home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Хотелось пить. Жажда была столь сильной, что заставила выплыть из приятного кокона небытия и открыть глаза.

Я обнаружила себя лежащей на большой кровати под балдахином.

Это точно не мои покои. Где я?

Впрочем, не важно. Сначала – пить.

– Ариана! – Надо мной склонилось встревоженное лицо Райана.

– Пить, – прохрипела я.

Стакан воды возник перед глазами тотчас же. Райан бережно приподнял меня и помог удержать его у губ – мои руки, как оказалось, слишком дрожали.

Лишь сделав несколько жадных глотков, я смогла сосредоточиться на остальном. Все, что со мной произошло, несмотря на мерзейшее самочувствие, я помнила прекрасно. И приказ о самоубийстве от нашварца, и неудачные попытки ему воспротивиться. И боль в груди от пронзившего кинжала тоже помнила, а значит, рану я себе все-таки нанесла.

Но каким образом тогда я смогла выжить? Ведь вложенная программа сбоев не дает – это я знала как менталист абсолютно точно.

Я вопросительно посмотрела на мужа, безмолвно прося объяснить.

Райан понял сразу. Эмоции его бессилия и боли резанули по сознанию. Однако он все же признал:

– Ты выжила благодаря Светлейшей герцогине.

– Бабушке? – Я нахмурилась. Потом вспомнила ее крик, странное слово и, озаренная догадкой, возмущенно выдохнула: – Еще одна программа?!

– Да.

– Но… когда?! Как?!

Райан тотчас обнял меня, успокаивая.

– Не злись, родная, не нужно. Тем более только это спасло тебе жизнь. А я… я, к сожалению, на это оказался не способен.

Меня обволокло его теплом и легким терпковатым ароматом парфюма. По телу стало разливаться спокойствие, и вновь взявший верх над эмоциями рассудок позволил признать: Райан прав. А шедшие от мужа чувства вины и горечи заставили прижаться к его груди и прошептать:

– Ты не виноват. Ты защищал меня от внешних угроз, а от такого никакая защита не спасет. Лучше расскажи, что за программа досталась от дражайшей бабули?

– Как объяснила герцогиня, приказ отключает сознание де Арден, – пояснил Райан. – Она знала, что ты будешь злиться, и просила передать, что эту программу внедряют всем герцогиням вашего рода сразу же после рождения. Используется она, если кто-то из вас утратит над собой контроль.

– Чтобы не опозорить род своими действиями? – Я грустно улыбнулась. – Что ж, разумно. И предусмотрительно.

– Я тоже оценил. – Райан коснулся губами моего виска. – Твое сознание отключилось прежде, чем удар стал фатальным. Инерцию руки сдержала Невара, вырвав у тебя нож, а к тому моменту переместился я и залечил рану.

Я с благодарностью потерлась щекой о шероховатую ткань его камзола, а потом мрачно констатировала:

– Торжественный обед, разумеется, сорван. И что там, в новостях? Хаос и паника?

– Нет. – Райан неожиданно отрицательно качнул головой. – В империи все в порядке. Подданные празднуют нашу свадьбу и коронацию.

– К-как празднуют? – растерялась я. – А разве… или… – Сознание внезапно пронзила догадка, и я со смесью негодования и изумления выдохнула: – Опять иллюзия?!

Мне ответили виноватой улыбкой.

– Рай, ты… ты в самом деле сидел на обеде с иллюзией меня?!

– Поверь, родная, это были самые мерзкие три часа в моей жизни. – Муж помрачнел, а его эмоции подтвердили это лучше любых слов.

Впрочем, я и так верила. И одновременно понимала, что другого выбора у него не было. Допустить новые беспорядки мы не могли. Спокойствие в империи превыше всего.

– Что с тем нашварцем?

– Ему сильно повезло умереть быстро, – процедил Райан. – Невара испепелила эту тварь еще до того, как я переместился.

– А потом?

– Потом покушение было объявлено неудачным, благо людей в зале практически не было. Мы сообщили, что на тебя бросился какой-то спятивший повар и не стали заострять на этом внимания. Я быстро переместил тебя с Неварой сюда и отправился обратно… с твоей иллюзией.

– Кстати, сюда – это куда? Где мы?

– В нашей новой спальне. Ты была в лечебном сне несколько часов, пока мы с герцогиней не освободились с обеда и не вычистили твое подсознание. Сейчас уже вечер.

