home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Клятву о неразглашении меня все-таки попросили произнести. Впрочем, я и не отказывалась. Потом Дамиан пообещал, что на обеде соберет всех девушек и расскажет, что делать дальше. После этого я уже покорно, не противясь, вернулась в собственные покои. А когда вошла в гостиную и взгляд упал на взволнованную Ванессу, впервые пожалела, что рядом нет Невары. Так вот подсунут какую-нибудь гадость, и что делать? Невара-то все-таки боевым магом была…

Оставшиеся пару часов до обеда я провела, бездумно глядя в книгу и краем уха слушая новостные выпуски. Там ни об утреннем нападении, ни об убийстве избранниц богини не было ни слова. Все было хорошо, постоянно мелькали фотографии нас, финалисток отбора. Оценивали меня и Изабеллу, восторгались фасонами платья мертвой Софии…

Как бы хотелось открыть сейчас глаза и обнаружить, что все случившееся – лишь жуткий, кошмарный сон!

Увы. Чуда так и не случилась. В положенное время пришлось вставать и идти в Жемчужную столовую.

Когда я вошла, за столом находились лишь Изабелла и Филания. Подруга выглядела откровенно заплаканной. Изабелла держалась лучше, ее страх выдавала лишь бледность. На шее графини был намотан шелковый шарф, прикрывавший ожоги.

Звук моих каблуков в тишине просторного помещения казался излишне громким и дополнительно подчеркивал его пустоту. А ведь буквально несколько дней назад здесь находилось столько девушек!

Мертвы. Все они мертвы.

От осознания этого было особенно жутко.

Кивнув Филании и Изабелле, я прошла на свое место и, сев, стала поглядывать на дверь в ожидании Грандины. Вскоре дверь открылась, но вместо последней претендентки появился безмолвный слуга с тарталетками и первыми салатами.

Сердце сжалось. Никогда на стол не подавали, пока не соберутся все. А, значит, клепселла все-таки успела.

Рядом раздался тихий всхлип. Повернув голову, я увидела вытирающую кружевным платочком слезы Филанию.

– Я до последнего надеялась, что хотя бы ее спасли, – тихо прошептала подруга. – Все так быстро случилось. Как же я жалею, что не отсеялась на прошлых испытаниях!

«Она не знает».

– Не жалей, – сказала я то единственное, что имела право сказать.

– Думаешь? – в голосе Филании звучали сомнение и страх.

Я, было, хотела ее успокоить, но в этот момент раздался уверенный мужской голос:

– Леди Ариана права.

На пороге Жемчужной столовой стоял принц Дамиан.

Принц смотрел на нас, и я чувствовала шедшую от него волну горечи.

– Вам не стоит об этом жалеть, леди Филания, – повторил Дамиан. – Даже наоборот. Лично я очень рад, что вы здесь остались.

В эмоциональном спектре Изабеллы проскользнул всплеск удивления. Видимо, ей еще не сообщили о том, что отчисленные участницы отбора тоже мертвы. Впрочем, я была уверена, что Дамиан сделает это в самое ближайшее время, например после обеда.

Тем временем его высочество приблизился к нам и занял место во главе стола, то, на котором обычно сидела леди Далила.

– Единственное, о чем я искренне и глубоко сожалею, так это о том, что мы в очередной раз не смогли предоставить вам должную защиту и безопасность, – продолжил он. – Мне ничего не остается, кроме как просить у вас за это прощения. Обещаю, что вы получите достойную компенсацию за все, что пришлось пережить. Так же хочу заверить, что все силы брошены на поиски злоумышленников. Виновные будут найдены в самое ближайшее время. Однако от вас потребуется максимальное содействие. В том числе и клятва молчать обо всем произошедшем, дабы не допустить смуты в империи.

– Разумеется, ваше высочество. Мы все понимаем, – ответила Изабелла сразу за всех и послала Дамиану легкую улыбку и сочувственный взгляд. Последнее ощущалось и в ее эмоциях.

