home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четырнадцать: Маленький квест – большие проблемы

Я напряженно всматривался в проходы между зданиями разной степени поврежденности, ожидая появления первых монстров из второй волны, которая отстала от своих более быстрых собратьев. Обнадеживало наличие трех валов из трупов предыдущих монстров, да и то, что стена пока еще ни в одном месте не была повреждена. Если я правильно понял, то приближающиеся мутанты в основной массе не обладают той прыгучестью, как первая волна, а значит, им придется пробивать себе путь.


— Сюрпризы готовы… Подключил дистанционные… Радиовзрыватели, — отвлек меня подошедший Саргос.

— Отлично! Эм… Ты чего опять начал фразы рубить? — повернул я голову в его сторону, удивленно вскинув брови, даже не задумываясь о том, что за шлемом он этого не увидит.

— Зае… Замахался… Устанавливать мины… Едва хватило на две полосы, — немного отдышавшись, продолжил уже нормально. – Местные инженеры отлично знают дело в оборонных сооружениях, ну и всякий ремонт и производство. А вот толковых минеров смог найти только три человека, вот и пришлось в четыре пары рук подготавливать детонаторы да снаряды курочить, остальные только разносили по указанным точкам.

– Что за снаряды? — ухватился я за несостыковку.

– Да из-за раздолбайства кого-то на складе к минометам закупили пушечные снаряды в том же калибре, что и миномет. Ну и, соответственно, перед атакой монстров две полные платформы подвезли к минометной батарее. А минометчики даже не глянули, что им привезли, и просто ткнули пальцем, где разгрузить. Вот мы и экспроприировали их для создания минного заграждения.

– Хорошо, только смотри мне, подрыв только по команде.

— Да понятное дело.

— Кварц, – перешел я на внутреннюю связь. – Что там с боеприпасами к минометам?

— Плохо все! — зло ответил он. – Из-за этих долбокряков с интендантской службы у меня всего три сотни мин осталось, причем полсотни из них вспомогательного назначения, напополам светляки и дым.

– А остальные?

– Сто двадцать осколочных, тридцать криогенных точечных и сотня кассетных, шестьдесят из которых с плазмой и сорок с какой-то химией, но по маркировке не пойму, что за фигня там, а из местной братии тоже никто не в курсе, – раздраженно бурчал Кварц. – Да тут минометчики вообще дубовые, их всего две недели назад начали учить минометом пользоваться, я и то больше их знаю, при том что ты мне только в теории объяснял.

– Плохо, но ожидаемо, в местных реалиях, как я понял, артиллерия и минометы не прижились из-за плотной застройки. – Немного подумав решил и нашего медика подключить. – Тилорн, ты там далеко от минометов?

– Да нет, мы практически за ними что-то вроде госпиталя устроили, – отозвался он.

– Дуй к Кварцу, и посмотри, что у него там за химические снаряды завалялись, может, определишь.

– Я лучше химика вышлю, есть тут один интересный товарищ, с глубокими познаниями всякой химии.

– Ок. Только давай быстрее, а то первые монстры уже в зоне видимости, – согласился я, наблюдая, как в поле зрения начинают выбегать самые быстрые экземпляры.


Сняв винтовку и примостив ее для упора на парапет стены, покрытый мелкими черными точечками, поймал в прицел одного из монстров, попутно размышляя над слегка изъеденной стеной. Надо будет покопаться в настройках оружия, а то наниты самостоятельно жрут металл вокруг меня, восстанавливая запасы хранилища. И если сейчас это не столь катастрофично, то могут возникнуть ситуации, когда такое подтачивание окружающих меня материалов может сыграть злую шутку. Но ладно, с этим разберусь позже, сейчас меня должно волновать совершенно другое.

Дистанция была хоть и приличная, но с такой винтовкой можно брать дистанции раз в пять больше. Все же на всякий случай сделал глубокий вдох и выдох, полностью освободив легкие от воздуха, и задержал дыхание. Три секунды на доводку прицела, чтобы взять упреждение по двигающейся цели, заодно за это время успокоится диафрагма, и у меня будет целых четыре секунды на выстрел, пока она снова не начнет сокращаться от нехватки кислорода.