– Так бабушка здесь?

– Уже нет. Она отказалась принять наше гостеприимство, – тактично ответил Райан.

Впрочем, его эмоции сказали остальное.

Светлейшая герцогиня явно была недовольна.

– Сильно злилась? – только и уточнила я.

– Еще как, – Райан вздохнул. – Она была в бешенстве. Даже сорвалась на ругань. Искренне прокляла тот день, когда отпустила тебя на отбор, а потом день, когда ты со мной связалась. Неожиданное поведение для де Арден, но я ее понимаю.

– Да уж, – пробормотала я. Потом помолчала и задумчиво добавила: – Интересно все же, когда и где нашварцы сумели внести в меня программу самоубийства?

– О, на этот вопрос у меня ответ есть. Когда мы с твоей бабушкой удаляли ее из твоего подсознания, оказалось, что она очень старая. Программу внесли, когда на вашу семью было произведено покушение. Обвал в алмазной шахте.

– Значит, все-таки не случайность!

– Именно. Остальные предательницы, которых обрабатывали нашварцы, тоже были из знатных семей. А ты – герцогиня. Неудивительно, что и тебя решили подготовить. Причем не только на то, чтобы убить себя в нужный момент, но и на то, чтобы в принципе принять предложение на отбор.

– Что?! Так я не сама? – я растерянно охнула. – Но… я была уверена… вот ведь демон!

– Да. Именно поэтому ты пошла наперекор решениям нескольких поколений де Арден. Добраться напрямую до императора очень сложно. Куда проще, хотя и длительно по времени, обработать потенциальных невест, чтобы или в нужный момент иметь возможность убить жену, или, если выберут нужную девушку, та убила себя. Ведь в Связанной паре при смерти одного погибает и второй. Когда нашварцы узнали, что Дамиан выбрал себе пару заранее, и у остальных девушек шансов победить нет, основную ставку сделали на тебя и врожденное очарование де Арден. Расчет был простым – твое очарование позволит завладеть Дамианом, а потом ты убьешь себя и прервешь династию.

– А запасным вариантом была Филания, которой удалось пройти до конца и получить доступ к Изабелле, – грустно добавила я.

– Да, – подтвердил Райан и прижал меня сильнее. – Кстати люди Тариона выяснили, кем был тот воин, который ее тренировал. Через него смогли выйти на сеть агентов-нашварцев, обрабатывавших невест. Так что теперь действительно все позади.

Облегченный вздох вырвался из груди сам собой. Наконец-то! Наконец смогли выяснить самое важное!

Говорить больше не хотелось. Не хотелось вообще ничего, только сидеть вот так, вместе. В этот момент я малодушно, но всем сердцем желала, чтобы появилась возможность передать корону императрицы Изабелле. Слишком тяжела оказалась эта ноша.

Увы, сделать это было невозможно.

Когда я спросила, почему бы Изабелле и Дамиану не пройти эту же церемонию до конца, мне объяснили, что особого смысла в этом нет. Точнее, пройти-то можно, и они ее прошли. Но полностью Врата подчиняются только одному императору. То есть, если бы был жив его величество Гарриан, никто другой не смог бы ими управлять, а церемония Связи была бы просто формальной. Так обеспечивалась преемственность и единый правитель.

В логике, конечно, подобному факту не откажешь, но легче от этого не становилось. Ибо Дамиан и Изабелла смогут управлять Вратами только после нашей смерти.

А поскольку умирать мы не собирались, пришлось свыкаться с обязанностями императора и императрицы. Причем в самые короткие сроки.


Следующие дни слишком много всего надо было сделать, а так как архимага во дворце теперь не было, то на Райана легли двойные обязанности. Если бы не помощь Дамиана и Изабеллы, то даже вдвоем мы с Райаном не справились бы, а так все обязанности удачно распределялись между нами. Единственное, что мог делать только Райан, – блокировать все попытки нашварцев открыть Межмировые Врата. А в этом, признаться, ящерам упорства было не занимать.

Мне же пришлось почти полностью взять на себя экономическую сферу. Каждое утро, закончив с обязательным приемом просителей, было необходимо разбирать экономические отчеты аналитического штаба. И Райан с радостью отдал мне на откуп все связанные с экономикой отчеты, сопроводив это фразой: «Ну ты же любишь эту сферу».

