home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


I

В насквозь промерзшем, давно погруженном в темноту доме кто-то дожидался своего «часа икс». Время тянулось так медленно, что можно было почти слышать, как оно тащится, шаркая ногами. Часы отсчитывали секунды: тик-так, тик-так. Незакрепленная ставня стучала на ветру. За ветхой панелью что-то старательно грызла мышь.

Приоткрыв дверь спальни, человек слушал и выжидал, зная, как любой актер или актриса, что все зависит от правильно выбранного момента. Где-то в конце коридора прозвучали шаги, с мягким стуком закрылась дверь. Снова наступила тишина, столь же выразительная, как и самый пронзительный вопль. А часы по-прежнему продолжали свое: тик-так, тик-так. Разболтанная ставня все так же хлопала. За хлипкой облицовкой стены потревоженная чем-то мышь замерла.

Откуда-то среди этой мрачной тишины раздался жуткий крик:

– Пожар! Пожар!

Похожий на огромный сарай дом подхватил и раскатисто разнес эти слова сквозь непроницаемые тени верхних этажей, заставляя эхом отражаться от стен, затем лететь между пролетами широкой лестницы. Открылись двери, послышались шаги, раздались голоса. Один из них, звучный, как колокол, воскликнул:

– Вернитесь назад! Вернитесь! Здесь нет света…

Отчасти именно это и являлось причиной страха. Старик был настолько гнусен, что отключал электричество еще в десять вечера, и потому его гостям приходилось довольствоваться огарками свечей или фонариками, которые они привезли с собой.

Необъятных размеров главная лестница полностью погрузилась во тьму. У ее вершины стена имела изгиб внутрь, и именно там, пока неверный свет не выдал секрета, мог укрыться человек – спрятаться и наблюдать, дожидаясь решающего и рокового момента. Сердце убийцы стучало, как барабан. Непреодолимая властная сила требовала: «Быстро. Действуй быстро, пока не поздно». И снова исполненный испуга крик прорезал темноту.

– Где же этот чертов пожар? – послышался мужской голос.

– В одной из других комнат, должно быть, – последовал ответ. – Но не в моей.

Наконец появился какой-то свет – мерцающий ореол от свечного огарка, который держали высоко над головой. Убийца проворчал, помрачнев от разочарования и злости: слишком рано, слишком рано. Но прежде чем свет прорезал темноту, мужчина, несший свечу, споткнулся – на этих затоптанных до дыр ковровых дорожках оступиться было легко, потому что скаредность старика не знала границ. Свеча перелетела через резные лестничные перила и, погаснув, упала в холл, расположенный далеко внизу.

– Не хватало нам только еще одного пожара, – произнес резкий женский голос.

К этому времени они все сгрудились в темноте, наталкиваясь друг на друга. Готовый на все душегуб по-прежнему ждал, ощущая болезненную ярость. Неужели план потерпит неудачу!

«Нет, – ответило немым возгласом переполненное гневом сердце. – Только не это!»

Смерть! Такое короткое слово, но столь многое означавшее. Прекратятся угрозы, унижения, и многолетние долги будут наконец-то улажены. А потом, когда, казалось, пропала всякая надежда, момент настал. Одна из фигур отделилась от остальных и знакомой быстрой походкой подошла к самой вершине лестницы. Сейчас! Всего один хорошо рассчитанный удар стариковской тростью, и задуманное совершено. Можно было даже представить, как человек падал вниз. Беспомощное тело, свалившееся в черноту холла. Ни у одного из жителей дома, совершившего подобный полет, не оставалось почти никаких шансов выжить!

И всего лишь секундой позже, чем диктовалось необходимостью, свет замерцал снова.


Выжить тридцать дней | Убийство на Брендон-стрит. Выжить тридцать дней | cледующая глава



Loading...