home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть первая. Магия Лилового озера

— Светла-а-ана!

Закатив глаза, отложила журнал и, поднявшись с постели, направилась на звук раскатистого крика.

— Да, маман? Вы звали?

— Хватит паясничать, — возмутилась мама, доставая из кастрюли закипевшие бигуди. Она была одета в свой любимый халат с мелким цветочным принтом на два размера больше ее самой и шерстяные носки. — Вот ты скажи, ты чем сейчас занимаешься? Опять грустью страдаешь?

— Мама! — обреченно вздохнув, я обратила взгляд в потолок. "Господи, когда же это закончится?".

— Что ты мне мамкаешь? Ты посмотри на себя! Девке почти тридцатник, а она как пугало огородное. Ни кожи, ни рожи, хоть бы нарисовала морду лица.

— Мама, хватит! — возмутилась я на этот раз. — Вот именно, что мне почти тридцатник, а ты меня до сих пор отчитываешь, как в тринадцать. Я уже взрослая, в конце концов, что хочу, то и делаю.

Демонстративно развернувшись, отправилась обратно к своему занятию, но, конечно, вдогонку мне то и дело звучали стандартные причитания.

— Взрослая она… Такая взрослая, что до сих пор с пожилой мамой живет… Сколько женихов ей находила, а она все носом крутит… Так и останешься старой девой с ворохом котов!

Громко стукнув дверью, высунула язык, чтобы хоть как-то выплеснуть гнев. Не помогло совсем. И тогда я, расхаживая по комнате, принялась искать себе оправдания. Во-первых, мне всего двадцать восемь, не закат жизни, в конце концов. Во-вторых, не такая я уж и страшная. Подошла к зеркалу, убедилась. Да нет… Не модель, но уж точно не чудище огородное. Волосы темно-русые, раньше были длинными, но, как на работу пошла, остригла под каре, чтобы не мешали. Глаза светло-голубые, нос слегка курносый, и веснушки есть, что очень даже мило. Губы не как у Анжелины Джоли, конечно, но зато какая обаятельная улыбка. И фигурка у меня ничего: сто — семьдесят — сто. Да будь я страшной, маменькины женишки не пускали бы слюни до колен при созерцании меня, неудавшейся невесты. Ну разве я виновата, что они все либо толстые, страшные, но богатые, либо худые, очкаристые, но очень умные? Все у маман по холодному расчету должно быть. А как же «любофф»? Как же то чувство, которое сносит крышу и заставляет делать глупые, необдуманные поступки? Ну, как в книгах, фильмах. И, конечно, если ежедневно твердить, что я страшнее зомби, то моей самооценки как раз на худого очкарика и хватит. А я ведь, как и все, мечтаю о красавце с роскошными формами… везде. И, кстати, в-третьих, старой девой я не останусь. Маман явно переоценивает мою невинность.

Вот был же у меня мальчик. Десять лет назад. Кирюша. Мы начали встречаться в одиннадцатом классе, у нас были такие искренние чувства, мы мечтали о совместном будущем. Но тут, как гроза средь ясного неба, явилась узурпаторша моей жизни и объявила, что Кирюша мне не жених. "И вообще, собирай монатки, мы переезжаем в столицу. Будешь там учиться, уму-разуму набираться и замуж за олигарха выходить".

Ну, переехали. Со скандалом, слезами, но забылось уже. Ну, отучилась пять лет на юриста. Теперь вот бегаю по конторам, работу ищу. А в столице этих юристов… На каждом углу по десять штук. Пристроилась помощницей в одной частной фирме. Бумажки сортирую, на звонки отвечаю, кофе начальнику ношу. Секретарша, в общем. Не дай Боже маме узнать.

— Светлана! — донеслось из коридора.

— Чего? — недовольно буркнула в ответ, не желая с ней общаться.

Сама не понимаю, почему до сих пор терплю ее общество? С одной стороны, я благодарна маме за все. За жизнь, за детство. Она вырастила меня одна, отца я не знала, другой родни у нас не было. Бабуля умерла, когда мне двенадцать было. И тогда маму как перемкнуло. Либо боялась, что я быстро вырасту, и она в темном одиночестве встретит старость, потому так опекала меня. Либо, наоборот, опасалась, что в случае ее смерти я останусь одна-одинешенька, потому всегда пыталась пристроить меня в "хорошие руки". Она не верила в любовь. Никогда. И свою историю жизни тоже не рассказывала.

Моя же проблема в том, что я слишком расслабилась. Так привыкла, что за меня везде и всюду решают, снимают любую ответственность за поступки и действия, что уже не в силах противостоять такому интенсивному вмешательству в мою жизнь.

— Собирайся, дорогая, — подозрительно ласково произнесла мама, врываясь в мою комнату.

"Конечно, заходи, у меня не может быть секретов или личного пространства от тебя".

— Куда еще?

— Только что позвонил Юрий Сергеевич и пригласил нас с тобой на дачу!

Да-а-ам… давненько не слышала столько восторга в ее голосе. Этот Юрий Сергеевич, наш новый сосед, с каждым днем мне нравится все меньше и меньше. Хотя бы тем, что у него есть сын, который просто мечтает со мной познакомиться.

— Не хочу.

— Это не обсуждается, Светлана, — вернула привычную командную интонацию генеральша. — Я уже сказала, что мы едем обе. Чего ты вечно носом крутишь? Ее пригласили, шашлыками кормить обещали, на машине отвезут, только улыбку нацепи и жизни радуйся.

С этими словами она засобиралась на выход, но у двери не удержалась от колкости:

— Брови нарисуй, а то как бледная поганка.

— Значит, страшный, — констатировала я, когда маман покинула комнату. Она всегда занижает мою самооценку, когда очередной жених не удался мордой. Лишь единожды на смотрины явился действительно привлекательный мужчина, ну точно с обложки глянца. Тогда мама целый день меня нахваливала и неустанно твердила, что я достойна только лучшего. Подвох оказался в том, что красавцу было далеко за пятьдесят. И хоть морщины нисколько его не портили, сомнительные перспективы через лет десять-двадцать оказаться молодой женой дедушки меня не особо радовали.

С тяжким вздохом я достала со шкафа дорожную сумку и, утрамбовывая вещи первой необходимости, неустанно ворчала на собственную жизнь. Да уж! Такую неудачницу, как я, еще нужно поискать. А может, и правда, плюнуть на все да замуж пойти? Времени у меня осталось не так уж и много, скоро четвертый десяток стукнет, мне бы деточку. А с мамой общаться становится все труднее и труднее. Очень неприятно знать, что я не оправдала ее надежд, не смогла стать гордостью и крепкой опорой. Ведь для этого дети и нужны родителям. А я уселась на шею, да еще и ножки свесила. Что ж… присмотрюсь получше к этому соседскому сыночку.