Выстрел я произвел, стараясь попасть в лопатку, ну и, соответственно, в сердце, если у этого мутанта оно как у любой нормальной твари. Не отводя прицел, убедился, что попал практически туда, куда и целился, сразу же полез в логи, чтобы посмотреть урон. Учитывая, что я бил обычным выстрелом, после быстрого подсчёта разницы урона между тем, который выдавала система у «Кары Серафима», и нанесенным, получилось, что у монстра примерно около двадцати пяти единиц брони, плюс-минус пару единиц.

Вопрос стоял в том, что я так смог подсчитать только проникающий урон, а вот каково значение будет у других типов урона – так не подсчитаешь. Ведь, к примеру, даже кинетический урон засчитался только частично, потому что было пробитие. Ладно, мне это хоть какие-то вводные данные дало, которые помогут при обороне.


– Внимание, стрелки, у кого проникающий урон ниже тридцати единиц, приготовьтесь сменить оружие на рукопашное. У монстров броня в районе двадцати пяти единиц. При приближении противника внимательно следим за уроном в логах, если не пробиваете, работайте на подхвате у остальных стрелков и сбрасывайте монстров со стен.


В эфире сразу же пошли подтверждения того, что приказ принят, а если судить по мини-карте, то командиры подразделений сразу же начали перестройку позиций, более равномерно растягивая стрелков, которые подходили по параметрам. На глаз, если судить по смене построения, то процентов десять бойцов со стрелковым оружием не подходили по критериям урона.

Тем временем я водил дулом винтовки из стороны в сторону, ловя все новые и новые виды монстров, которые появлялись в поле моего зрения. Прицел на каждом новом виде я задерживал буквально на секунду-другую, но мне этого хватало, чтобы убедиться, что большая часть образцов местной фауны не сможет прыгнуть достаточно высоко, чтобы забраться на стену. А значит, скорее всего, как я изначально и предполагал, они будут пытаться проломить стену.


– Красные группы, кучкуемся отделениями и растягиваемся по всей линии стены, держим дистанцию тридцать метров, задача – заткнуть брешь, если проломят стену – задача не убить, а удержать на месте, пока стрелки сверху добивают. Медики, выделите хотя бы по одному человеку на каждое отделение. Работайте каруселью, мельчайшее ранение – смена бойца и к медику, чтобы продержаться как можно дольше.


Монстров становилось все больше и больше, самые шустрые, ну или наглые, уже добрались до первой баррикады из трупов, но почему-то не спешили подниматься на нее. Они что там, пожрать тормознули? Ладно, подстегнем неразумных мутантов к более активным действиям.


– Кварц, корректировка по центру, от баррикады плюс сто, веером по всему фронту с шагом в пятьдесят, одну кассетную плазмы заряжай, стрельба по команде.

– Понял, принял, плюс, плюс.


Тем временем над баррикадой начали показываться первые монстры, и я отдал команду включить автоматические турели, которые практически моментально начали срезать лезущих монстров с гребня баррикады лазерным огнем вперемешку с крупнокалиберными пулями. Жаль, что не все пулеметы успели восстановить, две защитных турели так и остались молчать, не подавая признаков работоспособности, но, как говорится, за неимением гербовой будем писать на туалетной бумаге.


– Стрелки, первые номера, ОГОНЬ! – скомандовал в эфир, когда уловил момент, что пулеметы самостоятельно уже не справляются и волна монстров вот-вот перевалит через первую баррикаду вниз, скрываясь от пулеметного огня за возвышающейся частью второй баррикады.

Подождав восемь секунд, снова отдал приказ:


– Стрелки, вторые номера, ОГОНЬ!


Боезапас в среднем у всех был одинаковый, поэтому такая задержка с открытием стрельбы была вполне логична. Заранее проведенный расчет на первого и второго номера, после вот такой задержки, позволял первым номерам перезаряжаться, пока стреляют вторые номера, и наоборот. А то до этого большая часть прорывов образовывалась исключительно по причине того, что на одном куске стены одновременно от трех до семи бойцов в этот момент перезаряжались, и отстреливаться было просто некому.


