home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Поначалу возмущения в магическом фоне воспринимались очередными опытами Дорна или Салазара. Ничего особенного, похожие всплески регулярно случались в пределах замковых стен.

Двое новаторов-экспериментаторов постоянно занимались чем-нибудь «этаким», как правило вызывающим определенные изменения в окружающем потоке энергетических линий, после восстановления Средоточия, охватывающих крепость сверху донизу.

Я не обратил внимание на легкие колебания, просто отметил данный факт и спокойно продолжил вести беседу с делегацией изтарского королевства. Вопрос договоренностей о совместных действиях против Ландрии слишком важен, чтобы сейчас отвлекаться на подобные мелочи.

Но вскоре частота возмущений стала слишком большой, игнорировать их уже не получалось. Дело принимало серьезный оборот для продолжения политики невмешательства.

Что я в общем-то и собирался сделать, вежливо прервав аудиенцию с принцессой Луизой из рода Дэстре-Клервон, перенеся разговор на более позднее время, когда по прилегающему к тронному залу коридору вдруг не пронеслись наши «кулибины от волшебства» вместе со стражниками кого-то преследуя.

Точнее я сразу же догадался, за кем они там гнались. Ответ сам напрашивался на язык, вызывая дикое желание выругаться от души в полный рост.

Кто-то уверял меня, что до полноценного созревания зародыша еще не меньше двух-трех недель. А то и целого месяца. Раньше дракон ни за что не вылупится из яйца.

Так мне говорили Дорн и Салазар, в унисон заявляя, что сроки не сдвинутся ни за что на свете. Мол особенность структуры подвергнутого мутации организма требует времени на полноценное созревание.

Ага, требует. А кто тогда скажите на милость сейчас летает по замковым коридорам, нелепо размахивая кожистыми крыльями?

Балбесы… Еще умудрились его упустить и позволили свободно летать по внутренним помещениям. Это же магическое создание, созданное с единственной целью – убивать. Кто знает, на что оно способно…

Пришлось резко закруглить беседу с изтарцами и быстро выйти из зала, присоединяясь к дурацкой погоне. Договорим в другой раз.

Летиция оказалась занята в порту, так что все хлопоты по поимке сбежавшего беглеца упали на мои плечи.

Дорн, растяпа такой, в свой идиотской черной хламиде, быстро выбыл из гонки, зацепившись ногой за край мантии, отлично выглядевшей на чернокнижнике в лаборатории, но однозначно не предназначенной для бега по ступенькам крутых лестниц.

Мэтр Салазар продержался чуть дольше. Большой опыт одиночных странствий дал волшебнику необходимый навык быстрого передвижения в просторном плаще. Видать уже приходилось удирать от кого-то. С техникой бега у него оказалось все в полном порядке, чего нельзя сказать о физической подготовке. Старик быстро выбился из сил, стал задыхаться и вскоре тоже отстал.

Остались мы с двумя стражникам. Последним бежать быстро мешали доспехи. Висящие на поясах мечи цеплялись за углы. Переброшенные через руку щиты стесняли движение.

Таким образом я вел погоню один. Неуклюже взмахивая перепончатыми крыльями дракончик болтался из стороны в сторону, распугивая попадавшихся на пути слуг, задевая портьеры и опрокидывая любые плохо закрепленные элементы интерьера, но при этом умудряясь сохранять приличную скорость.

– Навигация сбита, зато с движком все в полном порядке, – буркнул я, перепрыгивая растянувшуюся на полу кухарку, не сумевшую сохранить равновесие при неожиданной встрече с летящим маленьким чудом.

Поднос с обедом для дозорных упал на пол, мясная похлебка растеклась жирной лужей. Мне чудом удалось не наступить на нее и не поскользнуться.

– Достало, – ругнулся я, обращаясь к Трансформе.

Восприятие окружающей действительности привычным образом изменилось. Стало намного проще и удобнее лавировать по замковым переходам.

Перевоплощение в сгусток темного дыма значительно облегчило преследование. Уже через несколько секунд мелкая зараза оказалась на расстоянии вытянутой руки. Еще немного и можно схватить беглеца, заключая его в кокон силовых объятий…

Не вышло.

Почувствовав, что ему грозит опасность оказаться схваченным, дракончик немыслимым образом затормозил и вертикально взмыл вверх, на ходу совершив сложный пирует в воздухе.