Спустя полчаса мы с мамой в компании Юрия Сергеевича выехали за город. В салоне его старенькой девятки ужасно несло низкосортным бензином, и меня сильно укачивало на заднем сидении. Мамино беспрерывное трещание ситуацию не облегчало, и я постаралась забыться в собственных мыслях, всматриваясь в мелькающий за окном горизонт. Поле, лес, поле, лес… Уф, еще хуже!

— Дядь Юр, а мы скоро приедем? — вяло отозвалась, чувствуя, что ко всему прочему прибавилась острая головная боль.

— Еще минут десять, Светуль! — радостно отозвался мужчина, подмигнув мне в зеркале заднего вида. — Вот приедем, там лес, шашлычок…

— Ой, только не говорите о еде! — взмолилась я, чувствуя подпирающий к горлу ком. — А еще лучше остановите. Срочно!

Дядь Юра мгновенно среагировал и тормознул у обочины. Лишь когда отошла от машины на метров пять, меня отпустило. Мама что-то недовольно кричала вслед, а я все дальше и дальше отдалялась от трассы вглубь леса. Запах хвои успокаивал, а высокие ели дарили уют и спокойствие. Облокотившись о столб дерева, я еще несколько минут постояла, вдыхая приятный аромат. Даже и не знаю, как смогу снова сесть в этот драндулет вонючий. На секунду показалось, что среди деревьев мелькнул какой-то огонек яркого зеленого света. Ну вот, уже мерещиться. Хмыкнув самой себе, сделала глубокий вдох, оторвалась от дерева и пошла обратно.

За десять минут дороги мы останавливались еще дважды, даже несмотря на то, что меня усадили на переднее сиденье и полностью открыли окно.

— Ну, ничего, ничего, — успокаивал дядя Юра. — Обратно тебя Олежик завезет. У него машина новая. Иномарка! И тихая такая, ездить — одно удовольствие.

— Ой, Юрий Сергеевич, — отозвалась мама игривым тоном, — вы ж знаете эту молодежь! Они, наверное, на дачке захотят остаться подольше. Ну, чтоб пообщаться, друг друга получше узнать.

— Может быть, может быть, — протянул сосед, и они с мамой заговорщицки захихикали. Мне это напомнило зловещий смех дьявола в предвкушении исполнения очередного коварного плана. Ответить что-либо не представлялось возможным, учитывая мое состояние, да и не было смысла спорить с мамой. Раз уж она что-то решила…

— Приехали! — обрадовал дядя Юра, свернув на узкую лесную дорогу.

Действительно, проехав около трехсот метров, мы остановились подле небольшого двухэтажного домика со сруба. Обстановка мне сразу понравилась, здесь было очень тихо и уединенно, точно сказочный домик в лесу. Даже головная боль мгновенно забылась. Не успела я открыть дверцу авто, как на пороге дома показался молодой человек. Олег был точной копией своего отца в молодости. Круглолицый, с длинным носом и тонкими губами — он мне сразу не понравился. Но, подумав о малоперспективном будущем, снова пообещала себе быть паинькой. Парень подскочил ко мне и галантно подал руку.

— Наконец-то мы встретились, — вежливо произнес он лучезарно улыбаясь. Про себя я отметила, что у него очень яркие голубые глаза, которые прямо-таки светятся добротой.

"Вот видишь, Света! Это не так уж трудно — находить в людях положительные стороны".

Приветливо улыбнувшись в ответ, не без его помощи выбралась из драндулета и еще раз осмотрелась вокруг. Олег же подбежал к маме, помогая вылезти и достать все вещи.

— У вас здесь очень мило, — констатировала я.

— Ты еще задний двор не видела, — подмигнул мне молодой человек, подхватив две сумки в руки. — Пойдем, Света! Я все тебе покажу.

Мама что-то активно кудахтала Юрию Сергеевичу, усердно делая вид, что не следит за каждым моим движением. Ну, должна отметить, она честно старалась не встревать в процесс знакомства и притирания. Что уж куда лучше, чем в прошлый раз, когда она буквально стояла надо мной и шептала на ухо, что делать. "За руку его возьми", "подмигни", "улыбнись"…

Почувствовав некую свободу действий, я направилась следом за Олегом в дом. Интерьер холла не был загроможден безобразной советской мебелью и коврами, как часто встречается в загородных домиках. Все было по-домашнему уютно. Светлые стены, мебель из темного дерева, камин, на полу коврик из шкуры какого-то зверя. А вот что сразу бросилось в глаза, так это большое окно, а точнее, вид из него. Потрясающей красоты лесное озеро в окружении стволов елей и сосен. Оно было так близко — рукой подать.

— Так и знал, что тебя это впечатлит, — с долей самодовольства произнес парень. — Ну что, идем?

Я не стала сопротивляться, когда он схватил меня за запястье и потянул к двери, как куклу. Берег был всего в десяти шагах от крыльца. Я не удержалась, сняла шлепки и окунула ногу в воду. Прохладная, но именно то, что нужно, чтобы освежиться в июльский день.

— А купаться можно? — с предвкушением спросила я.

— Конечно! — в тон мне ответил Олег, явно обрадованный перспективой осмотреть мое тело детальнее, так сказать.

Вернувшись обратно в дом, мы со старшим поколением поднялись на второй этаж, где мне показали покои. Они, конечно, были подле "жениха", но я не жаловалась. Думать о будущем, отношениях и вообще о нем мне не хотелось вовсе. Надоело все, душа требует отдыха и шашлыка!

Натянув розовый купальник со стразиками — ужасный подарок мамы, я прикрылась полупрозрачным парео и спустилась вниз, не дожидаясь остальных. Правда, Олег меня все-таки догнал у озера.

— Ну что, готова? — раздалось за спиной.

Повернувшись, я слегка офанарела. Под бесформенной черной футболкой и такими же шортами невозможно было разглядеть его фигуру, но сейчас, когда он стоял передо мной практически голым, не могла отвести от него глаза. Вот это тело! Мышцы, бицепсы, трицепсы, а кубики… ммм! Но стоило взгляду опуститься ниже, в область обтягивающих синих плавок, с трудом подавила всплывающее на лице недоумение. А где… собственно… Нету, да? Как же так?

— Готова, — с сомнением ответила я, вовремя отвернувшись. Не хватало еще смущать обделенного мальчика выражением откровенного разочарования на лице. Не глядя на него, развязала узелок на груди и отбросила парео на песок. Конечно, я чувствовала его обжигающий взгляд на своей филейной части, и это было не особо приятно. Но меня грела мысль, что его явно невыдающаяся хотелка не получит ни кусочка. Ни единого шанса! Пусть мама опять скажет, что мне невозможно угодить, пускай даже выгонит из дому, но прямо в эту минуту я списала Олега со всех счетов.