Угу, любила… когда-то. Когда ее размер был в разы меньше. Я даже не представляла, насколько будет все иначе в империи. Здесь надо было контролировать и удерживать сотрудничество не только между областями мира, но еще как-то учитывать и влияние торговых отношений с дружественными цивилизациями за Вратами.

В общем, голова откровенно пухла, но я стойко держалась.

Этим утром, прежде чем открыть первую из внушительного размера папок, я решила сделать себе небольшое послабление и хотя бы обзорно просмотреть новостные каналы. Надеялась увидеть хоть что-то, не относящееся к цифрам и графикам, но даже тут мне не повезло.

– На букмекерском рынке продолжает царить настоящий хаос, – вещала ведущая за кадром. На экране же демонстрировали главную контору ставочников, двери которых блокировала мускулистая частная охрана. А на улице стояли люди с плакатами и кричали о зажравшихся беспринципных брокерах.

И это длилось уже вторую неделю. Сразу после нашей коронации на биржах началось безумие. Не проходило и часа, чтобы в экстренных новостях не сообщили об очередных жалобах в адрес контор, крупных судебных исках, а то и драках между букмекерами и проигравшими людьми. Многие, собираясь во внушительные группы, даже блокировали несколько офисов, требуя пересмотреть ставки.

Не обходилось и без вмешательства стражи. Особо рьяных нарушителей порядка вразумляли несколькими днями заточения, но ситуацию это не сильно остудило.

Народ требовал отмены предыдущих результатов отбора, ибо императрицей стала именно я. А букмекеры парировали, что ставки делали на невесту Дамиана, которой стала Изабелла. Спор был бесконечным и шел с переменным успехом.

Какие-то фирмы, устав от бесконечных судебных тяжб и связанных с этим издержек, решали выплатить пусть и множество, но куда более мелких сумм якобы выигравшим. Кто-то этим привлекал клиентов, процветало мошенничество. И даже многочисленные аресты ушлых личностей, обещавших разоренным мгновенные выплаты, не останавливали новых жаждущих нажиться на чужих проблемах.

– …А во время заседания произошла драка между истцом, желающим получить свой выигрыш, и адвокатами букмекерской конторы. Кто вышел победителем, понять не удалось, но суд принял решение перенести заседание до той поры, пока бойцы не умерят свой пыл, и выписал всем по штрафу за неуважение к представителям власти…

Слушать это дальше никакого желания не испытывала, поэтому переключила канал и наткнулась на творческую программу с Остином в качестве приглашенной звезды.

Вот ведь не задалось утро!

Да, в последнее время я искренне жаждала крови этого журналиста. А все потому, что он везде рекламировал свою книгу с моей биографией, за которую получил-таки долгожданную Вулитцеровскую премию.

Нет, изначально я за репортера даже обрадовалась. И даже когда увидела, что книга пафосно называется «Мой путь к победе. Останется только одна» с моим гордым профилем на обложке, только внутренне передернула плечами. Мало ли как там, в большой литературе положено?

Однако если изначально я надеялась, что весь пафос закончится на этом, то, как оказалось, глубоко ошиблась. Ознакомившись с текстом, я испытала невероятное желание заняться членовредительством и открутить Остину голову. Единственное, что его спасло от этой неприглядной участи, – это врожденная сдержанность де Арден и способность репортера делать безобидный вид.

– Когда это я клялась, что пройду отбор до конца, назло врагам?! – шипела тогда я, потрясая книгой перед лицом Остина. – И бросалась грудью на нашварцев у Врат, защищая Изабеллу и императора?!

– Зато читатели в восторге! – отступая назад, уверял меня репортер. – Вами все восхищаются! Я лишь немного приукрасил некоторые моменты для большей передачи атмосферы вашего совершенства! Кстати, я уже продумал план второй части…

– Убью!!! – разнесся по приемной крик все-таки сорвавшейся императрицы, то есть меня.

После чего Остин исчез и на глаза мне старался не показываться.

Тяжело вздохнув, я отключила экран и принялась за отчеты.


А потом настал день, к которому мы готовились целых три месяца. День, когда Райан ради меня должен был принять блокирующее магию зелье.

О том, что это должно произойти, знали только лорд Тарион и Дамиан. Вместе с Райаном они подготовили все: и сообщение о том, что император едет на отдых в отдаленное селение, и подобрали двойника. Записали несколько роликов с интервью и якобы онлайн съемками наших с Райаном прогулок. Помимо прочего Дамиан взял на себя проведение всех необходимых в эти дни встреч.