Принц ответил благодарным кивком, но затем скользнул взглядом по ее шарфу и нахмурился. Резко поднялся и, подойдя к девушке, произнес:

– Позвольте, я залечу ваши ожоги, Изабелла.

Та, не раздумывая, стянула декоративный шарфик. От Дамиана мгновенно пришла волна глухой злости, смешанной с болезненным сожалением. Мужчина искренне корил себя за то, что графиня пострадала. Его рука, едва касаясь, провела по поврежденной коже, и жуткие ожоги стали стремительно исчезать.

Изабелла облегченно вздохнула и улыбнулась куда шире и искреннее. А я откровенно почувствовала себя за столом лишней, впрочем, как и Филания.

– Спасибо, – поблагодарила Изабелла, когда Дамиан убрал от нее руку.

Спустя мгновение атмосфера стала менее интимной и более подобающей для светского обеда.

– Итак, вернемся к отбору, – сев обратно на свое место, вновь взял слово наследник. – Основные испытания уже завершились, остались лишь светские мероприятия, где вы должны были бы показать себя с лучших сторон. Но поскольку провести их, не раскрыв факта гибели остальных девушек-финалисток невозможно, мы решили обойтись без этого. Так что все закончится совсем скоро. Уже завтра утром я сделаю официальное заявление о своем выборе и окончании отбора.

Филания облегченно выдохнула и как-то резко успокоилась, впрочем, как и Изабелла. Обе даже за столовые приборы взялись и есть начали. И только у меня до сих пор при виде поданного мяса под соусом из красного вина к горлу подкатывала тошнота.

Столь резкая смена настроения остальных девушек говорила лишь об одном: Дамиан применил какое-то успокаивающее заклинание.

Внезапно поймала на себе его обеспокоенный взгляд. И стоило только обратить на это внимание, как в голове раздался голос принца:

«Ариана, если вы дадите мне доступ и не станете мешать, я смогу и ваше эмоциональное состояние облегчить».

Я едва сдержала изумленное восклицание.

Мне не почудилось? Дамиан действительно говорит со мной? Как такое возможно?!

Видимо, вопрос был услышан, так как мне тут же сообщили:

«Вы ведь вчера прошли настройку на совместимость, помните? – в мыслеголосе Дамиана появились мягкие, теплые нотки. – Так что ничего удивительного. К тому же утром вы смогли связаться с моим братом. Я думал, для вас это не станет неожиданностью».

Логично. Что-то я совсем расклеилась, не могу самостоятельно простые факты связать.

«Так как? Позволите вам помочь? – вновь поинтересовался Дамиан. – Вы совершенно не едите, а после стресса и обморока необходимо поддержать организм».

В этом он тоже был прав. Голодовкой проблемы не решишь. Тем более я – де Арден. Пора вспомнить об этом наконец, как и о том, что с контролем эмоций у меня проблем быть не должно.

«Спасибо за беспокойство, ваше высочество. Я вполне справлюсь сама», – ответила я, посылая принцу эмоцию благодарности, и решительно взяла вилку. Тот едва заметно улыбнулся и одобрительно кивнул.

Наши переглядывания не укрылись от Изабеллы. Еще недавно расслабленная графиня моментально напряглась и недовольно поджала губы. Слышать наш диалог она не могла, но излишнее внимание принца ко мне ей определенно не нравилось. Изабеллой вновь начала овладевать ревность и злость.

«Слишком резкий перепад эмоций. Даже для ревнивой девушки. Притом, что графиня, вроде бы, весьма уравновешенная, да и поводов я никаких, по сути, не подаю…»

Сознание вскользь отметило эту странность, но тут же отбросило. Думать об Изабелле не хотелось, как и решать проблемы ее эмоционального состояния. Меня это не касалось. Когда Дамиан женится на своей избраннице, сам с ней разберется.

Окончательно закрыв тему фаворитки и возникшего между нами недопонимания, я всецело переключилась на еду. Тем более разговоры окончательно стихли, и за столом воцарилось спокойствие.