Нырнув с головой, уплыла поглубже, к центру небольшого озера. Жаль, что просто по-человечески расслабиться и побыть наедине с собой мне так и не удалось. "Женишок" то и дело ошивался вокруг, пытаясь завязать разговор о том да о сем. Он был довольно интересным собеседником, и в общем-то я не имела ничего против него. Мы даже могли бы подружиться, особенно, если учесть, что у него такая замечательная дача. Но той самой искры, которая должна вспыхнуть между двумя влюбленными, я не прочувствовала. Ничего. Мое сердце в его присутствии билось так же ровно, как молоток соседа сверху каждым воскресным утром.

День прошел неплохо. Мы купались, жарили шашлык, пили домашнее вино, а потом пошли в дом, чтобы не дразнить комаров, и под щелканье дров в камине слушали анекдоты дяди Юры, хохотали… Впервые за долгое время я почувствовала себя так уютно, находясь в компании мамы и других людей. Я бы даже повторила. Но мимолетные прикосновения Олега, многозначительные взгляды, двусмысленные фразы и больше всего мамины улыбочки и подмигивания давили на нервы. Последней каплей стала попытка парня обменяться микрофлорой полости рта в темном уголке, что меня вовсе не воодушевило, и я под предлогом усталости отправилась в свою комнату. Конечно, спать в половину девятого вечера вовсе не хотелось. Ни телика, ни интернета не было, да и журнал забыла взять. Борясь со скукой и нудными мыслями о будущем, я выглянула в окно. Полная луна отражалась в черной воде, создавая красивые блики. Мое внимание привлекло дивное свечение, отдающее зеленцой из самых глубин. Опять мерещится? Открыв окно на всю, я буквально повисла на раме, пытаясь всмотреться в необычный эффект. Этот свет манил и завораживал одновременно.

Никогда не видела ничего подобного, ну точно паранормальное явление. Но к моему удивлению и ужасу с каждой секундой все больше хотелось приблизиться к нему и нырнуть в озеро с головой. Словно под гипнозом побежала вниз, отдаленно осознавая, что это какое-то жуткое наваждение, которому я не в состоянии сопротивляться.

— Ты же спать пошла! — воскликнула мама, когда я пробежала мимо них по первому этажу. Они втроем все еще сидели у камина, распивая вино, и явно обсуждали меня.

— Искупаться решила, — бросила на ходу и, не сбавляя шага, направилась к берегу.

— Ты что! — возмутилась родительница. — Темно ведь уже.

— О! Так я посторожу! — обрадовался Олег.

Увязавшийся следом парень начал откровенно раздражать, но все мои мысли были заняты таинственным озером. Подбежав к воде, я стянула с себя сарафан, вовсе не заботясь, что под ним не купальник, а нижнее белье. Уже собралась броситься вперед, но меня резко оттянули назад, прижимая к твердому горячему телу.

— Ты все-таки передумала? — пьяно проворковал Олежик, облизывая мое ухо.

Я резко дернулась и вырвалась из хватки цепких рук. Отмахнувшись от “ухажора”, как от назойливой мушки, бросилась в озеро. К вечеру лесной водоем остыл, и сейчас, ступив в ледяную воду, я словно протрезвела. Оказавшись по пояс, начала судорожно хватать воздух, изо всех сил стараясь не завизжать.

— Холодно, да? — весело произнес Олег. Выражение ужаса на моем лице, как и вялые попытки выбраться на берег его явно веселили. А мне вот стало не до смеха. Ноги ощущались ватными и будто завязли в песчаном дне. Чем больше я пыталась вырваться, тем глубже погружалась.

— К вечеру озеро всегда…

— Олег! — вскрикнула я с нотками паники, привлекая его внимание. — Помоги, я застряла.

Парень насупил брови и, слегка покачиваясь, подошел ближе, чтобы окунуть стопу.

— Э, не! — хитро улыбнулся он, отскакивая назад. — Ты меня туда не заманишь. Я в эти игры не играю.

— Я застряла, — прохрипела, осознав, что уже по грудь в воде, а ноги не чувствую вовсе. Наверное, они задубели.

— Мама! — завизжала на всю, впадая в истерику. — Помогите! Тону!

— Эй, Свет! Ты чего? — пискнул Олег, наконец, поняв, что я не шучу.

Я была буквально в двух шагах от берега, не удивительно, что он не поверил моим нервным подергиваниям в попытке выбраться. Но тем не менее ноги будто застыли в бетоне, я даже представила себе эту картину, и начала звать на помощь со всем отчаянием.

Олег стал быстро раздеваться, а взволнованные мама с дядей Юрой выбежали из домика. И в тот момент, когда Олег сделал шаг, меня начало стремительно засасывать под воду. Округлив глаза, я на секунду застыла, а потом завизжала, как раненный зверь. Но тут же поперхнулась от большого количества воды, попавшего в горло. Последнее, что увидела, как все трое — Олег, дядя Юра и мама — оказались в воде, протягивая ко мне руки. Это дало надежду, что вот сейчас меня поймают и вытащат на воздух. Но как бы я ни махала перед собой вытянутыми руками, так никого и не нащупала в кромешной тьме. Какая-то сила все глубже утягивала меня ко дну.

В голове возникли глупые и неуместные сейчас мысли. Откуда все-таки взялось то зеленое свечение? Почему я не вижу его сейчас? Не чувствуя ног и пальцев на руках, осознала, что воздух полностью закончился. Вот и все, конец. Какая глупая смерть. Нет, я не буду думать о своей жизни, сожалеть обо всем, чего не успела, я просто поддамся. Пусть вода меня уносит в свои глубины. И стоило лишь подумать об этом, как черноту развеяло знакомое свечение. Оно, на удивление, было очень глубоко внизу, хотя я думала, что по-прежнему недалеко у берега. Расстояние до него было огромным, словно я оказалась в океанской впадине, а не маленьком лесном озерце. Конечно, все это воображение моего истощенного кислородом мозга. Как и мое стремительное приближение к свету, будто кто-то тянет меня к нему за ниточку.


***

— Доставай, Каршас…

— Тяну! Что тут у нас?

— Отломай мои рога!

— Священный Виктус!

Грубые голоса с урчащими нотками отдаленно звучали в моей голове. Странные, непонятные слова заставили насторожиться, и я медленно начала приходить в себя. Ой, я же утонула! Вспомнила и взволнованное лицо мамы, и дикий холод, и зеленое свечение, и как меня накрыла чернота. Господи, неужели обошлось? Таки успели спасти! В душе я ликовала, но сделать хотя бы одно маленькое движение не было сил. Даже поднять веки казалось невозможным. Но я точно ощущала, как меня вытягивают из воды, которая, на удивление, ощутимо потеплела. А может, я прямо сейчас в горячей ванне, отогреваюсь?

— Каршас, скажи, что я не сошел с ума, и твои глаза созерцают то же чудо, что и мои?

