home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 4. В поисках себя

Гром

Я был полностью истощен. Магия огня стихла, больше не в силах меня защитить. Яд разъедал ткани изнутри, причиняя нестерпимую боль. Но она была несравнима с тем отчаянием, что испытывала моя душа. Я потерял свою пару. На этот раз необратимо. После стольких лет в неволе… Быть за шаг от свободы и потерять все.

— Вот он! — донеслись приглушенные крики. Я не видел своего врага, не было сил открыть глаза, но ясно чувствовал его присутствие.

Меня подняли, потащили вперед, но я не реагировал. Все мысли были о Светлане. Иномирянка. Как же я сразу не догадался? Такая необычная, волевая, сильная. Она справится там, на свободе. Ведьма должна жить вопреки всему.

— Сюда, — отдаленно прозвучал ненавистный голос. Мое тело расслабилось на чем-то мягком, но боль не давала дышать. Рядом послышался лязг металла, а затем наступила полная тишина. Фатул убрал свидетелей. Они видели мое лицо.

— Не смей погибать, демон, — прозвучал грозный приказ над ухом. Надо же, я все-таки нужен королю. Мои догадки оказались верны, он использует меня как кровного раба.

«Самозванец» — пронеслась в голове знакомая мысль. А вместе с ней нахлынуло новое кратковременное воспоминание. Я снова вернулся к убийству женщины. Сеара. Обезглавленное тело лежало на постели, а в моей груди пылал огонь ярости. Как сейчас я чувствовал ненависть к Фатулу, жаждал убить его, отомстить, но ничего более. Ни боли, ни скорби. Мое сердце не было открыто для той несчастной демоницы, но я знал, что ответственен за ее жизнь и смерть.

— Самозванец! — прокричал в лицо Фатулу. Демон хищно оскалился и замахнулся мечом. Огонь покинул меня, сил почти не осталось, но я боролся с предателем до последнего. Заставив его пасть на колени, приставил меч к шее, чтобы в последний раз взглянуть в лицо убийцы.

— Отец, прошу, — жалостно начал молить он.

— Ты мне не сын, ничтожество, — твердо ответил перед тем, как обезглавить демона.

Все вокруг закружилось, почва ушла из-под ног, и я погрузился в затмение. Игры разума слились с реальностью. Боль и душевные стенания смешались с жаром в груди. Голоса звучали отовсюду. Светлана, моя единственная, звала за собой. Фатул, призрак из прошлого, не отпускал, требовал бороться. А еще был монотонный шепот, который удерживал меня на краю, не давая упасть в пропасть.

— Вернись, — шептал голос. — Вернись… Реаркадаш.

Это имя звучало, как зов из прошлого. Мой огонь слабо откликнулся, признавая его. Я — Реаркадаш Саргон Андар, правитель Огненного королевства, демон огня высшего уровня, потомок знатного рода Андаров. Свергнутый король, ставший рабом. Невольник, кровный донор, подпитывающий самозванца. Фатул… Мой сын. Предатель. Убийца. Я совершенно ясно помню, что обезглавил его. Тогда кто же сейчас у трона? Фантом, который подпитывается кровью правителя, чтобы поддерживать власть и влияние на подданных? Или же я ошибся? Что с ним стало? Почему сын предал меня и собственное королевство? Во имя чего? Святой Виктус, дай мне сил вернуться в реальность и укажи путь истинный. Помоги Светлане, убереги ее и покажи дорогу домой, ко мне.

— Реаркадаш, — позвал таинственный голос.

Какая-то сила будто вытягивала меня из мрака, окутывала целительным теплом и манила к себе. Я вновь почувствовал боль, но не такую сильную. Звуки нервных шагов и тихое бормотание прозвучали эхом в голове, но вместе с тем я осознал, что вернулся к реальности. Призвал огонь, но сил не было даже на то, чтобы сжать руки в кулак. Опустошение и бессилие выводили из себя. Особенно теперь, когда я знал свои права и как никогда жаждал мести.

Открыв веки, сразу оценил обстановку. Я находился в королевских покоях, лежал на широкой кровати, а сам Фатул расхаживал из стороны в сторону, как всегда, избегая моего взгляда. Пришло понимание, что это не моя спальня, все здесь казалось чужим. Я никогда не спал на этой кровати, не сидел у широкого камина, не смотрел на город из высокого окна. В темном углу около двери стоял маг в своем привычном одеянии, скрывающем лицо. Оценив поведение этих двоих, пришел к важному выводу. Фатул, демон, который носит мою корону, всего лишь марионетка в опытных руках кукловода. Настоящая власть над всем Огненным королевством принадлежит этому магу. Он словно черная тень стоит над королем, направляя его, указывая путь. Вот только зачем ему это? Кому нужно было привести к разрухе демонские земли, некогда богатые и плодородные? Какова причина и цель этого мага? И насколько он силен?