Так, в спокойной обстановке обед бы и закончился, но едва подали чай, в Жемчужной столовой появился архимаг. И когда взгляд лорда Райана задержался на мне, сердце отчего-то дрогнуло, а затем забилось быстрее.

– Рай? – Дамиан вопросительно посмотрел на брата.

– Полагаю, девушки уже осведомлены о необходимости клятвы? – уточнил тот и, дождавшись подтверждающего кивка, обратился к нам: – В таком случае, раз все в сборе предлагаю пройти эту процедуру безотлагательно. Леди Филания, если не возражаете, начнем с вас.

Архимаг посмотрел подругу, которая сидела ближе всех к нему. Филания покорно склонила голову и, поднявшись навстречу магу, протянула руку.

Лорд Райан тут же царапнул ее ладонь откуда-то появившимся кинжалом. Девушка едва заметно поморщилась.

– Клянетесь ли вы хранить молчание обо всем, чему были свидетелем этим утром? Клянетесь ли держать произошедшее в тайне? – спросил архимаг, а в воздухе над окровавленной ладонью появилось небольшое белесое облачко.

– Клянусь, – уверенно отозвалась Филания, и туман стремительно втянулся в ее руку, заживляя рану.

Проследив за процессом, лорд Райан удовлетворенно кивнул и резюмировал:

– Все в порядке. Благодарю, леди Филания, не смею больше вас отвлекать.

Подруга изобразила ответный вежливый книксен, однако возвращаться за стол не стала. Сославшись на необходимость отдохнуть, она простилась с принцем Дамианом и покинула столовую.

Следующей клятву по собственной инициативе вызвалась произнести Изабелла. Правда, в отличие от Филании, дав клятву, уходить не стала. Напротив, пожаловалась на головокружение и вернулась за стол. Подхватив отставленную ранее чашку, она степенно, мелкими глоточками продолжила чаепитие.

Теперь очередь дошла и до меня. Конечно, в моем случае обряд являлся чистой формальностью, поскольку уже был пройден парой часов ранее. Но, дабы не вызывать у Изабеллы лишних вопросов и подозрений, я с энтузиазмом протянула архимагу руку, чем заслужила легкую поощрительную улыбку от Дамиана.

Буквально в тот же миг сознания коснулись чужие эмоции недовольства. Причем принадлежали они не только Изабелле, но и Райану. И если к всплескам ревности Изабеллы я уже привыкла и не удивлялась, то столь резкая отрицательная реакция архимага казалась странной.

Не одобряет не слишком серьезное, по его мнению, поведение младшего брата? Неужели лорд Райан такой формалист?

Тем временем братья переглянулись и улыбка с лица наследника мгновенно исчезла. Видимо, Райан что-то ему сказал, ибо Дамиан бросил обеспокоенный взгляд на избранницу. А едва моя ранка затянулась, и обряд был признан завершенным, принц поднялся и протянул Изабелле руку.

– Позвольте, я провожу вас до комнаты, – мягко предложил он. – Хочу удостовериться, что исцелил все ваши ожоги. И вы говорили, у вас головокружение? Надо будет сообщить целителю, чтобы приготовил вам тонизирующий отвар.

Графиня тотчас расцвела в улыбке. Приняв предложенную принцем поддержку, она изящно поднялась, после чего будущие император и императрица покинули Жемчужную столовую.

И только после того как за ними закрылась дверь, я осознала, что мы с лордом Райаном остались одни.

Как реагировать на него, я не знала. В голове одновременно толпились и воспоминания о прошлых унижениях, и то, что архимаг меня спас. Поэтому решение было принято самое дипломатичное и разумное: вежливо проститься и побыстрее уйти.

Однако не успела я это озвучить, как услышала:

– Чаю, леди Ариана?

– Спасибо, лорд Райан, но…

– Нет, не волнуйтесь, мне не сложно, – перебив, заверил тот и пошел к столу.

А я, между прочим, отказаться хотела!

