home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Европа после завершившегося провалом Восточного крестового похода и вспыхнувших затем с новой силой эпидемии оспы и чумы тяжело приходила в себя. По землям, сразу после развала армии, шастало огромное количество банд сеявших насилие, смерть и разрушения.

Они обнаглели настолько, что брали штурмом замки, а объединившись, нападали даже на небольшие городки. Впрочем, чаще мелкие владетели и городки предпочитали откупиться. Дезертиры тоже не горели желание дохнуть под стенами, ловя на свою голову камень или обвариваясь в крутом кипятке, а потому выдвигали вполне выполнимые требования.

Благо что новых очагов заражения, может быть благодаря подступившей зиме, в больших количествах не фиксировалось. А там где фиксировалось, разбирались быстро и жестко. Ведь лучше потерять одну деревеньку, спалив ее дотла, чем опустеет целая область в виде баронства графства или даже герцогства… На сей безусловно нужный, но не сильно благовидный труд подрядили Тевтонский орден, заодно повесив на них охоту за бандами. Так что ситуацию постепенно удалось взять под контроль.

А придя в себя, властители как светские – император Священной римской империи, и духовные – Папа римский задумались о реванше.

Все же постоянно растущее и крепнущее государство на востоке Европы сильно давило им на психику. На этой почве они даже заключили перемирие и император германской нации оставил в покое итальянские земли, тем более что с появлением пороха взять их силой становилось очень непростой задачей, а именно в Италии селитры производили больше всего.

Отношения потеплели настолько, что Папа римский договорился о браке Фридриха Второго, третьего по счету, с сестрой короля Англии Генриха Третьего – Изабеллой.

Во вспышках болезней, для людей требовалось указать виновника, дабы за таковых не посчитали их самих, духовенство обвинило продавшихся врагу рода человеческого восточных схизматиков.

Что называется перевели стрелки, а то ведь до сих пор считалось, что все болезни это кара Господа за грехи. А если так, то люди могли подумать, что это кара за Восточный крестовый поход на христиан пусть и схизматиков. Тем более что такие слухи уже начали бродить – постарались агенты ГСБ, что могло привести к очень печальным последствиям для авторитета и, что гораздо печальнее, финансов церкви. Итак многие не хотят платить десятину Риму.

Но, дескать благодаря, лишь святости Римской католической церкви с Божьей помощью эту напасть удалось остановить. А потом из Руси в регулярных проповедях стали лепить образ врага, с которым рано или поздно придется столкнуться не на жизнь, а на смерть. И чем дальше тем больше. Дескать и младенцев русские варвары едят и кровь католических девственниц пьют, и эти варвары только спят и видят, как вторгнуться в Европу и сожрать тут всех младенцев и выпить всю кровь у девственниц, а не девственниц перетрахать, а мужчин обратить в рабство или убить.

В общем с кафедр несли такую лютую пургу, что трезвомыслящие люди только диву давались. Оставалось только удивляться как этому верят. Хотя сказано ведь, что чем более дикая ложь, тем охотнее ее принимают.

Зачем велась такая накачка простого населения?

Требовались солдаты и много. Лучше если идут в армию по зову зомбированной души, чем из-под палки, что порождает много дезертиров, стоит только немного ослабить контроль.

Но однажды сильно огребя от схизматиков, ни Папа римский, ни император Священной римской империи не спешили повторять урок, желая воспользоваться результатами чужих усилий, а именно монголов.

Уверенный разгром русами последних и вовсе подействовал на них как ушат холодной воды.

– Нам нужны союзники, – сказал Григорий Девятый, после проведения брачной церемонии, когда он встретился один на один с императором для приватной беседы.

– Согласен, ваше святейшество, вот только где мы их возьмем?

– Для начала нужно сговориться с этими… – тут Папа римский скривился как от кислого. – С этими новыми гуннами… монголами. Потерпев поражение от царя Юрия, они наверняка захотят получить дополнительный шанс.

Фридрих Второй понятливо кивнул. Война на два фронта всегда сложная и надо быть гением, чтобы победить в таких условиях, да еще уступая в численности войск.

– Вы сказали: «Для начала», ваше святейшество, – напомнил император замолчавшему понтифику. – Разве есть еще какие-то варианты?

– Есть. Но я пока не стану обнадеживать тебя, сын мой… так как пока еще не все точно.

Фридрих Второй снова понятливо кивнул, а потом сказал:

– Царь русов опасен как полководец, ваше святейшество. Боюсь, что он сможет выкрутиться даже из самого безнадежного положения… Возможно я слишком высокого мнения о нем, но хотелось бы свести риск к минимуму.

– Я разделяю твою озабоченность, – кивнул понтифик. – Устранить такого правителя и полководца перед началом войны, что к тому же может посеять смуту и борьбу за престол, было бы крайне желательно. Мои люди искали подходы к нему, но пока не нашли слабых мест… кроме одного.

– И что мешает воспользоваться этой возможностью, ваше святейшество?

– Потребуются смертники, сын мой, стопроцентные смертники, и потребуется их много. А их среди профессиональных бойцов, как правило не бывает, да еще в таком количестве, а нужно их будет много, десятка два, а лучше три.

– Хм-м… неужели ничего нельзя сделать, ваше святейшество? Я не верю в это…

– Я не знаю, как заставить пойти людей на верную смерть, сын мой.

– Мне вспоминаются истории о мусульманских воинах-тенях – ассасинах, что воспитывал некий Старец, от которых страдало воинство Христово, во время Первого крестового похода, а особенно его предводители… Неужели в архивах Церкви ничего нет по этому вопросу?

– Ну конечно! Эх-х… старость выветривает память. Я немедленно дам распоряжение по поиску любых сведений в архиве по ассасинам и надеюсь, что там найдут хоть что-то по этому вопросу. Благодарю тебя, сын мой.

– Не за что, ваше святейшество.


предыдущая глава | Схватка за Русь-2. Вторжение | cледующая глава



Loading...