home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Влада Ольховская

Галактика со вкусом рома

Любовь — это купание, нужно либо нырять с головой, либо вообще не лезть в воду. Если будешь слоняться вдоль берега по колено в воде, то тебя только обрызгает брызгами, и ты будешь мерзнуть и злиться.

Сергей Есенин

— Сильная, независимая женщина, и у меня есть кот! А сегодня я буду преследовать мужчину. Ты ведь понимаешь, что я себя персонажем анекдота чувствую?

Зуоми в ответ посмотрела на нее с укоризной и не проявила ни следа сочувствия. Во-первых, она была кошкой, а не котом, а во-вторых, ей было все равно. Лера только покачала головой; устроившись на холодных камнях, она ближе подтянула к себе сумку.

В этот ранний час кошка была ее единственным собеседником. Город за спиной у Леры только-только просыпался и делал это медленно. Испанцы, похоже, раннее начало дня не особенно любили, и следовало ожидать, что в себя они придут ближе к полудню, а первыми, следуя примеру вестготов, город завоюют туристы.

Перед ней мягко двигалась вперед широкая блестящая лента реки Тахо. Потревожить одного из испанских гигантов могли разве что пороги, напоминающие миниатюрные водопады. Там река брызгалась светлой пеной, а дальше снова дремала. От зеленоватых вод пахло свежестью, и Лере стало любопытно, бывают ли здесь льдины зимой.

Сейчас так точно не было. Ранний март в Толедо баловал тем теплом, на которое дома Лера могла надеяться лишь к середине апреля.

Кошка, стоявшая рядом с ней, издала странную трель, словно напоминая о себе. В целом Лера не любила кошек и уж точно не собиралась заводить их. Когда год назад подруги притащили ей крошечную Зуоми, она была совсем не рада.

— Что это такое? — с недовольным видом осведомилась она, именинница. — И почему у нее нет хвоста?! Вы что, котенка покалечили, чтобы на жалость надавить?

— Никто ее не калечил. Это курильский бобтейл, они без хвостов рождаются! — гордо заявили подруги. — Редкая порода. Ты же хотела собаку с компактностью кошки?

— Я пошутила!

— А мы серьезно нашли. Принимай!

Прошел год, и отчасти они оказались правы. На базовый кошачий комплект Зуоми недотягивала, зато проявляла не свойственные для ее рода собачьи черты. Вот и сейчас она не собиралась ложиться и мурлыкать, она вопросительно смотрела на хозяйку, явно чего-то ожидая.

— Штучку хочешь? — поинтересовалась Лера.

Услышав знакомое слово, кошка издала радостный писк. Тщательно скрывая улыбку, девушка достала из сумки игрушку. В целом под определение «штучка» у Зуоми попадало все, с чем она могла играть, — от пивных крышечек до теннисных мячиков. Но в фаворитах всегда оставались блестящие вещи, поэтому ее любимую игрушку Лера сделала из рыболовных снастей: сняла с приманки для щук крючок, оставив только переливающуюся на солнце рыбку.

Как только игрушка появилась в руках хозяйки, Зуоми позабыла обо всем на свете. Пушистое тельце напряглось, зрачки расширились, напоминая два маленьких портала в космос. Кошка сейчас была похожа на пружину, готовую в любую секунду сорваться.

Когда рыбка легким движением руки девушки была послана в полет, Зуоми попыталась перехватить ее в воздухе. Как показывал опыт, представительница дикой фауны Курил могла подпрыгивать вертикально вверх на полтора метра без каких-либо усилий и ловить непропорционально толстыми лапами летящий на нее предмет. Однако в этот раз координация Зуоми подвела, и она грузным меховым мешочком плюхнулась обратно на землю, а рыбка полетела дальше. Это задержало кошку лишь на секунду, скоро она снова уже бежала за добычей, по-заячьи подбрасывая длинные задние лапы.

О том, что кошка убежит, Лера не беспокоилась: на Зуоми были подтяжки, пристегнутые к четырехметровому поводку на рулетке. Умение выгуливаться на поводке без особых проблем было еще одним замечательным свойством курильского бобтейла.

Пока Зуоми была занята со своей игрушкой, у Леры имелось время подумать. Она для этого и пришла на пустынный берег Тахо в такое время: ей не спалось ночью. Путешествие, которое должно было пойти по стандартной схеме, сделало неожиданный поворот. Она собиралась преследовать человека!

Лера уже два года жила кочевой жизнью. Это было не прихотью, а работой: она вела несколько блогов и сообществ в социальных сетях, самыми популярными из которых были кулинарные и «путевые». Начиналось все как хобби, а теперь у нее имелась своя целевая аудитория, рекламодатели, и увлечение превратилось в настоящий бизнес.

В какой-то момент девушке потребовалось решить, что делать дальше: нанять помощников или самой мотаться по разным странам, делая записи, снимая фото и видеоролики. Лера выбрала второе. Во-первых, это было гораздо интереснее, чем сидеть в офисе. Во-вторых, она втайне надеялась, что хотя бы так удастся с кем-нибудь познакомиться. Она-то думала, что причиной ее неудач в личной жизни были офис и женский коллектив! Но нет, кочевой образ жизни ей тоже особо не помогал. Восьмого марта ей должно было исполниться тридцать, а просветов в личной жизни даже не предвиделось. На что и намекали «добрые» подружки, когда год назад вручили ей котенка. Мол, задумайся, до превращения в безумную старушку-кошатницу — всего ничего, первый шаг уже сделан!

Ее это не радовало, и все же Лера смирилась. Может, просто судьба такая: кому-то везет своего человека встретить, кому-то — нет. Она не раз повторяла и окружающим, и самой себе, что в жизни не будет преследовать мужчину. Но вчера принцип пришлось пересмотреть.

Зуоми в очередной раз принесла ей рыбку, явно довольная собой.

— Ты еще не устала? — усмехнулась Лера. — Не мешай, я тут думаю, как до него добраться!

Ее шпионские планы кошку не интересовали, и она снова безумным зайцем унеслась за своей добычей. Когда она достигала такой скорости, казалось, что пухлая попа с хвостиком-пупочкой вот-вот ударит по не в меру пушистым ушам.

