home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

После того как крестоносцы ушли задерживаться в Прибалтике Юрий не стал, оставив разбираться с пруссами своего брата Владимира. Благо он за эти годы хорошо изучил регион и знал как разговаривать с местными языческими племенами. А разговаривать с ними надо было с позиции силы.

Вообще ему на пару с вождем бартов Алексом удалось разыграть карту «злой – добрый». Владимир играл злого, крайне недовольного тем, что пруссы продались крестоносцам и жаждущего крови, а Алекс всячески его уговаривал проявить сдержанность и христианское прощение.

В целом все вышло удачно. Дабы не огрести по первое число северо-западные племена пруссов пошли под руку вождя бартов. Да и как не пойти после такого кидка крестоносцами? Требовался хоть какой-то защитник от Руси.

У Юрия же и дома было дел выше крыши.

Так наконец удалось пустить в оборот те богатства, что были получены по итогам похода монголов в Европу.

Он организовал Государственный банк Руси. За счет трофеев, а так же накопленных за счет продажи железа ресурсов удалось это сделать в «одно лицо» без привлечения сторонних учредителей, как князей, так и купцов, не говоря уже о церкви.

Можно было наверное и раньше, но мало что-то учредить, требовалось еще обучить банковских служащих. В оные в большинстве своем пошли увечные ратники так как они уже были грамотными, осталось только преподать несколько дополнительных дисциплин по ведению дела. Ну и конечно оформить разные документы, типовые бланки, печати и так далее и тому подобное.

Кстати о церкви. Патриарх Симон был очень недоволен, ведь именно церковь была единственной организацией дававшей в долг и вот на их делянку вышел другой крупный игрок начавший сманивать заемщиков более низкими ставками и расширенной сферой услуг привычных в будущем, как например вложение денег под начисляемый на сумму процент и прочее.

Впрочем, недовольным патриарх был недолго, так как умер ранней весной. Ему на смену пришел епископ Владимирский Митрофан, что одновременно являлся главой инквизиции. Оно и понятно, он имел на большую часть священников от которых зависел результат выборов кучу компромата, так что сходу обеспечил себе избрание.

Юрий был не против данной кандидатуры, так как он всячески выказывал свою лояльность царю. Благо что на своем посту главного инквизитора Митрофан отлично справлялся и хорошенько почистил братию уличенную в семи смертных грехах, что для священников становились реально смертными. Если до царя доходила информация о священнике что вел себя неподобающе своему сану, то дважды царю повторять не приходилось, как этот священник отправлялся на свидание с Всевышним.

После вала смертей «лучших из нас, что уходят первыми», остальные священники наконец вкурили, что никто с ними шутить не собирается и теперь являли собой саму добродетель.

Еще Юрию Всеволодовичу удалось заложить первый настоящий университет имени своего брата Константина, что будучи князем Ростовским создал первое на Руси учебное заведение, пусть и весьма ущербное, но все же…

Но долго заниматься созидательной деятельностью у царя не вышло. Летом тысяча двести тридцатого года пришли вести с восточных границ – приближались монголы.

Это сильно обеспокоило царя, ведь из памяти о будущем он знал, что вторжение должно было начаться лишь через пять-шесть лет. Конечно, история сильно изменилась и дата могла сместиться. С другой стороны инерция исторических процессов тоже никуда не делать.

Не задавив циньцев, а так же не разбив Персию под руководством Джалал-ад-Дина, что сейчас вел достаточно успешные войны с Сирией, Ираком и Грузией и по результатам мог значительно усилиться и представлять угрозу для восточных соседей, монголы не могли выделить значительных сил для похода на запад, а с малыми силами лезть на нынешнюю Русь было бы по меньшей мере глупо.

«Чтобы смять сегодняшнюю Русь монголам нужно аккумулировать все имеющиеся силы», – чуть успокоился Юрий Всеволодович.

Из той же памяти о будущем царь всея Руси припомнил, что монголы и в прошлой исторической последовательности примерно в это время двинули пару туменов на северо-восток.

«Но тогда они били Булгарию, не то мстя за поражение, что потерпели от булгар, возвращаясь после рейда на Русь, не то поддерживая своего ставленника», – подумал Юрий Всеволодович.

Царь встряхнул головой. Информация была смутной и противоречивой. Увы, душа, что подселилась к княжичу, не обладала на этот счет сколько-нибудь четкими знаниями.

– В любом случае, сейчас-то чего поперлись? Ведь Булгария их верный союзник.

Но стоило только начать вдумчиво разбираться с запросом от разведки всех данных по происходящим на восточных рубежах Руси событиям, как все начало проясняться.

– Я считаю, что виновниками выдвижения монголов стали половцы, государь, – сказал глава ГСБ Олег Глебович. – После того как Булгария сильно ослабла на нее тут же со всех сторон накинулись все соседи: черемисы, мордва, буртасы, башкиры, а главное половцы и чтобы не потерять союзника монголы решили отогнать шакалов от приболевшего ручного хищника.

– Согласен, – досадливо поморщившись, кивнул Юрий Всеволодович.

Сталкиваться монголами сейчас не хотелось, это могло спровоцировать их на вторжение раньше времени, в конце концов они могли плюнуть на Персию, а к этому Русь все еще была не готова. Но и не вмешаться он тоже не мог. Половцы нашкодив и отхватив от монголов, тут же кинулись просить защиты у царя русов и бросить их было опасно.

Черт с ними если бы монголы их просто перебили, но ведь могут и на свою сторону привлечь, а это минимум три тумена конницы, что через несколько лет пойдут в составе монгольской орды на Русь.


предыдущая глава | Схватка за Русь-2. Вторжение | cледующая глава



Loading...