home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


II

Когда самый нервозный обед за всю его предыдущую жизнь закончился, Хью предложил своей спутнице взять такси, выразив сожаление, что не сможет проводить ее до дома, поскольку ему требовалось быть в военном министерстве определенное число дней в неделю. Спасибо большое, отозвалась Дороти, но такси ей не требуется. Она хотела немного подышать свежим воздухом, а прогулка обязательно поможет прояснить голову, так ведь? Это был превосходный обед, но в ресторане оказалось жарковато. А кроме того, ей еще предстояло зайти в кое-какие магазины. Выходя из зала, она оказалась совсем близко от столика, за которым сидели Люсиль и ее Адонис. И если молодой человек еще раз улыбнулся ей, то Люсиль и Хью делали вид, будто вовсе не знают друг друга. Дороти просияла ответной улыбкой и чуть не упала, налетев на стул, затем, еще раз улыбнувшись, направилась к выходу.

– Вы уверены, что обойдетесь без такси? – еще раз напряженным тоном спросил Хью, опасавшийся, что в таком состоянии она вполне может попытаться поцеловать первого же встречного полицейского.

– Мне идти совсем недалеко, – заверила его Дороти. – Спасибо еще раз за восхитительный обед. Буду с нетерпением ждать встречи с другими своими кузенами. И как можно скорее.

– Не сомневаюсь, что ваше стремление взаимно, – сказал Хью.

Убедившись, что она отказывается от такси серьезно, он остановил машину для себя, сожалея только об одном: что не может приказать водителю раскатать Дороти в лепешку колесами автомобиля. А она, бедняжка, ни о чем не подозревая, стояла и слегка пошатывалась, смотрела то вверх, то вниз, словно не понимая, там ли находится тротуар, где ей мерещилось. Но очень быстро (даже раньше, чем Дороти ожидала) свежий воздух отрезвил ее, она развернулась и твердой, ровной походкой зашагала в направлении Пиккадилли-серкус. Дороти уже понимала, что женщины, выглядевшие как Люсиль Хоуп, никогда не покупали корсеты во время летних распродаж на Кенсингтон-Хай-стрит. Более того, они вообще их не носили, а подбирали себе по фигуре пояса для крепления чулок, стоившие огромных денег, и не брали первый попавшийся корсет из необъятной кучи дешевых вещей, чтобы затем стыдливо сунуть в сумку, поскольку в военное время правительство запретило заворачивать подобные покупки в оберточную бумагу. А потому, решила Дороти, она сразу же возьмет, как говорится, быка за рога и последует их примеру. При мысли о необходимости снова посещать примерочные Дороти чуть содрогнулась от неприятного предвкушения, но если это делали другие женщины, то и она сможет выдержать любые испытания. А продавщицы воспринимали тебя как очередную клиентку без имени, не умеющую распознать в себе личность. «Они в этом смысле похожи на врачей», – подумала Дороти. Она уже сожалела, что отказалась от предложенного Хью такси. Могла бы доехать хотя бы до «Свана и Эдгарса», потому что новые туфли – модные и узкие – до боли стискивали ее ступни. А к тому времени, когда они разносятся и станут ей по ноге, уже потеряют свой лоск товара с Бонд-стрит. Прав был викарий, вспомнила слова священника мисс Кэппер, что у каждой розы обязательно есть и шипы.

Позади нее медленно двигалось темно-синее такси, и она подумала, не остановить ли его, но удержалась. Хью мог тоже ехать следом и, заметив такое поведение Дороти, счел бы его по меньшей мере странным. Подобно многим людям, ведшим уединенный образ жизни, Дороти постоянно мерещилось, что любое ее действие обязательно бросится кому-то в глаза, особенно столь непоследовательное и нелогичное.

Синее такси ускорило движение, проехав чуть вперед, но затем почти сразу остановилось перед светофором. Задняя дверь открылась, и наружу выбрался молодой человек. У Дороти перехватило дыхание. Это был красавчик, сопровождавший только что Люсиль, но сейчас он явно шел прямо к ней.

– Мисс Кэппер! – сказал молодой человек. – Вам это может показаться чрезвычайной самонадеянностью с моей стороны, но послушайте меня и тогда, возможно, поймете, почему я навязываю вам свое общество. Скажу больше – уверен, что вы поймете меня.

И он в очередной раз ей улыбнулся.

Дороти почувствовала, до какой степени ей все равно, поймет она его или нет. Ее сердце трепетало от его молодости, близости к ней, как и от впечатления, какое он и стремился у нее создать – человека беззащитного. Но в то же время она видела в нем скрытые черты Галахада, того, чьим вторым именем было Гранит, а любимой поговоркой – та, в которой говорилось об инстинкте самосохранения. Дороти готова была немедленно отдать ему половину из ста тысяч фунтов, только бы освободить его из хищных клешней Люсиль.

