home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

В спальню я ворвалась, обуреваемая целой гаммой противоречивых чувств. Чувств, с которыми впервые в жизни была не в состоянии справиться. Щеки пылали от жгучего стыда и злости на саму себя.

От хваленого, взращиваемого с рождения спокойствия де Арден не осталось ничего, однако сейчас на это было наплевать. Куда важнее – понять причины предательства собственного тела.

Что со мной?! Почему от прикосновений мужчины я утратила контроль?! Никогда раньше такого не происходило! Мужчины меня уважали, в общении с ними я держалась отстраненно, по-деловому, как учили мама и бабушка. И о том, что чужая сила и собственное бессилие будут нравиться, даже в кошмарах предположить не могла!

Перед внутренним взором вновь возникло склоняющееся к губам лицо лорда Райана, собственная реакция в ответ, и я, не удержавшись, взвыла.

Как же стыдно! Такое поведение недостойно любой леди, а я – де Арден! Для меня подобная несдержанность и вовсе позорна!

«Не зря прародительница уехала и предпочла с индарийцами больше не связываться, – мелькнула мысль. – Если тот архимаг обладал таким же характером, как лорд Райан, еще легко отделалась».

Обличенный практически абсолютной властью, один из сильнейших магов империи… он ведь и впрямь может сделать что угодно, и ничего ему за это не будет! Тем отвратительнее собственная реакция на этого мужчину. Я должна, обязана его ненавидеть и избегать!

– Ваша светлость?

От голоса заглянувшей в спальню Ванессы я резко вздрогнула. Приложила все возможные усилия, чтобы сохранить на лице хотя бы какую-то видимость спокойствия, и обернулась.

– Где вы были?

Вопрос прозвучал излишне резко. Но не потому, что я хотела обвинить горничных в отсутствии, просто с голосом не справилась.

– Простите, ваша светлость, его светлость лорд Райан четверть часа назад приказал срочно покинуть помещение и не возвращаться вплоть до его особого разрешения…

Разумеется. Что же еще можно было ожидать? Конечно, на этот раз он подстраховался и избавился от свидетелей! Играл со мной, как кот с мышью!

Я закусила губу, сдерживая очередной рвущийся из груди стон, и с досадой выдохнула.

– Ясно. Ладно, помогите снять платье.

– А как же ужин? – робко уточнила Ванесса.

– К демонам ужин, – отмахнулась я. – Устала, совершенно нет аппетита, так что сразу лягу спать.

«Чем быстрее засну, тем быстрее наступит завтрашний день. Пройду испытание, как просил принц Дамиан, а затем, наконец, решу вопрос с возвращением домой».

Размышлениями о предстоящем испытании был занят и Дамиан Индарийский. По окончании торжественного вечера он поднялся к себе в кабинет и затребовал отчеты по подготовке к проведению завтрашнего этапа отбора. В частности, список приглашенных репортеров-наблюдателей Дамиан намеревался перепроверить лично. Допустить даже малейшую промашку он не имел права, испытание должно было пройти безупречно.

От изучения бумаг его высочество отвлек громкий стук в дверь. Чутье подсказало, что за ней находится крайне встревоженный тайный советник.

– Входите, лорд Тарион! – разрешил Дамиан и заранее приготовился к плохим новостям.

Однако даже несмотря на готовность, первые же слова советника заставили принца удивленно вскинуть брови. Потому что, едва откланявшись, тот выпалил:

– Ваше высочество, я прошу немедленно отчислить герцогиню Ариану де Арден с отбора и отправить обратно домой.

– С чего вдруг?

– Буквально четверть часа назад мне, наконец, доставили сведения о ее роде, – произнес лорд Тарион, тряхнув тонкой папкой. – И из этих бумаг я узнал весьма неприятные вещи.

– Неужели она связана с нашварцами или заговорщиками? – Дамиан нахмурился. – В таком случае почему Ариана до сих пор не под арестом? Зачем ее отпускать?

– Нет, ваше высочество, нашварцы тут ни при чем, это другое. Возможно, даже хуже.

