home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Город располагался на нескольких холмах почти в самом центре Срединных земель. И в отличие от большинства поселений большого размера столица Ландрии от фундамента и до последнего шпиля была построена исключительно руками человеческой расы.

Тир строили для людей, сами люди. Никакого отношение к ансаларской цивилизации он не имел. Ни в далеком прошлом, ни в настоящем. Его принялись возводить с нуля почти сразу после крушения Полночной империи.

Тем самым один из тогдашних лидеров бывших южных провинций хотел показать свою независимость от власти прошлых хозяев.

И если отбросить небольшие условности, то ему это полностью удалось. Оценив порыв к независимости народ пошел за новым правителем, позволив создать из Ландрии самое сильное королевство из всех существующих.

За исключением характерных архитектурных стилей, в планировке города не наблюдалось чего-то экстравагантного. Скорее наоборот, Тир можно считать одним из классических примеров поселения подобного типа.

Имелся центр, где стояли дома благородных и зажиточных жителей. Там же возвышался королевский дворец.

Были районы попроще, населенные ремесленниками, торговцами-лоточниками и другим схожим людом. Не слишком богатые, но и не совсем опустившиеся на дно, прослойка общества, на которой, как правило, держалось благосостояние всех остальных.

И наличествовали окраины, забитые бедняками. Теми, кто мог себе позволить в качестве жилища использовать лишь хибару из глины.

Дальше начинались городские стены. Крепкие, высокие, с несколькими воротами, выходившими на оживленные торговые тракты. За ними растянулись на довольно обширную площадь предместья.

Здесь тоже находись дома, трактиры, торговые лавки, но формально городом эти районы уже не считались.

Данное обстоятельство позволяло тем, кому повезло жить внутри линии стен, гордо называть себя обитателями столицы, смотреть на других свысока и называть голытьбой, невзирая на низкий уровень собственного достатка.

Проживание в самом Тире давало определенный статус. Но зато в предместье было гораздо легче затеряться и не привлекать к себе излишнего внимания бдительных стражников, охочих до чужого добра не хуже сборщиков податей.

Часть купцов пользовалось этим и вела дела как раз там, предпочитая лишний раз не мозолить глаза властям, тем самым облегчая себе жизнь и ограждая свое благосостояние от излишне ретивых законоблюстителей.

Именно благодаря таким экономным личностям в пригороде Тира со временем появился довольно приличный базар, мало уступающий рынку столицы и постоялые дворы с довольно приличным уровнем обслуживания.

В конечном итоге это не осталось без внимания, и городские чиновники начали подумывать, как бы прибрать образовавшуюся «вольницу» к рукам, однако король (еще дед нынешнего правителя) приказал не трогать торговцев, велев позволить им вести свои дела без чрезмерного надзора.

Монарх правильно сумел оценить перспективы, предпочтя получить выгоду косвенным путем, вместо прямых поборов.

Уго Ларсен отлично знал об этих особенностях пригорода, потому и предпочел выбрать гостиницу в этих краях, а не соваться сразу внутрь города, являющегося кроме всего прочего местом расположения Магического Совета, главного управляющего органа кланов четырех стихий.

Где, как не в густонаселенных предместьях скрываться объявленным в розыск беглым магам. Практически под носом у бывших коллег, занятых сейчас активной помощью королю Магнусу в его попытках покорить мир…

– Мне не понравилось, как на меня посмотрел хозяин трактира, – проворчал Закари, пододвигая к себе деревянную тарелку, до краев наполненную жаренными овощами вперемешку со свининой.

По правую руку молодого волшебника стояла кружка, полная эля, слева лежала краюха слегка зачерствевшего хлеба. Грубо сколоченный стол немного покачивался, каждый раз, как на него немного надавливали локтями. Роль стульев играли небрежно сколоченные табуреты из потемневшего от старости дерева.

Несмотря на более чем щедрое обеспечение, полученное от ансаларских лордов, беглецы предпочли разместиться в дешевом заведении, тем самым преследуя сразу две цели: экономя деньги (прошлые месяцы приучили, что монеты имеют обыкновение быстро заканчиваться) и не привлекая к собственным персонам излишнего внимания.

– Думаю, он так пялится на каждого постояльца, – пробубнил Уго, отправляя в рот очередную ложку мясной похлебки. – И это неудивительно, если вспомнить кто обычно здесь селится. Наверняка гадал, насколько у нас хватит денег и придется ли возиться, выкидывая потом на улицу.