— О, нет, Васгар, я пока еще в здравом уме. Это женщина! Настоящая. Ведьма, похоже.

— Ты хоть представляешь, какая это редкость?

Кто это такие, вообще? Доктора? Под синькой, что-ли?

— Если кто-то о ней узнает…

— Знаю, знаю.

Меня потянули за руки, вытягивая из теплой водички. Но мне это не понравилось, прохладный ветерок вызвал сотни мурашек по телу, заставляя дрожать. Хотя, с другой стороны, это слегка взбодрило, и я, наконец, смогла выдать вялый стон, больше похожий на хрип раненой вороны.

— Кр-р-расивая! — прозвучал голос у самого уха.

Медленно я приоткрыла глаза… и тут же зажмурилась. Чепуха какая-то! Еще раз открыла, уже со страхом и колотящимся сердцем. Нет, я все-таки брежу! Не может же это быть правдой…

Переводя глаза с одного мужеподобного существа на другое, я то и дело натыкался взглядом на две пары огромных рогов. И тут до меня дошла безутешная истина, от которой я окончательно пришла в себя.

— О Боже! — пискнула, прикрывая рот рукой. — Я попала в ад! Я в аду-у-у! За что? За что? Хоспадибожежмой!

— Что с ней? — насторожился один из чертей, с опаской отодвигаясь от меня.

— Может, под заклятием каким?

— А может, просто испугалась?

Пока краснокожие черти спорили о моей вменяемости, я наткнулась взглядом на два длинных хвоста с пушистыми кисточками за их спинами и с ужасом завизжала на всю глотку.

— Тише-тише, — начал упрашивать черт, пытаясь закрыть мне рот ладонью. Я бы отстранилась назад, но спиной уткнулась во что-то железное и холодное. И только сейчас поняла, что нахожусь в небольшой лодке посреди озера. А два черта, кудахча около меня, пока что ласково упрашивали заткнуться. Не так-то это было просто сделать, учитывая мою возраставшую панику.

Но когда один закрыл мне рот рукой, а его хвост стал ползти по моей ноге, я буквально забилась в истерике. И никакие «тише, сладкая» и «не кричи, кр-р-расвица» не могли меня успокоить. Так что я и визжала в огромную мужскую ладонь, и рыдала крокодильими слезами, пока… не потеряла сознание. Знакомая чернота, хоть ненадолго, но подарила покой.

Очнулась уже в каком-то мрачном помещении. Я лежала прямо на полу, укутанная в меха, от которых несло старостью. Самым неприятным было осознание, что я полностью обнажена. Мерзкое чувство пробрало до самых песенок, но я постаралась себя успокоить. Во-первых, никаких телесных увечий не чувствовала, значит, черти меня не трогали. Во-вторых, если все-таки трогали, я этого не знаю и знать не хочу.

А может быть, моему видению есть логическое объяснение? Надеюсь, что да, и сейчас в комнату войдет мама с глупой улыбкой на лице. Но мои тщетные ожидания были напрочь разбиты звучанием голосов тех рогатых за стенкой. Черти о чем-то яро спорили, но я не могла разобрать ни слова из тех приглушенных звуков. Воспользовавшись кратковременным одиночеством, решила осмотреться. Помещение напоминало глиняную мазанку прошлых веков. На бурых стенах висели какие-то тряпки, напоминающие мешковину, а пол был устелен соломой и шкурками невиданных животных. И все, никакой больше мебели. Окон тоже не наблюдалось, лишь деревянная дверь — узкая, но очень высокая.

«Конечно, им же с рогами нужно в проем вписаться».

На потолке висела странной каплевидной формы лампочка, озарявшая помещение тусклым красноватым светом.

И что теперь? Куда идти? И главное, как? Моей одежды тоже нигде не видать. В отчаянии я покосилась на тряпки и тихонечко выбралась из шкурок. Сорвав с крючка мешковину, кое-как обмотала ее вокруг тела. Теперь в голове ясной оставалась лишь одна мысль — бежать! Куда, от кого и зачем — это уже второстепенные вопросы. Думала, мне хватит смелости, но на деле я оказалась жуткой трусихой. Подойдя к двери, лишь слегка ее приоткрыла, чтобы глянуть одним глазком, но, как только ветхие петли заскрипели, тут же отскочила назад и бросилась под шкурку, делая вид, что сплю. Голоса смолкли, а вместо них послышались шаги по направлению ко мне. Черт! Черт! Услышали…

Дверь резко распахнулась и ударилась о стену, поднимая клубы пыли. Более яркий свет из коридора осветил в проеме две огромные фигуры с острыми вершинами рожек.

— Песец! — заключила я, все еще не веря собственным глазам.

Черти переглянулись, таинственно улыбнулись и стремительно двинулись ко мне. Я же забилась в уголок, поджимая ноги и изо всех стараясь не впадать в новую истерию. Не хочу снова терять сознание, лучше оставаться в здравом уме.

— Тише, кр-р-расавица, тише, — осторожно приблизился один, который из двоих был менее страшненьким.

Черти, в общем-то, были очень даже ничего. Одетые в одни лишь брюки, они демонстрировали мощные накачанные плечи и соблазнительные кубики пресса. Черты лица у обоих были очень миловидными, но красно-бордовая кожа и абсолютно черные глаза, в которых не было видно белков, вводили меня в дикий ступор и внушали ужас. Я уже молчу о традиционных атрибутах дьявольского отродья — рога и хвост.

Когтистая лапа потянулась к моему лицу, и я отчаянно взвыла, плотно закрывая глаза.

— Каршас, стой, — произнес второй. — Она боится, разве не видишь?

Прикрыв один глаз, стала подглядывать за их диалогом.

— Все девушки пугливые, Васга-р-р-р, — прорычал первый в ответ. Когда они издают эти жуткие урчащие звуки, я боюсь еще больше. — Мы можем ждать столетие, прежде чем она сама придет к нам и попросит оплодотворить ее.

— Что? — пискнула я, в ужасе округлив глаза. — Нет-нет, только не это…

— Не бойся нас, кр-р-расавица, — вновь переключил на меня внимание этот Каршас. — Мы первые тебя нашли, значит, ты — наша!

Я вот разделить воодушевление черта никак не могла.

— Чт-что вы собираетесь со мной с-сделать? — заикаясь, спросила я. Подбородок задрожал от накатившей горечи, и по щекам покатили слезы.

— Сделаем своей женой, — торжественно объявил, приближаясь, второй, по имени Васгар.

Я издала какой-то жуткий звук, который послужил стартом для визга. А потом пошло-поехало. Истерика — раунд второй. Я начала отбиваться от когтистых лапищ со всех сторон, даже ногами. Царапалась и визжала, потом ревела и умоляла не делать мне плохо, но черти и не думали слушать, повторяя одно и то же, как заезженные пластинки.