Впрочем, уверена, архимаг прекрасно это понимал, но ожидаемо поступил по-своему.

Короткий взмах рукой, и к нему подплыла моя чашка. Лорд Райан взял заварочный чайник, налил чай и обернулся. А, узрев, что я все еще стою на месте, произнес:

– Чай, как я слышал, успокаивает. К тому же вы не пробовали десерт, а сладкое улучшает настроение. Вы ведь любите сладкое? Все девушки его любят.

Сладкое я и впрямь любила. Но сейчас было вот совсем не до него! Да мне под взглядом этого мужчины кусок в горло не полезет! И что опять, спрашивается, Райану в голову взбрело? Ведь опять эмоции скрыл, а лицо ничего не выражает. Как тут угадать?

– Ну что же вы? – поторопил он.

– Благодарю за заботу, но у меня совсем нет аппетита, – попыталась отказаться я.

Разумеется, мне не поверили.

– Вот как? Насколько я видел, в присутствии Дамиана ваш аппетит был в полном порядке. Или вы потеряли его с уходом брата… и графини фон Дайнар?

Небольшая, но выразительная пауза, акцентирующая внимание на Изабелле, недвусмысленно намекала именно на их совместный уход.

«Неужели Райан считает, что я ревную?»

Я вздохнула и устало посмотрела на него.

– Послушайте, принц Дамиан действительно замечательный мужчина…

Фарфоровая чашка с громким звяканьем опустилась на стол, обрывая попытку оправдаться. Глаза архимага сердито вспыхнули.

– Замечательный, в отличие от меня. Это я помню, – процедил он. – Значит, он так вам нравится?

Я едва сдержалась, чтобы не взвыть с досады. Это ж надо все так извратить!

– Да какое вообще сейчас имеет значение мое отношение к его высочеству, лорд Райан?!

– Именно это я и пытаюсь понять! – отрывисто, со злостью сообщил архимаг. – Еще пару часов вы пытались покинуть дворец и слезно умоляли нас об этом. А теперь полностью переменили решение и восхищаетесь моим братом. Я хочу понять вас, Ариана. Пытаюсь понять, что вы хотите!

– Да что тут понимать?! Мы ведь все знаем, что эти смотрины – фарс, не более того!

– Возможно, он и был таким раньше. Но не теперь.

– Что?

Я недоверчиво уставилась на архимага.

– Не делайте удивленный вид, Ариана, – с раздражением бросил тот. – Мой брат и так уделяет вам очень много внимания, а ведь вы не делаете и шага навстречу. В то время как Изабелла старается изо всех сил, чтобы его удержать. Уверен, вы уже давно поняли, что стоит вам захотеть, и империя будет вашей. Вот только хотите ли вы этого?

«Он прав? Неужели… он прав!»

Я вдруг осознала этот факт со всей ясностью.

Если я действительно захочу добиться Дамиана, то сейчас на то у меня имеются все шансы. Высокие рейтинги, совместимость, взаимная симпатия…

Щеки опалило жаром смущения, но тяжелый взгляд Райана я все же встретила прямо. Сейчас я не боялась с ним столкнуться. Напротив, смотрела с вызовом.

– Зачем спрашивать? Вы ведь видите людей насквозь, архимаг. Вот и скажите сами, что видите вы?

И пламя в глазах Райана, на миг болезненно вспыхнув, угасло.

– Совершенство, – неожиданно тихо сказал он. – Я вижу совершенство.

Я почувствовала, как пол уходит у меня из-под ног. Впервые в жизни я потеряла дар речи и не знала как поступить. Потому что для меня это был не просто комплимент, это было нечто намного большее. Нечто такое, отчего по телу разлилась жаркая тягучая волна и застучало быстрее сердце, а где-то в глубине души захотелось петь. Вот только выразить словами свое состояние я не могла. Таких слов попросту не существовало.

Впрочем, ответной реакции от меня и не ждали.