– Что может быть хуже заговорщиков? Говорите уже внятно, советник.

– Как прикажете, – лорд Тарион кивнул. – Вы помните историю, которая произошла с вашими предками – Сатаром и Крианом Индарийскими? Теми, которые из-за женщины едва не убили друг друга?

– Да.

– В архивах значилось лишь имя этой женщины – Лилиана. А моим людям удалось выяснить и ее род – де Арден.

– Де Арден когда-то участвовали в отборе?! – Дамиан изумленно присвистнул. – Надо же. Почему же мы не знали об этом раньше?

– Потому что в наших архивах удалены даже косвенные упоминания о них. – Тайный советник положил папку перед принцем. – Судя по всему, сделано это было по указанию императрицы Иссианы Индарийской, которая вышла замуж за вашего предка после того, как де Арден исчезла. Мои люди смогли найти информацию об этом только благодаря чистой случайности в личных архивах одного из очень уважаемых родов. А затем, поскольку информация требовала подтверждения, изучили все архивы новостных изданий того времени. Уничтожено оказалось практически все, причем явно не по указке тайной службы. Мы все же стараемся оставлять для себя хотя бы одну копию. Императрица же старалась убрать абсолютно все, что касалось истинной причины наложения ограничений на де Арден.

– Но зачем? В чем смысл сокрытия имени? – Дамиан схватил папку и начал спешно просматривать бумаги.

– Безопасность, ваше высочество. Исключительно безопасность. Иссиана Индарийская считала, что никто не должен знать, какое сильное влияние на мужчин вашего рода могут оказывать женщины де Арден.

Принц с недоверием хмыкнул. Однако после того, как прочитал убористый текст, понял, что тайный советник прав. Его прапрабабка действительно с упорством уничтожала даже малейшие упоминания о герцогинях. Ненависть Иссианы к де Арден чувствовалась буквально во всем, даже в росчерках, которыми она визировала приказы об изъятии документов.

– Странно. – Дамиан задумчиво потер виски. – Мне всегда казалось, что причиной несдержанности предков являлся только их взрывной характер. Эта история произошла еще до сотворения Межмировых Врат, как раз когда индарийцы экспериментировали с магией и часто теряли контроль над эмоциями.

– Мы все так считали, ваше высочество, – согласился лорд Тарион. – Однако в данной ситуации, как вы видите, Иссиана обвиняла только де Арден. Именно Лилиана, благодаря своим способностям, стравила братьев между собой, в результате чего ваш род едва не остался без императора.

– Но зачем? Хотя неважно, – принц мотнул головой. – Даже если так, во что я не особо верю, ибо предвзятость моей прапрабабки видна абсолютно ясно. Какое отношение те события имеют к нынешнему отбору и к Ариане? Не вижу связи.

– Ваше высочество, следующее испытание будет проходить в ментальной связке. Мы не знаем, как действует очарование де Арден. Если она что-то замышляет, вы можете подвергнуться опасности, ведь ее ментальная магия может повлиять на ваш разум. Поэтому я настаиваю на том, чтобы отстранить леди Ариану от участия.

– Лорд Тарион, связка не будет полной. Она безопасна. А у Арианы слишком высокий рейтинг. Мы не можем ее убрать.

– Но риск…

– Нет никакого риска, – повторил Дамиан и устало посмотрел на советника. – Я благодарен за ваше рвение и желание меня защитить, правда. Но поверьте, свою магию и свои возможности я знаю. Ментально повлиять на меня во время испытания будет невозможно. Да и вообще, Тарион, эти события произошли демоны знает когда! С чего вы вообще решили, что ситуация может повториться?

– Де Арден несколько раз танцевала с вашим братом. Более того, лорд Райан уже дважды отступал от своих принципов и приглашал ее сам!

– И что? Этого недостаточно для того, чтобы подозревать Ариану в желании повторить поступок своей прапрабабки.

– Она изучала портреты вашего рода в галерее и особо интересовалась как раз Иссианой Индарийской!

