home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Война пришла к ним внезапно. Налетела с юго-востока в облике свирепых дружинников баронов Вольного края. Расшвыряла, убила, принесла скорбь и печаль о погибших родных. Уничтожила и сожгла дом, оставляя людей без крова морозной зимой.

Марика не помнила, как сумела выбраться из деревни. Позади полыхали зарницы пожара, разносились крики погибающих односельчан. А впереди приятным сумраком темнел зимний лес.

Перед глазами девушки все еще стояли ужасающие картины гибели семьи. Ее отец не стал покорно стоять, сложив руки и попытался оказать сопротивление, ворвавшимся на подворье захватчикам.

Но что мог поделать обычный крестьянин с плотницким топором против обученных воинов с боевым оружием? Он погиб быстро. Следом наступила очередь старшего брата и матери. Убийцы в доспехах никого не щадили.

Она думала, что ей удалось избежать страшной участи близких. Но оказалось враги предусмотрели возможность побега выживших и окружили деревню заранее. Беглянка попалась практически сразу, стоило ей ступить под лысые кроны деревьев.

Пригожую девку не стали убивать сразу. Взяли живой, перебросили через коня и отвезли предводителю.

Дальше начался настоящий кошмар. Днем ей приходилось исполнять роль служанки, а ночью со всей старательностью ублажать своего нового хозяина, стараясь сделать так, чтобы он не исполнил угрозы и не отдал ее на потеху сразу целой ораве солдат.

Было больно. Было страшно. Но приходилось терпеть, поджидая удачного случая для побега.

И однажды ей удалось это сделать. Захватчики продвигались по землям королевства Сарна почти не встречая сопротивления и в конечном итоге расслабились. Воины стали вести себя беспечно, неосторожно, в том числе те, кто присматривал за новой игрушкой барона.

Марике разрешили передвигаться по лагерю без присмотра. Пленница вела себя смирно, покорно и мучители думали, что она смирилась с судьбой. Это предоставило шанс. Которым она сумела сполна воспользоваться, прокравшись мимо сторожевых постов, больше обеспокоенных наличием вина в кожаных бурдюках на дежурстве, чем реальной охраной.

Потянулись дни холода, голода и страха погони. Зима плохо подходила для путешествий, особенно для одинокого путника. Трудно сказать сколько прошло времени, прежде чем беглянке удалось встретить добрых людей.

И хотя обоз беженцев, так же, как она пострадавших от разбойничьего набега, следовал на восток, а не на запад, куда Марика направлялась, сил продолжать путь одной у нее уже не оставалось. Она поверила, что где-то там, далеко на востоке, есть место, где привечают без исключения всех.

Дорога заняла много времени. Глубокие сугробы, с трудом тянувшие телеги обессилевшие лошадки, недостаток пищи, иногда казалось обоз встанет прямо посреди леса и больше не двинется с места.

Но откуда-то находились силы, люди поднатуживались и двигались дальше…

Наконец они достигли цели своего тяжелого путешествия. Вышли на побережье студеного моря бушующих волн и добрались до строящегося поселения, раскинувшегося внизу величественного Замка Бури.

Всех прибывших встретили хорошо, дали работу, предоставили продовольствие. Казалось жизнь понемногу начала вновь налаживаться.

Для всех, но не для Марики. Злоключения девушки продолжились даже здесь.

Дело в том, что симпатичную молодую девицу приметил главарь местной шайки по прозвищу Ржавый. Являющийся кроме всего прочего владельцем одной из трех городских таверн под вывеской «Дикий гусак».

Бандит имел связи среди тех, кто занимался беженцами и сумел сделать так, чтобы новенькую перевели к нему судомойкой.

И вот тут вскрылась страшная правда. Оказалось на постоялом дворе действовало что-то вроде борделя. Привлекательных ликом и телом молодых крестьянок насильно забирали из семей беженцев и заставляли удовлетворять мужскую похоть за деньги, угрожая за неповиновение расправой над родными.

В задних комнатах питейного заведения содержалось два десятка подневольных девиц для забавы любого, готового заплатить пару серебряных монет за женские ласки.

Туда же Ржавый намеревался пристроить и Марику. И этого она уже не смогла выдержать. Ни физически, ни морально, не готовая проходить через тот ад, что ей уже довелось пережить в лагере вольного барона, девушка нечеловеческим усилием смогла прорваться к двери и побежала сломя голову по улице, спасаясь от нахлынувших в разум кошмарных картин возможного будущего.