Словно прочитав мои мысли, незнакомец медленно кивнул головой.

— Ты, ничтожный раб, — зло процедил Фатул, останавливаясь у камина. — Как посмел ты…

— Я не раб, — проревел изо всех сил, поднимаясь с постели. Шатаясь от слабости, приблизился к самозванцу. Реальность так напоминала воспоминание из прошлого. Я точно так же горел ненавистью к этому демону, а он, наконец, посмотрел в мои глаза. Но я не увидел в них ярости и презрения — лицо Фатула исказилось страхом. Он понял, что я вспомнил все, и это ввергло его в ужас.

— Не раб, — вновь повторил ему, призывая огонь. — И ты это прекрасно знаешь, не так ли, сын?

Не в силах скрыть эмоции, демон отпрянул назад, а я направил магию на него. Вот только сил моих хватило лишь на огонь в камине. Но и этого было достаточно, чтобы доказать свою сущность. Ни один раб не смог бы призвать пламя. Эта магия подвластна лишь демонам древнего королевского рода.

— Истинный король управляет стихией огня так же легко, как своим хвостом, — заключил я. — Покажи свою силу, Фатул. Докажи, что ты потомок королевского рода.

Демон вновь отпрянул и бросил настороженный взгляд на мага в поисках поддержки. Его страх вызвал раздражение. Новые отрывки воспоминаний обрушились на меня, и все они были связаны с сыном. Я любил своего наследника, воспитывал его так же, как некогда отец меня. Возлагал самые светлые надежды. Молодой демоненок с добрым сердцем и открытой душой сейчас едва ли узнавался в никчемном предателе. Но было кое-что еще. Какое-то чувство, не дающее мне покоя. Я знал причину, по которой он предал меня, убил собственную мать, но не мог вспомнить.

— Правитель ничего не боится. Разве не так я тебя учил? — проревел ему в лицо. — Или ты забыл? А может быть, ты просто не мой сын? Самозванец.

Повернувшись к магу, прошипел:

— Кто ты? Что сделал с моим наследником?

Я был слишком слаб, чтобы противостоять ему. Будь он просто демоном, хоть даже черным, я бы поверг их двоих одним лишь хвостом. Но этот маг был самым могущественным из всех, которых мне доводилось встречать за свои века. Именно сейчас задался вопросом, сколько же мне лет? Но не успел сосчитать, потому что незнакомец вновь завладел всем вниманием.

— Вот он, — произнес незнакомец, подобно шипению змея. — Твой наследник. Фатул. Достойный любви.

Эти слова заставили вспомнить все. С каждой секундой воспоминания мелкими частицами объединялись друг с другом, образовывая ясную картину. Но прежде чем я успел молвить хоть слово, маг выставил вперед руки, и из его ладоней выполз черный туман. Тьма.

«Не может быть», — пронеслась последняя мысль, перед тем как сознание меня покинуло.


Светлана

Высокие заросли неизвестных растений казались бесконечными лабиринтами. Я шла вперед, не оборачиваясь, пока не упала от бессилия. Потерявшись во времени и собственных мыслях, только сейчас поняла, что уже могу перейти на шаг. Кроме и неба и зарослей на горизонте ничего не было видно. Я осталась одна, без единой разумной идеи как выбраться и что делать дальше. Как бы ни пыталась не думать, горькие мысли нахлынули в сознании, и я разрыдалась во всю. Гром. Я бросила его, оставила там на растерзание мерзкого чудовища. Вновь и вновь возвращалась к той ночи, его словам, нашему побегу. Что же пошло не так? Как я могла допустить, чтобы его ранили? Почему эта дурацкая магия не сработала, когда так сильно была нужна?

— Ты слышал? — донесся удивленный мужской голос вдалеке.

Я прикрыла рот ладонью, пытаясь приглушить всхлипы, и прислушалась.

— Кто-то плачет? — ответил другой голос, на этот раз женский.

— Похоже на то. Эй? Есть кто? — последнее явно мне.

Я застыла, даже дышать перестала. Вновь попасть в плен к рогатым уродам хотелось меньше всего на свете. Мне нужно вернуться обратно. Гром не погиб, нет. Просто отказываюсь в это верить. Король нашел его и должен был исцелить. А я найду способ вызволить его. Только еще не решила, как…

— Послышалось, значит, — прозвучал голос любопытного мужчины.

— Нет, Кирий, я точно слышала. Там плачет девушка. Нужно найти ее.

— Синма…

— А я говорю, нужно!