– Ни фига себе фигура высшего пилотажа, – поразился я, с трудом успевая притормозить и не потерять шустрика из вида.

Теперь он несся не в горизонтальной плоскости, а в вертикальной, уходя по дымоходам донжона. Впрочем, продлилось это недолго. Слишком узкий лаз ему не понравился. Вместо него он нашел себе новый маршрут – винтовую лестницу, ведущую на вершину единственной в замке башне, куда новорожденный дракон без всяких сомнений и устремился.

Разумеется, я помчался следом, мысленно кляня про себя растяп, выпустивших создание из вольера.

На черта говорится его оборудовали на подземных уровнях? А еще хотят сделать балкон и завести бестиарий. Да у них там вся живность по округе разбежится. С такими-то смотрителями. Будем потом устраивать отлов по окрестностям странных тварей. Еще ведьмаков придется заводить с такими экспериментами…

Лестница башни была не бесконечной и в конечном итоге привела в последнюю комнату, выше находилась лишь площадка, где раньше горел огонь маяка.

– Попался, засранец, – удовлетворительно промурлыкал я, принимая обратно человеческий вид.

Дракончик безуспешно потыкался в наглухо закрытые ставни, попробовал деревянный люк в потолке. Сообразил, что выход из закрытого пространства один и попытался проскользнуть мимо меня вновь на лестницу.

Паршивец оказался столь резвым, что едва не смог осуществить новый побег. Схватить за шею его удалось лишь в последнюю секунду.

Схватить и тут же с проклятьем отдернуть руку обратно. Ряд мелких, но при этом невероятно острых зубов оставили на моем запястья глубокую рваную рану. Мало того, что он сделал укус, так еще дернул мордой, вырывая приличный кусок плоти.

– Ах, ты гад, – вскричал я не ожидавший столь яростного сопротивления.

Быстро поменял руку слегка придушив агрессивного зверя, взяв его так, чтобы пасть не доставала до державшей вытянутую шею ладони.

Вместо зубов в ход тут же пошли когти на лапах. Дракончик затрепыхался, яростно скребя по руке задними ножками. С легкостью раздирая рукав рубашки, оставляя после себя глубокие кровавые полосы.

– Да что за хрень! – ругнулся я.

Боль хоть и не сильная, но довольно приличная, чтобы испытывать дискомфорт. Прям как дикая кошка, в первый раз попавшая к человеку на руки. Царапается, вырывается, пытаясь выбраться на свободу.

Только вот проблема, что это создание совершенно точно не кошка и отпускать его на волю абсолютно точно нельзя.

– Да угомонись ты, – в сердцах вскричал я уже с ощутимой силой стукнув по маленькой голове.

На полу уже натекла лужица моей крови. От кисти до локтя рука покрылась множеством ран и царапин. Не будь у меня болевой порог выше обычного, то скорее всего удержать строптивую тварь вряд ли бы удалось.

– Ну все-все, хватит, – принялся увещевать я детеныша. – Ты показал свой норов, я его увидел. Будет.

Пальцы сдавили тонкую шейку чуть сильнее. Из маленького горла вырвался сдавленный хрип.

– Либо ты ведешь себя хорошо, либо мне придется тебя придушить до потери сознания. Смекаешь? – я приподнял голову дракончика на уровень своих глаз.

Уж не знаю, понял ли он меня или помогли силовые методы воспитания, однако активное сопротивление прекратилось.

– Вот молодец, – похвалил я рептилию, медленно ослабляя хватку.

Из горла детеныша вырвался протяжный крик, похожий на скрежет металла о стекло. Довольно противный надо сказать по ощущениям звук.

Я поморщился, но все же не стал ему выражать свои негативные эмоции. Злится мелкий. Ладно посмотрим, что дальше будет.

Получив относительную свободу дракончик к моему изумлению не попытался снова бежать. Наоборот, помогая себе крыльями он взгромоздился мне на плечо. Поначалу имелись опасения, что зверь примется за прежнее и захочет атаковать, получив широкий простор для маневра.

Однако опасения оказались беспочвенными. Больше попыток причинить мне боль он к счастью не предпринимал, ограничившись цепкой хваткой острыми коготками в рубашку.

Мы спустились по винтовой лестнице вниз. Где-то на трети дороги встретились запыхавшиеся Дорн с Салазаром.

– Ваша светлость, вы его поймали, – обрадованно воскликнул старый волшебник.