– Да я бы на ее месте тоже заинтересовался человеком, который пытался сжить моего предка со свету! – Принц резко выдохнул. – Но, повторюсь, это ничего не значит. Тарион, я выбрал Изабеллу. Не Ариану. Мой брат тоже к ней равнодушен. И уж тем более мы никогда не поднимем друг на друга руку из-за женщины. Кем бы та ни была. Абсурдно и нелепо даже предполагать подобное. Эта ситуация не повторится. Влюбленность давнего предка – не причина для отказа потомку.

– Ваше высочество, позвольте отметить, что вы не совсем объективны, – в голосе тайного советника появились вкрадчивые нотки. – Вы ведь уже испытываете к де Арден симпатию. Сегодня, например, пригласили ее на танец, хотя не должны были.

Дамиан раздраженно откинулся в кресле.

– П-фф, и что? Изабеллу я тоже пригласил.

– Да, но второй. Герцогиня де Арден была первой, и все новостные издания теперь сходят с ума по этому поводу.

– Так это и хорошо, разве нет? Они хотят сенсаций, они их получают. Пусть лучше о наших отношениях сплетничают, чем о покушении. К тому же это отвлечет внимание от Изабеллы.

– Но мы, наоборот, хотели…

– Вы хотели, чтобы Изабелла была лучшей, самим фактом этого подставляя ее, – холодно перебил Дамиан. – В результате нашварцы жаждут ее убрать. Сейчас же пусть считают, что я в сомнениях. Так Изабелла будет в большей безопасности.

– Мы обеспечиваем ее безопасность.

– Как обеспечивали безопасность остальных? Так почему тогда девушки погибли? Нет уж, плевать мне на идеальные рейтинги, Тарион, если речь идет об угрозе для жизни невест. В конце концов, окончательный выбор делаю я, а не голосование подданных империи. Да и вообще, ментальную связь мы с Изабеллой уже проверяли, так что она находится в выигрышном положении и покажет завтра куда лучший результат, чем остальные.

– Но…

– Ариана будет отчислена, только если не пройдет какое-либо из испытаний или если сама заявит о желании покинуть отбор, – жестко отрезал принц. – Только так, лорд Тарион. Это мое окончательное решение.

Тайному советнику не оставалось ничего другого, кроме как покорно поклониться.

– Да, ваше высочество. Однако не уверен, что члены Совета вас в этом поддержат, – все же добавил он.

Дамиан тотчас подался вперед, опасно прищурив глаза.

– А разве я разрешал передавать информацию о де Арден еще кому-то? Никто, вы слышите, никто не должен об этом узнать.

– А…

– Даже мой брат, лорд Тарион. Вы уяснили?

– Да, ваше высочество, – явно через силу выдавил тот.

– Вот и замечательно. – Дамиан убрал папку к себе в стол и поднялся, показывая, что разговор окончен. – Можете быть свободны, советник. Хорошей вам ночи.


Спала я плохо, урывками. Взбудораженный незнакомыми до этого ощущениями организм никак не желал успокаиваться. В результате утром встала совершенно не в настроении. При этом помогавшие собираться на завтрак горничные, напротив, излучали радостный энтузиазм, что дополнительно раздражало.

Внешне я, разумеется, этого не показывала, но в глубине души мечтала оказаться где-нибудь подальше отсюда. И обязательно в одиночестве.

Там, где не будет и намека на темноволосого наглеца с надменными, но такими чувственными губами, сильными горячими руками и…

– Ваша светлость, вы великолепно выглядите, – прощебетала Ванесса, завершая укладывать мои волосы.

Вырвавшись из вновь настырно накативших воспоминаний, я сердито втянула носом воздух. Затем опомнилась и, оглядев получившийся образ в зеркало, рассеяно похвалила:

– Только благодаря вашей помощи.

– Ну что вы, – засмущалась горничная. – Наша помощь минимальна, вы ведь настоящая красавица. Мы так рады, что именно нас выбрали на эту службу.