Дальше послышалась неразборчивая возня, ругань и громкая прочистка носоглоточных путей. Притом все это, судя по звукам, было сделано женщиной. По шуршанию зарослей я поняла, что баба-огонь идет прямо на меня. Поднявшись с земли и согнувшись в три погибели, я начала продвигаться в противоположном направлении, естественно, создавая характерный шелест при движении.

— Стой! — прозвучало вслед. — Погоди. Не убегай. Я помочь хочу.

— Ага, знаю я вашу помощь, рогатые заразы, — огрызнулась про себя, набирая темп.

— Синма, а ты ей на демонском скажи, она ж тебя не понимает, — прокричал мужчина.

— Стаять, — произнесла баба. — Памочь деманица. Вазить дамой.

Я даже остановилась на секунду, вслушиваясь в ее слова. Сразу разобрать не удалось. И чего это она ни с того ни с чего решила коверкать слова, ведь говорила же нормально?

— Я Синма, — продолжала женщина. — Гном. Ездить дамой. Вазить деманица.

Гномиха? Не рогатая? Информация заставила меня остановиться и задуматься. С гномихами пока проблем не было. А в гареме они и вовсе меня обожали, смотрели как на божество. К тому же нужно быть реалистом, самой мне из этих зарослей не выбраться. А эти гномы наверняка знают местность. Вот только что они подумают, когда увидят меня в потрепанном полуголом виде? Взвешивая возможную пользу и вред, я не заметила, как гномиха тихо подкралась сбоку. И как это ей так удалось незаметно пробраться?

— Прювет! — улыбнулась она, поняв, что застала меня врасплох. Затем окинула с ног до головы хмурым взглядом и недовольно покачала головой, ставя руки в боки. — Совсем одичали, демоняки неотесанные. Бедная девочка, что же они с тобой сделали? Как же тебя долюшка в демонские земли занесла-то? Ох, горе-горюшко.

Как разговаривать, так она кривляется, а причитания причитать, так нормальным языком, да? А вообще гномиха мне понравилась. Женщина в возрасте и в теле, но симпатичная и ладная. Одета прилично, видно, что ухоженная и чистоплотная, не какая-то задрыпанка с дороги. Мало ли кого тут в аду встретишь.

— Привет, — несмело поздоровалась я, вытирая влажные щеки.

— Так ты на гномьем говоришь? Моя ты горемычная. С Подземного, значит? Наша. Ну, давай, — махнула она, указывая себе за спину. — Пойдем. Мы с супругом домой едем. Довезем, денег не возьмем. Да и нечего с тебя брать. Бедолага эдакая.

Из той половины слов, что мною было разобрано, я сделала выводы, что гномиха с мужем направляются в какое-то подземелье. Как-бы логично. В сказках гномы всегда там тусуются. Но мне-то не совсем туда. Хотя с другой стороны, где и у кого искать помощи? А эта баба-огонь с добрыми золотистыми глазами и раскрытыми руками внушает доверие и надежду, что не все еще потеряно. Мне бы только с силами собраться, да обдумать все как следует.

«Кто не рискует, тот вообще ничего не пьет» — решила я и пошла за гномихой по имени Синма.

Она по-хозяйски схватила меня за руку и потащила сквозь заросли.

— Кирий? — крикнула она муженьку.

Гном тут же отозвался, а Синма взяла левее, следуя по звуку.

— Отвернися в иную сторону.

— Чего? — не унимался любопытный гном.

— Сказано — отвернись.

Гном что-то неразборчиво проворчал, но больше спорить не стал. Ага, с такой, как она, поспоришь.

Когда мы вышли к тележке, моему удивлению не было предела. Во-первых, как оказалось, здесь была тропка. Узкая, заросшая сорняками, но была. Как я могла ее не заметить? Ведь совсем рядом бродила.

Ну, а во-вторых, лошадь, которая была впряжена в повозку, заставила меня даже рот открыть от изумления. Странное существо, внешне напоминающее лошадь, было покрыто змеиной чешуйчатой кожей черного цвета. Морда была вытянутой с сильно-выпирающими надбровными дужками, а гривы вовсе не имелось. Зато позади мелькал хвостик с пушистой кисточкой, на подобии львиного.

— Ты чего застыла? Лунмы что ли испугалася? — поразилась гномиха, доставая что-то из повозки. — А ты сиди. Не оборачивайся пока.

Последнее относилось к мужу. Гном — маленький, худенький и скукоженный — сидел ко мне спиной, послушно опустив голову вниз. А Синма тем временем вытащила большую темно-фиолетовую шаль и протянула мне.

— Держи, девочка, закутайся хорошенько, да садися на повозку. Нечего на демонских землях задерживаться.