Она бежала и бежала. Не обращая внимания, что и так ветхая обувь окончательно развалилась и что теперь по деревянным настилам, припорошенным снегом, шлепают голые ступни.

Она не чувствовал холода. Она не чувствовала ничего. Только испытывала жгучее желание скрыться, избежав участи снова стать для кого-то покорной игрушкой.

Марика не заметила, как дерево сменилось выложенной мостовой, а вместо бревенчатых домов возникли массивные каменные постройки. Остановилась она лишь тогда, когда перед глазами до самого горизонта простерлось бесконечное море. Девушка поняла, что добежала до порта и теперь стоит на самом краю длинного пирса.

На одном из причалов шла разгрузка недавно подошедшего торгового судна, скользили по воздуху чайки, натужно кряхтя толпа грузчиков разгружала очередной подошедший корабль.

Отдышаться и прийти в себя беглянке не дали. Сзади послышались крики. Преследователи-бандиты не желали так просто отпускать беглянку и бросились следом.

Марика не оглядываясь рванула вправо, молясь всем богам, чтобы никто из попадавшихся на пути людей не попытался остановить куда-то бегущую девушку. Ведь со стороны вполне могло показаться будто разгневанные уличные лоточники преследуют что-то укравшую попрошайку-воровку.

Она так старалась смотреть перед собой, что не заметила, как сбоку появилась небольшая группа прохожих, выходящих через массивную дубовую дверь одного из больших припортовых зданий.

– Как видите, госпожа, все готово к отправке прямо сейчас, никаких задержек не будет, – толстяк в роскошной шубе изогнулся в поклоне.

В него-то и врезалась Марика, не успев уйти с дороги попятившегося мужика.

– Ой, – вскрикнула девушка, не удержавшись и рухнув на каменные плиты, больно ударившись о твердую поверхность.

– Что такое? – едва заметивший столкновение из-за толщины пышных мехов толстяк недоуменно оглянулся, не понимая, кто посмел его перебить, пока он делал доклад благородной леди.

– Извините, ваши милости, мы сейчас же ею займемся, – возникшей заминкой моментально воспользовались преследователи.

Двое дюжих парней резво подскочили к упавшей девушке и попытались подхватить ее под руки, увлекая обратно в толпу, подальше от глаз публики.

Марика поняла, что еще немного и ее уволокут прочь, прямиком в задние комнаты страшного трактира. И что единственная возможность спастись это сделать что-то прямо сейчас. Другого случая убежать ей могло уже не представиться.

– Спасите, благородная госпожа! – воскликнула девушка, падая на колени перед роскошно одетой женщиной необыкновенной красоты, стоящей в центре важных вельмож.

Темноволосая леди в черном плаще с серебряной застежкой нахмурила точеные брови, разглядывая нищенку, упавшую ей под ноги.

– Кто ты? И почему просишь спасения? – осведомилась она.

– Никто, ваша светлость. Это просто попрошайка, – наперебой заголосили бандиты, незаметно делая шаг вперед и явно нацеливаясь схватить за шиворот бедно одетую девицу. – Украла у нас пару монет и бросилась бежать.

Громилы Ржавого настойчиво потянули Марику за собой. Самый здоровый одновременно с этим попробовал ей заткнуть рот широкой ладонью. Беглянке ничего не оставалось, как со всей силы вцепиться зубами в толстую кисть.

– Это неправда! – закричала она, освободившись от хватки.

Из глаз девушки брызнули слезы. Сообразив, что дело нечисто вперед выступила еще одна женщина, но уже наряженная не в изысканное одеяние благородной аристократки, а в черную воинскую броню.

– Назад! – приказала женщина-воин кладя руку в кольчужной перчатке на длинную рукоять большого меча.

Бандиты не рискнули возразить, молча отступили и попытались раствориться в толпе грузчиков. Но не тут-то было. Хлестким ударом прозвучал новый приказ:

– Стоять!

Откуда ни возьмись возникли сразу несколько стражников. Подручных главаря шайки сначала умело повалили на землю, обыскав на предмет оружия, а затем поставили на колени, зафиксировав головы в приподнятом положении обнаженными лезвиями клинков.

Марике тоже не позволили остаться рядом с черноволосой госпожой, оттащив чуть в сторонку, не позволяя подняться на ноги. У горла девушки, как и у ее обидчиков замерла холодная сталь.