– Кварц, залп!


Ответа не последовало, но за спиной почти синхронно ухнуло, да так, что некоторые бойцы встряхнули головой, видно, по барабанным перепонкам хорошо долбануло, а мой слух защитили активные наушники шлема. Над головой пронеслись мины с характерным свистом и легким то ли фырканьем, то ли хлопаньем от попадания воздуха на стабилизирующие лопасти. Кстати, вот сколько раз через меня летали мины, постоянно удивлялся этому звуку. Лопасти-то у них неподвижные, откуда берется этот фыркающе-хлопающий звук – непонятно, а у спецов вечно забываю спросить. Не скажу, что мины идеально приземлились, с минометчиками еще работать и работать, но сейчас хотя бы смогли добиться примерно того результата, что я просил. Мины легли примерно в диапазоне ста метров дальше баррикады, ну плюс-минус двадцать метров, что для кассетной мины с кучей шариков плазмы было не так категорично к точности. Но вот дистанцию между выстрелами по ширине выдержали плохо, примерно в пяти местах образовались разрывы в пространстве, которое накрыла плазма из-за того, что не выдержали шаг в пятьдесят метров между минами, вот и получили в одних местах повышенную концентрацию плазмы, в других же вообще ни капли не упало. Поморщившись от досады, скомандовал повторить залп. Вот от второго залпа закрыло уже все пространство. Пару минут у нас есть, пока плазма немного остынет или ее просто не завалят тушками.


– Всем перезарядиться, работают только пулеметы. Минометчики, осколочными минами, зонтиком плюс сто пятьдесят дальности от предыдущего выстрела, два залпа. – Много урона наступающей волне это не нанесет, но самых легкобронированных монстров зацепит.


Так мы и отстреливались практически до самого подхода подкрепления. Как только на гребне первой баррикады набиралась критическая масса монстров, с которыми пулеметы совместно со стрелками не справлялись, сразу же залпом минометов откидывали часть монстров назад, полностью выстреляв весь запас криогенных и плазменных мин. Да, по сути, я уже готовился давать команду на подрыв первой закладки мин. Но меня отвлек голос, раздавшийся прям над ухом.


– А я уже думала, ты насовсем пропал где-то в далеких локах.


Резко обернувшись, я чуть не врезался в близко стоящую девушку. Я сначала даже не сообразил, кто это, и только имя над головой дало мне понять, что я ее прекрасно знаю. Хоть, если честно признаться, в новом костюме я ее вряд ли бы узнал.


– Привет, Сини! Я смотрю, тебе наконец-то удалось ко мне подобраться незамеченной.

– Ну… – протянула она. – Если бы народ вокруг так не тарахтел стрелкотней, то не факт, что подобралась бы к тебе. А то ходят слухи, что тебя пытались два хая из стелса прикончить, только не вышло у них ничего.

– Ты что-то знаешь о них? – сразу напрягся я.

– Да так, слухи ходят… Но, думаю, сейчас это не самый важный вопрос, – кивнула она в сторону планомерно истребляемых монстров.

– Ну да, монстров накопилось как-то слишком много, я даже как-то не думал, что их будет аж столько.

– Ну, значит, не зря я привела почти три сотни человек на подмогу. – Если судить по интонациям голоса, то, похоже, она улыбалась.

– Не зря, но вроде не привела, а тебя Карфаер послал на помощь.

– Ну… Это вот прям так важно?

– Нет, – усмехнулся я. – Лови тогда приглашение в оборонительный рейд.


Как только она приняла приглашение, у меня сразу состав пополнился на двести девяносто семь бойцов, большая часть которых имела стрелковое оружие того или иного плана. Что сейчас было весьма кстати.


– Вот так и знала! Опять ты нашел какую-то уникалку.

– В смысле? – не сразу сообразил, о чем она говорит.