– Приятного дня, леди Ариана, – бесцветно пожелал архимаг и быстрым шагом направился к выходу из Жемчужной столовой.

Опомнилась я лишь в тот момент, когда за спиной раздался хлопок закрывшейся двери.

Взгляд упал на наполненную чаем фарфоровую чашку. Только теперь я поняла, что со стороны Райана это была пусть и неуклюжая, но попытка помириться. Проявить внимание и заботу. Так же, как и тогда…

«Ана… Не бойся, девочка, уже не нужно бояться».

Во рту пересохло. Я нерешительно потянулась к чашке, осторожно взяла и сделала маленький глоток.

Чай показался вкуснейшим в мире.

Я даже не заметила, как чашка опустела.

Наместник Владыки по внешним связям нетерпеливо прошелся по кабинету. Думал ли он когда-либо раньше, что эти стены ему опостылят? Нет. Но в последнее время приходилось буквально ночевать на работе в ожидании доносов подчиненных и курировать их действия, ибо избыточная самодеятельность некоторых ретивых полуящеров могла поставить под угрозу планы по захвату Индарии.

Оставалось успокаивать себя мысленными картинами того, как армия нашварцев врывается в незащищенный человеческий мирок и захватывает один город за другим.

Фантазии прервал долгожданный перезвон коэдра.

– Слушаю, – подлетев к столу и активировав артефакт, тотчас откликнулся наместник.

– Приветствую, керад. Все сделано в точности, как вы приказывали, – быстро доложил Ра-шахха. – Клепселла была доставлена и сработала точно в срок. Две претендентки ликвидированы. К сожалению, не удалось уничтожить графиню фон Дайнар, она находилась под защитой личного охранного артефакта и получила лишь незначительные повреждения. Зато сам артефакт уничтожен, а чтобы создать другой подобной силы с настройкой на ауру графини необходимо несколько дней.

– Неплохо. Де Арден? – сухо уточнил нашварец.

– Лишь напугана. Она была под нашей защитой. Нам стало известно, что после происшествия принц с ней общался. И поскольку герцогиня решила не покидать дворец, мы предполагаем, что ей рассказали о смерти бывших соперниц. Это еще больше подтолкнет молодую де Арден к индарийцам которые пока выглядят в ее глазах как основная защита. Да и его высочество Дамиан, судя по всему, испытывает к девушке все больше симпатии.

– Симпатия – вещь абстрактная. Скажи лучше, какие у нас прогнозы?

– Прогнозы позитивные. Судя по опросам населения сейчас все делают ставки на то, что Ариана останется с Дамианом. Это подтверждается и донесениями нашего осведомителя. Изабелла всячески старается хоть как-то привлечь внимание принца и нервничает все сильнее. Прислуга слышала даже, как она плакала.

Простившись с Ра-шахха, керад Ках-эрра довольно оскалился и откинулся в кресле. Все шло ровно так, как планировалось. Еще несколько дней плотного общения де Арден с наследником, и можно будет не сомневаться, что принц Дамиан выберет именно ее. Ариана, сама того не ведая, играла отведенную ей роль и приближала крах человеческого мира. А лишенную охранного артефакта графиню фон Дайнар теперь сможет уничтожить и…

Внезапно вспыхнувший алым только что отключенный коэдр заставил наместника замысловато выругаться и быстро принять вызов. Над артефактом возникло лицо главного аналитика, и его встревоженный вид не предвещал ничего хорошего.

– Что случилось? – мигом помрачнев, спросил Ках-эрра.

– Срочные известия, керад, и не самые приятные, – откликнулся аналитик. – Его высочество принц Дамиан форсировал события и решил сделать выбор будущей императрицы уже завтра.

– Что-о?!

– В данный момент шансы на то, что он предпочтет Ариану де Арден, не превышают пятидесяти процентов. Без активных действий герцогини спешка принца психологически может подтолкнуть его к давнему выбору – Изабелле фон Дайнар.