– Теряешь сноровку, Эльза, – проронила госпожа с легкой усмешкой. – Девчонка едва не успела подойти на расстояние уверенного удара кинжалом. А для броска так и вообще хорошо.

Воительница недовольно поджала тонкие губы. Брошенное вскользь замечание хозяйки ей не понравилось. Тем более, что оно выглядело вполне справедливым. Внешний круг проворонил неожиданное вторжение в сферу охраны.

– Артефакты со щитами активны, – смущенно пробормотала она. – Мы бы никому не позволили напасть на вас, моя леди.

Госпожа весело рассмеялась.

– Успокойся, я просто пошутила, – сказала женщина в темном плаще с узким воротом из серого меха, после перевела взгляд необыкновенных глаз фиолетового цвета на Марику, и строгим голосом осведомилась: – Так что тут происходит? И настоятельно советую не врать. Меня не разжалобят твои слезы. Если ты и впрямь украла деньги у этих людей, расплата будет неминуемой.

На страшную секунду Марике захотелось взахлеб разрыдаться. Ей показалось, что леди злиться на нее из-за того, что важных господ отвлекли от не менее важных дел. И чтобы она сейчас ни рассказала, ей попросту не поверят, равнодушно передав в руки приспешником Ржавого.

Но она сумела сдержаться. Невероятным усилием воли, заставив себя оставаться спокойной, девушка одним духом выложила всю историю своей короткой жизни, не забыв в подробностях расписать то положение, какое ждало всех симпатичных крестьянок в здешнем поселении.

По мере рассказа благородная госпожа несколько раз хмурилась, а под конец ее лицо почему-то приняло странное озадаченное выражение. Будто не поверив в то, что услышала.

– Покажи мне этот трактир, девочка, – велела она делая знак стражникам отпустить ее.

Примечательно, что за весь разговор леди так и ни разу не обратилась к тем двоим, что сейчас боялись лишний раз шевельнуться, опасаясь заполучить на шею глубокий разрез.

То ли сразу поверила бродяжке (что вряд ли), то ли смогла с одно взгляда оценить внешний вид здоровяков, мало походивших крепкой статью на обычных крестьян.

Впрочем, мускулы не слишком помогли им против обученных воинов, – заметила мысленно Марика. Вон как злобно сверкают глазами, но дергаться даже не пытаются, отлично сознавая на чьей стороне сейчас сила.

Сопровождаемая небольшим эскортом процессия двинулась в обратную сторону. Прохожие на улице расступались, уважительно отвешивая поклоны идущей первой миледи.

По дороге один из важных господ успел шепнуть крестьянской девчонке, что красивая женщина является не кем иной, как ее светлостью леди Летицией, супругой лорда, что владел всеми окрестными землями, включая замок на высокой скале и сам город.

Данное известие девушка встретила с робостью. Только сейчас беглянка сообразила, с кем ей посчастливилось повстречаться. И нельзя сказать, что это вызвало у нее прилив надежды на хороший исход сложившейся ситуации.

Марика знала кто являлся хозяином мрачной прибрежной твердыни. Слышала она также и слухи, ходившие между простолюдинов о лордах-колдунах с далекого севера.

Бывшие владыки Фэлрона имели весьма неоднозначную репутацию среди простого народа. За жестокость, надменность, за отношение к темному колдовству их недолюбливали и опасались.

И еще неизвестно, не было бы лучше, если бы она сумела тогда проскользнуть мимо, не наткнувшись на толстяка в пышной шубе…

– Это здесь?

Процессия остановилась на небольшой площади. Длинное крыльцо таверны «Дикий гусак» располагалось под углом, закрывая почти всю южную сторону.

– Да, госпожа, – едва слышно вымолвила Марика, уперев глаза в землю.

Людская молва говорила, что с колдунами ни в коем случае нельзя встречаться взглядом. Для обладающих силой зачаровать человека так же легко, как для него выпить кружку колодезной воды.

– Обыскать здание. Всех вывести наружу, – звонко прозвучали слова повеления.

Воительница по имени Эльза махнула рукой нескольким солдатам и без малейших колебаний ринулась внутрь.

Но тут произошло неожиданное. Вдруг окна на втором этаже питейного заведения распахнулись и оттуда дали нестройный залп не меньше чем из трех-четырех луков.

Один из воинов госпожи вскинул руку, пущенные стрелы брызнули разбитыми щепками, не успев преодолеть и половины пути.