Выполнив указания, я еще раз с опаской взглянула на неведому зверюшку и уселась в самом конце повозки. Чтоб если что, сразу сигануть в заросли.

— Вот, познакомься, — Синма ткнула мужа в плечо и кивнула на меня. — Это супруг мой, Кирий.

— Она по-нашевскому молвит? — удивленно шепнул гном жене, будто я не сидела рядом и не слышала.

— Молвит, молвит, — отмахнулась та, с интересом уставившись на меня. — Ну, рассказывай, горемышная, как зовут, откуда? Что случилося с тобою? Каким злым роком тебя в Огненное занесло-то?

Я с опаской переводила взгляд с гнома на гномиху, которые, затаив дыхание, ожидали ответа. И что им сказать? Правду? Эх, нет, будет как с тем демоном-рыбаком. Как только они услышат имя Фатула, тут же испугаются неминуемой расправы деспота и захотят отвести меня в замок. А я пока не могу туда вернуться. Помимо того, что мне было страшно снова попасть в лапы монстра, в голове словно эхом звучал тихий настойчивый шепот, твердящий, что возвращаться нельзя. Не сейчас. Мне даже казалось, что это Гром на расстоянии меня оберегает. Мысли о рыжике тут же заставили изнывать сердце от боли, и я громко всхлипнула, разражаясь новыми рыданиями. Закрыв глаза, уткнулась в ладони. На мои плечи опустились теплые руки, заставив вздрогнуть от неожиданности.

— Поплачь, деточка, — ласково произнесла гномиха, понимающе кивая головой. — Поплачь, да все забудется.

От той доброты и заботы, что излучал ее голос, стало немного легче.

— Силаной меня зовут, — кивнула я. — Откуда не помню. Память потеряла.

Синма недовольно покачала головой, прицокивая, и начала успокаивать еще активнее, наглаживая мои волосы.

— Ну, ничего. Раз по-гномьи молвишь, то точно родом из Подземного. И выговор у тебя чистый, значит, долго там жила. Наверняка вся твоя родня оттуда, ищут тебя. Вот доберемся до западного портала, переминем проклятые земли, да дома будем. А там, мож, и вспомнишь чего. А не вспомнишь, так мы тебя к знахарке отведем. Травки лечебной попьешь, оздоровишься. Все хорошо будет, бедолажечка ты моя. А все плохое забудется, да с веками сотрется в пыль.

Ее тихое нашептывание, хоть и не совсем ясными словами, меня успокоило и вогнало в какой-то расслабляющий транс. Возможно, я даже задремала, потому что, наконец, наступило спокойствие.

В чувства меня привел шорох и странный звук — будто рядом работал двигатель. Открыв глаза, поняла, что мы все так же неторопливо тряслись вперед. Подле меня лежала Синма, а страшный рев исходил из ее горла. Гномиха храпела громче, чем целая рота мужиков. А вот Кирий, заметив движение, застыл, глядя на меня лупатыми испуганными глазами. Проследив за его рукой, которая зарылась в кожаный мешок, сделала выводы, что гном что-то затевает.

С опаской покосившись на Синму, он мимикой призвал меня к молчанию и вытянул из мешка тканевой сверток. Нос сразу уловили запах еды, а в животе предательски заурчало. Гном тихонечко пододвинулся ближе, боясь разбудить жену, и развернул ткань, представляя моему взору большой кусок мяса, очень похожий на буженину, которую готовила маман. Кирий оторвал кусок и кивнул мне.

— А можно? — насторожилась я, вспомнив, как он испуганно зыркал на Синму.

Тот опять на меня шикнул и активно закивал, мол, бери уже, только не говори ни слова больше. Тихонечко, словно воришки, мы пожирали мясо, одновременно косясь на гномиху. Мне даже смешно стало. Слопав весь кусок, гном довольно улыбнулся, а затем хитро мне подмигнул и снова запустил руку в волшебный мешочек. Интересно, может, у него там и яблочко найдется?

Но вместо фрукта Кирий вытянул бутыль, наполненный чем-то больно уж похожим на самогон. И только мужичок потянулся к пробке, как раздался громкий приказ:

— Положь!

Я вздрогнула, а гном и вовсе побелел, посерел и, казалось, поседел еще больше. Синма все также лежала, не открывая глаз, всем видом изображая сонное состояние. Даже храпела еще секунду назад.

— Опять к знахарке поведу. Никакого нет покоя от тебя, старый пьянчуга, — запричитала она, переворачиваясь на бок и поджимая коленки.

— Не надо к знахарке, — недовольно пробубнил гном, отползая к поводьям. Он еще что-то неразборчиво шептал себе под нос, а гномиха открыла глаза и тяжко вздохнула.