Планы Леры не были связаны с романтикой. Скорее, ей хотелось приключений. За два года даже поездки по разным странам немного приелись. Она все еще наслаждалась новыми впечатлениями, но былого адреналина уже не было. Да и в сообществах, которые она вела, наступило затишье: аудитория не прибывала, и нужен был серьезный толчок, чтобы раскрутиться, актуальная тема, скандальный фактор…

И вчера этот скандальный фактор прошел перед ней по похожей на рыбью чешую брусчатке Толедо, когда она ужинала в уличном кафе. Лера чуть кофе не поперхнулась от неожиданности, решила, что ей мерещится! Но нет, ее не подводили ни глаза, ни рассудок.

Волею судьбы в одном крошечном городке с ней оказался Александр Богданов собственной персоной. Обыватель мог его и не узнать, но в мире людей, связанных с социальными сетями, он уже успел стать легендарной личностью.

По сути, он был спортсменом и персональным тренером, однако прославился не этим. Богданов примкнул к числу людей, которые творили невозможное. Он забирался на вершины небоскребов, проходил по канатам, натянутым на умопомрачительной высоте, поднимался по вертикальным стенам старинных замков и крепостей. И все это — без страховки. Даже на видеороликах было видно, как бьет по нему тот особый ветер, что бывает только на высоте, а он все равно стоит, улыбается даже, как будто умеет летать…

Хотя в некотором смысле он действительно это умел. Александр был аэройогом, вел свой курс. Лере доводилось видеть его ролики; казалось, что этот человек вообще гравитацию игнорирует! С помощью пары тканевых лент он плыл в воздухе, как в воде, и движения, которые казались Лере невероятными, ему давались без особых усилий.

Он не зря прибыл в Толедо. В средневековый город, где уникальных зданий столько, что теряется ощущение времени! С ним были оператор и пара помощников, возможно, юристы — те, что потом вытаскивают его из полиции, когда его задержат за очередной трюк на высоте. Будет что-то уникальное! И если Лере удастся снять это, лучшего способа привлечения внимания к своим страницам и не придумаешь! А еще в глубине души ей просто хотелось посмотреть, как он это делает в реальности, действительно ли умеет побеждать притяжение, или это всего лишь трюк для зрителей…

Чтобы не упустить нужный момент, ей и приходилось преследовать его. Богданов своими планами не делился никогда, ходил по городу в больших зеркальных очках, не хотел быть узнанным. Лера не отставала от него, потому что иначе не могла узнать, где он живет и какими именно зданиями интересуется.

А следить за кем-то в таком городе — неблагодарное дело. Улицы в некоторых местах такие узкие, что остановись, раскинь руки — и ты сможешь коснуться двух параллельных зданий одновременно. Это все равно что ползти за кем-то по трубе, вплотную, и с непроницаемым лицом заявлять: «Мужчина, вы двигайтесь, двигайтесь, я не за вами, и не важно, что мы двое русских в толпе испанцев, это лишь совпадение!»

Толпа испанцев, кстати, ее жизнь тоже не упрощала. Среди них Лера выделялась, как чайка среди стайки воробышков. Девушка была выше их почти на голову, отличалась белой кожей, светло-голубыми глазами, да и прическа у нее была приметная — коротко остриженные волосы, выбеленные под лен. Богданов был еще выше, он вообще людской поток на улице, как ледокол, разрезал, но ему-то скрываться и не надо было!

Вчера ей удалось остаться незамеченной, но что будет дальше — Лера понятия не имела, ей было неловко от собственных действий, однако азарт не давал отступить. Ей бы сейчас подумать о том, какой рецепт показать читателям своего блога, какие фотографии сделать, а у нее Богданов из головы не идет!

Задумавшись о нем, Лера упустила момент, когда кошка перестала появляться рядом с ней. Это открытие ей совсем не понравилось, Лера подскочила с камней, оглядывая крутой склон, поросший кустами и кактусами.

— Зу! — крикнула она. — Зуоми! Тебя куда унесло, шар пушистый?!

Ответа не было, и немного успокаивало лишь то, что поводок все еще натянут. И все равно это странно, обычно кошка реагировала на свою кличку не хуже собаки. Уже предчувствуя недоброе, Лера потянула за тонкую бечевку, привязанную к рулетке.

Сначала на том конце было сопротивление, потом оно исчезло, и из высокой травы выбежала вполне довольная собой Зуоми. Вот только хозяйка ее радость разделить не могла: кошка была мокрой от кончиков ушей до того шарика, что ей хвост заменял.

Плавала. Ну конечно, стоило догадаться.

— Ты можешь вести себя как нормальные кошки?! Бояться воды, не лезть в реку, не кидаться на змей, в конце концов! Почему тебя на секунду из виду выпустить нельзя?! — возмутилась Лера.

Разгадав не самый дружественный тон, Зуоми оскорбленно выплюнула блестящую игрушку и направилась к переноске, всем своим видом показывая, что игры закончены, царица спать желает. Лера, продолжая бубнить нелестные характеристики в адрес всех курильских бобтейлов, направилась к игрушке, чтобы забрать ее с собой.

Вот только это была совсем не та рыбка, что она кидала. Предмет, принесенный кошкой, сиял и переливался на солнце, да и по размеру подходил, и все же им оказалась далеко не приманка для щук.

Зуоми притащила откуда-то медальон из дамасской стали. Не узнать такое украшение было сложно: гордость Толедо и радость всех туристок, эти изделия обладали оригинальным стилем. Черная основа и изящный золотой узор на ней ни с чем не перепутаешь, а то, что солидные клыки крупной кошки не оставили на металле и следа, свидетельствовало, что это не подделка.

Украшения из дамасской стали продавались в Толедо в избытке. Настоящие выглядели великолепно и стоили недешево. Они впечатлили Леру, и она планировала обзавестись собственным, однако потом ее отвлекло появление Богданова, и она совсем забыла о ювелирных салонах!

А теперь круглый медальон сиял у нее на ладони. Цепочки при нем не было — скорее всего, унесло водой. Вещица была в идеальном состоянии, возможно, вообще новая! Наверняка какая-нибудь раззява-туристка уронила, когда снимала очередную панораму с моста!

Лера не любила чужие вещи, но и выбросить медальон здесь не могла. Какой от этого толк? Она еще раз огляделась вокруг, однако берега Тахо были пустынны, казалось, что людей поблизости вообще нет, а прямо над ней на холме возвышается город-призрак из прошлого.