Наместник выругался вновь. Затем резко выдохнул и приказал:

– Надавите на девчонку через нашего союзника. Ждем до вечера. Если де Арден сможет повлиять на Дамиана – замечательно. Если же нет, действуем по резервному плану.


Обратно в свои покои возвращалась медленно. Мысли витали где-то далеко, что было более чем непривычно. В голове до сих пор звучал голос архимага, сводивший все мои попытки собраться к нулю. Подумать только, я все это время думала, что он меня ненавидит и постоянно издевается, а оказалось все не так однозначно…

Пожалуй, я бы и дальше продолжила перебирать наш разговор с Райаном, но едва вошла в гостиную, как горничные в один голос сообщили о поступившем из родового замка вызове.

– Запрос на коэдре горит уже с четверть часа, ваша светлость, – добавила Садира.

Даже так? Бабушка не удовлетворилась простым требованием передать, чтобы я с ней связалась, а оставила активный запрос и ждет на связи? К чему такая срочность?

Заставив себя в срочном порядке настроиться на серьезный лад, я направилась в кабинет. А едва коснулась коэдра, над артефактом вспыхнуло лицо Светлейшей герцогини де Арден. Она действительно ждала.

– Хорошего дня, бабушка.

– Хорошего дня, дорогая, – откликнулась она. – Ты прошла в финал отбора. Вчера не смогла тебя поздравить, решила сделать это сегодня. Очень достойный результат, я в тебе не сомневалась.

Формальные фразы. Пустые, предназначенные лишь для того, чтобы объяснить имперским слухачам причину этого сеанса связи.

– Благодарю.

Я вежливо улыбнулась, одновременно беззвучно вопрошая: почему? В чем истинная причина этого разговора?

И тут же получила ответ на свой вопрос с похвалой:

– Я видела фотографии. Они прелестны. Ты сделала правильный выбор, надев родовые бриллианты, – похвалила бабушка.

Сердце сжалось. Потому что за спокойным голосом Светлейшей герцогини де Арден скрывалась тревога. Она знала! Совершенно точно знала о том, что случилось утром! И сейчас открыто показала мне это!

Но откуда? Неужели…

Нет, невозможно! Не может быть, чтобы бабушка связалась с нашварцами!

– Удачи тебе, дорогая. Я верю, что ты сможешь дойти до конца. Верю в тебя.

До конца?!

Проекция над коэдром уже погасла, а я все еще невидящим взглядом смотрела на артефакт.

Бабушка потребовала, чтобы я отбила Дамиана у Изабеллы! Она буквально приказала мне это!

Притом что выйти замуж за него я не имею права, это означает лишь одно: сорвать отбор! Оставить наследника без связанной пары! То, чего и добиваются нашварцы!

Сердце отказывалось верить в то, что единственный близкий человек пошел на подобную сделку с врагом. Однако с логикой не поспоришь. К тому же узнать об утреннем покушении иным путем бабушка никак не могла!

«Но ты дважды едва не погибла! Разве стала бы она тобой рисковать?!»

Нет, не стала бы. Это однозначно. Я – единственная наследница рода де Арден. Однако если посмотреть на покушения, зная о связи бабушки с врагом, такими ли смертельно опасными они являлись?

Первое покушение произошло во время испытания, на котором требовалось сохранять концентрацию и эмоциональный самоконтроль. И уж кто-кто, а бабушка точно знала, что я смогу это сделать в любой ситуации! Если она сообщила врагу эту информацию, то неудивительно, что для покушения выбрали именно Шельтрасский мост.

В тот момент я гарантированно должна была выжить. И выжила! Да еще так эффектно, что мой рейтинг взлетел до небес, а фаворитка отбора Изабелла отступила на второй план.

Хорошо. Здесь все сходится. А что с утренним нападением клепселлы?

При воспоминании о залитой кровью земле и растерзанных телах, вновь, было, подкатила тошнота, но я тотчас себя одернула.

«Ты – де Арден! Хватит вести себя как изнеженная слабая девчонка! Ясный разум и логика – вот что тебе сейчас необходимо! Вспоминай, чему училась с детства!»