— Пьет, — призналась она. — Сколько лет с ним мучаюсь, сколько борюсь, к знахаркам вожу, настоек даю — ничего не помогает.

— Так кто ж настойки в наперстках дает? — возмутился Кирий со своего места. — Кубками надо. Тогда и помогать будет!

— А ну цыц! — шикнула на супруга гномиха, а я еле смогла сдержать смешок.

Кирий опять забубнил, а Синма тяжко вздохнула.

— А ты-то как? Отошла? Вспомнила чего?

Я тоже вздохнула и отрицательно покачала головой. А потом подумала, что это хороший повод разузнать всего и побольше, тем более, дорога предстоит длинная. Устроившись поудобнее на теплой шкуре, которой была устелена повозка, я начала задавать вопросы:

— А что это за чудо такое? — кивнула на змееподобную лошадь.

Гномиха нахмурила брови.

— Что, совсем ничего не помнишь? — уточнила она.

— Не-а. Только имя свое. А вы мне, теть Синма, расскажите все. Что это за мир такой, как тут живут, чем занимаются? А то я ничего не понимаю. Как чужая здесь.

Гномиха опять недовольно покачала головой, вздохнула, а затем тоже примостилась и начала рассказывать. Чем больше она говорила, тем больше я понимала и еще меньше верила.

Оказывается, животное в упряжке зовется лунмой, это здесь такие лошади. Они очень добрые и послушные, а еще сильные и способны перевозить очень большие грузы. По версии гномихи место, куда я попала, называется Тарта. То есть, у ада еще и название есть. Мир этот делится на королевства, в которых правят древние династии. Древние в прямом смысле, потому что цифры, которые она озвучивала, поражали своей немыслимостью.

— Самое первое — Темное королевство. Там эльфы темные живут. За ним Светлое — пристанище светлых. Только они враждуют сильно уже как три тысячи лет, войну, говорят, затевают. Хоть бы нам не досталось, мы-то, гномы, по соседству от светлых живем, — рассказывала гномиха.

— Хех! — подал голос Кирий. — Пускай только попробуют нашу защиту пробить. Подземное королевство никому не под силу свергнуть.

— А-ну, цыц! — прикрикнула Синма. — Так вот я и говорю, мы с этими ушастыми по соседству живем. А опосля проклятые земли идут, там твои потомки и жили. Но больше пяти тысяч лет назад король Брадур уничтожил свое королевство, наслав проклятие на всю Тарту. Вот и до сих пор оно не снято. Маги нынче слабые, на грани вымирания…

— И если бы гномы их у себя не приютили, — влез в разговор Кирий, — то и тебя бы на свете, девонька, не было б.

— Да смолкни ты уже!

Так я узнала, что место, в котором я оказалась, никакая не преисподня, а всего лишь одно из пяти королевств на Тарте, где обитает рогатый народ — демоны. Демонов, по словам Синмы, никто не жалует. Они агрессивные, хитрые и двуличные существа, от которых можно ждать подлянки в любой момент. Хотя еще совсем недавно (!), триста лет назад, Огненное королевство было очень развитым и богатым. Многие маги даже селились в демонских деревнях и городах, не боясь коренных жителей. А с приходом к власти короля Фатула все королевство пришло в упадок, земли, города и люди обеднели, стали злыми и жестокими. Теперь здесь процветает все то, что в моем мире попадает под статьи Уголовного кодекса — бандитские группировки, рэкет и коррупция. За это я возненавидела Фатула еще больше. А также возникло множество новых вопросов. Откуда вообще взялся этот гад, и кто был до него? Но Синму перебивать не стала, а внимательно слушала все по порядку. После Огненного королевства располагалось Затуманное. Там обитали драконы, о которых гномиха мне рассказала подробнее. Зеленые, красные, черные, серебряные, золотые и даже алмазные — я узнала о них все. И какие способности имеют, и сколько веков живут. Самые крутые, конечно, алмазные, королевского рода. Они здравствуют до шести тысяч лет. Невероятно! Их король, Райнэйт, сейчас в закате своих сил и на днях должен объявить наследника престола. Вся Тарта с нетерпением ждет этого события. Многие ожидают, что новой королевой станет его дочь, Морэна, но ходит молва, что драконица смертельно больна, и правление перейдет какому-то третьему племяннику Райнэйта.

— А что про демонов расскажете? — наконец, спросила я, дослушав все сплетни о драконах. — Какая у них история?

Синма потерла подбородок и снова удивленно покосилась на меня.

— А про магов узнать не хочешь? Ты ж ведьма, так? А про своих предков и не спрашиваешь ничего, все о демонах, да о демонах.

— Да что ты пристала к ребенку, — вступился Кирий. — Сделали ей что-то эти рогатые, обидели. Разве не видишь? Вот и хочется ей больше узнать. Как мой дед говорил: «Про друга знай мало, про врага — все».