— Ладно… — задумчиво протянула Лера. — Допустим, это мне компенсация за все нервы, потраченные на этот пушистый комок шерсти!

Она убрала медальон в потайной карман куртки, защелкнула переноску и направилась к съемной квартире, которая на эту неделю стала ее временным жилищем.

Остановиться в отеле было бы дешевле, но такой вариант Лере давно уже не подходил. Ей нужна была полноценная кухня для съемок видеороликов, да и потом, далеко не каждый отель был готов принять Зуоми. Путешествовать с кошкой вообще оказалось чуть ли не дороже и сложнее, чем с ребенком.

После прогулки к реке Лера планировала сразу направиться к отелю Богданова, но один неугомонный курильский бобтейл вмешался в ее планы. Кошку пришлось срочно купать, чтобы, высохнув, она не приобрела характерный зеленоватый оттенок реки. Зуоми вынесла это стоически, и лишь в огромных глазах застыло страдание всех кошек этого мира.

— Веди себя прилично, — предупредила Лера, не особо надеясь на результат. — Будешь паинькой — получишь персик.

Персики, мед, клубничное варенье и огурцы входили в праздничное меню Зуоми. К рыбе дочь Курильских островов относилась философски.

Прихватив с собой фотоаппарат, Лера направилась к пункту наблюдения. Она надеялась, что Богданов еще не покинул отель, все-таки вчера он лег поздно. И вместе с тем какая-то часть ее была бы не против, если бы все сорвалось по независящим от нее обстоятельствам. Все-таки страшно было вот так, не вытирая ноги, соваться в чью-то жизнь!

Он остановился в отеле в самом центре, высоко на холме. Чем ближе Лера подходила к нужному зданию, тем сильнее колотилось сердце девушки. Ее не могли отвлечь бурлящие потоки туристов или любопытные взгляды местных, только-только открывавших сувенирные лавки. Она думала лишь о том, что сейчас будет за кем-то следить — и какой скандал начнется, если она все же попадется.

Несмотря на раннюю весну, Толедо радовал зеленью. Окошки средневековых зданий были украшены многочисленными горшками с цветами, балкончики поражали пестрым уютом, незримые туристам городские служащие уже поработали над клумбами. Небо над серыми каменными стенами города было прозрачно-синим, ясным, и солнце пока не обжигало, а щедро поливало улицы теплом. Чувствовалось, что здесь спокойно не только сейчас, а вообще всегда, и настроение осталось на века…

Лера устроилась на небольшой лавке под старым развесистым деревом, обзавелась стаканом кофе в качестве маскировки и стала ждать. Чего — она и сама не знала. Она просто смотрела на дверь отеля, на флаги, развевающиеся на синем небе, на башни собора в стороне и старалась успокоиться.

Он ведь мог уйти! А как это узнать? Спрашивать у всех подряд: «Вы тут не видели такого русского — рост где-то с метр девяносто, волосы русые, глаза серые, но этого под очками не видно вообще-то, и тело вообще идеальное? Не видели? Ну, не повезло же вам!»

Она и слов-то столько на испанском не знала!

Кое-как Лере все же удалось успокоиться — помогала мирная обстановка Толедо и горячий кофе. Но стоило из дверей отеля появиться не очередному пухлому туристу, а Александру Богданову, как сердце совершило очередной кульбит.

А когда мужчина прямиком направился к ней, она вообще чуть не пролила кофе на джинсы — что было бы не лучшим первым впечатлением при встрече с ним. На этот раз Богданов был без свиты, вместо очков маскировался капюшоном байки, но вид у него все равно был неприветливый.

— Ну и зачем? — с ходу поинтересовался он.

Возмущение, мгновенно вспыхнувшее в душе девушки, немного заглушило волнение.

— Во-первых, здравствуйте! — парировала Лера.

— И вам не хворать. Какая тут вежливость, если ты за мной второй день бегаешь? Давай начистоту, я не в духе.

— Это я уже вижу…

Образ изящного небожителя, скользящего по воздуху, разбивался на глазах. Правда, Лера и сама не могла толком сказать, каким Богданов должен быть — но уж точно не таким!

— Говорить будешь или нет? — поторопил он.

— Звучит как допрос, — констатировала девушка. — Я могу и уйти!

Она действительно хотела уйти: ей было стыдно, да и восхищение Богдановым растворилось где-то в ясном весеннем небе. Однако он неожиданно сменил гнев на милость — заигрывать с ней не стал, но агрессии в голосе поубавил.

— Ладно, не дергайся, у меня просто настроение ни к черту, а тут еще и ты. Пошли, прогуляешься со мной по городу — так бы все равно следом ходила, а тут хоть рядом будешь. Расскажешь заодно, кто тебя послал.

— Никто. Это была собственная творческая инициатива.

После недолгих раздумий Лера все-таки решилась рассказать ему о мотивах своей неудавшейся шпионской миссии. В этот момент девушка на него не смотрела: не хотела видеть его реакцию, не хотела показывать собственные пылающие от смущения щеки, а еще — не хотела вспахать носом улицу. Характерная манера укладывать крупную гальку на ребро, зародившаяся здесь много веков назад, пешим прогулкам не способствовала. Мало того что гладкие камни скользят, так все это еще и под наклоном! Теперь Лера понимала, почему не видела здесь девушек на шпильках.

А еще она понятия не имела, куда они идут. У Толедо была средневековая планировка, и жителям современных городов, которые в паутине улиц искали хоть какую-то логику, здесь приходилось туго. Когда ей начинало казаться, что она понимает, куда движется, за поворотом оказывался совершенно новый пейзаж. Лера теперь была даже не уверена, что найдет обратную дорогу домой!

Зато Александра лабиринт нисколько не смущал; то ли он так хорошо ориентировался в пространстве, то ли ему просто было все равно, где он идет. Мужчина слушал ее так внимательно, что Лере просто было неловко замолчать. Казалось, что, как только она закончит объясняться, начнется скандал… Но нет. История завершилась, а возмущения со стороны Богданова по-прежнему не было.

— Давай тут присядем, — предложил он, кивая на деревянные лавки у наблюдательной площадки.

Отсюда открывался великолепный вид на Тахо и древние каменные мосты. Того места, где Лера играла с Зуоми, было не видно, но девушку это не интересовало. Ей достаточно было видеть перед собой зеленеющие холмы… А еще — украдкой поглядывать на своего спутника.

