home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пятая интерлюдия

Теперь он знал, чем на самом деле была тьма, которая всю жизнь преследовала его, грозила утащить за собой и в конце концов забрала.

Тьма – это смерть. На той стороне, где он оказался, не было ничего, кроме нее. Свет, поначалу поманивший за собою, обещая покой и избавление, оказался блуждающим болотным огоньком, и лишь завел его дальше во мглу.

Возможно, для кого-то этот свет в конце пути и был настоящим, но только не для него. Запертый в ловушке, теперь он плутал в поисках выхода – и неизвестно, как долго это длилось, и страх сковывал, мешая идти вперед.

Мрачные, стонущие тени грозили ему, то и дело возникая из темноты; в ушах стояли их неумолчные проклятья – они кричали об искуплении, обжигали ненавистью и болью, грозили разорвать в клочья.

Конечно, он знал, кто это, помнил их земные имена, но отворачивался и бежал прочь: страшно было знать и помнить! Как объяснить, что он не желал им зла, а лишь искал избавления от пожирающей его тьмы, которая подбиралась все ближе после того, как ушла Она?

Сколько часов или лет он провел здесь? Невозможно понять. Неузнаваемые места, остановившееся время, безвоздушное пространство. Сил оставалось все меньше, он угасал, как свеча на ветру.

А потом случилось чудо. Как когда-то давным-давно в его земной жизни появилась Она, так теперь из небытия вдруг возникла Другая. Нашла, потянула за собой, стала проводником в мир живых.

Он пошел за ней и снова почувствовал в себе силы, а вскоре догадался, что нужно делать, чтобы вечно голодная тьма отступилась от него: надо было задобрить ее, бросая ей в пасть новые и новые жертвы.

Как же он ликовал: выход найден, тьма оставила его!

Но спустя какое-то время все снова рухнуло: он опять оказался обманут. Как и в первый раз, когда Она предала его, потому что он не мог быть все время рядом, так и в этот раз Другая тоже его покинула.

Хуже всего было то, что исчезла не только Другая, но и доступ в мир живых, который она для него открыла. Можно сказать, Другая была его распахнувшейся дверью, а теперь эта «дверь» снова заперта, опечатана, и он понятия не имел, в какой стороне она находится!

Благодаря Другой он мог действовать, и она должна была оставаться его проводником как можно дольше. А потом он подыскал бы кого-то еще, заменил бы Другую кем-то. Тогда проход между местом, где он пребывал, и пульсирующим, теплым, ярким миром людей был бы всегда открыт…

А теперь он снова не знал, куда идти, опять был слеп, глух, нем, бессилен – и тьма вновь вышла на его след, и жаждущие отмщения тени вернулись.

Что толку кусать локти: нужно найти беглянку. Но туда, куда она скрылась, ему не было ходу.

Порой казалось, он ощущал ее присутствие, и бросался в ту сторону, но всякий раз ошибался. Как в многоквартирном доме, когда слышишь голоса, но не можешь сообразить, откуда они доносятся – сверху, снизу, справа, слева.

Он не уставал искать, надеялся, что рано или поздно Другая устанет прятаться. Пока ничего не получалось, но это не значило, что не получится никогда. Ведь и самого понятия «никогда» для переступивших последнюю черту уже не существует…


Глава 21 | Дорога в мир живых |