home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Когда начало темнеть, Лора потихоньку выбралась в сад. Ей нравился и холодный воздух, и одиночество: у нее вдруг возникло желание остаться наедине с этим местом, где прожило несколько поколений Фейнов и которое теперь принадлежало ей. Она с трудом представляла себя хозяйкой дома: слишком он был полон чужих жизней, чуждых мыслей – одни ее отвергали, другие не принимали. Но с садом все было иначе. Он спал январским сном, у него имелись свои сны и свои мысли. Он был старше Агнес Фейн, старше всех Фейнов, которые когда-либо ступали по его земле, возделывали ее, возвращались в нее. Казалось, в саду специально для Лоры что-то припрятано – нужно только хорошенько поискать.

Настоящей находкой оказалась зеленая трава на небольшом, укрытом от ветра участке, посередине которого стояли покрытые лишайником солнечные часы. На часах было что-то написано, но надпись стерлась, оставив камень навсегда немым. Другой находкой стал маленький сугроб снега под деревом с голыми ветвями. Было холодно, а Лора вышла без шляпки, наспех накинув пальто поверх зеленого платья. Она обнаружила остролист, обстриженный в форме павлина. Нашла развесистые деревья и пыталась представить себе, как они выглядят летом, с листвой.

Лора пошла по тропинке, проложенной в густой заросли кипарисовика, остролиста и рододендрона. Там было намешано много других кустов и деревьев. Вот жасмин, сирень, боярышник, смородина, форзиция – их подстригут весной, после цветения.

Дойдя до поворота, девушка услышала чьи-то голоса. Какой-то мужчина всхлипывал, его увещевал нежный приглушенный голос Петры:

– Дорогой, неужели ты так сильно ее любишь?

От удивления Лора остановилась. Петру и ее собеседника не было видно из-за кустов, но она, наверное, была с Элистером, и оба не подозревали, что они не одни. Подумав об этом, Лора пошла назад, но еще успела услышать, как Элистер неожиданно громко сказал:

– Иногда я ее ненавижу!

Лора, зажав уши, побежала по тропинке и перевела дух только когда кусты остались позади.

Она уже переодевалась к обеду в своей комнате, когда, стукнув пару раз в дверь, вошла Петра.

– Это была ты? – без всяких вступлений спросила она. – В кустах, после чая?

Минуту назад Лора видела Петру внизу оживленной и веселой. Сейчас она была бледной и решительной.

– Да.

Петра расслабилась.

– Я так и думала, но все-таки сомневалась. Кто еще стал бы убегать? И что ты слышала?

– Я слышала, как ты спросила его, правда ли, что он ее так сильно любит, а Элистер сказал, что иногда ее ненавидит. Потом я зажала уши и убежала. Мне очень жаль, что я застала вас за разговором, Петра. У меня не было ни малейшего желания подслушивать.

Петра улыбнулась. Улыбка сверкнула и погасла.

– Знаешь, я даже рада. Всегда легче, когда кто-то в курсе.

– Ты хочешь об этом поговорить? – неуверенно спросила Лора.

Петра кивнула:

– Иногда это помогает… Если человек умеет слушать.

Лора хотела что-то сказать, но только пошевелила губами.

Петра засмеялась:

– Валяй!

– Элистер сказал, что он… что он ее иногда ненавидит. При этом он без конца твердит, какая она замечательная.

Петра порозовела, покраснела, побагровела, в глазах сверкнули молнии.

– Неужели ты не понимаешь? Единственное, что ему осталось, – это считать ее замечательной. Без этой соломинки он окончательно утонет. Элистер действительно страдает от того, что причиняет мне боль, а наша помолвка на грани разрыва. Он не может просто взять и бросить меня. Элистер страдает потому, что поступает подобным образом. Поэтому он и убеждает сам себя, какая она расчудесная и распрекрасная. Что ему еще остается? А иногда он уже больше не может себя обманывать – и тогда я должна быть с ним рядом. Не потому что я не отпускаю его – это нужно ему, не мне. Танис что-то делает с мужчинами – они начинают сходить с ума, будто что-то ломается внутри, корежится. – Петра снова побледнела и теперь говорила тихо и быстро, все время глядя Лоре в глаза: – Лора, иногда я боюсь, что он что-нибудь сделает…

Последнее слово Петра произнесла едва слышно, словно ей не хватило дыхания. Неожиданно она просияла, обняла Лору и звонко чмокнула ее в щеку.

– Ты неподражаема! – воскликнула Петра и выбежала из комнаты.


Глава 17 | На краю пропасти. Китайская шаль (сборник) | Глава 19



Loading...