home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IV

Дороти была до некоторой степени удивлена, когда тем вечером, а потом и ночью больше ничего не случилось. Никто не раздвинул портьеры и не проник тайком в ее комнату после наступления темноты, не натянул проволоку через верхнюю ступеньку лестницы, чтобы она споткнулась и упала, ни одна машина не попыталась сбить ее, когда она вышла купить буханку хлеба и небольшую мороженую тушку хека. Дороти открыла для себя эту рыбу только после начала войны и была так довольна, словно она лично ловила ее и доставляла в магазины. По возвращении домой мисс Карбери сообщила ей:

– Тебе звонил мужчина по фамилии Крук. Хочет увидеться с тобой сегодня после обеда. Я сказала ему, что, по-моему, ты как раз в это время занята.

– О нет! – воскликнула возмущенная Дороти. – С какой стати ты говоришь людям такие вещи, причем всем без разбора?

– Вовсе не без разбора. С моей точки зрения, – с особым нажимом сказала Джулия, – ты должна быть всегда занята, если звонят незнакомые мужчины.

– Но он вовсе не незнакомец, – возразила Дороти и сама взялась за телефон.

– Это наконец-то ты, моя милая? – Добродушный голос Крука помог ей, как всегда, немного взбодриться. – Только что получил твое письмецо. Понимаешь, пришлось на время уехать из города. Ты еще не заказала себе гроб, я надеюсь?

– Пока нет, – ответила Дороти, не совсем уверенная, как воспринимать подобные шутки.

– И правильно. При нынешних перебоях с древесиной и при том, что Артур Крук уже идет по следу, ты поступила бы крайне непатриотично. Навестишь меня около трех часов сегодня?

– Да, – сказала Дороти кратко. – Я, пожалуй, смогу это сделать.

Ей хотелось еще многое сообщить ему, но Джулия слушала их разговор. Крук сам понимал, что Дороти хочется продолжить беседу, но он был занятым человеком и, хотя ей было бы трудно в это поверить, занимался одновременно делами многочисленных других клиентов, каждое из которых представлялось ему не менее важным, чем данный случай. А кроме того, все, не сказанное сейчас, Дороти сможет изложить позже при личной встрече. Все-таки не зря он слыл одним из лучших адвокатов. Поэтому он попрощался и положил трубку со словами:

– Скоро увидимся.

Дороти размышляла, порубить ли ей хек на куски, затем пожарить на маргарине в заменителе яичного белка, добавив сверху хлебных крошек, или же сварить рыбу целиком. Она все еще не пришла к решению, когда раздался звук дверного звонка снизу, заставивший ее вздрогнуть от неожиданности. Никто из соседей на звонок не вышел – ей придется открывать входную дверь самой.

– Лучше предоставь это мне, – с мрачным видом сказала мисс Карбери. – Ты же не хочешь получить удар в грудь спрятанным в хлебной корзине штыком? Этот метод они еще не использовали.

Но Дороти посчитала трусостью заставлять свою гостью идти на риск и потом увидеть штык в ее груди. На пороге стоял невысокий коренастый мужчина в знакомом всем синем мундире.

– Служба внутренней безопасности, – представился он. – Мисс Кэппер? Я пришел, чтобы осмотреть крышу и чердачные помещения. Люк, ведущий туда, находится в вашей квартире, как я полагаю?

– Да, – ответила Дороти, попятившись назад. – И приставная лестница тоже.

Мужчина из СВБ без всяких дальнейших церемоний вошел в дом. Дороти пришлось, выбиваясь из сил, быстро подняться вслед за ним к своей квартире.

– Значит, чердак у вас имеется? – Визитер разглядывал потолок.

– Есть некоторое свободное пространство между потолком и черепичной крышей, насколько помню, – с сомнением ответила Дороти. – Я сама ни разу не поднималась туда.

– Лучше будет все там проверить, – заявил мужчина. – Так где, говорите, у вас хранится приставная лестница?

– В кухне. – Дороти вошла в нее первой.

Следом двигалась мисс Карбери, которая сопела, как крупный тюлень.

Сотрудник СВБ вытащил лестницу, сбив при этом несколько кусков штукатурки со стены, и неуклюже приставил ее к люку в потолке. Затем начал осторожно взбираться по ней, снизу похожий на слоника из мультфильма Уолта Диснея. Мисс Карбери сжала руку Дороти.

