home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Китайский фокус

— О, да у нас гости! — закричал Мак, планируя к стоянке станции.

Действительно, рядом с «Победителем» стоял автобус. Из него выходила группа людей — нетерпеливый дед Омелько приехал со знатными колхозниками взглянуть вблизи на воздушный корабль. Мак поискал взглядом среди них Галинку, но ее не было.

Работники станции во главе с Гандиным встретили юного пилота аплодисментами. Все они любовались полетом Мака. Гандин прикрепил к рубашке мальчика значок, на котором был изображен летящий орел. Такие значки выдавали только тем, кто сдал минимум по авиаспорту.

Горный, поздоровавшись с гостями, оставил их на попечение Григория и Мака, а сам поспешил в радиорубку.

Новая радиотелеграмма волновала предчувствием близкой победы.

«Стабилизация облаков проходит успешно, — сообщала вторая станция погоды. — Северо-западным посылаем первый транспорт».

Далее следовал шифр — это были записи количества суточной влаги, которую станции удалось стабилизировать, формы облаков и тому подобное.

Горный словно помолодел после этого известия, его движения стали быстрыми и порывистыми, как у юноши. Радиорупор мгновенно разнес по всем рабочим комнатам его новые приказы. Станция готовилась к битве со стихией. Отдав необходимые распоряжения, Горный вернулся к экскурсантам, которым Григорий показывал «химичку».

— О, — сказал старик Омелько, бросаясь навстречу, — позвольте пожать вашу руку!.. Вы же гениальный человек, раз придумали такой замечательный способ обуздывать облака!

— Вы преувеличиваете, — скромно ответил Горный, — мне всего лишь повезло с помощью таких вот комсомольцев (он указал на Григория) подытожить то, что сделало целое поколение советских ученых. Я просто имел смелость вовремя заявить, что наука об атмосферных осадках достигла уже такого уровня, при котором можно овладеть дождем. Мне посчастливилось больше, чем моим предшественникам, часто пробовавшим свои методы вслепую. Громадная сокровищница науки о дожде, собранная выдающимися учеными, и собственная творческая научная мысль дали мне все возможности накинуть крепкую уздечку на доселе неукротимые облака…

Я говорю об уздечке: стоит вспомнить, что рассказывал профессор Аганин своим студентам.

Много веков, целые тысячелетия назад человек решил приручить дикого коня. Человек смело бросался на спину страшного животного и, ухватившись за гриву, пытался покорить его. А разъяренный конь сбрасывал человека на землю и топтал его своими копытами. Прошло немало лет, пока не нашелся такой умелец, который исследовал, разгадал простой лошадиный закон — конь идет туда, куда повернешь ему голову… И только тогда человек уверенно и смело взнуздал ретивого коня.

Я был счастливее многих своих предшественников, которые, не познав как следует законы дождя, пытались обуздать облака и ломали себе на этом шею. Многие законы дождя были уже разгаданы. Надо было только проверить их и, вооружившись новой техникой, сплести для облаков крепкую уздечку.

— А я бы очень хотел, — попросил комсорг колхоза Яша, стройный и тонкий, как молодой тополь, юноша, — чтобы вы нам вкратце объяснили, что именно вы взяли за основу научной теории дождя?

— Хорошо, — сказал Горный. — Вы садитесь, пожалуйста, а я вам коротко расскажу.

Гости расположились на уютном диванчике, автоматически выпрыгнувшем из стены по сигналу Горного.

— Вы, безусловно, знаете, что такое коллоидные растворы? — спросил Горный.

— Я знаю, я агрохимик! — радостно отозвался Яша.

— А я не знаю, — сказал один из колхозников.

— Так вот, коллоидные растворы — это такие растворы, где частички какого-нибудь вещества плавают в жидкости островками — группами молекул. Давно уже и наши, и зарубежные ученые обратили внимание на сходство тех явлений, которые происходят в коллоидном растворе, с явлениями, происходящими в атмосфере. Они начали говорить о том, что атмосферу с ее туманами, облаками и так далее можно также рассматривать как особый коллоид, и назвали ее аэрозолью (наподобие водного коллоида — гидрозоли).