Гномиха закатила глаза, но на удивление спорить не стала.

— Демоны — самый воинственный народ, — продолжила она рассказ. — За всю историю не было и века, чтобы Огненное жило в мире.

— Что ты брешешь все время? — разошелся муженек. — Вон Реаркадаш правил?

— Правил, — кивнула Синма.

— Войны были? — спросил гном.

— Так эта… — гномиха задумалась, а потом и вовсе разозлилась. — Не лезь в разговор, дурень старый. Ишь какой! Уши навострил, и слова супруге не дает молвить.

Кирий забубнил в привычной ему манере, а Синма, вспомнив что-то, оживилась.

— Первые пятьсот лет правления короля Реаркадаша может и было спокойно. Не до войн с соседями было, он ведь о своих землях заботился. Порядки наводил. И навел. Суровый правитель был, но справедливый.

— Он умер? — догадалась я.

— Да, — кивнула Синма. — Триста лет назад, кажется. Хворь его одолела, а сын его, Фатул этот треклятый, как раз к правлению подрос.

— Этот как?

— Дак двести годов ему исполнилося. Только из пеленок вылез, и сразу корону на голову надел.

Я попыталась себе представить двухсотлетнего «малыша», который только вылез из пеленок, и сделала выводы, что либо они все здесь спятили, либо я. Это их времяисчисление просто нечто.

— Интересно, а мне сколько лет дадут? — прошептала про себя, но гномиха услышала и сразу дала ответ:

— Молодая ты еще. По взгляду вижу. Лет триста, не больше.

Я в шоке округлила глаза и нервно хмыкнула.

— Ну, спасибо.

— Ты дальше рассказывай, дальше, — подогнал Кирий.

Баба-огонь пригрозила ему кулаком и произнесла:

— Да что рассказывать-то? Как сын у Реаркадаша родился, так с королем неладное стало происходить. Ходят слухи, что его прокляли или под заклятием каким держали. От того он, наверное, так магов и невзлюбил. Началися гонения по всему Огненному. Магов, знахарей и даже лекарей, которые селилися целыми деревнями, казнили на месте. А ведь Реаркадаш прекрасно знал, что народ этот и так без дома, без пристанища, вымирает. Беречь вас, магов нужно, а не сотнями истреблять. Вот потому и помер он через двести лет после этих гонений. Никак прокляли его. Оттого и королевство демонское сейчас в упадке. Послал им Виктус правителя жестокого, жадного и глупого, чтобы отомстить за своих детей.

— То есть, маги — дети Виктуса? — уточнила я. — Как это? Это же просто планета.

Гномиха тяжко вздохнула, будто глупому ребенку одно и то же повторяет.

— Виктус — магическое светило, а Марион — мертвое. Виктус Тарту подпитывает магией, а Марион дает дневной свет. Так говорят, что маги — дети Виктуса. Все тартарийцы отличны друг от друга. Эльфы владеют стихиями и едины с природой, гномы — дети земли — сильнее и мудрее остальных.

— И богаче! — добавил Кирий.

Синма отмахнулась и продолжила:

— Демоны подчинили огонь, драконы — небо. А маги были самым могущественным народом. Они умели впитывать энергию Виктуса, копить ее в себе и направлять в нужное русло. Кто лучше умел лечить и знахарствовать, кто боевой силой обладал, а кто с мертвечиной водился.

Я скривилась, представив себе этот ужас.

— Были и такие, кто всеми силами обладали. Самые могущественные — те, кто рождалися в День Виктуса. Каждые две тысячи лет в такой день светило наше становится могущественнее, чем когда-либо, и энергия льется через край.

— Про Брадура расскажи! — подсказывал Кирий.

— Вот я и говорю, сильнейшие маги в День Виктуса рождалися. И король Брадур таким был. Все мог. Боялися его все и ненавидели за силу.

— Затем, что ни к чему одному магу такой силой владеть, — добавил Кирий. — Погубил он всех нас. Всю Тарту во мрак вогнал.

Синма молча кивала головой, потупив взгляд.

— А как погубил? Что он такого страшного сделал?

Теперь это были не просто вопросы из чистой вежливости, стало действительно любопытно. То есть, получается, мне, как существу, впитывающему энергию Виктуса, положено много магии, а из-за этого Брадура у меня ее почти нет. Надо разобраться!

— Так уничтожил же вся и всех, остолбень похабный, — запричитал Кирий. — Все королевство снес, да земли, да люд свой. А опосля собрал магию, коя на землях тех была, в артефакт древний, и сам этот свет покинул.

— Да жив Брадур, — вмешалась Синма. — Жив он.