— Я думал, ты фанатка, — признал Богданов.

— Нет… Но меня можно в этой ситуации назвать паразитом. Вроде тех рыбок, что к акулам прилипают…

— Перестань. Это же Интернет, здесь все себя ведут не слишком честно.

— Справедливости ради хочу сказать, что ничего особо бесчестного я не планировала, — уточнила Лера. — Просто хотела снять то, что снимал бы твой оператор, только худшего качества!

— Не боялась, что на тебя юристы моего работодателя накинутся?

— А что с меня взять? Кошку без хвоста и блог с рецептами — большая добыча!

— Не слишком высоко ты себя ценишь, — отметил Александр. — Я не в обиде, мне без разницы, кто меня снимает. Только трюка, скорее всего, не будет.

— Ты не ради него приехал в Толедо?

— Приехал ради него. А выполнять не буду.

— Почему так? — удивилась Лера.

— Потому что впервые в жизни контракт не прочитал! Я был уверен, что они хотят, чтобы я залез на какую-нибудь из старых башен, например на ворота Пуэрта-дель-Соль — там камни крупные, можно и по ним…

— Ты вообще паук или человек? — не сдержала изумление девушка.

— Я аэройог, но, кстати, навернуться мог и я. Всякое бывает… Может, и лучше бы, если бы навернулся. Мог и по Алькантаре побродить…

— А это что, напомни?

— Да мост тот здоровенный, из желтоватого камня… Не суть. Я думал, что такое будет — скандальное, как обычно. А они хотят, чтобы я на той стене покувыркался, где цепи висят, видела такую?

— Видела…

— Ну вот. Только я делать этого не буду, — заявил Александр. — Нашли обезьяну… У меня тоже какие-то принципы есть! Во-первых, это стена церкви, а по церквям я никогда не лазаю. Во-вторых, цепи эти — с рабовладельческих судов, в которых рабы сюда плыли и умирали… Невелика радость. Короче, я не буду. И если мы с боссом моим не сойдемся на светском объекте для шоу, то я поброжу тут туристом, куплю себе магнитик и уеду — все, конец!

— А это не повредит… ну… карьере твоей?

— Да мне без разницы, — пожал плечами мужчина. — Не заплатит этот — наймет кто-то другой. В моем деле конкурентов мало, что мне на руку, могу и характер проявить. Жаль тебя разочаровывать, но ты, скорее всего, останешься без халявной рекламы.

Лера не была уверена, что она получила бы что-то, даже если бы сняла ролик. Это только со стороны казалось, что за Богдановым можно наблюдать незаметно. Даже теперь, когда она открыто гуляла с ним и они вроде как были одни, за ними постоянно наблюдали два мрачных типа.

Сначала Лера вообще не обратила на них внимания. Кого можно выделить в толпе туристов! Тем более что эти двое были смуглые и невысокие, как местные. Однако они слишком часто мелькали рядом, да и теперь никуда не уходили. Они были такими же дилетантами в этом деле, как и девушка, что не делало их присутствие менее ощутимым.

Ей было даже жаль Богданова. Мало того что к непонятным и опасным поступкам подталкивают, так еще пройтись спокойно не дают!

— Я переживу отсутствие рекламы, — заверила она. — Как вообще вышло, что ты не до конца знал условия, когда ехал сюда?

— Повелся, потому что хотелось повестись. Либо сюда бы поехал, либо сел бы, наверное…

— Хорошенькое начало!

Она не ожидала от него такой откровенности. И не была уверена, что он продолжит. Он ведь не знает ее… Он не спросил даже ее имя! Ему было все равно.

Но в этом для Александра, видно, и заключалась вся прелесть. Он не был похож на человека, который легко делится своими проблемами. Сейчас ему хотелось поговорить, и идеальным собеседником как раз и представлялся кто-то без имени; человек, с которым он больше никогда не увидится.

— Я подумывал о том, чтобы прибить нового кобелька своей бывшей, — горько усмехнулся он. — Я даже не заметил, когда она завела этого питомца! Я не верил, что он тот, про которого мне говорили. Метр в прыжке, ходит в маминой кофте и бабочке. Как можно было заменить меня на него? Я решил, она просто чудит, на ревность нарывается. Я планировал изобразить ревность, но не получилось. Когда на него смотрел, смех перевешивал… Я же не могу ревновать ее к вешалке! Он — неодушевленный предмет, я был уверен, что она не сделает такую глупость.

— А когда вы с ней расстались? — осторожно спросила Лера.

— Она со мной рассталась, я с ней — нет. Полгода назад.

— Ого!

— Да не ого это! — отмахнулся Александр. — Уже бывало такое! С тех пор как мы стали жить вместе, она стабильно ныла. Ей не нравилось, что я часто уезжаю, что у меня работа не в офисе, что я рискую, что я не починил крышу на даче ее мамы, хотя постоянно лазаю по крышам… Короче, ей хотелось от меня стабильного графика с восьми до пяти, а потом с пяти до восьми — времени, посвященного ей. Но так же никогда не было! Мы познакомились на борту самолета, она любила путешествовать… Или говорила, что любила. Куда это вдруг исчезло за пару месяцев?

Лера затаилась, даже дышать боялась. Она понятия не имела, что делать с обрушившейся на нее информацией, как правильно реагировать. Она была только рада, что два мрачных типа не подходят ближе — не нужно им такое слушать, это личное.

— Таня несколько раз от меня уходила, — продолжил он. — Сначала я испугался, потом — нет. Она всегда возвращалась. Мне даже нравиться стали ее уходы! Я хоть от скандалов отдыхал… Но я был уверен, что она никуда не уйдет! Когда полгода назад она упаковала вещички и съехала, я думал это очередной финт ушами…

— Какого размера должны быть уши для таких финтов! — не выдержала Лера. — Полгода! Тебе это ни на что не намекнуло?

— Нет… Я был рад покою и не хотел прерывать его.

— Зачем тогда вообще держаться за нее, если без нее тебе лучше?

— Потому что при моем образе жизни это нужно — держаться. Я понимаю претензии Тани, и я не должен был ожидать, что она примет эти разъезды. Женщинам нужно семейное гнездо, нужна стабильность, и я должен был подстраиваться, чтобы сохранить нечто важное… Ты не поймешь.