– Для этих целей у него есть вышибала, – проворчала Нейран.

При входе в трактир девушка случайно натолкнулась на огромную фигуру местного охранника и больно ударилась плечом. Словно на гранитную скалу налетела.

– Повезло еще, что у тебя капюшон не спал, – заметил Уго и тут же напомнил: – Когда будешь выходить, всегда закрывай голову. Нам не нужны лишние проблемы с какими-нибудь несчастными, страдающими от недостатка женской любви.

Юная воздушница раздраженно дернула подбородком.

– Да помню я, – с досадой огрызнулась она.

На какое-то время в комнате наступила тишина. Каждый занимался своей тарелкой. По понятным причинам обедать они предпочитали здесь, а не в общем зале внизу.

– Через два дня приезжают друзья лордов из Давар-Порта. У Инары должен быть выход на магистра Слоуна. Он глава клана Воды и весьма влиятельная личность. Возможно, через него удастся повлиять на отдельных членов Магического Совета.

При этих словах Закари сильно нахмурился. Ему не нравилось, что они способствовали расколу среди сообщества стихийных магов.

Заметив гримасу, Уго бросил на соратника долгий изучающий взгляд.

– Что-то не так? – осведомился он спустя какое-то время.

Молодой чародей не стал запираться и честно ответил:

– Да, – Закари открыто взглянул на боевого мага. – Я думаю, нам не надо участвовать в этом. Таким образом мы создаем раскол среди своих.

– Нас признали ренегатами, – мягко указал Уго. – Для нас уже нет своих в Совете.

Нейран оказалась не столь деликатной. Девушка вскинулась и возмущенно заявила:

– Ты что, уже забыл, что случилось в Анклаве Теней? Магистры сорвали Вуали и впустили в Фэлрон тварей Бездны. Из-за их тщеславия и жажды власти погибло большое количество людей. И еще неизвестно сколько погибнет в будущем. Нельзя позволять, чтобы им это сошло с рук!

Короткая эмоциональная речь вызвала реакцию. Но к сожалению не ту, на которую возможно рассчитывала волшебница. Старый друг, знакомый с первых лет учебы упрямо набычился.

– У всех бывают ошибки, – резко возразил он. – Но это не значит, что за них должны расплачиваться все кланы.

Уго Ларсен покачал головой, ему казалось, что за последние месяцы, побывав в шкуре предателя и ощутив на себе все прелести этого звания, Закари научился мыслить более рационально и относиться к действиям своих бывших учителей с более критичным настроем.

Но судя по всему у него все еще витал в голове легкий флер веры в великую судьбу стихийных владык.

– Магистры сами виноваты в случившемся. Это не ошибка и не случайность. Экспедиция направлялась в Кротус с ясной целью взять под контроль Разлом. А точнее научиться управлять созданиями, что оттуда периодически вырывались. Именно для этого сорвали Вуали, а не для чего-то другого, – строго напомнил Уго.

– И когда они это делали, то не заботились о благополучии других людей, – подхватила Нейран. – Магистры стремились лишь обрести еще больше власти. Еще больше могущества. И еще больше силы.

– А в итоге проиграл весь мир, – закончил Уго.

Он снова посмотрел на Закари.

– Ты же сам там присутствовал. И в самом Анклаве. И в Мензарийских горах на перевале Усталого путника. Ты видел, как Тени завладели телами магистров. Неужели до сих пор считаешь, что они поступили правильно?

Молодой маг открыл рот, собираясь возразить, но чуть помедлив не стал этого делать, молча уткнувшись в еду.

Возникла неловкая пауза, продолжившаяся еще несколько минут, пока деревянные ложки шумно не заскребли по дну тарелок.

Уго Ларсен налил себе эля, сделал неторопливый глоток и оглянулся на окно. У хозяина постоялого двора не хватило денег даже на самые мутные стекла и поэтому рама могла похвастать лишь натянутым бычьим пузырем. Разглядеть за ним что-либо не представлялось возможным, разве что определить по интенсивности света примерное время суток. Сейчас шла вторая половина дня. До наступления вечера оставалось еще пара часов.

– Мне нужно будет отлучиться, – ни к кому конкретно не обращаясь сообщил Уго. – Постараюсь разузнать о своих бывших друзьях. Может кого-то удастся найти в городе.