– Ты никогда прежде не видела его? – прошипела она.

– Я? Нет, не думаю, – прошептала Дороти в ответ.

– Тогда как ты можешь быть уверена, что он тот, за кого себя выдает? – донеслось новое шипение от Джулии.

– Но на нем же мундир, – ответила Дороти едва слышно.

Кухня в этот момент напоминала змеиную нору во время кормежки.

– А ты хотя бы представляешь, скольких женщин погубили люди в мундирах? – спросила Джулия. – Вспомни «Записки Пиквикского клуба». Там мистеру Уэллеру так и говорили умудренные опытом дружки: мужчина в красивом мундире рано или поздно сумеет обвести вокруг пальца любую женщину.

Сотрудник СВБ, услышав снизу приглушенные голоса, высунул из люка голову и хрипло спросил:

– Вы обращаетесь ко мне?

– Вовсе нет, – холодно ответила мисс Карбери.

Голова исчезла из вида.

Дороти попыталась оправдаться.

– Я не знакома со всеми мужчинами, которые служат в СВБ нашего района. Это просто невозможно, – заметила она.

– Это самое мощное оружие Гитлера, – веско выдала тираду мисс Карбери. – Отсутствие бдительности. Только так ему и удалось превратить всю Европу в Великую Германию. Если бы люди хорошо знали в лицо всех местных полисменов, священников, служащих сил гражданской обороны, их не так легко было бы обмануть.

Мужчина из СВБ показался вновь и объявил, что, на его взгляд, все наверху в полном порядке. Он убрал лестницу, смахнув при этом ее концом любимую фарфоровую кошку мисс Кэппер, которая стояла на небольшой полочке в коридоре. Дороти успела спасти фигурку от полного уничтожения, но хвост все же отвалился.

– Посмотрите, что вы натворили! – возмущенно воскликнула она.

Тот склонил к ней свое лицо, которое из-за плоского носа было похоже на мордочку мопса.

– Леди, – внушительно изрек он, – вы, вероятно, об этом не слышали, но сейчас идет война. – Потом отнес лестницу обратно в кухню. – У вас исправно все специальное оборудование? – спросил он, возвращаясь и опрокидывая при этом стул.

– Храню его на одной из полок бельевого шкафа, – ответила Дороти, поспешно открывая дверцу, чтобы визитер не сорвал ее с петель. – Я постоянно готова к чрезвычайным ситуациям.

Доброволец из СВБ переворошил все своими суетливыми и неуклюжими пальцами.

– Разве районный совет не выдал вам картонную коробку, предназначенную для противогаза? – поинтересовался он, с недоверием рассматривая аккуратный кожаный футляр, где у Дороти не первый год гнил аккуратно сложенный противогаз.

– Выдал. Но этот футляр намного удобнее носить с собой, когда идешь по магазинам, – объяснила Дороти, чувствуя себя виноватой: она уже несколько месяцев никуда с противогазом не ходила.

– Трещины в резине, помутнение стекол, – констатировал визитер, оторвав от футляра ручку, когда доставал из него противогаз. – Как я и думал. Никуда не годится. Придется вернуть его совету, и вам очень повезет, если взамен найдется новый. Сейчас у нас трудности с резиной, если вы еще не слышали об этом. Япошки производят девяносто процентов резины в мире. Об этом подробно писали в газетах, – добавил он.

– Хорошо, я непременно верну его, – пообещала Дороти.

Ее всю уже начало сильно трясти. Какое значение, размышляла она, имеет перспектива получить сто тысяч фунтов, если в жизни полно куда как более насущных проблем?

– Гм. А это фонарик? Вы обязаны знать, что должны прикрывать его луч не менее чем тремя слоями бумажных носовых платков. Топорик? – Впервые в его голосе прозвучало нечто вроде уважительной интонации. – Неплохая вещь. Как вы думаете, сумеете с его помощью выломать дверь в случае необходимости?

Мисс Кэппер, отчаянно стремившаяся добиться одобрения гостя только потому, что тот был мужчиной, с которым лучше не конфликтовать, ответила:

– Мне трудно быть в этом уверенной, поскольку никогда не пыталась сделать ничего подобного. Но когда я покупала его, продавец заверил, что это отличное оружие, чтобы ударить по голове любого врага.

Визитер рассмеялся.