– Мы сделаем все, чтобы вы и дальше блистали. И на отборе, и после него, – добавила Садира.

– После? – удивленно переспросила я.

– Ну да, вы ведь, судя по всему, новая фаворитка принца. В новостях это с ночи обсуждается. Теперь в вашей победе уверены абсолютно все!

Вот еще не хватало!

Я быстро взглянула на часы. Время до завтрака еще оставалось. Решив посвятить его сплетням государственного масштаба, я отправилась в кабинет. Надо было узнать, что там еще успели навыдумывать репортеры. Да и отвлечься от мыслей о Райане заодно.

Активировав экран, затребовала последний выпуск светских новостей и расположилась в кресле.

Горничные оказались правы. Первый же канал транслировал крупным планом мой портрет, а улыбчивая дикторша бодро сообщала:

– Вчера прошли официальные проводы гиийрийской делегации, ознаменовавшиеся балом по случаю заключения нескольких десятков договоренностей. Но не только удачное завершение дипломатических переговоров стало темой обсуждения на этом празднике. В центре внимания буквально с первых минут бала оказалась и всеобщая любимица герцогиня Ариана де Арден. И говоря «всеобщая» мы сейчас не кривим душой. Леди Ариане удалось тронуть даже сердце нашего холодного архимага, причем настолько, что он решился отступить от принципов и самолично пригласить герцогиню на танец. Однако отвечать взаимностью ее светлость не стала и вальсировать с лордом Райаном отказалась! Первый танец леди Ариана отдала лишь его высочеству принцу Дамиану, который, как отметили наши специальные корреспонденты, так же сам пригласил ее танец.

Изображение дикторши и мой портрет сменились видеонарезкой вчерашнего бала.

– Немногочисленные злые языки пытаются утверждать, что виной тому высокомерие и заносчивость рода де Арден. Но наша редакция убеждена, что действия леди Арианы продиктованы исключительно чувствами. Причем поведение принца Дамиана дает надежду на то, что эти чувства взаимны, и мы стали свидетелями зарождения Связанной пары.

Я подавила тяжелый вздох. Что ж, этого следовало ожидать. Тем более Дамиан своим приглашением добавил поводов для пересудов. С другой стороны, сейчас все обсуждают исключительно бал, а значит, покушение на невест отошло на второй план.

«Удачный способ переключить внимание, ваше высочество, признаю, – я мысленно хмыкнула. – Интересно, каково все это слушать Изабелле?»

Жалеть ее я не собиралась. Напротив, на миг испытала легкое удовлетворение. Все-таки ее слова меня задели, поэтому мысль о том, что фрейлина нервничает, была приятной.

Спокойно отключив экран, я поднялась. Пора было отправляться на завтрак.

– Мы тоже желаем вам победы и болеем за вас, ваша светлость, – пропела Ванесса.

Одарив ее вежливой улыбкой, я вышла в коридор. Настроение улучшилось.

«Больше никаких срывов», – мысленно заключила я.

А оказавшись в столовой, получила подтверждение предположению о переживаниях Изабеллы.

Графиня была бледна, а в брошенном на меня взгляде читалась неприкрытая ненависть. Пожалуй, находись мы в другом месте, я бы даже обеспокоилась. Все же ревнивые женщины бывают весьма опасны.

Однако здесь, во дворце, никакого вреда Изабелла причинить мне не могла. Мы обе прекрасно знали, что за каждым нашим шагом пристально следят, причем за Изабеллой вдвойне. Все-таки фаворитка и будущая императрица не должна иметь на своей репутации пятен. А попытка навредить более удачливой сопернице – это то еще клеймо бессилия и злобности. В общем, у графини попросту были связаны руки.

Конечно, недооценивать противницу не стоило, с ее связями при дворце можно многое провернуть. Но чтобы избежать опасности мне надо лишь не оставаться в одиночестве, больше времени проводить в своих апартаментах и не общаться с ревнивой аристократкой. Все это легко осуществимо, тем более что оставалось не так много времени до окончания отбора.