Из-за специфики своей прошлой деятельности в составе клана Воздуха он не имел связей наверху, зато обладал обширными знакомствами на среднем уровне, где традиционно обретались рядовые боевые маги, исполнители воли Магического Совета.

– Думаешь это разумно? – засомневалась Нейран. – Тебя считают предателем. Все твои бывшие друзья первым делом постараются тебя сдать, чтобы получить награду магистров.

Уго пожал плечами. Такой риск действительно существовал. Однако заручиться поддержкой среди наиболее боеготовой части кланов тоже могло очень здорово помочь в будущих делах.

– Почему бы не воспользоваться Зовом? – продолжила выражать сомнения воздушница.

– Потому что по нему меня вычислят, – с неудовольствием объяснил Уго.

– Разве это возможно? – удивилась Нейран.

– Можно по эху определить примерное расстояние через астрал. Точное местонахождение узнать не удастся, но станет понятно, что я где-то неподалеку от города. Лучше не рисковать. Для начала хочу понаблюдать издалека за бывшими приятелями. Присмотрюсь. А потому уже решу, выходить на прямой контакт или нет. Не переживай, бросаться с головой в авантюры не буду, – приободрил Уго девушку.

Но это слабо помогло, она продолжала озабоченно хмурить брови. Закари наоборот, после предупреждения о предстоящей прогулке Ларсена вдруг стал вести себя нервно.

– Сейчас день, не лучше ли подождать до вечера? – спросил он, суетливо вытирая руки прямо о рубашку.

При этом он бросил взволнованный взгляд на окно. Можно было подумать, что он искренне переживал за благополучие старшего товарища, как это делала Нейран.

Но Уго что-то насторожило. Он не смог сказать, что конкретно в поведение Закари ему показалось подозрительным, но инстинкты бывалого боевого мага вяло зашевелились, вызывая пока еще неосознанную тревогу.

– Зачем ждать, если можно выйти сейчас? – спросил он нейтральным голосом, приподнимаясь из-за стола.

В ответ Закари стрельнул испуганными глазами уже в направлении двери. Это поставило точку в любых сомнениях. Парень явно что-то скрывал и чего-то боялся. До последней секунды он еще держался, маскируя возбужденное состояние, но сейчас его странное поведение заметила даже Нейран.

– Ты чего? – она удивленно посмотрела на давнего друга.

Сказать что-то в свое оправдание он ничего не успел. Предчувствие опасности прямо взвыло, предупреждая Уго о стремительно приближающейся угрозе. Маг метнулся к двери, призывая на помощь подвластные силы стихии воздуха…

И тут же рухнул со стоном на колени, не успев сделать и пары шагов. Следом послышался слабый вскрик и со стула свалилась Нейран.

В мгновение ока небольшую комнату захудалой таверны опутали чары высшего порядка, блокирующие внутри любые магические потоки и одновременно с этим высасывающие все силы из находящихся внутри волшебников.

Удар был страшен своей внезапностью, скоростью развертывания нейтрализующего заклинания и влитой в него несопоставимой с уровнем обычных магов мощью.

– Магистры, – слабо прошептал Уго, корчась от боли на полу.

Только сильнейшие маги Совета могли сотворить нечто подобное.

Было такое ощущение будто ему ударили под дых гигантским кулаком, заключенным в латную перчатку. И тут же добавили еще раз, припечатывая сверху и не давая подняться.

Еще через секунду хлипкая дверь в номер взорвалась мелким крошевом. В облаке разлетающихся щепок в комнату стремительно ворвались вооруженные воины. Понадобилось буквально пару мгновений, чтобы зафиксировать извивающихся на полу чародеев, накинув им на шеи специальные поводки-амулеты.

Все случилось молниеносно, беглецы не успели опомниться, как их повязали, сломив любое сопротивление.

– Господа, рад видеть вас в добром здравии, – через порог вальяжно перешагнул высокий мужчина в алой накидке.

Холеное лицо, украшенное короткой рыцарской бородкой, светилось самодовольной улыбкой.

Бывший представитель огненного клана в Совете, а ныне также и его глава, лично присутствовал при захвате опасных преступников, решив проконтролировать операцию прямо на месте.

Этим объяснялась та легкость, с какой их взяли. Кто-нибудь рангом пониже вряд ли бы смог так близко подобраться к Уго Ларсену незамеченным. Противостоять на равных одному из сильнейших стихийников он просто физически не мог. Не хватало ни дара, ни знаний, ни опыта. Слишком разный у них был уровень в силе и мастерстве.

