home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Прыжок в атмосферу

На дворе была ночь и покой. Все спало. Луна плыла в легкой вуали — сонная, круглая. Только печные сверчки оживленно играли на невидимых инструментах.

— Знаешь что, — предложила Галинка, — если ты умеешь водить, мы возьмем дедовский мотоцикл…

— Прекрасно, — обрадовался Мак, — был бы бензин, а управлять им я умею.

Галинка вернулась домой, взяла ключ. Вместе с Маком побежала в гараж, находившийся в парке. Там было тихо. Галинка волновалась, и ключ никак не попадал в замок. Его скрежет казался таким же громким, как удары маленького галинкиного сердца.

Наконец дверь открылась, и дети выкатили мотоцикл. Мак внимательно осмотрел маленькую машину деда. Галинка прыгнула в коляску. Загудел мотор, и мотоцикл помчался по улице.

Мак увеличивал скорость. Все слилось в бешеном движении. Что-то удивленно крикнул часовой у колхозных магазинов. Замелькали домики в гуще парка, выскользнула из-за деревьев дорога.

— Скорее же, быстрее!.. — шептал Мак. Галинка чуть не вылетела на слишком резком повороте. Они были уже возле аэродрома, промчались мимо авиаспортивной площадки.

— Ой! — закричал Мак. — Мы опоздали…

Мотоцикл остановился с нервным толчком. Галинка испуганно глянула вперед и все поняла.

«Победителя» на аэродроме не было. Он висел в воздухе, сверкая глазами-окнами, далекий, недостижимый, скрывавший таинственные события, что происходили на борту.

Мак на миг утратил всю свою энергию и растерянно застыл на месте.

— На рассвете здесь пролетают дежурные самолеты, — робко попыталась подбодрить его Галинка.

— Ах, Галинка, — ответил ей Мак. — Можно многое придумать, но сейчас каждая минута дорога!.. Понимаешь, сию минуту надо быть там. Я боюсь, что этот мешок вконец испортит нам приборы.

Он тоскливо смотрел вокруг, словно ища помощи. Но вдруг он выпрямился и радостно воскликнул:

— Знаю!.. Мы доберемся туда на спортивных орнитостатах.

Захваченный внезапным замыслом, он бросился к спортивной авиаплощадке. За ним — Галинка, спотыкаясь, замирая от напряжения, волнения, испуга, спрятанного глубоко в сердце.

Мака уже было не остановить. Вновь энергичный и решительный, он взялся за дело — распутал привязь одного из шаров, на мгновение остановился и бросился к другому.

— Знаешь что, я свяжу наши шары вместе, чтобы мы держались близко друг к другу! — сказал он.

— Как, — воскликнула Галинка, — и я полечу?

Она посмотрела в ночную бездну неба, и глаза ее расширились от ужаса. Ей показалось прямо-таки невероятным, что они полетят куда-то в ночь, туда, где происходят такие таинственные события.

Мак почувствовал в ее голосе нотку страха, и это его возмутило.

— Пожалуйста, — холодно сказал он. — Можешь не лететь. Я сам полечу спасать станцию. Я просто думал, что ты уже перестала бояться всяких паучков и стала мне настоящим товарищем. Ты брала в руки паука и уверяла, что ничего не боишься. Значит, я ошибся.

Он повернулся к Галинке спиной и стал еще быстрее возиться у шара. Шар покачивался воздухе, туманно-белый, зовя за собой в небесное пространство.

Галинка растерялась. Слова Мака ранили ее, как острая колючка. Она не знала, что делать, и вот-вот готова была заплакать. Но это было бы окончательным доказательством ее трусости!

Она зажмурила глаза и вздрогнула, представив под собой пустую бездну. В воображении возникло нечто похожее на огромного паука — туманный мешок, бесформенный и страшный, как воздушные волны. Но надо, как говорит Мак, собрать всю себя в послушный комок… Надо решиться… И нет сомнений… Нет страха!..