– Живьем брать! – прорычала рослая воительница, практически взлетая на деревянное крыльцо гигантским прыжком.

Мощный пинок буквально снес дверь с петель, в полутемное помещение узким ручейком втекли солдаты. Почти сразу же послышались громкие звуки погрома и крики людей, выгоняемых наружу безжалостными ударами.

Очень скоро на площади в разной степени помятости оказались поставлены на колени два десятка мужчин. Освобожденных невольниц вывели позже и разместили чуть в стороне.

– Хм, мне кажется или это наши люди? – задумчиво протянул леди Летиция разглядывая троих захваченных человек, судорожно натягивающих серые стеганки, что обычно одевали под доспехи.

– Точно, ваша светлость. Ветераны из бывших наемников Давар-порта, – подтвердил кто-то из свиты.

Госпожа секунду подумала, разглядывая пойманных бандитов и воинов из числа защитников Замка Бури. Фиолетовые глаза бесстрастно скользили по застигнутым врасплох нарушителям установленных законов и правил.

Как-то незаметно на площади прибавилось людей. Среди простых горожан виднелись солдаты из гарнизона. Они выступили немного вперед из массы народа.

– Всех умертвить, – тяжело роняя слова приказала аристократка, не отрывая взора от приговоренных.

В ту же секунду по толпе воинов прокатился глухой ропот ворчания. Многие узнали своих товарищей по оружию и не собирались покорно смотреть, как их будут казнить. Злые взгляды обожгли стройную фигурку госпожи.

Миледи отреагировала незамедлительно. Повела ладонью вдоль импровизированного строя солдат. Ноги воинов перестали слушаться и подкосились. Ворчуны попадали наземь.

Стражники госпожи угрожающе выдвинулись вперед, готовые рубить головы бунтовщикам по жесту своей повелительницы. Но его не последовало. В последний момент леди вдруг замерла.

– Так не пойдет, – едва слышно пробормотала она и прикрыла глаза.

Спустя всего две минуты небо прочертил темный шлейф. Затормозил в воздухе и опустился на площадь. Клочья угольно-черного дыма обрели форму, наливаясь объемом и на ходу превращаясь в уверенно шагающего человека с развивающимся плащом за спиной.

Марика едва успела зажать рот ладошкой, пораженная таким колдовством.

– Ну что тут у тебя? – мрачно спросил лорд (а кто еще это мог быть, как не сам хозяин Замка Бури?) у супруги.

Прочий люд почтительно замолчал, впечатленный до глубины души эффектным появлением чародея.

Знаменитый Готфрид Эйнар имел весьма недовольный вид и судя по всему находился не в духе.

Леди Летиция кратко пересказала случившееся, кивком головы указав на забытую остальными беглянку. О том, как та сбежала от бандитов, об организованном притоне с борделем внутри, о наемниках, прикрывающих преступников и активно пользующимися услугами загнанных в натуральное рабство молодух-крестьянок. Не забыла госпожа упомянуть и о трех лучниках, совсем не имевших мозгов и отчего-то решивших, что смогут несколькими выстрелами убить настоящую волшебницу.

– Что они попытались сделать? – голос лорда понизился до шепота, походя на змеиное шипение. – Убить тебя? Здесь? В нашем собственном городе?

Голос взбешенного ансаларца подавлял волю, вселял страх, а еще удивительным образом завораживал, вызывая желание склониться перед представителем древнего племени колдунов.

По площади прошелестел порыв ледяного ветра, вызывая в разуме жуткие картины, наполненные мучениями и болью. Каждый присутствующий ощутил, как его душа затрепетала в странном томлении приближающейся смерти, одновременно обещавшей блаженной покой и бесконечный поток нестерпимых страданий.

Словно сама первородная Тьма заглянула в мир живых через ансаларского чародея, призывно маня в свои холодные и желанные объятия.

От высокой худощавой фигуры ощутимо дохнуло опасностью. Это почувствовали все. Люди замерли, боясь шевельнуться и тем самым обратить на себя внимание внушающего ужас создания, в которое в мгновения ока вдруг превратился темноволосый юноша.

Его облик стал нечетким, силуэт будто расплылся, сгустившаяся тень мягким покрывалом окутала плечи лорда подобно тяжелому плащу. По земле, где он стоял заструились тонкие змейки. Дощатый настил дрогнул, расходясь трещинами и обращаясь в прах, очертив идеально ровный круг вокруг разгневанного чародея.