Когда мы позавтракали, в зал вошла окруженная визорами сваха. Леди Далила окинула нас лучезарным взглядом и одарила привычной заученной улыбкой.

– Доброе утро леди. Надеюсь, вы хорошо отдохнули после вчерашнего торжества и готовы отправиться на испытание.

Мы ответили дружными уверенными кивками.

– Вот и хорошо. Испытание, как вы уже наверняка знаете, будет открытым и пройдет с участием его высочества принца Дамиана. – В голосе свахи зазвучали торжественные нотки. – Этот этап, пожалуй, важнейший во всем отборе. Сегодня вам предстоит попробовать себя в качестве проводника силы его высочества. Удача или неудача в этом действе покажет, способны ли вы стать Связанной парой.

После этих слов я мгновенно уловила вспыхнувшее в девушках предвкушение. Признаться, мне и самой стало интересно, каково это – работать в связке? Причем даже не будучи магом? Каким образом принц может дать возможность обычному человеку управлять магической силой?

«Не обычному, – тут же поправила себя. – Избраннице богини, да и то не факт, что каждой».

– Сейчас при помощи жребия мы определим, в какой последовательности вы будете проходить испытание, – тем временем произнесла леди Далила.

Слуги внесли прозрачный барабан, на дне которого находились белые шарики. Императорская сваха демонстративно покрутила его и, запустив руку внутрь, вытащила первый. Шарик раскрылся в ладони леди Далилы с легким хлопком, и из него выпала небольшая бумажка.

– Итак, первой будет леди Сильвана! – еще один шарик, хлопок, и новое объявление: – Второй пойдет леди София…

Третьей стала Филания, четвертой графиня Алейро. Изабелла и я шли пятой и шестой. Последними в списке оказались Грандина и Виола.

После окончания жеребьевки леди Далила объявила, что принц будет ждать нас в Большом Цветочном зале. Это оказалось неожиданностью. Насколько я помнила, в предыдущих отборах испытание на совместимость всегда проходило на свежем воздухе в живописной беседке среди цветущих кустов.

«Все в этом отборе не так, как раньше. Безопасность превыше всего», – мысленно констатировала я.

После завтрака сваха выделила нам пару часов на подготовку и приведение себя в праздничный вид. Испытание значилось открытым, а значит, предстояло стоять рядом с принцем под прицелами множества визоров. Необходимо было выглядеть как можно лучше.

Для такого события я выбрала платье глубокого синего цвета, к которому идеально подходили редкие голубые бриллианты из наших северных шахт. Последнее появление перед столь огромной аудиторией следовало использовать с выгодой для герцогства.

Апартаменты покидала, готовая блистать и всячески демонстрировать свою лояльность императору. Никто не должен усомниться в том, что на этот раз герцогиня де Арден действительно хочет победить. Только так мой последующий уход с отбора будет восприниматься подданными как чистая случайность, невезение, и не вызовет пересудов.

Большой Цветочный зал на проверку оказался хорошей заменой парку и беседкам. Раньше я здесь не была, поэтому теперь исподволь разглядывала искусную лепнину с растительными мотивами и колонны из зеленоватого мрамора, увитые живым плющом с мелкими бледно-розовыми цветами. Солнечный свет проникал в зал сквозь широкие витражные окна, окрашиваясь в различные цвета и оставляя на белом мраморе пола радужные переливы. Это придавало окружающей обстановке немного сказочный вид.

Допущенные наблюдатели и репортеры расположились вдоль стен, по залу кружили лишь визоры. Его высочество ожидал нас, стоя в центре совершенно один.

Следуя повелительному жесту свахи, мы остановились от принца Дамиана в десятке шагов. Дальше, в соответствии с выпавшим жребием, первой под зычный голос глашатая к нему направилась леди Сильвана.

С этой невысокой брюнеткой мы практически не общались. Девушка, насколько я помнила, была из небогатого дворянского рода, и вела себя на отборе весьма скромно, незаметно. Даже сотрудничество с купеческой гильдией никакой особой выгоды ей не принесло. Держать себя в руках Сильвана, конечно, умела, что доказала на предыдущих этапах отбора, но и только.