— Куда мне! — фыркнула девушка. — Уж два года дома не живу — какое тут понимание!

Он не заметил намек; он был слишком сосредоточен сейчас на себе.

— Короче, когда я начал всерьез волноваться, Таня объявила мне, что у нее новая любовь и она наконец «гнездится». Стабильность, спокойствие, радость. Сначала этот хмырь был мамина радость, теперь — ее!

— Тебя больше задело то, что у нее новый мужчина, или то, что он вроде как хуже тебя?..

— Да все вместе, — вздохнул Богданов. — Я притормозил все проекты, начал ее возвращать. Я согласился на эту поездку только потому, что Таня давно хотела увидеть Испанию, и я собирался сделать ей подарок! Она согласилась поехать со мной! А потом, уже когда я был в аэропорту с командой, сбросила мне сообщение, что у нее с «маминой кофтой» все возобновилось, он — любовь всей ее жизни, а я — бревно неотесанное.

— И ты подписал контракт вслепую, лишь бы улететь?

— Начинаешь понимать, — кивнул Александр. — Мне нужно было это тогда. Его ж одним щелбаном можно прибить, там сопля такая… Короче, цирк полный.

С этим Лера была солидарна; ей было и смешно, и обидно. Вот так живешь всю жизнь и думаешь: что с тобой не так? Вроде и внешность есть, и образование, и карьера, а человека близкого нет. А где-то в параллельной вселенной мужчина, который по средним канонам тянет на «Мистер совершенство», пытается изменить себя, чтобы его не променяли на «мамину кофту».

Впрочем, от личностных качеств Богданова идеальностью не веяло, так что Лера решила, что не все так однозначно. Вот пусть и идет к своей Тане! А у нее кошка есть… бесхвостая…

Александр не заметил ее очевидную грусть. Он достал из кармана байки небольшую коробочку из вишневого бархата, повертел в руках. Уже по размеру коробки можно было догадаться, что там внутри. Когда он ее открыл, Лере стало ясно, что интуиция ее не подвела.

На подушечке из белоснежного атласа сияло кольцо. Первым, что поражало в нем, был бриллиант: крупный, многогранный, словно излучающий свет изнутри. Это точно не кристалл Сваровски! Вокруг него разместились камушки поменьше и алмазная крошка, а основой служило белое золото. Несмотря на размер, кольцо оставалось изящным, что лишь подчеркивало его дороговизну.

«По сути, он только что достал из кармана маленький автомобиль — стоимость та же», — подумала Лера.

— А я ведь ей предложение делать собирался, — покачал головой Александр. — На полном серьезе эту дуру замуж позвать хотел, потому и потащился в Испанию, как она мечтала!

— То есть собирался прожить жизнь с человеком, с которым у вас мало общего?

— Ну а что делать? Я не молодею тут! Это не депрессия, просто я чувствую, что семья уже нужна. Я хорошо знал Таню, она не была моей фанаткой, это сам по себе большой плюс. Не люблю, когда на меня слюни пускают. Но это все в прошлом… Эх, швырнуть бы эту штуку в реку, да ведь не докину же, кто-то носить будет… Так, а ну-ка дай руку!

Его тон так резко сменился с задумчивого на деловой, что Лера невольно подпрыгнула.

— Зачем?

— Да не бойся ты, дай!

Не дожидаясь ее реакции, он перехватил руку девушки, достал кольцо из коробочки и без лишних сомнений надел его на безымянный палец Леры.

— О, точно по размеру! — с довольным видом заявил Александр. — Носи на здоровье, считай, это компенсация за твою сорвавшуюся рекламу.

— Ты с ума сошел?! Это же целое состояние стоит!

— И что? Я или отдам тебе, или выкину.

— Но…

— Серьезно, выкину!

Он не шутил, Лера по глазам видела. Он действительно собирался выбросить кольцо, как минимум из упрямства. А ей было жаль изящную вещицу… К тому же она не была уверена, что он не передумает.

— А что, если вы с Таней снова сойдетесь? — полюбопытствовала она. — Жалеть же будешь!

— Не сойдемся. Она мне прислала фотку, где она с этим кофтоносцем в постели. Я такое не переношу… Я в этом плане брезгливый парень, не поверишь. Даже если хотел помириться с ней, теперь уже обратного пути нет. Вот поэтому у меня фиговое настроение, которое я чуть не выместил на тебе. Но у тебя теперь есть поощрительный приз, так что вариант не худший.

— А я так не могу! — Лера поспешно достала из рюкзака ручку и визитку, написала адрес своей квартиры. — Вот здесь я живу. Хорошенько подумай, что делаешь! На чек посмотри. Если возьмешься за ум, приходи, я отдам тебе твою побрякушку!

Он принял визитку, сунул в карман, не глядя на текст. По его лицу было видно, что стоимость кольца его не волнует и он не передумает.

— Счастливо тебе. — Александр поднялся со скамейки первым. — Наслаждайся отдыхом. Город-то и правда красивый.

Он ушел, не дожидаясь ее ответа; Лера следила за ним взглядом, пока он не растворился в толпе. Почему-то хотелось плакать, и было ощущение, что она что-то сделала не так, упустила важную возможность. Но какую? Прокручивая их встречу в памяти, девушка понимала, что все сделала правильно, иначе и не могла.

Пожалуй, ей было просто обидно, что он не спросил ее имя…

Ей нужно было работать, а не впадать тут в депрессию. Чтобы отвлечься, Лера продолжила прогулку по улицам Толедо. Шла сама не зная куда, прикидывая, что бы приготовить. Кольцо все еще искрилось на пальце… Она почему-то не решалась его снять.

В своей бесцельной прогулке по серому лабиринту Лера и сама не заметила, как оказалась у серых стен. Подняв глаза, она увидела перед собой грандиозную постройку — и вместе с тем воздушную. Под руками умелых мастеров камень словно становился мягким, превращаясь в кружево. Он завис в пространстве, как облако пепла, и с него на Леру смотрели лики святых, перед ней расцветали цветы и вились тонкие узоры. Похоже, в своем желании подняться повыше она и оказалась перед кафедральным собором Девы Марии.