Когда один схватил меня за руки, а второй уселся сверху на ноги, я оказалась плотно зафиксированной, и отчаяние нахлынуло новой волной. Мне не справиться с ними…

Хрипя и подергиваясь, я не покидала попыток вырваться. Хвост Васгара начал извиваться по моему бедру, заползая под растрепанную мешковину. Я забилась с новой силой, пытаясь укусить ладонь Каршаса, которая закрывала мой рот и нос заодно, не давая дышать.

— Ты слышал? — отвлекся черт, на секунду ослабляя хватку. Но мне этого хватило, и я тут же воспользовалась моментом, хватая того за палец.

Чертяка протяжно зашипел, а я, сделав несколько жадных вдохов, закричала с новой силой.

— Тише, тише! — разнервничался второй, с ужасом глядя на меня.

В этот самый момент дверь в землянку распахнулась, и на пороге возник еще один рогатый.

— О, нет… — обреченно простонала я, вырываясь из хватки двоих. И таки получилось, потому что Каршас и Васгар буквально застыли, глядя на проход.

— Что здесь… — третий демон начал говорить, но, наткнувшись взглядом на меня, смолк. Он с минуту смотрел, словно я чудо-юдо какое, а черти молчаливо ждали его вердикта.

— Святой Виктус, вы с ума сошли? — заключил черт. Похоже, он у них главный, и самое главное, вменяемый. К моему превеликому счастью.

Окончательно отодвинувшись от двух нахалов, я слилась со стенкой, ожидая разборок. Может, мне под шумок удастся ускользнуть к выходу?

— Отец, мы…

— Молчать! — рыкнул главный.

Воу, отец? Да он на вид им в братья годится, и не скажешь, что старше.

— Где вы ее нашли? — потребовал ответа глава семейства.

— В Лиловом озере, — прошептал Васгар, виновато опуская голову.

— Да чтоб у вас рога отсохли! — прохрипел черт. Как я понимаю, это у них местное ругательство. — Разве вы не понимаете, что, если ее обнаружат, нам всем снесут головы?

— Отец, послушай, — вступился Каршас. — Если мы сейчас сделаем ее своей женой…

— Молчи, глупец, — яростно прошипел черт, делая несколько шагов к нам. Глядя на чудовище, я поняла, что эти двое, его сыновья, очень милые. — Даже если она родит потомство, все равно никогда не будет принадлежать вам. Когда девицу найдут, попросту вырежут всю семью. Вы подумали о своих братьях?

То есть, еще больше чертей? Ох, мамочки…

— Тогда мы уедем, — смело предположил Каршас, кладя руку на мое бедро в собственническом жесте. Я тут же сбросила наглую конечность и умоляюще посмотрела на отца чертей. Не знаю, к чему он клонит, но явно настроен избавить меня от общества Н-ного количества его сыновей.

— Да пойми же ты, сын, — вздохнул тот, — девушка принадлежит Фатулу. Вы хоть на секунду подумали, откуда ведьме взяться в Лиловом озере?

На лицах братьев промелькнуло недоумение, затем задумчивость, а после и озарение.

— Она явно сбежала из дворца, — продолжил отец. — А значит, стражи короля ее ищут прямо сейчас. И когда найдут, казнят нас на месте за попытку осквернить одну из невест.

— Одну из невест? — пискнула я, все меньше понимая его слова. Сотни вопросов и ни единого ответа. — Что вообще происходит?

Главный черт взглянул на меня, словно на надоедливую мушку, и обратился к сыновьям:

— Уходите. Быстро. Я сам отведу ее во дворец.

— Но…

Каршас попытался возразить, явно не желая отдавать трофей, но под грозным рыком и жутким взглядом отца все же сдался. Черти нехотя поднялись на ноги, бросая в мою сторону тоскливые взгляды, и направились к выходу. Как только дверь за ними закрылась, главный, наконец, обратился ко мне.

— Зачем сбежала? — грозно спросил он. Под его пытливым взглядом не то, что слова забудешь, а даже как дышать не вспомнишь.

Увидев мой нескрываемый испуг, он поспешил успокоить.

— Тебя не тронут, даю слово. Отвечай на вопросы и не пытайся убежать, тогда останешься целой.

Я согласно кивнула, но голос так и не вернулся. Обреченно вздохнув, мужчина схватил меня за предплечье и, грубо подняв на ноги, потащил к выходу.

— К-куда? — испуганно прошептала я.

— Домой. По дороге все расскажешь.

«Домой»! Услышав такое родное и желанное слово, я буквально растаяла изнутри. Оцепенение спало, а речевой поток полился с невероятной скоростью. И я начала рассказывать все с того момента, как приехала на дачу к Олегу. Черт вывел меня из домика, который снаружи напоминал ветхий сарай, и мы сразу попали в ночь. Я отстраненно отметила про себя, что местность странная, продолжая излагать события. Сарайчик находился прямо на берегу озера, видимо, того самого, Лилового. Где-то вдали виднелись огромной высоты деревья, а позади открывался вид на необъятное поле. Туда мы и направились.

Мужчина молчал, давая мне возможность выговориться. Он вел меня за руку по узкой дорожке посреди поля, засеянного высокорослыми растениями, похожими на кукурузу. Но даже в неверном свете луны было видно, что это какие-то странные заросли неизвестного происхождения. Кстати, а почему так ярко? Подняв голову к небу, я тотчас обомлела и застыла, как статуя.

— Что за…

Черт, проследив за моим взглядом, опять тяжело вздохнул и резко дернул меня вперед. Продолжая передвигать ногами, как зомби, я не могла оторвать глаза от невероятного видения. Луна была абсолютно неузнаваемой. Она была огромной и отсвечивала нежно-голубым.

— Слушай сюда, ведьма, — начал черт, привлекая мое внимание, — на тебе точно заклятие. Как тебя зовут хоть, помнишь?

— Конечно. Светлана, — твердо ответила я.

Не сбавляя темп, он покосился на меня, как на умалишенную, и покачал головой.

— Ты, наверное, имела в виду Силана?

— Нет, Светлана, — возразила я, начиная раздражаться.

— Нет такого имени, — отрезал черт. — А Силана когда-то было довольно популярным среди ведьм.

— Но…

— Слушай, — одернул меня рогатый, бросая злобный взгляд. Я решила, что он может звать меня как ему угодно. — Ты совсем ничего не помнишь. Не знаю, кто такой этот Ойлех…

— Олег!

— … И почему он бросил тебя тонуть в Лиловом озере…

— Он не бросал, просто…

— … На месте короля я бы отрезал тебе язык за болтливость, — неожиданно рыкнул мужчина, сбавляя шаг.

Я в ужасе округлила глаза и плотно закрыла рот, отрицательно качая головой. Он подозрительно скосил глаза, но все же дернул за руку и снова повел вперед по узкой тропе.