– Ну так это же ты тот уникальный Скувра… Скурфуе… Скурфай-фер, – по слогам выговорила она. – Тьфу ты, язык сломаешь от такого названия.

– Есть немного, – снова улыбнулся я. – Кстати, совсем забыл.


Раскрыв нейроинтерфейс и найдя задание по обороне форпоста, пару секунд поискав в его меню, смог найти, как растянуть квест на весь рейд. Ну а что, пускай капнет народу хоть пару очков от скурфайферского квеста, ну или репутация немного подрастет. Нужно же будет со временем восстанавливать эту практически мертвую организацию. Вот только не ожидал я, что за этим последует практически гробовая тишина, которая прерывалась только стрельбой автоматических пулеметных турелей. Спустя несколько секунд мертвой тишины эфир просто взорвался различными голосами.


– Квест.

– Квест?

– Квест!!!

– КВЕЕЕЕСТ!!!

– Господи, спасибо тебе! Как же я соскучилась по банальному квесту “убей сто кроликов”, который учитывается в квест-логе… – донесся до меня женский голос от стрелка в паре метров от меня. Девушка (хотя с навешенной на ней броней я бы фиг угадал, что это девушка), сложив молитвенно руки, говорила это, обратив лицевой щиток шлема к потолку.

– Ну все, держите меня семеро, я наконец-то полноценный квест получил!


Даже бойцы из местных обсуждали это удивленно, но там больше звучали фразы из разряда: «Прям как в рассказах деда, Серверные задания…» или «ой, чует моя задница, скоро много чего поменяется…». Для меня как-то было странно увидеть такую реакцию. А самое интересное, что когда народ начал отходить от первичного шока, они начали с остервенением отстреливать монстров, прям возникло чувство, что до этого они просто со скукой постреливали в сторону монстров, а сейчас начали интенсивно стараться нанести максимум вреда противнику.


– Я чего-то ни фига не понял, а чего все так оживились?

– Волпер, вот честно, ты меня не перестаешь удивлять, – покачала она головой.

– Чем это?

– М-да… Похоже, ты сам не понял, что сделал. Сразу видно, что в прошлом ты с геймерством не имел ничего общего.

– Да блин, ты можешь объяснить нормальным человеческим языком? – я уже начинал закипать.

– Да что тут непонятного, ты выдал, мать его, квест. Нормальный, полноценный КВЕСТ, не договор, не устное соглашение, а задание, которое подтверждает система, за который награду также выдает система.

– Ну и что тут такого? – Ну не мог я догнать, что же они так все обрадовались квесту. – Да какая, собственно, разница, ну подумаешь, в других вариантах нужно составить договор, эффект-то тот же.

– Как с тобой тяжело. Так, ты лучше сначала скажи, сможешь еще кому-то этот квест выдать?

– Да хоть всему форпосту, – буркнул я, проверив сначала в интерфейсе, нет ли ограничения.

– Значит, слушай сюда. – Она начала ходить из стороны в сторону, явно возбужденная. – Сейчас я вытащу в сеть весь клан, надо будет, чтобы ты всех принял в свой рейд и выдал квест, пускай там даже по копейке на брата будет, но есть шанс получить что-то уникальное. – Окинув взглядом остальных игроков и местных, которые с новым ажиотажем перемалывали наступающих монстров, и тяжело вздохнула. – Эх, еще бы убрать этих любителей фана, но так просто они хрен теперь уйдут.

– СИНИАМИ! – рыкнул я на нее. – Я, конечно, не понимаю, чего такого в том, что я растянул квест на весь рейд, но не забывайся, ты не с идиотом разговариваешь. Поэтому я прекрасно понимаю, что сделал что-то, выходящее далеко за стандарт, и ты хочешь, чтобы твой клан за счет этого поживился. Так вот, либо ты мне нормально все рассказываешь, либо лично у твоего клана отбираю квест, и хрен вы дождетесь от меня когда-либо сотрудничества.


Либо она по интонации моего голоса поняла, что шутки закончились, то ли еще по каким-то причинам, но она не стала идти на конфликт и, тяжело вздохнув в очередной раз, начала объяснять.