Зримое проявление силы властителя местных земель вызвало дополнительный страх и шок у зрителей. Все разумеется знали о магических способностях господина. Но одно дело слушать страшные рассказы за кружкой эля в трактире и совсем другое стать свидетелем его могущества лично.

Взрослые мужики затряслись, принялись наперегонки творить ограждающие знаки божественной защиты от темных отродий Бездны.

Быстро сообразили, что делают и тут же прекратили, отдернув руки обратно, про себя молясь всем Девятерым сразу, чтобы помогли убраться с площади живым.

Единственной спокойной осталась жена внушающего неподдельный ужас колдуна. Сама Марика едва удержалась, чтобы не грохнуться в обморок.

– Вот значит, как, – медленно проронил лорд и обернулся к супруге. – Полностью тебя поддерживаю. Без массовых казней тут явно не обойтись. Всех на виселицу. Бандитов, прикрывающих их наемников, тех кто знал о притоне. Все причастные должны понести наказание. Без исключений.

Среди солдат вновь поднялось волнение. Пробежал шепоток. Однако на что-то более серьезное никто больше не осмелился.

– Не дело полководцу казнить собственных воинов за небольшую провинность, – из толпы выступил поджарый мужчина в простой телогрейке. Шею говорившего охватывала цепь с символом бога войны. – Стрелы никто из них в вашу супругу не метал, меча против вас не поднимал и клятву верности не нарушал. То, что преступников защищали, то плохо. Но лишать жизни за это никак нельзя. Нет на то твоей власти, лорд.

Колдун повернулся к говорившему. Окинул его тяжелым взглядом.

– Молчи, жрец. Здесь правит Древняя Знать. И нет здесь власти твоих божков из Пантеона Девятерых. Никто не смеет покрывать беззаконие на землях ансаларских владык.

– Тем более указывать им, как поступать, – вперед шагнула леди, презрительно глядя на выступившего священнослужителя.

А лорд вдруг прищурился, осененный внезапной догадкой:

– Ты знал о трактире, – утвердительно произнес он обвиняющим тоном.

Жрец не стал изворачиваться, просто кивнул, будто дело шло о какой-то незначительной мелочи. В ответ по губам лорда скользнула мрачная ухмылка.

– Что же, прекрасно, выходит ты сам выбрал свою судьбу и присоединишься к остальным преступникам.

– Мужчины имели право на женщин, в этом нет преступления, – возразил служитель воинственного Ара. – Крестьянкам должно быть в радость от того, что их плотью потешились воины.

Леди Летиция скривилась.

– Только ты забыл, что в бордель ходили не только твои подопечные, но и множество других мужиков. Да и если бы так, все равно, ничего бы это не изменило. Закон нарушен, девиц принуждали помимо их воли.

– Наш закон не нарушен, – воскликнул жрец, вздымая вверх палец. – Ар всегда разрешал брать женщин после боя, даже если они были против.

Лорд нахмурился.

– Мы не на войне. А это не поле битвы. Будет так как я сказал. На казнь отправятся все. В том числе наемники, выполнявшие роль городской стражи. Вместо защиты горожан ставшие покрывать преступление. Это не обсуждается.

Жрец набычился.

– Не верно говоришь, вождь. Нельзя за это казнить.

Его поддержали одобрительным ворчанием. Как-то так получилось, что площадь оказалась разделена на две части. На одной находился колдун с супругой и ее свитой во главе с долговязой воительницей. На другой встал жрец с присоединившимся к нему солдатами. Коих становилось все больше. Молва быстро разнесла по городу вести о случившимся, многие ветераны побросали дела и кинулись сюда.

Между ними на коленях застыли связанные бандиты с сообщниками.

Остальной люд предпочел рассеется, укрывшись на всякий случай в переулках. Никто не сомневался, кто одержит победу в противостоянии и не хотел попасть под магический удар разъяренного лорда.

Многие воины стали медленно тянуть из ножен мечи. Скрежет извлекаемого оружия послышался очень четко.

Хозяин Замка Бури смерил бунтовщиков угрюмым взглядом, едва заметно пожал плечами и сказал:

– Что же, вы сами выбрали свою судьбу.

В приподнятой ладони ансаларского колдуна вспыхнул сгусток фиолетового пламени.

Марика с ужасом закрыла глаза…


Глава 3 | Война трех рас | Глава 5



Loading...