Оставалось выяснить, как вообще умудрились их выследить…

– Хорошая работа, мой мальчик, – Алмеро приобнял ссутулившегося Закари.

Только сейчас стало понятно, что заклятье нейтрализации никак его не коснулось. Парень беспрепятственно стоял на ногах, тщательно отводя глаза в сторону и стараясь не смотреть на своих бывших товарищей.

– Предатель! – с ненавистью выдохнула Нейран.

Уго промолчал. К чему сейчас сотрясать воздух. И так все понятно. Молодой огневик, по своей воле или под принуждением (в целом уже неважно) сдал товарищей, сообщив об их местоположении врагам.

– Ну-ну, дорогуша, незачем грубить, – магистр укоризненно покачал указательным пальцем. – Наш дорогой Закари не предатель. Отнюдь. Предатели тут только вы.

Молодая волшебница попыталась извернуться и плюнуть на верховного стихийника, но безликие воины в легкой кожаной броне крепко держали пленницу, не позволяя пошевелиться.

– Ну что же, здесь мы, пожалуй, закончили, – Алмеро неторопливо прошествовал по комнате, мельком оглядев лежащие на кровати походные сумки. Кроме заурядных вещей, полезных в дороге, ничего интересного там не обнаружилось. – Осталось взять двух других ваших подельников и можно будет устраивать суд.

Уго сжал зубы. Похоже юный говнюк рассказал обо всем, включая скорое прибытие Инары. А без нее, ни о каком расколе Совета речи уже не шло. Да и вообще, после раскрытия всего плана надеяться, что кто-нибудь осмелится пойти против воли главного мага, вряд ли возможно.

Без труда угадав мысли оппонента, Алмеро понимающе улыбнулся.

– Ты прав, Уго, мне известно все о ваших смешных замыслах. И не думай, что я над тобой издеваюсь. Дело в том, что за последние недели произошли серьезные изменения. И выступать сейчас против воли Совета, все равно что идти против всего рода людского. За такое предательство наказание одно – смерть.

Пленников осторожно подняли, подхватив под руки, строго контролируя каждое движение. Магический дар усыпляли надетые на шею особые артефакты. Как-либо вырваться не представлялось возможным.

– Наш дорогой король призвал все королевства объединиться в едином порыве и дать дружный отпор наступающим ордам нелюдей. Альвы и ансаларцы объявлены врагами всей расы людей. А те, кто им помогает, отныне считаются предателями всего человечества.

Уго Ларсен мрачно скривился, пафос магистра на него не действовал. Последний в свою очередь еще раз огляделся. Скудная обстановка вокруг вызвала на лице Алмеро гримасу презрения.

– Не понимаю, как вы до такого докатились, – поморщился он.

– Когда за спиной постоянно погоня приходиться жертвовать удобствами ради сохранения жизни, – желчно огрызнулся Уго.

Не знаю уж почему, но пренебрежительные нотки в голосе магистра разозлили его больше, чем поучающий тон. Остро захотелось схватить ухоженную белую шею и сжимать до тех пор, пока под крепкими руками не хрустнут позвонки.

Огневик сразу же ощутил возросшую агрессивность в свой адрес, пристально взглянул на старшего пленника и понимающе усмехнулся. Желание убить человека в красной накидке читалось во взгляде Ларсена так же ясно, как тисненные серебром слова на корешке новых книг.

– Но недостаток в деньгах вы явно не испытываете, – с издевательской миной на лице Алмеро очень медленно, напоказ, высыпал на столешницу деньги из отобранного кошелька Уго. – Довольно неплохо для тех, кто постоянно находится в бегах. Откуда такие сокровища, не подскажешь?

Он отлично знал ответ на заданный вопрос, но хотел чтобы маг-ренегат сам поведал об этом вслух.

Ларсен решил не доставлять пленителью такого удовольствия и промолчал. Так же поступила Нейран, продолжавшая сверить яростным взглядом стоящего неподалеку предателя. Закари глядел куда угодно, лишь бы не на бывших спутников.

– Ваши покровители очень щедры, признаться честно, я бы, наверное, не смог своим лазутчикам единоразово выдать столь крупную сумму, – сказал Алмеро, небрежно поводя пальцами, унизанными перстнями, по лежащим небольшой кучкой золотым и серебряным монетам.