Вот о чем ей нужно было думать сейчас. Не об Александре Богданове с его странностями, а об этом кружевном соборе, о хранящихся внутри сокровищах испанских королей, об удивительных бриллиантовых переливах с картин Эль Греко, о том, что художник тоже бродил по этим улицам… В переулках Толедо так много сокровищ, что глупо думать о чем-то чужом, преходящем!

А еще пепельные стены с легким кремовым оттенком наконец подсказали ей, какой ролик создать. Теперь Лера не могла поверить, что не додумалась до этого раньше.

До своей квартиры она добралась удивительно быстро, она уже привыкла к здешнему лабиринту. Девушка поспешно установила камеру, настроила свет, подготовила кухню. Зуоми наблюдала за ней с легким любопытством; она была не из тех кошек, что трутся о ноги. Скорее, своей задачей она считала охрану территории.

Лере казалось, что она уже оправилась после дневного разговора и все хорошо. Но она не сняла перед съемкой кольцо, хотя и знала, что руки будут крупным планом. Она и сама толком не понимала почему.

Когда красный огонек оповестил о начале съемки, она жизнерадостно улыбнулась в камеру.

— Привет, любители путешествий и традиционных рецептов! Сегодня мы с вами в Толедо — древнем городе, который уступил звание столицы Мадриду, настоящей средневековой сказке и потрясающе красивом месте! Хотите оказаться вне времени? Пройдитесь по здешним мостам, побродите по улицам, только надевайте удобную обувь — и все будет прекрасно! А знаете, чем еще знаменит этот город? Толедским марципаном! Он здесь повсюду, и даже зарегистрирован как отдельное национальное блюдо! Из марципана делают начинку выпечки, конфеты, я даже ликер попробовала, когда закупалась ингредиентами для сегодняшнего рецепта! Для меня сладковат, но это дело вкуса, попробовать однозначно стоит! А сегодня мы с вами научимся готовить марципановые фигурки на дому — может, не такие крутые, как в Толедо, но зато свои! Кого мы сделаем? Правильно, свинку!

Она понятия не имела, почему свинку. У старика Фрейда наверняка нашлось бы объяснение на сей счет, но Лере было не до самокопания.

— Ингредиентов нам понадобится — всего ничего! Конечно же, миндальные орехи, еще — сахарная пудра, миндальная эссенция, розовая вода. Тут возможны варианты: кто-то берет чистый сахар, но вы помните, что я не люблю сильно сладкое. Миндальную эссенцию можно исключить, и все-таки не нужно, она для аромата. Розовая вода — для вкусового оттенка. Но убедитесь, что вы берете именно кулинарную розовую воду! А то потом сами будете мне в комментариях на жизнь и несварение желудка жаловаться! Те, кто рвется доказать, что уже взрослый, могут вместо розовой воды брать коньяк, ликер — словом, что-нибудь в этом же духе. Только не переусердствуйте, ведь до конфет могут добраться дети! Будете потом по дворам ловить пьяного ребенка. Еще в марципан по некоторым рецептам добавляют белок, но я не буду — вы знаете мой принцип: не употреблять яйца без термической обработки.

Это была ее стихия. Мир, где нужно улыбаться, где ты при деле, и не обязательно помнить, что самое близкое для тебя существо — это кошка, которая больше похожа на плюшевого медведя в комбинезоне или эвока из «Звездных войн».

— Для начала чистим миндаль, кожица у нас тут под запретом! Берите орехи сладких сортов, пару штук горьковатых можно примешать чисто для аромата. Самый простой способ очистить орешки — кинуть их на минутку в кипящую воду. Но староверы считают, что от этого блюдо много теряет, так что можете замочить на ночь в холодной воде, если ночи не жалко! — Она подмигнула в камеру. — После этого кожица счищается очень легко, в одно движение. Вот, смотрите!

Она поставила камеру на паузу, чтобы почистить миндаль. Память за монотонным занятием напоминала, что послезавтра у нее день рождения, который она проведет совсем одна… Точнее, вдвоем с Зуоми, которой все равно. Снова подозрительно щипало глаза, и Лера поспешила включить камеру. Это был ее лучший оберег от слез.

— Готово! Совет для ленивых: если вам не хочется возиться с орехами, покупайте сразу миндальную муку. Теперь дробим орехи в блендере, пока они не превратятся в муку таким нехитрым способом. Затем туда же, в блендер, добавляем сахарную пудру. Она должна быть того же объема, что и использованные орехи — но по весу орехов у вас все равно будет больше, все помним физику! Дайте блендеру перемешать все это, он справится лучше нас. Добавляем эссенцию — некоторые советуют чайную ложку, но мне хватает четырех капель. За ней — чайная ложечка розовой воды, и снова мешаем. Смотрите на консистенцию — должно быть как мягкий пластилин! Если видите, что густо настолько, что блендер впадает в депрессию, доливаете кипяченой воды, но совсем чуть-чуть! И вон наш марципан готов. Берем шарик нужного размера, капаем три капли разведенного в воде розового красителя и перемешиваем, чтобы наша свинка стала одного цвета…

Рождение свинки шло полным ходом, когда прямо перед объективом прокатился большой спелый персик, а за ним прошествовали четыре толстые мохнатые лапы. Зуоми было наплевать, идет съемка или нет. Она решила, что пришло время охотиться на добычу.

Пришлось снова ставить камеру на паузу.

— Зюзище! Ты же знаешь, что я терпеть не могу монтировать! Так гладко все шло! Что мне теперь, опять начинать? Снова орехи чистить! Ну уж нет!

На Зуоми упреки не действовали. Ее возмущало лишь то, что и ее, и персик сбросили на пол. Опасаясь за трофей, кошка с трудом подняла его зубами, намереваясь оттащить в убежище.

Лера же хотела вернуться к фигурке свинки, но судьба была против этого. На сей раз девушку отвлек стук в дверь. Сердце невольно вздрогнуло, а взгляд переместился на кольцо.

Неужели все-таки?..

Стараясь не выдать себя шумом, Лера подбежала к двери и выглянула в глазок. Ее догадки подтвердились, но лишь наполовину, и от этого на душе стало тяжело, гадко даже. Александр действительно захотел вернуть кольцо, однако не пришел за ним сам, а прислал своих ассистентов, которые следили за ними в городе.

Это разозлило Леру, усилило и без того кипевшую обиду. Девушке хотелось побыстрее покончить с этим. Она резко распахнула дверь и зло поинтересовалась:

— Что нужно? Кольцо? Да без проблем!