Самовнушение подействовало. Эмоции отступили. Я прикрыла глаза и принялась отстраненно вспоминать мельчайшие детали нападения. Да, в тот момент я находилась в панике, однако натренированная память запомнила все. И теперь эта память скрупулезно воссоздавала картину произошедшего.

Вот тварь появляется из кустов. Погибает леди Далила. Причем, в отличие от последующих жертв, клепселла не тратит на императорскую сваху времени, она лишь совмещает ее убийство с выходом на точку для следующего броска. И сразу же, игнорируя находившихся рядом стражников, нападает на Изабеллу.

Графиня фон Дайнар, фаворитка принца – приоритетная цель!

Без сомнений, клепселла действовала по заранее заложенной программе. Изабелле действительно повезло, что защитное ожерелье-артефакт было настроено на огненную волну. Именно на огонь у клепселлы заложен подсознательный страх, именно огнем убивают этих тварей маги. Только поэтому тварь переключилась на следующую цель, которой, вопреки логике, оказалась не я, а София.

Даже третьей целью клепселлы стала Грандина. Меня же в розарии словно и вовсе не было!

Но ведь я значилась в рейтингах много выше остальных! Убийцам логичнее было сначала избавиться от меня!

Ошибка программы? Вряд ли. Зато если исходить из версии о том, что ажиотаж вокруг меня поддерживают сами нашварцы, то как раз меня убивать они и не должны.

Значит…

«Значит, придется отбросить личные привязанности и признать очевидное: бабушка действительно связалась с врагом».

Конечно, скорее всего, они пришли не сами, а подослали кого-нибудь из людей-предателей. Но даже если все было обставлено как обычный человеческий заговор, зачем бабушка на это согласилась?

Обвести Светлейшую герцогиню де Арден вокруг пальца практически нереально. Выходит, она вступила в сговор с заговорщиками, имея на то свой расчет. Но какой? Бабушка не любила индарийцев, возможно, нашварцы сыграли на этом? А она думала, что я отомщу за род де Арден?

Да, видимо так. Именно поэтому она сначала отправила мне родовые бриллианты, дала ключевые фразы и настояла на участии в отборе. Теперь же бабушка убедилась в том, что я цела и условия сделки выполняются. А заодно дала понять, что за свою жизнь лично мне можно не опасаться и, не отвлекаясь ни на что, заняться делом – окончательно развести Дамиана и Изабеллу.

Вот только тут враги просчитались: я в этом участвовать не желаю. Менее всего мне нравится ощущать себя пешкой в чужой игре! Да, я знаю, что могу повлиять на принца. Но каждая из герцогинь де Арден принимает решения самостоятельно, так что мстить Дамиану я не стану. И с братом его воевать не хочу.

Отчего-то вспомнилось, как Райан при проводах гиийрийских послов одновременно удерживал портал, иллюзии погибших Гарриана и Анны и управлял Межмировыми Вратами. Напряженный, действующий на пределе собственных сил, но ничем, ни словом, ни взглядом не имеющий права выдать того, что происходит на самом деле.

К тому же, в отличие даже от Дамиана, Райан вынужден видеть обманчиво живых родителей постоянно и более того – имитировать их жизнь для всех остальных.

Жутко. Страшно.

И при этом достойно высочайшего уважения.

Да, теперь, зная все, я не могла не уважать этого человека.

«Совершенство… – его тихий голос. – Я вижу совершенство».

Я резко выдохнула. Не время романтике предаваться!

Если нашварцы увидят, что я не действую по их плану, то уничтожат и меня. Уж они-то на договоренности с бабушкой не посмотрят и все равно получат свою выгоду, если не от моего сотрудничества, так от моей гибели.

«А ведь Дамиан сказал, что сделает заявление о выборе уже завтра утром».

От осознания этого по спине пробежал холодок.