Впрочем, к принцу она подошла с высоко поднятой головой. Даже когда Дамиан взял Сильвану за руку, а вокруг появилось легкое золотистое мерцание, виконтесса осталась почти спокойна.

– Леди Сильвана, сейчас моя аура настроилась на вашу, – начал пояснять Дамиан. – Вам следует почувствовать мою магию и попробовать силой своей воли собрать все эти искры в какой-либо узор. Можно самый простейший, в виде круга или линии. Главное, продемонстрировать всем нам способности к концентрации и готовность к работе в связке. У вас есть на это пятнадцать минут. Приступайте.

– Благодарю, – откликнулась девушка и сосредоточилась.

Однако прошла минута, другая, пятая, а искристое сияние оставалось недвижимым. Самообладание Сильваны стремительно таяло, нервы начали сдавать. Виконтесса начала хмуриться, кусать губы, даже глаза закрыла от усилия, но… увы. Через четверть часа успеха она так и не добилась.

– Первая претендентка – и сразу же неудача! Что же будет дальше? – возвестил, обращаясь к визорам, лорд Карриган де Ферсель. Видимо, эту трансляцию официально вел он, как советник по связям с общественностью.

Напряжение вокруг меня тотчас возросло на порядок. Похоже, претендентки дружно осознали, что покровительство купеческой гильдии здесь не поможет, и надеяться нужно лишь на себя.

Проводив уходящую из зала поникшую Сильвану обеспокоенным взглядом, вперед выступила София. Муза модного дома старалась держаться уверенно, лишь когда вкладывала свою руку в протянутую ладонь принца ее пальцы дрогнули. Но уверенность эта была обманчивой. Я отчетливо чувствовала сильные эмоции волнения. София боялась проиграть.

Вокруг принца тем временем вновь вспыхнуло золотистое сияние, словно окружая его тысячами светлячков. Прозвучало короткое приглашение, и девушка приступила к испытанию.

Какое-то время ничего не происходило. Лишь на лице Софии, которое несколько экранов транслировали крупным планом, появлялось все более и более напряженное выражение. Мне даже начало казаться, что и у нее ничего не выйдет, однако на исходе двенадцатой минуты огоньки внезапно дрогнули. София тяжело задышала, видно было что контроль дается ей с большим трудом. Но тем не менее девушке удалось сложить из искр небольшой круг.

– И у нас первая победительница! – радостно воскликнул лорд Карриган, а зал взорвался аплодисментами.

– Поздравляю, – с улыбкой поздравил музу Дамиан. – Вы прошли.

Тотчас воссияв, София присела в изящном реверансе, а затем поспешила обратно к нам. Меня буквально накрыло шлейфом ее облегчения, гордости и счастья.

А к принцу уже направлялась Филания.

Еще до начала испытания подруга выглядела излишне сосредоточенной, сейчас же она буквально излучала напряжение. На Филанию это было не похоже. Уж что-что, а свои нервы сдерживать девушка умела очень хорошо, и такая реакция мне была непонятна. Тем более я прекрасно знала, что выиграть в отборе Филания не стремилась. Жаль, до начала испытания уточнить причины ее состояния не удалось.

Несговорчивые искры подруга пыталась побороть, прикладывая все возможные усилия. Кажется, я почти физически чувствовала исходящий от нее жар. И даже не удивилась, когда буквально через несколько минут «светлячки» скрутились в сияющий завиток.

В зале вновь зазвучали аплодисменты, и Филания буквально расцвела, словно не испытание прошла, а выиграла самый главный приз в своей жизни.

– Поздравляю, – шепнула я, когда она вернулась. – И переживала ты зря.

– Спасибо, – тихо откликнулась девушка, глядя, как к принцу подходит графиня Алейро. В отличие от остальных леди Гартена не выказывала и толики переживаний. От нее исходила лишь уверенность, что испытание будет пройдено.

– Мама отсеялась на этом этапе, поэтому для меня было очень важно справиться, – тем временем пояснила Филания.