— Мне не нужны проблемы, ясно? Когда доставлю тебя домой, ты должна молчать и со всем соглашаться, поняла?

Я утвердительно закивала, не смея издать ни единого звука.

— Тебя зовут Силана, ты под действием неизвестного заклятия, ничего не помнишь. Сирлих из рода Бурых выловил тебя из Лилового озера, согрел, одел и отвел домой. Это ясно?

Остановившись, он вновь взглянул на меня строгим взглядом и потребовал ответа.

— Кто такой Сирлих? — уточнила.

— Я! — проинформировал демон, возобновляя ход. — Никакого Ойлеха не упоминай. Моих сыновей тоже. Ты ничего не помнишь. Придворные маги сами выяснят, что случилось. Главное, говори, что с тобой никто ничего плохого не сделал, ясно?

— Да, — согласно кивнула. С этим психом лучше соглашаться. Не знаю, что оно такое, и о каком заклятии говорит, но из нас двоих явно кто-то спятил. Чур, не я!

— Вопросы будут? — устало спросил рогатый.

Конечно, вопросов было множество, и я прекрасно понимала, что от него правдивых ответов не услышу, но все же не смогла устоять.

— А что с Луной, не знаешь? Какая-то особая фаза или, может, спутник взорвался? Чего она такая голубая?

— Святой Виктус! — воскликнул черт. — Ты же совершенно обезумела, ведьма.

— Почему ты все время обзываешься? — возмутилась я, но тут же смолкла, вспомнив о вероятности остаться без языка.

— За что ты свалилась на мои рога? — возмущенно причитал ненормальный, пробираясь вперед. — Нужно было оставить тебя в озере… Глупые дети… Всегда от вас, девиц, одни проблемы…

Впереди показалась развилка, и черт свернул влево. Мы прошли еще около пяти минут под сопровождение беспрерывного бурчания, когда перед нами открылась удивительная картина. Я бы даже сказала, сказочная.

Вдалеке виднелся самый настоящий замок, как на картинках или в фильмах. И где ему взяться посреди леса в пригороде? А куда, собственно, лес делся? Покрутив головой, окончательно убедилась, что вокруг ничего, кроме поля.

— Где это мы? — прошептала я, забывая о психе рядом. Но он быстро о себе напомнил, недовольно пророкотав:

— Ты в Даркгаре, Силана, — выдал он, но заметив мое скептическое выражение, которое никак не удалось скрыть, начал пояснять, как ему казалось, истину. — Это столица Огненного королевства. Не знаю, где ты родилась, возможно, в Подземном, у гномов, но сейчас ты на землях демонов. А это, — он махнул рукой в сторону замка, — твой дом.

И тут до меня медленно начало доходить понимание его задумки. Когда он говорил «домой», то это означало вовсе не к маме, а в непонятное строение размером с двадцатипятиэтажку.

— И кто там живет? — пораженно спросила я, покорно передвигая ногами в сторону замка. Хотя внутри все окаменело от ужаса.

— Король Фатул, его поверенные, советники, невесты и слуги. Он твой хозяин, и ты должна беспрекословно слушаться его. Усекла?

Дождавшись моего кивка, который я выдала на автомате, черт, или, как он себя назвал, демон, начал причитать о том, что, если я буду себя плохо вести, король обвинит его в воздействии на меня. И тогда не сносить рогатому головы.

С каждым шагом, приближающим меня к замку, все больше подступала паника. На фоне сумбурных мыслей, спутанных воспоминаний и безумных предположений, я готова была сорваться в любой момент. Делая глубокие вдохи, все же попыталась взять ситуацию под контроль. До замка осталось рукой подать, и я начала судорожно перебирать идеи, как бы сбежать.

— Слушай…те, а может, вы меня тут оставите? Я дальше сама дойду, честное пионерское!

— Исключено, — оборвал демон. — Я тебя отдам самому королю, и если он будет благосклонен, одарит меня золотом за спасение его невесты.

— Но я не…

До боли прикусив язык, остановила свои жалкие попытки оправдаться и убедить психопата в том, что его версия ошибочна. Это же бесполезно…

— Послушайте, господин, мистер… как там вас…

— Сирлих! — проревел он. — Не забудь мое имя, ведьма, когда король спросит, кто тебя спас, ясно?

— Ясно. Но может быть, мы договоримся? Я вам принесу много-много золота, если вы меня сейчас отпустите.

Демон криво усмехнулся и покачал головой.

— Э, нет. Меня ты не проведешь, ведьма. И не околдуешь. Я доставлю тебя Фатулу, и будешь с ним договариваться сколько ему вздумается.

На его лице промелькнуло жуткое выражение, от которого меня бросило в дрожь. Намек был более чем однозначным.

Я подумала было вырваться и дать деру, но Сирлих, будто почувствовав подвох, крепче сцепил свои пальцы вокруг моего запястья и еще быстрее потащил вперед. Ну кто выдержит такой напор? Я не выдержала. Истерика — раунд три. Кричала, визжала, молила о помощи, царапалась и даже кусалась — все тщетно. Демон молча и уверенно тащил меня в указанном направлении с таким непроницаемым лицом, что ему бы даже Терминатор позавидовал. Краем глаза заметила, что в окнах на нижних этажах замка зажегся свет, и это мне совершенно не понравилось. Сейчас сбежится еще больше непонятных рогатых психов, и тогда мне точно не вырваться.

Демон лишь на секунду остановился у края моста, который вел прямо к огромным воротам замка, и с новым вздохом, повел меня дальше. Увидев движняк у входа, я передернулась. Да там собралось около десятка демонов с мечами в руках. В этот момент подумала, что было бы неплохо потерять сознание и не знать, что они со мной сделают. Но как назло, я видела происходящее очень четко и ясно понимала, что сейчас мне будет плохо.

— Я привел…

Демон начал говорить, обращаясь к стражам, но мой беспрерывный визг заглушал даже его рокочущий голос. Сирлих сильно встряхнул меня и громко вскрикнул:

— Да смолкни же, ведьма. Ты уже не сбежишь. Смирись.

Осмысливая каждое слово, я действительно смолкла и застыла.

— Я привел сбежавшую невесту короля, — торжественно произнес рогатый, гордо задрав подбородок. — Отведите меня к его величеству.

Такие же рогато-хвостатые мужчины у двери переглянулись, пошептались, и двое из них кивком указали следовать за ними.

«Смирись», — вновь и вновь звучало в голове. «Ты уже не сбежишь».

— Все это страшный сон, — прошептала я. А затем сделала окончательные выводы. — Кома! Я нахлебалась воды и впала в кому. Это логично.

— Тише, ведьма, — процедил Сирлих, шепча мне на ухо. — Хоть прикинься вменяемой, пока я не уйду.

Его слова меня рассмешили. Какой настойчивый этот демон, а ведь он даже не реальный.