– Пойми, всегда и во всех играх для абсолютно всех игроков главное было – быть в топе. То есть самым раскачанным игроком или самым богатым. Как вариант, найти уникальные вещи, которых больше ни у кого нет, или уникальное задание в единственном экземпляре. За такие вещи отдавались бешенные деньги, причем реальные. К примеру, космический лайнер «Циклон» поменяли на ключ, открывающий уникальную локацию в проекте «Гарлайт», который был в фэнтези стиле из разряда миров меча и магии. – Я аж присвистнул после этих слов, видел я этот лайнер несколько раз, так его стоимость исчислялась в несколько десятков миллиардов твердых земных кредитов. – Ага, вижу, примерно представил цифры. А теперь давай посмотрим на ситуацию, в которой ты оказался. Игра, в которой сидит почти миллиард игроков, хотя по всем прогнозам аналитиков она не должна была набрать больше десяти миллионов игроков из-за полноценного наличия боли, но это уже другой вопрос. У нас же тут немного другой момент, вот смотри, при огромном количестве игроков, среди которых достаточно много инвалидов с беспрерывным погружением, после того как появился прецедент Игнатенко, игре уже больше полугода, и топовые игроки по неофициальному топу достигли примерно восьмидесятого, возможно даже девяностого уровня. Так вот за все время игроки наталкивались только на один единственный квест – это активация нейроинтерфейса. Да и то, узнавали о его существовании уже постфактум, по факту выполнения. Уже почти все решили, что в этой игре квестов просто не существует, хоть и остается небольшой процент игроков, которые пытаются найти их, но их становится все меньше и меньше. А тут из командировки возвращаешься ты с уникальной профессией и сходу выдаешь квест на защиту форпоста. Мало того, что это мегауникально, так еще и квест – это не договор, который нужно правильно составить и в котором тебя могут надурить. Квест – это задание от системы, по выполнению которого игрок ОБЯЗАТЕЛЬНО получит награду, прописанную в квесте. Да тут в ближайшие пятнадцать, ну максимум двадцать минут будет минимум несколько тысяч игроков, а скорее всего, под этими стенами будет стоять девяносто процентов игроков, которые приписаны к этому форпосту. Ведь большинство выходит из игры на время прорыва, потому что профита с него нет, одни затраты, за которые не факт, что что-то получишь. А тут тебе награда от системы, да еще и плюс убитые тобой монстры подсвечиваются отдельно, что, если судить по словам наших аналитиков, скорее всего, будет гарантом того, что ты сможешь самостоятельно его облутать, не боясь, что труп уйдет налево. Теперь ты понял всю глубину задницы?

– Понятно… Очередная задница на мою больную голову. Стоп, а чего ты решила, что подсвечиваются трупы?

– Пока мы с тобой болтали, рейд клана уже успел настрелять достаточно много мобов и сбросить руководящему звену отчеты, даже аналитики уже успели разработать несколько вариантов развития дальнейших событий.

– И что думают ваши аналитики? – поинтересовался я.

– Ну, вариантов много, но как минимум они уверены, что на околоигровых форумах ты будешь самой обсуждаемой личностью ближайшие пару недель, даже затмишь информацию о появлении андроидов и возможность сформировать свой форпост.

– Стоп, про андроидов я, в общем, в курсе. – Ну не буду же я говорить, что про них я не просто в курсе, а имею непосредственное участие. – А что там с освоением форпоста?

– Помнишь информацию о первом клане? Так вот там весь прикол в том, что несмотря на большое разнообразие организаций в Альфариме, эти ребята ни черта не первые, просто они умудрились зарегистрировать клан в том статусе, в котором еще не было ни одной организации на всю игру. Так вот, свою награду, в виде клановых земель и кланового здания, они выбрали в ничейной территории на пятом уровне. И когда смогли нормально укрепить свою базу, получили от Сервера статус форпоста, со всеми преференциями.