Ведь я никаких действий по завоеванию Дамиана не предпринимаю! Об утренней пресс-конференции принца станет известно уже скоро, и ее итог для нашварцев закономерен – Дамиан выберет Изабеллу. Получается, меня могут попытаться убить сегодня ночью?

Не факт, конечно, что это действительно так. Логика полуящеров может быть совсем другой, но… а вдруг? До Изабеллы, уверена, не добраться – будущую императрицу охраняют со всей тщательностью. А у меня ни защитных артефактов не имеется, из охраны только два стражника, и даже Невары нет!

Когда же в новостях наконец передали, что утром принц проведет пресс-конференцию, интуиция буквально взвыла, что я не ошибаюсь. Они придут. И на этот раз ошибки не повторят, сделают так, чтобы о моем убийстве стало известно общественности. Нашварцам нужна смута и паника, и они ее получат.

Первым желанием стало немедленно направиться к Дамиану и потребовать дополнительной защиты. Однако я тут же себя осадила. Нельзя!

Принц начнет расспросы, и обмануть того, с кем была в связке, вряд ли получится. А я не могу выдать бабушку. Рядом со мной даже без доказательств предательства находился маг с лицензией на убийство. Так что же будет, если я дам хотя бы косвенный повод подозревать де Арден?

Заговор против Короны карается смертью. И тут уже совершенно не важно, какую симпатию испытывает ко мне Дамиан. Прежде всего он – фактически император. Подписать приказ о нашей казни у него рука не дрогнет, ведь на кону империя и доступ к Межмировым Вратам.

Остаток дня я провела, не выходя из комнат. Дважды ко мне пыталась заглянуть Филания, но даже ее я, сославшись на головную боль, не приняла. Не хотелось, чтобы подруга видела меня в таком нервном состоянии. Ей и так несладко, зачем еще свои проблемы перекладывать? А под вечер я отказалась от ужина – да, всерьез боялась, что меня отравят! – и отправила горничных прочь.

Одной в просторных комнатах, правда, тоже находиться было не слишком уютно. Да еще и на улице окончательно стемнело. Порывистый ветер нагнал туч, и в окно застучали тяжелые крупные капли дождя. В итоге я не выдержала и вызвала ворона – единственного, кто сейчас мог дать мне хоть какой-то дельный совет.

Хранитель вылетел из кольца и огляделся.

– Что, опять пр-ризрак? Вр-роде защита стоит.

– Нет, хуже, – мотнула головой я и быстро, сжато озвучила свои опасения.

– Хм, а ты уверена? – спросил ворон и тут же сам себе ответил: – Да, вижу, уверена.

– По всем новостным каналам сообщили, что принц завтра утром делает официальное заявление, – подтвердила я. – Сам понимаешь, до утра ждать никто не будет, ибо потом моя смерть уже окажется бессмысленной. И как поступить? Рискнуть и все-таки обратиться к Дамиану за помощью?

– Нет. – Хранитель отрицательно качнул головой и хлопнул крыльями. – Индар-рийцы – это угр-роза. Обойдемся пока без пр-ринца. Я буду следить за двер-рью. Позовешь Дамиана ментально, если возникнет непоср-редственная опасность.

С этими словами ворон устроился на высоком комоде около входа в гостиную и замер призрачной статуей.

Я же нервно прошлась по комнате, не зная, чем себя занять. О сне в такой ситуации не могло быть и речи. Адреналин в крови и взвинченные ожиданием нервы требовали действия.

«Хоть опять в транс входи, чтобы успокоиться!» – с досадой констатировала я и, подойдя к окну, рванула на себя створку. В лицо ударил порыв наполненного влагой ветра, помогая выравнять дыхание.

Транс – мера крайняя, используется только тогда, когда иных вариантов нет. Но этой ночью мне нужна холодная, ясная голова. Я не должна поддаваться панике.

Я глубоко вдохнула, медленно выдохнула…

А в следующий миг едва не подпрыгнула от резкого стука в дверь.


Глава 7 | Обрученные кровью. Выбор | Глава 9