– Я увидел вас в «Волшебном гриле», – продолжал мистер Беннет. – С вами был ваш кузен, если не ошибаюсь?

– Да, – подтвердила потрясенная Дороти. – Это Хью. Он великодушно пригласил меня пообедать с ним. Причем проявил истинную любезность, поскольку, конечно же, еще совсем недавно сам рассчитывал получить какую-то часть наследства покойного мистера Хоупа.

– А оно целиком досталось вам, верно?

– Меня преследует мысль, что я не имею права забрать себе все деньги, – немного торжественно заявила Дороти. – Нам, вероятно, следует поделить их между собой после того, как наследство станет на законных основаниях моим.

– Я ожидал от вас чего-то подобного! – в возбуждении воскликнул мистер Беннет. – Мне это подсказывала остро развитая интуиция.

– Вы, случайно, не писатель? – высказала предположение Дороти.

Она всегда мечтала о случайной встрече с автором романов, не сознавая, что не отличит литераторов от прочей публики, даже если их усадят рядом перед ней в вагоне подземки.

– Знаете, будет лучше не заводить разговора о моей работе, – небрежно бросил Эрик. – Как говорится, даже у стен есть уши.

– Секретная служба! – выдохнула Дороти, в чьих глазах тайные агенты стояли ступенькой выше даже самых лучших писателей.

Он промолчал, позволив верить во что ей будет угодно. Рассказ о его подлинной карьере едва ли сейчас был уместен и грозил только запутать и смутить ее.

– Я почувствовал своим долгом предостеречь вас, хотя вам может показаться странным, что делаю это сразу после обеда с миссис Хоуп, но они все собираются предпринять попытку лишить вас прав на наследство.

– То же самое мне сказала Джулия, – пробормотала вслух Дороти. – И Хью тоже. Как вы считаете, если разные люди твердят вам об одном и том же, это непременно произойдет? Я, разумеется, знаю, что внешне все кажется правдой, но когда она сваливается на меня отовсюду и сразу, то начинает выглядеть в моих глазах изрядным преувеличением.

– Что ж, мне неизвестны мотивы, которыми руководствуются другие, – признал мистер Беннет, стараясь казаться очаровательно застенчивым и тщательно скрывая за длинными ресницами глаза, которые на самом деле были более жесткими, чем сандвич в провинциальном железнодорожном буфете, – но вы же не можете сомневаться, что лично я ничего не выгадываю от предостережения. Для меня важно лишь информировать вас: они собираются оспорить завещание.

– Вы имеете в виду, что мистер Хоуп…

– Они все соучаствуют в этом, – произнес мистер Беннет неохотно, словно признание вырвали у него. – Включая и ту даму, которую вы называете Джулией. Они утверждают, что старик сошел с ума.

– Вероятно, так оно и было, если он решил отписать все свое состояние мне, – безыскусно сказала Дороти. – Однако осмелюсь заметить: им никак не удастся доказать это.

– Но в таком случае вы не можете не понимать, что как раз это и ставит вас в особенно опасное положение. Я твердо уверен: они не смогут оспорить завещания, но захотят заполучить деньги любой ценой. Вот для чего каждый из них пытается по отдельности встретиться с вами, втереться к вам в доверие и настроить против остальных.

– И как же, по вашему мнению, мне следует поступить? – спросила Дороти, ощущая себя головокружительно польщенной этим внезапным знакомством и почти пропустив мимо ушей слова о грозящей ей опасности.

«Крючок, леска, грузило», – подумал молодой мистер Беннет, мысленно уже потирая руки.

– Вам необходимо сразу же отправиться к своему адвокату и изложить ему все имеющиеся у вас факты, – твердо сказал он затем.

– Дело в том, – призналась Дороти, – что у меня нет своего адвоката. Моя матушка любила повторять, что адвокаты – это роскошь, доступная только богачам.

– Но ведь отныне вы потенциально тоже очень богаты, не так ли? Уже очень скоро вы сможете позволить себе любую роскошь, но для этого как раз и потребуется юрист, который будет отстаивать ваши интересы. Единственно правильное решение. Видите, я прав!

Но Дороти не видела ничего, кроме его чарующей красоты, улыбавшихся губ, оживленного поведения и еще чего-то неопределенного, чем она никогда не обладала сама. И внутри ее все так и вскипало, когда она вспоминала, что всем этим безраздельно владела сейчас Люсиль.

– Быть может, вы смогли бы порекомендовать мне кого-то? – тихо спросила она. – Мне самой будет трудно найти нужного специалиста по столь деликатным вопросам.

– Это верно, – подтвердил он очень серьезно. – Я действительно могу свести вас с нужным экспертом. Но вот только откуда вам знать о моем неучастии в сговоре против вас?

И тут Дороти произнесла одну из тех фраз, которые часто изрекают, не подумав как следует, женщины ее возраста:

– Мне кажется, я давно научилась хорошо разбираться в характерах людей.