– Вам повезло, что он не наткнулся раньше на открытую дверь или окна, ведущие наружу, – проворчал я в ответ. – Сами бы потом гонялись за ним на улице.

– Рождение вышло слишком неожиданным, – повинился чернокнижник. – Мы никак не ожидали таких ранних сроков. Тем более того, что сразу после вылупления детеныш окажется настолько подвижен. Никто и понять ничего толком не успел, как он вспорхнул и вылетел из загона.

Я качнул головой. Мда этого у него не отнять. Очень шустрый малый. Даже когда летел зигзагами, сохранял приличное ускорение. Интересно, когда вырастет тоже будет гонять с крейсерской скоростью истребителя? Было бы неплохо. Этакий сверхзвуковой бомбардировщик дальнего радиуса действия.

– Как вообще это произошло? Мысли есть? – осведомился я, продолжая спуск.

Чародеи засеменили следом, подобрав полы широких плащей. У одного абсолютно черный, у другого серого цвета.

– Лишь в общих чертах, – первым подал голос Дорн, более молодой и более скорый на высказывание идей. – Полагаю, каким-то образом, зародыш перетянул эфирный канал прямиком на себя, стряхнув его с внешней оболочки силового кокона. Что послужило причиной увеличения притока энергии из источника на порядок. Не представляю, как ему удалось, но пока другого объяснения нет.

Вот даже как. Парень умудрился избавиться от предохранительной прокладки в форме кокона силы и напрямую присосался к эфирному каналу. Поток силы пошел полноводной рекой, не регулируясь заботливо выстроенным плетениям для строго-дозированной подачи энергии.

Прыткий парнишка. Не захотел питаться кусочками, а решил сожрать весь пирог сразу. Развитие получило сильнейший импульс. Как следствие, рождение случилось куда раньше положенного срока.

Я остановился, осторожно снял с плеча результат пошедшего не по плану магического эксперимента и принялся неторопливо изучать на предмет наличия физических дефектов.

Дорн тут же сунулся ближе. Моему подопечному это не шибко понравилось. Раздалось сильное шипение, между рядами кинжально-острых зубов вырвался раздвоенный язычок.

– Куда лезешь? Не видишь, что у меня с рукой? – осадил я слишком ретивого вассала, жадного до изучения магических явлений любых форм, и шутливо пригрозил: – Сейчас вцепится тебе в лицо, будешь потом до конца жизни ходить с маской.

Чернокнижник испуганно отшатнулся назад, бессознательно прикасаясь к щеке. Богатое воображение ему уже нарисовало кровавые борозды на собственной ухоженной физиономии.

Салазар не выдержал и коротко хохотнул, настолько юный коллега на секунду стал выглядеть растерянным и испуганным.

И оба только сейчас заметили в каком состоянии у меня находится все правое предплечье.

– Милорд, – пораженно охнул Дорн, – вам срочно нужно наложить целительное заклятье.

– Или перевязать руку, – пробурчал волшебник, вглядываясь в раны.

Я отмахнулся.

– Пара царапин. Ерунда.

И с удвоенным вниманием принялся осматривать маленького дракончика. Это заняло какое-то время, мешало плохое освещение на лестнице, спиралью уходящей на вершину башни, но все же удалось установить, что зримых нарушений физического строения у детеныша не виднелось.

В том смысле, что у него имелись все признаки дракона, без лишних лап, второго хвоста или гривы волос вместо гребня.

– Кажется он выглядит нормально, – с некоторым сомнением подвел я итог обследования магического создания. – Ничего необычного не видать.

Я ткнул пальцем в выпуклое пузо, где чешуя была чуть менее грубой. В ответ вновь раздалось сердитое шипение. Не нравится, когда трогают. Ух, как злобно уставился.

– Пойдем ко мне в кабинет, – приказал я, поудобнее размещая стервеца на плече.

– Может лучше в загон под землей? – неуверенно предложил Салазар.

Дорн поддержал товарища частым киванием. Оба спешили переместить объект эксперимента в более безопасное место.

Вот уж фиг. Сами прошляпили, а сейчас торопятся показать уже ненужное рвение. Знают, что лорд не очень-то любит катакомбы под замком и что быстро уйдет, оставив их одних с опытным экземпляром. А мне хотелось еще с ним повозиться. Зря что ли носился по всему замку? Да и привлекал меня чем-то дракончик. Несмотря на явно скверный характер.