Она вела себя как минимум негостеприимно — и все равно не ожидала последовавшей реакции. Один из мужчин бесцеремонно втолкнул ее в квартиру, второй поспешно закрыл и запер дверь. На нее налетели с двух сторон, и не успела Лера опомниться, как ее запястья уже были скручены скотчем, а заклеенный рот не давал вымолвить ни слова.

Ее связали за секунду и просто швырнули в угол, туда, где не было мебели. Только там она начала приходить в себя после первого парализующего шока. Мужчины же вообще потеряли к ней интерес. Они метались по квартире, переговариваясь между собой на испанском.

Это не было розыгрышем. Доказательством служили синяки, которые уже начинали формироваться на руках девушки, бесцеремонность в отношении к ней и то, что эти двое сейчас громили ее квартиру. Они старались не шуметь, однако в остальном не сдерживались.

Они лезли в ее чемоданы, нашли сумку с кошельком, камеру, всю аппаратуру… И все это их не интересовало. Мужчины бегло осматривали банковские карточки, презрительно отбросили в сторону наличные деньги, и даже небольшая шкатулка с украшениями их не заинтересовала.

Это вконец сбило Леру с толку. Она привыкла путешествовать одна, привыкла к тому, что с ней ничего не происходит. Но сейчас она связана, беспомощна, дверь и окна закрыты, ни один человек не видит, что здесь происходит! Она одна в этой стране; никто не заметит, если она исчезнет, и на помощь не придет!

Один из мужчин подлетел к ней, прижал нож к горлу и стал быстро что-то говорить на испанском. За время путешествия Лера выучила несколько фраз, но сейчас это никак не помогало. Что он тараторит, брызжа слюной во все стороны, вообще непонятно! Девушка могла думать лишь о том, какое острое лезвие у этого ножа…

Очевидно, мужчина просто вымещал на ней злобу, он и не надеялся получить ответ. Он даже скотч с ее лица не снял! Он по ее полным слез глазам видел, что она ничего не знает, и все равно вопил. Угомонился он лишь тогда, когда нажал на нож слишком сильно и на него брызнула ее кровь.

В какую-то секунду Лера решила, что это конец. Местный псих убил ее, пусть и случайно, но убил! Однако жутких алых потоков, которые показывают в кино, не было. Похоже, нож просто немного надрезал кожу из-за остроты.

Но это отрезвило и Леру, и нападавшего. Мужчина отстранился, снова вернулся к поискам. А Лера поняла, что ее жизнь теперь зависит только от нее самой. Эти двое, похоже, не киллеры — но они сильно напуганы. Они делают то, к чему не привыкли, и могут убить ее случайно. Убьют, если придется! Она запомнила их лица. Они не могут не понимать этого. Чего они хотят — уже отходит на второй план. С этим пусть полиция разбирается, а ей спасаться нужно!

Вот только вопрос — как? У нее не было сил, чтобы порвать скотч, незаметно раскрутить — тем более. Это было бы слишком долго и шумно. И все же человеческое сознание настроено на жизнь в любых условиях, поэтому, вспомнив нож у шеи, Лера мгновенно нашла выход.

Помогло то кольцо, из-за которого она и впустила этих двоих так легко в свою квартиру. Не сводя с них глаз, девушка сняла украшение и стала осторожно, медленно, но упорно надрезать скотч острым бриллиантом. Это удавалось с трудом, и ей казалось, что результата совсем нет… а он был! Понемногу, мучительно медленно, но узы на ее руках все же поддавались.

Удача не спешила покровительствовать ей. В какой-то момент один из мужчин заметил, что она притихла, посмотрел на нее и нахмурился. Возможно, он и проверил бы, что к чему, если бы его не отвлекли. К этому моменту он имел неосторожность приблизиться к убежищу Зуоми. Кошка решила, что теперь-то она загнана в угол и пора нападать, чтобы спасти себя. Она не царапалась, к этому она была не склонна. Безобидный на первый взгляд «плюшевый мишка» подался вперед и совсем не безобидными клыками прокусил ногу мужчины.

Существенной раны там быть не могло, но внезапная боль напугала, заставила мужчину закричать. Лера поняла, что это ее единственный шанс: если помедлить, то и Зуоми зарежут из мстительности, и ее не пощадят.

Отчаянным усилием она разорвала остатки надрезанного скотча и кинулась к двери. Несмотря на волнение, руки девушки не дрожали, действовала она четко и быстро. Лера отперла дверь, выскочила на улицу, и только там, уже на ходу, содрала скотч с лица.

— Помогите! — крикнула она. — Кто-нибудь!

Увы, армия полицейских на помощь не спешила. Позднее время давало о себе знать: в этой части города было тихо и безлюдно, жизнь сосредоточилась ближе к центру. Нет, конечно, крики Леры вряд ли остались незамеченными. И все равно у нее не было оснований останавливаться. Полиции поблизости нет, за ней гонятся, и вряд ли кто-то из местных будет рисковать собой, чтобы спасти ее!

Так что она продолжила бег по ночным улицам. Судя по звуку у нее за спиной, ее преследователи падали на камнях, она — нет. Лера не помнила, когда у нее последний раз было столько энергии. Адреналин делал свое дело — ей очень хотелось жить.

У нее не было конкретной цели, она полностью доверилась своему подсознанию — и внезапно обнаружила себя перед тоннельным эскалатором, соединяющим Старый город на холме и автовокзал у его основания. Полиции не было и здесь, только случайные прохожие, которые шарахались от нее как от огня!

Выбора не было, она продолжила спуск, но — тут уже не могла помочь никакая фора, металлические ступени замедлили ее. Мужчины настигли ее на площадке между двумя механическими лестницами, прижали к плитам пола. Она знала, что тащить ее обратно они не будут. И, наверное, правильнее для них было бы убить ее… но такого она точно не хотела!

А помогать ей никто не спешил. Немногочисленные люди, что находились здесь, разбежались, и лестницы были пусты. Даже теоретически никто бы не успел добежать до нее!

Но это если пользоваться лестницей. Как оказалось, на площадку можно было попасть и другим путем. Кто-то скользнул по склону между эскалаторами, так быстро и ловко, что Лера даже решила, что ей почудилось.