— Интересный сон, однако, — заключила я, рассматривая потрясающей красоты интерьер замка. — Такой живописный. А что, действительно интересно!

Демон скосил на меня предупреждающий взгляд, на что я широко улыбнулась и потянулась к его рогу.

— Пожалуй, я его с удовольствием посмотрю! — заговорщицким тоном прошептала ему, изучая шероховатую структуру демонского атрибута.

Сирлих застыл, с неверием глядя на меня, пока я водила пальцем от основания до кончика. Но впереди раздался раскатистый рык стражей, и он резко отскочил от меня, как ошпаренный.

— Она сама! — начал оправдываться Сирлих перед двумя демонами с оружием. Они же переводили пристальные взгляды с меня на него, такие строгие и угрюмые. Не выдержав, я скорчила недовольную рожу, точно их копируя. Демоны снова недовольно рыкнули, но увидев, что на меня это не произвело должного впечатления, повернулись и вновь зашагали вперед. Сирлих зло зыркнул и вновь ухватил меня за руку.

— Ты меня не околдуешь, ведьма, — прошипел он знакомую фразу.

— Ха!

Я коварно улыбнулась. Он, наверное, и не подозревает, что разгуливает по моей коме! А здесь я могу все!

Трое демонов вели меня вперед по широкому коридору воистину королевского замка. Так, не поняла! А что это за другие невесты в моем, между прочим, сне? Непорядок! Куда лучше два короля и одна я — несравненная и неподражаемая… Пускай уж будет Силана. Местные обычаи требуют нескольких поправочек!

Пока я размышляла, что стены, пожалуй, стоит перекрасить в спокойный зеленый цвет, а форму стражей сделать более удобной, мы добрались до еще одних огромных дверей, ведущих в роскошный зал. Открыв их перед нами, демоны пригласили пройти внутрь. Я несколько мгновений рассматривала богатую пеструю обстановку и не сразу заметила сидящего в углу комнаты черта. Но как только Сирлих обратился к нему, снова застыла от ужаса и отвращения. Ничего себе у меня фантазия! Это существо было настоящим ночным кошмаром — чернокожее, с огромными красными глазищами и острыми, как у акулы, зубами. Я так и не смогла скрыть выражения ужаса на своем лице.

— Дивной ночи, лакор, — поприветствовал жуткого демона Сирлих.

Тот окинул меня удивленным взглядом и кивнул:

— Действительно, дивной. И кого это ты привел, кор?

Лакор, кор… Что это за звери такие, и с чем их есть?

— Ведьму, лакор, — уверенно произнес Сирлих. И с чего он вообще взял? Хотя так даже интереснее! — Я — Сирлих Хог из рода Бурых, рыбак в пятом поколении. Живу на берегу Лилового озера, там ее и выловил несколько часов назад. Девушка была без сознания, а когда очнулась, не смогла ничего вспомнить, окромя имени своего. Я решил немедленно привести ее к королю Фатулу. Наверняка она сбежавшая невеста.

А-а-а… Так этот черный — не король! Вот и чудненько.

— Ничего подобного, — вмешалась в разговор, вырываясь из хватки Сирлиха. Он бросил на меня предупреждающий взгляд, но я лишь высокомерно фыркнула и прошла вперед, к этому лакору. Он сидел на большом квадратном диванчике в окружении подушек и ваз со странными фруктами. Подойдя к нему вплотную, вырвала из его рук что-то наподобие банана и, откусив кусочек, произнесла:

— Во-первых, я не сбежала, — пережевала, проглотила, укусила еще, продолжила: — А во-вторых, я не невеста, а королева.

И, повернувшись к Сирлиху, передразнила его же тоном:

— Усек?

Демон был поражен до самого хвоста. Даже рот открыл, что, несомненно, меня повеселило. Вот только от раскатистого злобного рыка за спиной стало как-то не по себе. Обернувшись, увидела, что чернокожий демон встал с дивана и смотрит на меня так, будто собирается заняться каннибализмом прямо здесь и сейчас. Даже озноб пробрал от его дикого взгляда. И это жуткое ощущение было вовсе не сказочным, а очень даже реальным.

— Великородный лакор, йя-я…, - начал блеять Сирлих, отступая назад. — Я не знал…

Демон резко смолк, и в то же время прозвучал скрежет металла. Медленно повернув голову, я вскрикнула от ужаса, закрывая рот дрожащей рукой. Голова Сирлиха лежала в нескольких метрах от меня, а тело, сделав два коротких шага, с громким гулом повалилось на пол.

— Королева, говоришь? — прозвучал властный голос. Он принадлежал другому рогатому, который стоял позади убитого и утирал кровь со своего меча. Мне понадобилось лишь мгновение, чтобы понять, что передо мной тот самый король демонов. Фатул.

Он был высок, мускулист, облачен в черный костюм с росписями золотых нитей. Этот черт поражал воображение огромными рогами, изогнутыми назад, и черными, как бездна, глазами. На его высокий статус указывала золотая корона с окантовкой драгоценных камней, похожих на рубины. Но помимо этого было еще несколько деталей, которые выделяли мужчину среди остальных представителей его вида. Например, длинные ярко-рыжие волосы, спадающие на плечи, а также выражение нескрываемого превосходства на лице. И что это было за лицо! Король был чистым воплощением сексуальности, несмотря на рога и хвост. Он буквально излучал власть и могущество. Даже на расстоянии я могла почувствовать силу его авторитета. Меня поразило, насколько спокойным он был, учитывая, что обезглавил Сирлиха мгновение назад.

Долго разглядывать демона я не смогла. От изучающего взгляда черных глаз захотелось спрятаться за диванчиком или, еще лучше, оказаться от него подальше и никогда больше не встречать. Опустив взгляд, наткнулась на лежащую голову демона, и от жуткого зрелища почувствовала подступающую к горлу тошноту. Я старалась успокоить себя, как могла. В конце концов, это все нереально, всего лишь мои извращенные фантазии.

— Вы тут все психи! — вскрикнула я, а затем тише добавила: — И я тоже.

Не в силах вынести омерзительного вида, отвернулась от отрубленной головы. Но тут же наткнулась на чернокожего. Он оскалил острые зубы, раскатисто рыкнул и, жестко схватив меня за плечи, развернул обратно. А затем толкнул, и я упала на колени. Сжав мои волосы на макушке, он резко дернул, заставляя смотреть на короля.

— Кор выловил ее в Лиловом озере, — произнес черный. — Узнаете, мой король?

Фатул спрятал меч в ножны, медленным шагом подошел вплотную и положил когтистую руку на мой подбородок. Я наблюдала за происходящим словно со стороны. Вроде бы находилась здесь, но в то же время отстраненно понимала свое положение.

— Красива, — заключил король, проводя когтем от скулы до губ.

