана. На каждой телеге кроме возницы сидит еще по одному вооруженному воину.

Довольно внушительный эскорт. Слегка жалко расставаться с таким количеством бойцов. Сейчас пригодятся все наличные силы. Да куда деваться, не отправлять же с обычными крестьянами добычу. Этак ничего до Восточного побережья не доедет…

С трофеями вообще сложилась своеобразная ситуация. Не с дележом и не с оценкой богатств, а с их финансовой реализацией. Мало кому хотелось получить свою долю какими-нибудь подсвечниками, кубками или любой другой кухонной утварью. Так же никому даром не уперлось брать в качестве оплаты рулоны дорогой ткани, содранные со стен портьеры или еще что-то в этом роде.

Кому из наемных рубак это нужно? Да и моим воинам тоже. Разве что женатые могли прихватить что-либо для хозяйства, в подарок супруге. Остальным подавай звонкие, блестящие монетки, которые можно потратить в любом кабаке и спустить на распутных девиц.

Украшения еще ничего, вещи из драгоценных металлов ценились, а остальной хлам предпочитали продавать.

За каждой армией рано или поздно начинал следовать обоз из так называемых маркитантов, торговцев, скупающих трофеи у солдат, дающие мелкие ссуды, предоставляющие развлечения в виде дешевого пойла и шлюх.

К нам кстати, маркитанты прибились от армии Магнуса. Забавный момент. Когда тот спешно отступил, они не последовали за ним, а остались, решив попытать счастья с другими партнерами.

И вот тут возникала проблема. У наших скупщиков тупо кончились живые деньги. Солдаты завалили их барахлом из Стокхолла, выгребли наличность у барыг подчистую.

И это еще не упоминания той доли, что принадлежала мне. Возникал естественный вопрос, куда сбывать добытые ценности?

Так и появилась идея со снаряжением огромного каравана, потому что местные торгаши при всем своем желании оказались неспособны выкупить все трофеи.

Ирония судьбы, баладийское королевство, с кем мы воевали всего несколько месяцев назад, теперь поможет решить возникшую проблему.

– Милорд, я готов, – следом за наемниками подскакал сэр Родрик.

Новоиспеченный рыцарь отправлялся вместе с обозом в Давар-Порт. Уверен, он не подведет, понадобится, будет зубами грызть, выполняя волю сюзерена.

– Удачи, сэр, – донельзя серьезно подбодрил я парня. Видно, что волнуется и думает, как бы не попасть впросак перед глазами господина.

Бернард едва слышно хмыкнул, успев спрятать усмешку за поднятой ладонью. Старательность юного рыцаря ему показалась забавной.

– Я не подведу вас, милорд, – Родрик стукнул кулаком в стальной нагрудник, лихо развернул коня на одном месте и поскакал обратно.

Присутствующие неосознанно проводили взглядом крупную спину, перетянутую длинным двуручным мечом.

– Здоровый кабан, и ломтерезка у него подходящая, – тихо буркнул Бернард с легкими нотками зависти к комплекции коллеги по рыцарскому цеху. – Если что будет чем отбиваться.

– Хватит зубоскалить, – осадил я вассала. – Парнишка старается. Пусть так дальше и продолжается. Не забывай, он теперь рыцарь. Ясно?

Я с ожиданием посмотрел на своего первого соратника. Еще дедовщины мне всякой тут не хватало.

Наемник кивнул, поняв скрытый между слов намек. Я обратил взор за Большого Пита.

– Выходит почти все ваши люди согласились на мое предложение? – осведомился я, помедлил и посмотрел на колдунью: – И даже ты, Селена?

Девушка неохотно качнула черноволосой головой. С первых мгновений возникновения нашего сотрудничества, она старалась держаться от меня подальше. Волшебница-ренегатка из клана Огня, увлекшаяся во время практики черной магией, чувствовала, что со мной что-то не так и что я не совсем обычный колдун, как другие обитатели Тэндарийской низины.

Погружение в две купели оставило определенный след, и особо внимательные чародеи это иногда подмечали. Они не знали, что конкретно со мной не так, но на всякий случай держали дистанцию.

Исключением здесь выступала разве что Летиция, но с ней тоже все не просто, учитывая ее деда, главу Великого Дома Талар…

– Признаться честно, меня удивило, что ваши воины согласились перейти ко мне на службу, – продолжил я. – Как и вы сами.

Большой Пит повел мощными плечами.

– На что намекаете? – без обиняков спросил он.

Я растянул рот в примирительной улыбке.

– Согласитесь, это выглядит слегка подозрительно. Делая вам предложение, я рассчитывал максимум на десять-пятнадцать процентов от общего числа, а дали согласие все. Как-то странно. Неужели никто не хочет отправиться домой, вместе с богатыми трофеями? Разумеется, за исключением тех, кого включили в охрану обоза.

Командир наемного отряда насупил кустистые брови. Ему не понравилось выражение недоверия в моем голосе.

– Мы разве подвели вас, милорд? – осведомился он хмуро.

– Нет, вы полностью выполнили свою часть сделки, – признал я.

Надо сказать, нисколько не покривив душой. Никаких претензии к рубакам из Давар-Порта у меня не имелось. Парни отработали на все сто при захвате изтарской столицы. Не отсиживались в стороне, не избегали сражения. Бились рьяно, честно отрабатывая достигнутые договоренности. Без них, замысел бы не сработал.

– Тогда в чем дело? Я спросил ребят, какие планы на будущее, не желает ли кто присоединится к вашему походу, они посовещались и сказали, что не против. Вот и все. Никаких интриг здесь нет.

Понятно, что речь шла не о рядовых солдатах, а об офицерах. Хотя последние тоже скорее всего посоветовались со своими подчиненными. Как итог, все три тысячи дали согласие.

И моя армия теперь насчитывала около четырех тысяч человек, включая раненных с первого сражения. Особо тяжелых отправили домой вместе с обозом, основная часть осталась. Плюс без потерь взять Стокхолл все же не удалось.

– Ладно, согласились и согласились, – я махнул рукой.

По большому счету загадки здесь нет. Скорее всего наемниками завладел азарт. Они уже прилично поимели после разграбления города, но ребяткам хотелось еще большего.

С учетом времени (а сейчас все еще весна, будь осень хрен бы кто захотел идти куда-то еще дальше), народ примкнул к новому нанимателю, рассуждая так: чего сидеть все лето дома, если есть возможность еще поиметь деньжат.

Не стоило забывать, что речь шла о профессиональных наемниках, они зарабатывали себе на хлеб, продавая мечи. В такой профессии без авантюрной жилки с жаждой обогащения ловить нечего…

Проглот всхрапнул, переступая ногами. Пришлось отвлекаться, брать поводья и успокаивать уставшего от неподвижности жеребца.

– Снимайте лагерь, выступаем ровно в полдень, – приказал я и направил коня к бивуаку своего «табора».


Глава 17 | Война трех рас | * * *



Loading...