– А мать Гартены Алейро, видимо, прошла испытание успешно, раз та так спокойна, – сделала логичный вывод я.

Подруга утвердительно кивнула, и мы сосредоточились на держащихся за руки принце и графине. Однако, несмотря на всеобщее ожидание, ни через десять минут, ни спустя отведенные четверть часа та ничего создать из искр так и не смогла.

– Не расстраивайтесь леди Гартена, уверен, впереди вас ждет счастливое будущее, – подбодрил ошарашенную и расстроенную бывшую невесту Дамиан.

Под сочувственные комментарии лорда Карригана графиня быстрым шагом покинула зал.

Признаюсь, ее уход меня порадовал. Все же Гартена Алейро была одной из тех, кто до последнего относился ко мне с откровенной враждебностью.

А вот в успехе следующей претендентки сомневаться, увы, уже не приходилось – к его высочеству приближалась Изабелла. Глядя, как она заученно улыбается и берет Дамиана за руку, я прекрасно понимала: это происходит далеко не в первый раз. И действительно, ни толики сомнений или задержки от незнания, что делать, не возникло. Изабелла лишь слегка прикрыла глаза, сосредоточилась, и золотистые «светлячки» послушно дрогнули, складываясь в переход из нескольких геометрических фигур.

Подобная совместимость поразила всех. Зал взорвался аплодисментами, лорд Карриган – хвалебными отзывами, а Дамиан с довольной улыбкой поцеловал невесте руку.

Закономерный исход.

– Уверена, они тренировались заранее, – тихонько шепнула Филания.

– Наверняка, – согласилась я.

Возвращаясь, Изабелла сияла улыбкой. На меня же бросили короткий горделивый и насмешливый взгляд.

Выказанное ею превосходство неприятно резануло, а в душе всколыхнулось неуместное желание доказать обратное. Хотя… вряд ли Дамиан сказал Изабелле о нашей маленькой договоренности и гарантии прохождения мною испытания. Это ведь политика. А, значит, мне в любом случае волноваться не о чем.

Я одарила соперницу ответной улыбкой и легкой походкой направилась в центр зала. Переживать было не о чем. Единственный, кто мог бы нервировать меня – архимаг. Но, по счастью, лорда Райана в Большом Цветочном зале не было.

Протянутую принцем Дамианом руку принимала с предвкушением и азартом. Хотелось узнать, что это за сила такая и какие вызывает ощущения?

Оказалось – невероятные! Едва пальцы его высочества сжались и нас охватило мерцание, по коже пробежало обволакивающее, умиротворяющее тепло. И, главное, эмоции принца Дамиана стали настолько кристально четкими, что казались отражением моих. Мы вместе испытывали легкое взаимное любопытство и интерес от происходящего. А еще – уверенность. Нерушимую уверенность в том, что все будет хорошо.

Это было удивительно! Я чувствовала мягкие, нежные касания искристого полотна, готового полностью мне подчиниться. Из него хотелось соткать нечто удивительное, столь же прекрасное, как и сама сила. Вдохнуть жизнь в этот огонь.

Желаемый образ возник сам собой. На губах Дамиана мелькнула улыбка. Он тоже его уловил.

Робкий вопросительный взгляд – можно?

И прозвучавшее в голове:

«Сейчас вы творец, Ариана. Пробуйте, направляйте. Я поддержу. Ограничений нет».

Медлить не стала. Потянулась к искоркам, стараясь охватить их все и направить, воссоздавая то, что хотела. И сила откликнулась, колыхнулась, закружилась, а спустя несколько мгновений перед нами мерцала словно сотканная из солнечных лучей роза.

Не знаю, смогла бы я создать такую красоту сама, без поддержки принца. Да и неважно это было. Главное – получилось!