Однако на реальность происходящего указал тот факт, что один из нападавших слетел с нее, одного удара для этого было достаточно. Второй попытался поднять Леру, чтобы использовать как щит, но такого девушка позволять не собиралась. Она вырывалась настолько отчаянно, что он быстро понял: удержать ее не удастся.

Злоумышленник уже был слишком зол, чтобы отпустить ее. В следующую секунду Лера почувствовала, как ее с силой толкают в сторону — туда, где начиналась темнота обрыва. Она даже успела перелететь через перила, увидеть бездну, в которую могла упасть, и все же кто-то удержал ее. Сильная рука сомкнулась на ее запястье, увлекая обратно на безопасную территорию, и через бесконечно долгую секунду Лера почувствовала рядом с собой защищающее тепло.

— Не бойся, — над ухом наконец-то зазвучала русская речь. — Все уже закончилось.

Когда испанские полицейские изволили явиться, работы для них осталось немного: двое нападавших валялись на земле без сознания. Лера отправилась вместе с ними в участок, ее словно подхватил ураган вопросов, на которые у нее не было ответов. Да еще и на чужом языке! Если бы она оказалась в эпицентре этого одна, она бы уже поддалась истерике.

Но она была не одна. Александр, прекрасно говоривший по-испански, не покидал ее ни на секунду и даже руку ее не отпускал. Благодаря ему Лера и узнала, почему ее чуть не убили.

Мужчинам действительно нужен был предмет, который находился у нее и о котором она благополучно забыла. Медальон из дамасской стали, который утром нашла Зуоми. Впрочем, ради украшения ценой не более пятидесяти долларов никто бы такую погоню не устроил. Подвох заключался в том, что это был совсем не медальон.

В причудливом золотом узоре скрывался компьютерный код, замаскированный под украшение. Курьер должен был доставить товар заказчику, но запаниковал, когда его остановила полиция, и сбросил груз в воду. Полиция ограничилась банальной проверкой документов, а товар нужно было возвращать.

Из семи медальонов, сброшенных в Тахо, курьер и его напарник за сутки нашли шесть. Они решили передохнуть, а когда вернулись, то заметили у интересующего их участка берега Леру, которая держала что-то блестящее в руках и явно была удивлена! Они обо всем догадались, но сразу напасть на девушку не решились.

Они следили за ней весь день, узнали, где она живет. Когда сочли время подходящим, вломились в ее квартиру; тут она невольно помогла им. Обычно они таким не занимались, и у них не было нужного опыта. Но они прекрасно понимали, что будет, если они потеряют микросхему, и пошли на отчаянный шаг. Лера была права: они могли убить ее, готовились к этому. В какой-то момент и они утратили контроль над ситуацией, став еще опаснее.

И то, что не убили ее, пока что не успокаивало до конца. Девушку колотила крупная нервная дрожь, она и сама не заметила, как оказалась в разгромленной квартире. Но здесь почему-то было легче, чем в полицейском участке. То ли потому, что Зуоми требовательно горланила у миски: война войной, а обед почему не по расписанию?! То ли от того, что и теперь она была не одна…

— Спасибо, — слабо улыбнулась она. — За мной должок… который я вряд ли смогу вернуть. В Интернете правильно писали: ты летаешь.

— Я не летаю. — Александр присел рядом с ней, обнял за плечи. — Просто бегаю быстро. Да не трясись ты так! Все уже закончилось…

— Я плакать хочу.

— Да пожалуйста! Если бы я на твоем месте был, я бы уже ревел в три ручья, — подмигнул он девушке. — И тебе не нужно сдерживаться, Лера…

— Ты мое имя знаешь? — поразилась она, забыв даже о страхе.

Как оказалось, он знал не только имя. После того как они расстались, Александр, к своему удивлению, не мог перестать думать о ней. Он осмотрел визитку, залез на ее блоги, почитал статьи о ней. Она стала ему любопытна. И вечером он пришел к ее дому, потому что хотел снова увидеть. Да только войти не решался, не знал, с чего начать. Так и стоял допоздна — пока не увидел, как она выбегает из дверей, перепуганная, а за ней несутся двое явно обозленных мужчин.

— От удивления я сначала даже замешкался, — признал он. — Потому и догнал вас не сразу.

— А потом все-таки прилетел, — улыбнулась Лера. Секундой позже улыбка померкла, и она начала торопливо снимать кольцо, которое не желало покидать палец. — Вот, я должна вернуть…

Но Александр мягко остановил ее:

— Оставь. Слушай, я вот тебя спросить хотел… Почему твой блог называется «Галактика со вкусом рома»?

— Потому что есть такая научная теория — что у центра нашей галактики вкус рома и запах малины. Ученые определили это по предполагаемому молекулярному составу.

— Ничего себе! — хохотнул Александр. — Это какие же ученые? Британские?

— Американские вроде, но не суть. Я понятия не имею, правда это или нет, но… Мне приятнее воспринимать вселенную так, чем как безликую пустоту! А ты тему не меняй и забери кольцо.

— Оставь, я серьезно.

— Это сувенир?

— Это предложение!

Лера засмеялась, но он ее не поддержал, и смех быстро угас. От удивления девушка даже отшатнулась от него:

— Ты серьезно?!

— А почему нет? Общие интересы у нас есть, тебе подошло кольцо, мое будущее выглядит невнятным, твое — тоже. Я много лет растягивал отношения с Таней, и ни к чему хорошему это не привело. Я не хочу идти по накатанной, я хочу принципиально новый старт.

— Это безумие! Мы можем быть совсем разные…

Александр и бровью не повел:

— Тем интереснее. Тебя что, после сегодняшнего еще что-то пугает?

Девушка огляделась по сторонам, потом снова перевела взгляд на него. Хотелось улыбаться, и кончики губ сами ползли вверх, однако она заставила себя оставаться серьезной.

— Мы знаем друг друга один день, у меня есть кошка, которая не совсем кошка, пара блогов, странички в социальных сетях, твое кольцо и недоделанная марципановая свинка. А инстинкта к гнездованию нет. Ты уверен, что это потянешь?

— Звучит намного лучше, чем то, что у меня было, — уверенно ответил он.

Лере казалось, что кольцо на безымянном пальце излучает тепло, хотя такого быть, конечно, не могло.

— Тогда сам виноват: я согласна!


предыдущая глава | Он, она и пушистый детектив | Людмила Мартова Обжигающее счастье



Loading...