– Вы в самом деле так полагаете? – Он посмотрел на нее, изобразив на лице восхищение. – Что ж, я тоже неизменно полагался на свое понимание человеческой натуры. А мой протеже идеально вам подойдет. Его фамилия Дик. Он не один из тех косных и старых бюрократов, которым нужно, чтобы парламент принял новый закон, прежде чем они подпишут самое простое письмо. И не боится браться за рискованные дела.

– «Рискованные»? – Дороти задумалась над этим словом.

Она вовсе не желала нанять юриста-ловкача, который путем замысловатых и не совсем чистоплотных трюков полностью устранит с ее пути остальных претендентов на наследство. Дороти был необходим адвокат для защиты ее прав, но так, чтобы она не почувствовала себя потом безбожной и эгоистичной женщиной только потому, что захотела получить причитающиеся по завещанию средства согласно букве закона.

– Прежде всего усвойте. Если проиграете дело, то окажетесь в очень трудном положении, – прояснил ситуацию мистер Беннет с обезоруживающей откровенностью. – А юристам тоже надо на что-то жить, как и всем нам. Только этот смысл я и вложил в свои слова.

Дороти выглядела по-прежнему несколько смущенной.

– Но я не могу нанять адвоката, пока не уверена, что в состоянии оплатить его услуги, – мягко, но настойчиво сказала она.

– Вы бы удивились, если бы узнали, сколь многие именно так и поступают, – заверил ее мистер Беннет. – Но мы соблюдем все приличия. Позвольте мне сначала связаться с упомянутым адвокатом и все ему рассказать. Это вас устроит?

– Да, будьте любезны, сделайте именно так, – ответила Дороти с благодарностью в голосе.

– Я позвоню ему сейчас же, – сказал мистер Беннет, – и если прислушаетесь к моему совету, то оправитесь на встречу с ним не мешкая. Юридические дела во многом напоминают современные сражения. Полководец, прибывающий на поле брани первым и основательно вооруженным, неизменно одерживает победу. А такие люди, как мы с вами, – его многоопытный взгляд словно связал их двоих тесными узами, – должны подниматься с утра пораньше, чтобы в этой жизни досталось хоть что-то. Остальные прекрасно знают, за какие веревочки нужно дергать, и не останутся безвольно стоять в стороне, уступив вам дорогу. Поезжайте к Гарри Дику, познакомьтесь с ним, но только не забудьте упомянуть, что вас послал к нему я. Меня зовут Эрик Беннет.

– А разве мне не нужна предварительная запись к нему на прием? – спросила, уже приходя в некоторое возбуждение, Дороти.

– Вот что я вам скажу, – приободрил ее мистер Беннет. – Я заскочу в ближайшую телефонную будку и сразу узнаю, сумеет ли он уделить вам четверть часа уже сегодня.

Он несравненной походкой вошел в будку телефона-автомата – одну из тех, которые впечатлительной Дороти всегда виделись вертикально стоящими красными гробами, и снял трубку. Дороти наблюдала, как мистер Беннет вел беседу, жестикулировал, загадочно улыбался, как будто невидимый мистер Дик мог тоже следить за ним в эти минуты. Казалось, он глубоко вдавался в суть дела, подробно объясняя все обстоятельства. «Как же он добр ко мне! Более чем добр», – думала благодарная Дороти, ощущая в себе новую волну положительных эмоций, хотя они все еще отчасти были вызваны употребленными за обедом горячительными напитками. Так заботиться о проблемах невзрачной старой девы, с которой никогда прежде даже не встречался!

Дверь алой будки распахнулась, и мистер Беннет присоединился к Дороти.

– Я, должно быть, заставил вас ждать целую вечность? Но подумал, что необходимо рассказать ему и об остальных, чтобы облегчить вашу задачу в дальнейшем. Послушайте, он говорит, что может встретиться с вами незамедлительно. Вам лучше будет взять такси…

Но мисс Кэппер поспешила перебить его. По ее мнению, подземка доставит ее от «Грин-парка» или от «Пиккадилли» до станции «Рассел-сквер» очень быстро. Если офис юриста находится на Блумсбери-стрит, то идти придется всего ничего, ведь правительство обратилось ко всем нам с призывом не пользоваться автомобилями попусту – каждый литр бензина мог спасти жизнь солдатам на фронте…

Он позволил ей развивать свою мысль, непрерывно улыбаясь и глядя на нее сверху вниз. О, да она – совсем спелый фрукт, готовый упасть к его ногам, размышлял он. С ней не будет никакой нужды прикладывать усилия, чтобы раздуть пламя страсти. Его молодость и женщина, обойденная в жизни любовью, – вот карта, которую предстояло разыграть. И не нашлось бы никого в мире, кто разыграл бы ее с таким желанием, как он.


предыдущая глава | Убийство на Брендон-стрит. Выжить тридцать дней | cледующая глава



Loading...