— Сплетни все это, — оборвал гном. — Давно он помер, да магию с собой к Виктусу забрал. Нам только проклятие свое оставил да пророчество лошее.

— Ничего не лошее, — возразила гномиха и демонстративно отвернулась от мужа, чтобы продолжить урок истории.

— Король Брадур призвал магию со своего королевства в древний артефакт — большой камень. Ходит молва, что камень тот откололся от Виктуса и упал на Тарту. На месте, где он упал, маги построили замок, а вокруг создали столицу — Казандрию. И весь королевский род был силен и могуществен, ибо черпал силы из того артефакта. А Брадур же, наоборот, отвернул камень так, что тот стал силу забирать, пока не сгасил все королевство. Остались только те маги, которые странствовали по землям соседним. Когда же узнали они, что дома их больше нет, собралися одной общиной, чтобы возродить свой народ, только пристанища им нигде не было.

— Пока гномы не приютили, — гордо вскрикнул Кирий.

Вот оно как получается. Один чудак целое королевство уничтожил.

— А зачем? Какая была причина у Брадура?

— Эх, — вздохнула гномиха. — От горя. Потерял он дочь свою любимую, долгожданную. Полюбил Брадур дочку тогдашнего короля Такира. Но добра от короля не получил и взял принцессу силой. А когда та разрешилась, Такир убил отродье Брадура. Ненавидел он его. А Брадур за это короля погубил, корону его забрал, да на дочери женился. Вот только принцесса Гривельда, ставшая королевой, ума разума лишилася. От горя своего рассудок потеряла. Жестокой стала, темные времена на земли магов опустилися. Опосля двести лет погубил Брадур и Гривельду. Да и все королевство за ней.

Синма еще долго рассказывала историю королевского рода магов. Мне до такой степени было интересно, что я с головой погрузилась в эту атмосферу, даже почувствовала себя на месте Гривельды. Как много горя ей довелось пережить. Может она и не любила того Брадура? А может, у них все произошло так, как у нас с Громом? Я ведь сначала тоже испугалась демона, а сейчас даже не допускаю мысли, что он погиб. Мне кажется, я этого не переживу. Этот грубый неотесанный дикарь нужен мне. Я чувствую в нем родную душу, свое спасение, свой дом. А ведь хотела же того чувства, которое цепляет сердце так, что трудно дышать. Всю жизнь искала и ждала. Вот она, любовь. Только я упустила ее, едва поймав.

— Ну что опять загрустила? Давай, рассказывай, что с тобою сталося-то?

Гномиха полезла в кожаный мешок, доставая еще один сверток, а я, оглянувшись по сторонам, поняла, что наступили сумерки. Казалось, этому полю не было ни конца, ни края. И чем дальше я отдалялась от Грома, тем паршивее себя чувствовала.

— Мне вернуться надо, — неожиданно для себя произнесла я.

Кирий дернул за поводья, заставляя лунму остановиться. Существо недовольно фыркнуло и слегка повернуло голову, зыркая на меня одним глазом. Гном и гномиха тоже смотрели. Удивленно так, подозрительно.

— Эт еще чего? — возмутилась Синма. — Чего тебе там делать, у рогатых этих? Ты разве не знаешь, как они с девушками обращаются? Жестокие у них мужики.

— Знаю, — кивнула я, опуская взгляд. — Но мне нужно. У меня там друг остался.

— От лоха лободырная! — вскрикнул гном, но под суровым взглядом жены отвернулся, продолжая браниться уже тихонечко. Скорее всего, это означало «полная идиотка», с чем, в общем-то, сложно не согласиться. Мои же мысли озвучила Синма:

— И что ты там делать будешь? Одна? В дрантье этом? Без золотого в кармане, без поддержки? Ох, Силана, горюшко ты мое. Не справиться тебе одной. Заберут тебя демоны в гарем королевский.

— Какой! — вмешался Кирий. — Как только задум ее откроют, так сразу голову снесут. Демоны народ простой, на мечах разъясняются.

— Дело старый басалай говорит, — согласилась гномиха. Затем немного подумала и добавила:

— Тебе в Подземное надо. В Белбар град. Там много магов оселилося. Пройдешься, ознакомишься, может, кто из боевых тебе и поможет.

— А если золотых подкопишь, так сможешь и наемников на труд взять, — добавил гном. — У меня брат родной в королевской армии служит. Людей верных подыщет.

Советы были стоящими. Я понимала, что на это уйдет время. Много дней, недель, возможно, месяцев. Громилка все это время будет один, страдать без меня. Фатул опять обличит его в маску и закует в цепи. Возможно, вынесет жестокое наказание. О том, что он может снести ему голову, я отказывалась думать. Гром настолько большой и опасный демон, что король уже давно должен был лишить его жизни, избавиться от угрозы. Но зачем-то же он его удерживал, скрывал от всех. Наверняка Гром очень важный для Фатула. Ключ к чему-то. Король сохранит моему демону жизнь.