Конечно, риск по-прежнему оставался огромным, и лорд Тарион изворчался, постоянно напоминая нам об этом. Но тем не менее прямых возражений от тайного советника я так и не услышала. А однажды даже ощутила исходящее от него сочувствие и с удивлением поняла: этот внешне сдержанный и расчетливый мужчина в глубине души за нас переживал.

Зелье-блокиратор Райан готовил сам. Сам рассчитал необходимую дозу, дважды перепроверил, потом для верности увеличил концентрацию еще на одну пятую. И наконец вечером, когда мы остались вдвоем в нашей спальне, поднес наполненный болотного цвета жидкостью бокал к губам.

– За тебя! – провозгласил Райан и быстро, в несколько больших глотков, его осушил.

Посмотрел на меня. Улыбнулся…

А в следующий миг без сознания рухнул на пол.

– Рай! – Я испуганно подскочила к нему, мысленно проклиная и зелье, и саму идею напоить им мужа.

Ведь знала же, что ему будет плохо! С таким-то магическим резервом, как у Райана, перепад сил просто чудовищен! И толку от этого блокиратора магии никакого! Могла бы ведь и догадаться, что в таком состоянии делать детей все равно невозможно!

– Ты меня недооцениваешь, родная, – ворвался в мои панические мысли хриплый голос мужа. – И силу моего желания тоже.

– Рай! – Я обхватила пришедшего в себя мужа за плечи и помогла подняться. – Вот вообще не смешно! Ты же сознание потерял! Тебе лежать надо!

– Хорошо, согласен. Будешь сверху, – хмыкнул этот невыносимый мужчина. – Покажешь мне, как доминируют женщины твоего рода…

Не выдержав, я с рыком толкнула его на кровать. Прыгнула следом, поцеловала, чувствительно куснув за губу, и решительно отстранилась.

– Вот даже не надейся.

– Жестокая женщина, – Райан нарочито печально вздохнул. – Так я зря, что ли, эту дрянь выпил? Или это такая мелкая месть за те дни, когда мы поили этим зельем тебя?

– Мы, де Арден, мелко не мстим! – гордо сообщила я. – А зря или не зря, посмотрим завтра вечером по твоему состоянию.

После чего забралась под одеяло и отодвинулась подальше. Исключительно ради заботы о любимом муже, разумеется.


Однако утром оказалось, что ждать до вечера их императорское величество не хотят. И моей заботой о собственном здоровье не прониклись. Я же, разбуженная откровенными ласками и прикосновениями губ к спине и шее, вовремя сориентироваться не смогла. Ну а когда осознала, что происходит, сама останавливаться не захотела.

Разве можно отказаться от ласк сильных и одновременно нежных рук моего мужа, которые дарят такое блаженство?

Его губы заставляли тело реагировать на каждую ласку. А когда муж навис сверху, я встретилась с пылающим взглядом, который обещал сладкую пытку и месть за вчерашний вечер. В следующий миг Райан приник к моим губам, даря мучительно нежный, требовательный, заявляющий свои права поцелуй.

Я почувствовала, как он прижал меня своим телом, а сильные руки заставили приподнять бедра навстречу тугой возбужденной плоти. Движение – и он внутри. Иголочки наслаждения пронзили каждый мой нерв, заставляя дрожать.

Теперь полноправным хозяином положения являлся только Райан. Он полностью подчинил мое тело, заставляя вбирать его в себя глубже, стонать, выгибаться навстречу, забывая обо всем.

Шепот, глубокий, ласковый, от которого сердце билось как сумасшедшее, а кровь обжигала вены огнем. От сладостной пытки хотелось кричать, заставить его остановиться и в то же время продолжать.

– Люблю тебя… родная… люблю…

Слова мужа накрыли волной наслаждения, заставляя мир разлетаться на маленькие разноцветные осколки. Я вскрикнула, почувствовав последнее резкое, почти грубое движение, и ощутила, как его плоть содрогается, изливаясь в меня. И затихла, обессиленно откинувшись на подушках.

Рука Райана скользнула на талию, даря ощущение покоя и уюта. Губы мужа прижались к плечу, и кожи коснулось горячее, еще неровное дыхание.

Я улыбнулась. Повернув лицо к Райану, коснулась приоткрытых губ и прошептала:

– Люблю тебя.


Глава 14 | Обрученные кровью. Выбор | * * *