Меня бросило в дрожь от хищного взгляда, и в этот самый момент я поняла, что не могу контролировать свой страх. Яркая фантазия превратилась в персональный кошмар, когда Фатул сцепил свои пальцы вокруг моего горла и, наклонившись, прошептал в самые губы:

— Пожалуй, ты станешь моей королевой… На эту ночь.

С этими словами он резво отстранился и, развернувшись, зашагал прочь к выходу. Я даже пискнуть не успела, как чернокожий демон поднял меня на ноги и поволок за королем.

— Н-нет, — прорезался мой голос. — Куда? Отпусти!

Кажется, это уже было. Эта история становится неинтересной и до банальности однотипной. Если по Фрейду, то стоит задуматься о своих фантазиях, точнее, почему в них меня все пытаются взять силой?

Пока демон бессовестно тащил меня за волосы, словно какую-то куклу, я все больше задумывалась о реальности происходящего. Запахи, звук, боль, в конце концов, были слишком настоящими, чтобы оказаться простым затмением сознания. Но если это не сон, тогда что?

— Загробный мир, — отстраненно прошептала я, осматривая богатую обстановку. — Я все-таки в аду…

— Смолкни, ведьма, — зашипел мне в лицо черт, дергая за волосы. Я вскрикнула от боли и, не удержав отчаяния, разревелась. Правда, тихонечко, чтобы не усугублять свое положение.

Фатул скрылся за одной из многочисленных дверей коридора, и туда же меня втолкнул чернокожий.

— Мой король, вы уверены, что…

— Оставь нас, — небрежно махнул тот, усаживаясь в кресло возле камина.

Если это чертов ад, тогда почему здесь так красиво? Не комната, а хоромы. А где же пекло, раскаленная земля, огонь повсюду, стонущие рабы?

— Твое имя? — поинтересовался демон, когда мы остались в комнате одни. Я, не зная, куда деть взгляд, тихо всхлипывала и старалась занять руки разглаживанием мешковины на себе.

— Силана, — хрюкнула я, на секунду подняв на него глаза. Похотливый, жуткий взгляд и такая же улыбочка. Ничего хорошего это мне, однозначно, не сулило.

— Отпустите меня, — попыталась надавить на жалость, но заметила лишь удовлетворение на его лице. Он ждал, что я начну молить о пощаде. Но я не знаю, как это делается. Вот мама бы точно выпросила что угодно, даже у этого живодера. А я… Ни рыба, ни мясо.

— И за какие грехи я здесь? — не выдержав гнетущего молчания, потребовала разъяснений. Моего положения это, конечно, не изменит, ну, а поговорить? Оттянуть момент, запудрить мозги, поспорить и найти себе тысячи оправданий я всегда умела.

— Хм… — задумчиво протянул демон, поглощая взглядом мои обнаженные ноги. Он начал поглаживать свой рог каким-то извращенным жестом, а на его лице читалось явное блаженство.

Не думаю, что он хотя бы услышал мой вопрос, а о том, чтобы ответить, не могло быть и речи.

— Оголи тело, — властно приказал рогатый, словно хищник, наблюдая за каждым моим движением.

Конечно же, я не собиралась этого делать. Но и злить его не хотелось. Ровным счетом, как и радовать своей растерянностью. Взгляд наткнулся на небольшой столик перед камином, на котором стояли стеклянные графинчики и бокалы. О, пойло! В моей гениальной голове тут же созрел нехитрый план, и я медленной походкой направилась к демону. Тогда я не задумывалась, что тут, в аду, до меня побывали миллиарды таких же умников, и что с демонами шутки плохи. Мне втемяшилось, что споить его до чертиков — гениальная идея…

— Мой король, — несмело начала я, — давайте не будем спешить.

На лице демона промелькнуло удивление, а когда он поднял взгляд с ног на глаза, у меня сложилось впечатление, что он только сейчас понял, что «оно», то есть, женщина, еще и говорить умеет. Воспользовавшись заминкой, потянулась к графину с красной жидкостью. Потом поняла, что она сильно уж напоминает кровь, от которой мне тошно, и все-таки взяла другой, с черной. Разлив напиток неизвестного мне происхождения по бокалам, всучила один в когтистую лапу короля. Он недоуменно уставился на жидкость, не понимая, чего от него хотят.

— Там, откуда я родом, — тихо произнесла, усаживаясь на соседнее кресло, — принято выпить в начале, так сказать, свидания. Для того, чтобы расслабиться.

Фатул продолжал буровить меня настороженным взглядом, а я тем временем пригубила, как оказалось, очень крепленое вино.

— Вкусно, — одобрительно кивнула, изо всех сил стараясь держать лицо. Это было чертовски сложно в его присутствии. Напряжение повисло в воздухе, и, казалось, даже время застыло. То ли от алкоголя, то ли от нервов, я стала чувствовать подступающий к лицу жар. Он рождался в груди и расплывался по всему телу.

В этот же момент король резко отбросил свой бокал в камин, от чего поднялись огромные языки пламени, и дернул меня за руку на себя. Расплескивая вино на белоснежную шкурку, я упала на пол и сразу же была зафиксирована тяжелым демоном, навалившимся сверху.

— Глупая ведьма, — зашипел он. — Мне лишь нужно твое тело. И я получу его сейчас же.

Помимо жара в груди, я чувствовала подступающую истерику. От осознания, что все это слишком реально и положение абсолютно безвыходное, меня сковало страхом. Демону без особого труда удалось сцепить мои руки над головой и сорвать старую ткань. Но когда его губы сомкнулись на груди, причиняя боль, а рука поползла ниже, я не смогла больше терпеть этот ужас. Крики, плач, мольба и жалкие попытки вырваться лишь распыляли его. Он рычал, словно дикий зверь, бесцеремонно лапая меня повсюду. А я отказывалась верить, что со мной это происходит, и всей душой требовала справедливости. Немедленно!

Неожиданно голова вспыхнула резкой болью, заставив меня громко вскрикнуть. Я даже на демона перестала обращать внимание. Жар в груди стих, но сконцентрировался в руках. Плотно сжав веки и закричав во весь голос, я ощутила, как обожгло ладони. А через секунду раздался глухой стук, резкий толчок, и боль стихла. Открыв глаза, увидела лежащего рядом демона, который что-то неразборчиво рычал и даже поскуливал от боли. Кажется, он сейчас отключится, но с какого дива? Лишь заглянув ему за спину, поняла, в чем причина. Огромная металлическая люстра с разбитыми плафонами лежала у самого камина. Медленно подняв взгляд на потолок, увидела оборванную цепь.

— Ух ты! — прошептала я, чувствуя сильную слабость. — Справедливость…

Договорить не успела, потому что опять начала проваливаться в темноту от неимоверной слабости. Где же все-таки реальность?


Пролог | Дар Огня | Часть 2. Пленница демона