– Мы не лазутчики! – возмущенно вскинулась Нейран не выдержав.

Магистр живо обернулся к ней.

– Да что вы говорите, дорогуша? А чем же вы тогда здесь занимаетесь позвольте узнать? Зачем самым разыскиваемым магам возвращаться в Тир? Разве вы не шпионили в интересах Великих Домов? Чья армия сейчас стремительно наступает на Ландрию. Ваше родное королевство, надо отметить. Каково это, чувствовать себя предательницей своих родных?

Нейран потупилась, не находя ответа. Алмеро скрестил руки на груди, глядя на нее со спокойным ожиданием и полной уверенностью в собственной правоте.

– Не вам изображать из себя патриота, – брезгливо протянул Уго, разрушая неудобную тишину. – Может хватит придуриваться, и вы наконец скажете, чего от нас хотите?

Имелась какая-то причина, почему пленников до сих пор не увели и не бросили в темницу цитадели Совета. Магистру явно от них что-то нужно, иначе он бы не стоял здесь и не разглагольствовал о верности к человеческой расе.

Поняв, что его раскусили (что в общем-то оказалось сделать довольно нетрудно, вывод буквально напрашивался сам собой) Алмеро коротко кивнул и дал знак стражам чуть ослабить хватку.

– Не буду скрывать, ваше положение очень скверно. За предательство вам двоим грозит смерть, – маг по очереди обвел внимательным взглядом ренегатов, убеждаясь, что они действительно осознают в насколько тяжелую ситуацию попали и как трудно будет из нее выбраться.

– Однако, – продолжил магистр, – у вас есть шанс избежать смертного приговора, сохранить свои жизни и заслужить полное и несомненное прощение.

Предложение прозвучало до банального буднично. Почти скучно. Это вселило в недоверчивого Уго сомнения. Скрывайся за словами верховного подвох, скорее всего он бы произнес их более торжественно, показывая какое невероятное щедрое одолжение делается преступникам, одной ногой уже стоявших на эшафоте.

И тем не менее веры магистру у бывалого боевого мага не было. Не в привычках Магического Совета прощать и тем более отпускать предателей на свободу. Каким бы образом они не сумели искупить свою вину.

– Смертного приговора? А разве суд уже состоялся? – издевательски усмехнулся Уго Ларсен.

Магистра клана Огня легкомысленно отмахнулся.

– Суд это всего лишь формальность, вы знаете это не хуже меня. Вы хотели говорить серьезно? Пожалуйста.

Уго неторопливо кивнул.

– Справедливо. Так что же вы хотите, чтобы мы сделали?

На этом месте Алмеро помедлил, сел на ближайший стул, а затем к полному изумлению воздушника приказал всем выйти, оставив его со старшим пленником наедине.

Такого не ожидал никто. Воины замешкались, а Закари и вовсе вытаращился, будто не веря своим ушам.

Пришлось магистру повторить распоряжение подпустив в голос холода. На этот раз никаких заминок на последовало. Комната опустела в мгновение ока.

– Садись, – велел магистр, указывая на место с другого конца стола.

Понимая, что выбора в общем-то нет и что против главы Совета у него, мягко говоря, шансов не очень много, Уго подчинился, гадая про себя, чего такого тот хочет рассказать секретного, что выгнал всех остальных. И главное почему не оставил Нейран, раз уж она тоже должна заслужить прощение.

Как будто прочитав мысли мага-воздушника лидер огневиков первым делом спросил:

– Гадаешь, почему девчонку тоже забрали? Все просто, она с тобой не пойдет. Побудет у меня в гостях, как и те двое, что вскоре должны появится в Тире, пока ты не вернешься обратно.

Ясно, заложники. Старый метод подтверждения лояльности. Особенно популярен у королей для усмирения особо буйных вассалов. Правда там предпочитают забирать детей, но и близкие друзья тоже годились.

– Что я должен делать? – угрюмо осведомился пленных маг.

Алмеро побарабанил кончиками пальцев по краю стола, чуть помедлил и будничным тоном неторопливо обронил:

– Ты должен поехать в расположение войск Готфрида Эйнара и передать ему, что я хочу с ним поговорить. В любом месте по его выбору. Готов предоставить любые гарантии безопасности.

Уго замер и только через несколько секунд поймал себя на том, что сидит, распахнув от удивления рот.


* * * | Война трех рас | Глава 20



Loading...