Всего пару минут разговора, а информации открылось просто немеряное количество, причем намного больше, чем сказала Синиами. Ведь она обладает только частью информации, да и до сих пор считает, что это игра, специфичная, но игра. А вот мне, при наличии определенных данных, становится ясно, что только Сердце имеет возможность выдавать задания, а вот Сервер, похоже, нет, и есть даже основание предполагать, что активация нейроинтерфейса – это тоже задание Сердца, вот только прошивку ставят от Сервера, сразу обрубая связь с Сердцем. Если это действительно так, то я даже боюсь представить, что может тут начаться в скором времени из-за меня. Осмотревшись и убедившись, что наплыв монстров сейчас вполне спокойно удерживают игроки, которые теперь заинтересованы квестом, решил прояснить один вопрос, прежде чем начну закладывать основы для большой встряски Альфарима.


– Сини, вот скажи, а если игрокам дать возможность получать регулярно квесты, но из-за этого придется вступить в противостояние со всей остальной частью Альфарима, как они к этому отнесутся?


Она прям подвисла от моего вопроса. А потом, стянув шлем, ладонью утерла лицо и уставилась на меня огромными от удивления глазами. Даже ротик был слегка приоткрыт, что явно показывало насколько она шокирована возможными перспективами.


– Отдельная фракция? – едва слышным шепотом спросила она.

– Что-то вроде того, – решил немного неоднозначно ответить.

– Честно, не знаю, но если судить по подсказкам аналитиков, которые сейчас пытаются просчитать возможные варианты, то минимум четверть игроков и, возможно, до восьмидесяти процентов ломанется сюда, чтобы вступить в новую фракцию. При этом явно ожидая огромного холивара.

– Холи кого?

– Холивар, война за идею, ну или если вспомнить оригинальное значение – священная война. Чаще данный термин в современных играх применяется как название войны на уничтожение и навязания своих идейных принципов. Размеры войны могут быть разными, но как бы подразумевают, что будут воевать две непримиримые стороны.

– Хм… Ну да, определение холивар сюда, скорее всего, подойдет. Но почему прогнозы аж до восьмидесяти процентов, не много ли?

– Неа, реальные цифры, – улыбнулась она. – Потому что, несмотря на то, что мы, по идее, будем на темной стороне, у нас будут печеньки, причем ощутимые и горячо любимые, в виде квестов.

– Ясно, тогда у меня просьба, поднимай всех, до кого дотянешься из этого форпоста, мне нужен максимальный онлайн, и как можно быстрее, будем давать людям печеньки. А я пока решу пару вопросов с комендантом. – И отключив динамики, перешел на частоту Карфаера. – Алекс, у меня к тебе есть небольшое предложение.

– Что у тебя там опять случилось? Не подождет, пока мы отобьемся?

– Да не волнуйся, отобьемся, сейчас в строй вернется большая часть репликантов, так что дальнейшая оборона проблем не составит.

– Не знаю, что ты сделал, но если действительно так, то нас станет раз в десять больше, чем было даже в самом начале обороны. И кому за это нужно продать душу? – подозрительно спросил он в конце.

– Душу продавать не надо, но как ты смотришь насчет того, чтобы на базе твоего форпоста начать возрождать организацию Скурфайферов?

– Но это же нереально, мало того, что на нас ополчится практически весь Альфарим, так еще и технически это невозможно, несколько попыток их возрождения проваливались с огромным пшиком, там вся проблема в том, что без офицера Скурфайфера невозможно почти ничего сделать.

– Ну тогда… – хмыкнул я, – разрешите представиться, с вами говорит старший действующий офицер организации Скурфайферов с позывным Волпер, командир разведывательного отделения диверсионной направленности.

– Я *****, Волпер ты *****, я тебя ***** да чтобы *****…. *****…. – начал он выстраивать пятиэтажную матерную конструкцию, после чего немного отдышался и с каким-то веселыми нотками в голосе добавил. – Пусть все катятся лесом: Сервер, Сопротивление, Саныч со своими псиониками, но я этого не пропущу. Я согласен! Где расписаться кровью?


Глава тринадцать: Оборона форпоста (часть вторая) | Нулевой Горизонт | Глава пятнадцать: Старые связи



Loading...