Когда мы с удобством разместились в рабочем кабинете первым делом я принялся изучать видоизмененную рептилию через колдовской взор. Осторожно спущенный на стол дракон царапал деревянную поверхность острыми коготками, но взлетать не пробовал, оставаясь на месте.

Умный малыш. Сейчас глянем, что там у тебя с энергетической подпиткой.

Так, эфирный канал вижу, узор плетения должный расходиться на конце грубо скомкан. Контур нарушен, однако ядро не потеряло связь. Узлы нитей удерживающих заклятий тоже сорваны.

Плохо.

Вплетенный в кружево чар усмиряющий поводок полностью испарился. Никакого контроля над зверем нет. Придется накладывать колдовскую удавку по новой.

Хмм… вопрос в том, поможет ли столь слабая мера. Судя по тому, как непринужденно ему удалось избавиться от оков, нельзя сказать, что еще один «ошейник» продержится долго.

Как он разорвал удерживающую нить. Ну и силища. Вся структура смята в лепешку. Такое ощущение, что рисунок заклинания долго и упорно жевали, затем выплюнули и вдобавок от души потоптались на оставшейся массе.

Но общий контур связи с эфирным каналом остался. Точнее сохранился. И вроде бы чуть ли не укрепился. Стало похоже на паутину с плотным сгустком в центре сердцевины.

Оно завязано на жизненные силы дракона? Питается энергией прямо из Бездны?

Однако… Неожиданно. И говоря откровенно немного страшновато. Как минимум вызывает здоровое опасение.

– Принесите-ка «Трактат о тварях летающих», – приказал я. – И не забудьте основной том с пояснениями. Одной выпиской не обойтись.

Дорн сорвался с места, пулей выскочив за дверь. Мэтр Салазар чуть помедлил и тоже вышел. Но вернулся достаточно быстро, объяснив свой уход.

– Я распорядился принести свежего мяса. Сырого и жареного. Плюс немного зелени. Посмотрим, чем он предпочитает питаться.

С моей стороны последовал неторопливый кивок.

– Неплохая идея, – похвалил я, подумал и задумчиво пробормотал: – Правда не уверен, что ему вообще теперь необходима пища. Видите, что сотворилось с эфирным каналом?

Волшебник послушно подошел ближе, переключаясь на магическое зрение.

– О всеблагие боги, – пораженно выдохнул Салазар.

И тут же заткнулся, в свете недавних событий посчитав упоминать божественных сущностей в присутствии лорда не слишком удачной мыслью. Развалины храма одного из Пантеона Девятерых подтверждали это лучше всего на свете.

Зря, кстати. Никакой ненависти к самой распространенной религии в Фэлроне у меня не имелось. В том числе к Ару. Разве что неприязнь к его слишком ретивым служителям, но определенно не больше. В том смысле, что никакого желания разрушать все встреченные на пути святилища, построенные в его честь, у меня совершенно точно не появилось.

Запрет строить новые на собственной земле не в счет. Это скорее политическое решение.

– Что думаешь?

Мэтр медленно покачал головой.

– Не знаю, ваша светлость.

Я откинулся на кресло стула, мельком бросив мимолетный взгляд на исчезнувшие раны. По дороге вниз наложенные лечебные заклятья не оставили от кровоточащих глубоких укусов и царапин ни следа.

– Вот и я тоже, – проронил я.

Проблема заключалась в источнике. Зародыш снял барьер кокона и напрямую принялся брать силу из сотворенного канала энергии Бездны. То есть, если говорить земными сравнениями, он буквально проглотил ядерный реактор, минуя все промежуточные подстанции.

И тем самым стал чрезвычайно опасным. Любое нарушение целостности структуры энергетического потока, любая дестабилизация…

Ну скажем так, половину замка точно разнесет. Точнее, скорее всего испарит на атомы. Вместе со скалой, на которой он стоит. От другой половины останется лишь груда камней.

Небольшой такой атомный взрыв тактического боезаряда мощностью в четыре-пять килотонн в тротиловом эквиваленте. Не Хиросима конечно, но весьма и весьма близко. Рванет будь здоров.

Это ведь не тот же эфирный канал, что используем мы с Летицией или любой другой ансаларский колдун. Его сильно изменили, подогнав под нужды эксперимента. Не сам канал, а что называется «выходной порт подключения».