Я стал внимательно изучать это сходство. Как известно, бывают устойчивые коллоиды. В них частицы растворенного вещества имеют одноименные электрические заряды. Эти заряды мешают частичкам объединяться естественным путем — благодаря движению молекул.

Иногда случается так, что никакие механические воздействия на подобный коллоид, как например встряхивание, не могут заставить эти заряженные частицы объединиться и выпасть на дно.

Еще профессор Аганин говорил, что крупные капли сливаются только тогда, когда их воздушную оболочку пробивает либо сильный механический толчок, либо большой заряд… чего в природе не бывает. Значит, надо создать эти условия искусственно, вне природы, — сказали мы.

Наши метеорологические наблюдения все больше подтверждали сходство атмосферы с коллоидом. Так, например, в устойчивых туманах капельки несут в себе значительные одноименные заряды. Эти заряды возникают от оседания из атмосферы ионов.

Напротив, неустойчивые, быстро выпадающие туманы имеют противоположные заряды.

Часто тучи долгое время не осаждаются дождем, а затем, после грозовых разрядов, начинается дождь. Очевидно, раньше капельки были заряжены одноименными зарядами. Грозовые разряды вызывают повышенную ионизацию воздуха, а также разряжают или перезаряжают облачные массы. В результате капельки приобретают противоположные заряды, слипаются и осаждаются дождем.

На основе этих научных данных и началось наше техническое воздействие на атмосферу. Но коллоиды бывают разные, и электролиты для них изобретают различные. И состав атмосферы с влагой, содержащейся в ней, тоже бывает разный. Ведь облака отличаются друг от друга и своим строением, и знаком заряда, и химическим составом ядер конденсации. А наши ученые располагали такими однообразными средствами воздействия на них!.. Какими кустарными были наши первые электроустановки! Долго мы бились, пока такие способные электрики, как наша Рая, не сконструировали замечательный летающий генератор, а наши химики не справились с моим дождевитом.

Легка на помине, в химичку вбежала Рая.

— Борис Александрович! Разрешите проверить маленький «Победитель», он мне что-то не нравится. Сейчас на втором километре к нам движется маленькая стойкая тучка. А Ролинский против, говорит, что это вне плана!

— Что ж, — сказал Горный, — я не возражаю. Кстати, покажем нашим гостям этот маленький опыт.

Он нажал какую-то кнопку, и в воздухе зазвенел сигнал к подъему. Внезапно автоматически закрылись окна и двери, мелькнул и скрылся трап. Станция медленно поднималась в небо.

Гостей поручили Маку. Он приветливо пригласил их в кают-компанию, которая находилась рядом со столовой, и посадил перед окном, откуда можно было наблюдать и землю, и облака. Катюша принесла кофе с тортом.

— Катюша, — удивился дед, узнав свою землячку, — когда ты успела стать воздушной девушкой?..

— Тсс! — улыбаясь, прервала разговоры Катя. — Смотрите на чудо небесное…

На небе действительно происходило чудо. «Победитель» завис в воздухе на уровне облака. С дирижабля следили за ним. Затем из люка автоматически вылетел круглый, с короткими крылышками радиосамолет. На его зеленой поверхности переплетались провода и цилиндрики метеорологических приборов. Самолет начал деловито ощупывать облако. Вот он нырнул внутрь и на минутку задержался в его кружевной вуали.

— Это — автоматический разведчик. Он беспилотный! Наш радист Ясь управляет им по радио!.. А его метеорограф уже передает нам по радио данные… — зашептал объяснения Мак.

Самолет-разведчик очень быстро вернулся из облака назад. Облачко плыло все дальше, а «Победитель» преследовал его. Через минуту со станции вылетел автомат и генератор, сверкая красноватой головкой, впился в белую ткань облака.

И тогда на глазах у всех облачко задрожало и будто начало расползаться. Оно потемнело, середина его засветилась, сделалась тонкой — оттуда узорчатой полоской пошел дождь.

— Дождь! Настоящий дождь! — громко ахнул Ваня.

— Разве это дождь? — вежливо заметил Мак. — Это ерунда. Вот завтра будет дождь!

Профессор Ролинский стоял у окна своего кабинета, скептически прищурив подслеповатые глаза.

— Китайский фокус, — шептал он.


Рекорд Мака | Обузданные тучи | В боевой тревоге



Loading...