Галинка открыла глаза и вздохнула.

— Нет, Мак!.. Я тоже полечу. Мне немного страшно, но ничего…

Мак повернулся к ней и начал кратко, сухо объяснять, что нужно делать. Надо впрячься в эти ремешки вот так — они крепко держат человека под мышками и под сиденьем. Можно даже выдвинуть маленькую скамеечку, и Галинке будет достаточно удобно сидеть во время полета. Этот канат — канат спуска, им открывается клапан, выпускающий из шара газ. С каждым делением шар снижается примерно на четверть километра. Если они поднимутся выше дирижабля, пусть слушает его команду и приземляется на мостик. Лопасти, прикрепленные у шеи человека, легкие, но мощные лопасти, управляют шаром в воздухе, и ими надо двигать вот так. Понятно?..

Все ясно и просто, как езда на лыжах зимой. Только вместо снега будут воздушные волны. Чтобы взлететь на шаре, надо подпрыгнуть, но Галинке можно этого и не делать, потому что она очень легкая и может вообще ни о чем не беспокоиться: он, Мак, будет руководить и возьмет ее на буксир.

Несколько минут — и дети оседлали воздушные экипажи. Мак перерезал ножом грубый канат. От резкого толчка Галинка чуть не потеряла сознание.

Через минуту она услышала смех Мака или, может быть, его окрик. Девочка робко открыла глаза и поняла, что она находится уже высоко над землей. Совсем близко и немного сбоку колыхалась под ногами белая гора — шар дирижабля.

Странно было сидеть на воздушных качелях, колыхаясь в воздухе. И вместо страха Галинка почувствовала вдруг прилив гордости: она взлетела высоко-высоко и качалась в небесной колыбели.

Наконец, она решилась посмотреть вниз. Сбоку, в темной бездне, поблескивали далекие огни. Земля была так далеко… На мгновение все показалось Галинке все невероятным сном. Она почувствовала, что снова движется, и инстинктивно вцепилась руками в ремешки, но предосторожность была излишней, так как маленькое тело девочки было крепко привязано. Лопасти беспомощно колыхались в воздухе, как уставшие крылья. Но рядом был Мак, и он теперь направлял ее полет. Она скорее почувствовала, чем услышала его голос, который терялся, тонул в пучине неба.

— Не бойся… Сейчас причалим!..

Он сделал смелое движение крыльями. Шар резко качнулся и ушел немного в сторону, потянув за собой Галинку. Девочка едва не ударилась ногами о шар дирижабля. Но вот совсем близко замигали огоньки лампочек на мостике «Победителя». Галинка увидела, как Мак, вытянув ноги, коснулся ими мостика и крепко ухватился руками за столбик для вывода какого-то прибора. Он задержался на минуту, освобождаясь от веревок. Его шар мелькнул и исчез в глубинах неба.

Галинка вскрикнула: ей показалось, что Мак улетел вместе с шаром и она осталась одна. Но она сейчас же услышала его голос, прозвучавший как будто совсем близко.

— Освободись от ремней и прыгай вниз. Не бойся, твой шар уже привязан и никуда не убежит, как мой, а ты находишься над поверхностью мостика.

Будто во сне, успокоенная голосом Мака, Галинка выполнила его приказ. Шар качался над мостиком совсем низко. Сняв ремни и держась за скамейку, Галинка выпрямила застывшее тело и прыгнула вниз.

И вот она уже на мостике. Галинка посмотрела вокруг ослепшими от близкого света лампочки глазами. Побледневший Мак улыбнулся ей. Только теперь он ощутил всю рискованность такого спуска.

— Ты похожа на майского жука, залетевшего на лампу, — попытался он пошутить, чтобы подбодрить Галинку. — А знаешь, нам приготовили и вход — окошко на чердаке разбито. Лезь туда. Только — тихо!


Охота на невидимку | Обузданные тучи | Юные разведчики



Loading...