И теперь за это расплачивались.

– Может уничтожить его, пока не поздно? – деловито предложил Салазар. Он не хуже меня понял потенциальную опасность.

Как будто догадавшись что речь идет о его жизни, дракончик яростно зашипел, не отрывая злобных бусинок глаз от Салазара. Волшебник ощутимо вздрогнул и поспешил отодвинуться подальше.

Я не удержался и хмыкнул. Показывает норов, мелкий засранец. Характер бойца, это мне нравилось. Хотя чего еще ждать от дракона? Это не та зверушка, что покорно пойдет на скотобойню. Скорее уж сам кого хочешь сожрет.

Захотев провести небольшой опыт, я протянул руку вперед и осторожно погладил по гребню «малыша». Черные, отливающие матово-фиолетовым оттенком чешуйки, показались на ощупь необычно холодными и очень твердыми. Как металл. Влияние мифрила на формирование организма зародыша сработало на все сто.

Но главное дракончик не попытался меня в очередной раз укусить. Это обнадеживало.

Подчинился, признав власть над собой после демонстрации силы, когда я его чуть не задушил? Или дело в другом? Чует знакомые эманации Бездны, вплетенные в ауру любого ансаларского чародея.

Неясно. С ним вообще много чего непонятного. Поневоле задумаешься о продолжении эксперимента.

Притащенный свиток и книги не прибавили ясности. Ни о чем похожем в древних томах не упоминалось. Обычно процесс проходил по четкой схеме и никогда не нарушался схожим образом.

– Следование инструкции обязательно, – сквозь зубы пробурчал я, захлопывая толстый магический фолиант. – А мы выходит где-то напортачили и нарушили эти самые инструкции. Вопрос где именно и как это исправить?

Я с ожиданием уставился на придворных магов. Оба ответили смущенными взглядами.

В дверь тихонечко поскреблись.

– Заходи, – разрешил я.

В проеме возник слуга с широким подносом. На специальной доске лежали аккуратно порезанные кусочки сырой говядины. Рядом стояли две плоские тарелки. В одной исходили паром поджаренные ломти мяса, в другой громоздилась горка овощей.

– Ставь сюда, – указал я на край стол.

Совсем еще молодой парень, то и дело косясь на диковинного зверька выполнил приказ и быстро исчез из кабинета. После вчерашних событий прислуга стала меня еще больше бояться. По замку ходили совершенно дикие слухи о случившимся на площади. Бернард смеялся рассказывая, что многие говорят, будто лорд самолично сожрал всех преступников, а заодно и отряд стражи, оказавшийся поблизости. То, что бандиты сейчас болтались на виселицах, бывших селян ничуть не смущало.

Ох уже это народное «творчество». Любое событие переврут. Через год окажется, что взбешенный лорд вообще без вины перебил целую кучу народу без всякой причины.

Надо бы озаботиться идеологическим прикрытием для истории…

Между тем дракончик проявил не дюжий аппетит. Сначала сожрал сырое мясо, затем приготовленное, после схрумкал все овощи до последнего. Потом смешно уселся на задницу и счастливо рыгнул.

– Во дает, – ошалело покачал головой Дорн, оценив всеядность измененной магией рептилии.

– Да уж, – протянул я.

На меня тоже произвел впечатление продемонстрированный энтузиазм в поглощении пищи любого вида. Интересно сколько раз в день его придется кормить? Что-то подсказывало, что трехразовым питанием дело не ограничится. Организм молодой, растущий. Чую, жрать будет в три горла.

– Значит оставляем? – осведомился Салазар, наблюдая как детеныш сворачивается в клубочек, явно намереваясь прерваться на послеобеденный сон.

– Несомненно, – подтвердил я.

Только вот оставлять дракона при замке уже определенно нельзя. Изначально планировалось, что расти и развивается он будет здесь, в основном проживая в загоне под землей. Сейчас же, это будет опасно. Риск слишком велик.

Придется взять в поход с собой. Другого выхода нет.

Я меланхолично побарабанил подушечками пальцев по столешнице. Мысли сами собой переключились на другие дела. Скоро приезжает делегация альвов, а у меня еще не все вопросы закрыты с Изтаром. Стоило поторопится с переговорами.

А вообще должно быть весьма интересно. Будет забавно увидеть реакцию эльфов на возрождение драконьего племени…


Глава 6 | Война трех рас | Глава 8



Loading...