– А это вы пытались сделать?

– Нет, конечно. – Она окончательно смутилась. – Но после того, как убили ту женщину в Вест-Бромптоне, я клала топорик рядом с постелью каждую ночь… примерно месяц.

– Проследите, чтобы он не покрылся ржавчиной, – сказал сотрудник СВБ и уронил топорик на пол. – Не беспокойтесь, я не попал себе по ноге. А противопожарный насос имеется?

– Он хранится у соседей с первого этажа. Боюсь, днем их никогда не бывает дома. Но если вы вернетесь после шести часов вечера…

– У меня уже закончится дежурство. То есть вы хотите сказать, что их вообще никогда не бывает дома в течение любого дня?

– Мне кажется, они работают на министерство обороны. Очень часто уезжают на такси, а возвращаются иногда очень поздно.

– Да, похоже на служащих военного министерства, – сухо согласился инспектор из СВБ. – Но я прослежу, чтобы они больше не оставляли насос под замком так надолго. Хотя бы ведра для тушения огня у вас есть?

– Они находятся в квартире на втором этаже. Но хозяев тоже нет дома.

– И возвращаются хозяева тоже не раньше шести часов, как я предполагаю?

– Часто гораздо позже. Они работают в правительственном учреждении. Причем и по выходным дням тоже.

– Милый тихий дом, – неожиданно мягко произнес визитер. – Должен предупредить, что со следующей недели для вас начнут устраивать противопожарные учения в помещении монастыря. О чем пришлют уведомление.

– Я постараюсь прийти, – сказала Дороти, при этом сразу же начала прикидывать, каким образом ее кузены смогут воспользоваться подобным случаем в своих целях.

– Вы будете обязаны явиться, – свирепо рявкнул на нее мужчина. – Правительство и так слишком затянуло с программой противопожарного обучения женщин. Почему бы леди самим не защищать свои дома от огня? Вот если бы вы жили в России, – он презрительно окинул взглядом хрупкую фигурку Дороти, – вас бы уже давно призвали в армию.

– Очень жаль, что мы не в России, – пылко вставила свою реплику мисс Карбери. – Мне бы очень понравилась армейская служба. Это пресекло бы всякие разговоры о превосходстве над нами мужчин. Насколько я знаю, половина мужчин, завербовавшихся в силы гражданской обороны, живут сейчас гораздо лучше, чем до войны. И не возражайте мне. Я ознакомилась со статистикой.

Дороти готова была в отчаянии заламывать себе руки. Какая необходимость возбуждать в инспекторе враждебные чувства, создавать антагонизм? Кругом творилось столько разных бед! Слишком много, чтобы накликивать еще одну на свою голову.

Но сотрудник СВБ оказался достойным оппонентом даже для Джулии.

– Вы высказали прекрасную мысль с точки зрения политики: требуется война, чтобы среди мужчин не осталось безработных. Превосходно сказано! – заявил он вызывающе.

Видя, что последнее слово осталось за ним, а дамочке нечем крыть его аргументы, он с громким топотом прошел по коридору и с оглушительным грохотом захлопнул за собой дверь квартиры. Когда же Дороти взялась поправлять циновки и упавшую от сквозняка занавеску перед ванной, то обнаружила, что он еще и сломал замок.

– О боже! – воскликнула она. – Мне придется теперь срочно позвонить Пауэллсу в мастерскую, но он наверняка не сможет никого прислать сегодня же, тоже все спишет на военное время. Как бы не пришлось ждать починки замка до конца недели.

– У тебя на двери есть еще и засов, – постаралась ободрить ее мисс Карбери. – Пользуйся пока им.

– Все бы хорошо, – пробормотала Дороти, – вот только мне нужно в три часа встретиться с мистером Круком.

Но мисс Карбери с радостью заверила ее, что останется дома. Ведь это была часть ее новой работы – исполнять функции сторожевого пса, верно?

А потом выражение ее лица вдруг разительно изменилось. Она была встревожена.

– Что такое? – прошептала Дороти, особо чувствительная с недавних пор к любым переменам настроений окружавших ее людей.

– Даже не знаю наверняка, – ответила Джулия и насупилась. – Только… Только я уверена, что уже где-то видела этого мужчину прежде.


предыдущая глава | Убийство на Брендон-стрит. Выжить тридцать дней | cледующая глава



Loading...