А вдвойне приятнее, что радость от успеха – тоже одна на двоих, искренняя, неподдельная. Вот она, отражается в устремленных на меня глазах Дамиана как в зеркале. Кажется, я начинаю понимать, что такое связь Обрученных и насколько она сильна. Если даже ее слабое подобие настолько нас сблизило…



В себя я пришла только когда тишина вокруг резко сменилась восторженными возгласами и бурными аплодисментами. Только осознание того, что мы не одни, заставило отпустить столько притягательную силу.

– Поздравляю, леди Ариана, – произнес Дамиан и поднес все еще удерживаемую руку к губам.

– Благодарю, – произнесла, пытаясь унять отчего-то бешено стучащее в груди сердце.

И что это? Мой голос дрогнул?

Я глубоко вздохнула, отступила от принца и склонилась в реверансе. Затем поднялась и поспешила обратно, к остальным претенденткам. Неуверенность в голосе лорда Карригана и пылающий бессильной ненавистью взгляд Изабеллы отметила лишь краем сознания. Перед внутренним взором все еще стояло лицо Дамиана и его взгляд.

– Это было потрясающе! – взбудораженный голос Филании ворвался в мои мысли. – Целая роза! Как тебе подобное вообще удалось? Вы же с принцем, получается, идеально совместимы!

Ее слова словно ушатом ледяной воды окатили, мигом возвращая ясность рассудка. Идеальная совместимость?! Еще не хватало!

Слишком опасна для меня, менталиста, такая связь. Слишком тонка грань между эмоциями, в которой легко утонуть и затеряться, не разделяя себя и его. А я не могу позволить себе связи с этим мужчиной! Не желаю становиться от него зависимой!

«Зато теперь совершенно неудивительно, что прародительница хотела остаться с индарийцем, – мелькнула мысль. – Раз они обладают такой способностью к связке».

Нет, хватит с меня этого отбора. Свои обязательства я выполнила, пора и честь знать.

Я улыбнулась Филании и вновь покосилась на Изабеллу. По счастью, фаворитка больше не смотрела на меня, да и ее эмоции немного сменили вектор. Она все еще продолжала злиться, но теперь в поле недовольства угодил Дамиан.

Тем временем присутствующие репортеры и наблюдатели наконец успокоились. Вокруг воцарилась положенная по церемониалу тишина, и в центр зала вызвали Грандину.

Светловолосая виконтесса изрядно нервничала и всеми силами старалась держать себя в руках. Заметив, как подрагивают пальцы девушки, я даже засомневалась в ее успехе. Однако самоконтроль Грандины принес свои плоды, и через несколько минут искры сложились в некое подобие круга.

А вот последней из претенденток, Виоле, не повезло. Как она ни старалась, не смогла добиться и слабенького результата.

Как только лорд Карриган объявил о завершении испытания, нас окружили журналисты. Поскольку времени им выделили мало, вопросы задавались одновременно всем невестам и со всех сторон сразу. Вычленить из толпы тех, которые обращались ко мне, получалось с трудом.

– Леди Ариана, вы были уверены в своей победе? – звучало откуда-то справа.

– Конечно же нет, – ответила я, посылая улыбку на всякий случай сразу всем, находящимся с той стороны.

– Но вы же обладаете ментальным даром! – А это уже интересовалась худощавая блондинка слева.

– Мой дар совершенно не гарантирует наличия необходимой совместимости для работы в связке, – доброжелательно пояснила журналистке я, хотя очередная шпилька в сторону моих способностей была неприятна.

– Леди Ариана! Что вы чувствовали во время связки? – тут же задали следующий вопрос.

– Боюсь, не смогу описать, – уклончиво откликнулась я. – Это надо пережить.

– У вас еще были варианты, что можно было бы сложить из искр? Вы готовились заранее?

– Нет, не готовилась. К такому, как мне кажется, вообще невозможно подготовиться, – на это ответила совершенно искренне. – И, признаться, роза оказалась единственным образом, который пришел на ум во время испытания.

Наконец, охрана оттеснила репортеров, а лорд Карриган с леди Далилой торжественно объявили об окончании очередного этапа отбора.

Что ж, нас осталось пятеро.


Глава 4 | Обрученные кровью. Выбор | Глава 6