«В Подземное. Иди в Подземное королевство. Найди райра Шакарта. Найди…»

Настойчивый шепот в моей голове помог принять окончательное решение. Сложное, но разумное. Добрым словом и боевым топором гнома можно добиться больше, чем просто добрым словом. Так у меня будет больше шансов освободить Грома из плена. Я научусь пользоваться магией, познакомлюсь с другими такими же, как и я. Возможно, узнаю что-то новое о своих возможностях. И найду способ собрать целую армию, чтобы, если придется, снести нафиг этот чертов замок.

— Поехали! — твердо заявила я. — В Подземное!

Кирий улыбнулся, кивнул, дернул за поводья.

— А что это у вас тут, теть Синма? — кивнула я на сверточек.

— А-а-а! — довольно протянула она. — Проголодалася? Сейчас мы тебя откормим. Худорбышка ты моя.

А затем хитро мне кивнула точно так, как Кирий, и незаметно для мужа вытянула из мешочка самогон.

— И отогреем! — заговорщицки прошептала она.

Марион скрылся за горизонтом, и сумерки плавно перешли в ночь. Осталась лишь голубая планета, освещающая нам путь по ночной дороге. Кирий сказал, что сможет ехать всю ночь без остановки, лишь бы шайка демонов не напала. На что уже прилично веселая Синма ответила, что она с рогатыми расправится сама и одной левой. Притом детально описала, куда и зачем засунет их рога. А я, пребывая в том же приподнятом настроении, долго смеялась над ее шуткой. Гномы мне нравились все больше.

— Слушай, Сила, — шепнула гномиха, наклоняясь к уху. — А ты, это… к какой касте магов относишься?

Она спрашивала с такой секретностью, будто готовила вселенский заговор, не меньше. Я даже удивилась, с чего такая тайность.

— Не знаю, — честно призналась. — А какие они бывают?

— Ну, дык, разные. Боевые маги… там… некроманты, бытовыки… Ик! Целители… И еще эти… ну, как их?

— Прорицатели, — подсказал Кирий. Он был очень недоволен, что мы его не позвали в свою веселую компанию.

— Во! Что-то из этого в той или иной степени ты должна иметь… то есть, уметь, — пьяно протянула гномиха.

— Не знаю даже. Как-то раз я откинула назад демона, правда, с другим у меня ничего не вышло. Еще открыла замок и поломала люстру.

Синма заливисто рассмеялась, а Кирий подхватил ее смех.

— Вот оно как! Оказывается, новая каста существует! — произнес гном, чем вызвал еще больше смеха у жены.

— Ага! — подхватила она. — Маги-разрушители!

Да, действительно комично получается.

— Лучше бы я была целителем, — поникло произнесла, опять подумав о Громе. Ему нужна была помощь. Если бы он хотя бы позволил мне попытаться призвать магию.

— Так, может так и есть? — предположила Синма. — Только не пробовала еще? Ты ж память потеряла-то. Ну-ка, давай!

Гномиха оживленно кивнула, подсаживаясь ближе к Кирию.

— А ну, дед, давай поводья. Иди к Силане, пусть ведьма с тебя порчу снимет.

— Какую порчу? — возмутился тот. — Что ты, баляба, на голову свою баламошную надумала? Откуда-то порче у меня взяться?

— А ну, цыц! — вскрикнула она. — Пьешь же. Какой век не просыхаешь. Говорю, порча. Точно Дарка, сестра моя старшая, завидность пустила на тебя. Ее-то Жмачик не такой удалец. В дом денег не носит, да по бабам бегает, что весь Смагор переиначил.

— Синма! — начал было успокаивать гномиху муж. Да какой там! У женщины ревность вскипела, тут только соглашаться со всем нужно и отрицать в нужных местах.

— Ладно-ладно, — вмешалась я. — Попробуем!

Усевшись напротив гнома, постаралась настроиться на нужную волну. Магия откликнулась мгновенно, будто ждала, что ее позовут. Вот только что делать и как действовать — я не знала. Начала разглядывать мужчину перед собой. Старенький уже, седой, бородатый. Под луповатыми глазами большие, темные мешки, придающие ему немного печальный вид. Ну и нос картошкой — типичный гном из сказок. Ничего волшебного по-прежнему не происходило, и я закрыла глаза, погрузившись в полный мрак. Теперь, не видя гнома, почувствовала его присутствие рядом. Казалось, я увидела его душу, она собралась светлым комочком и с любопытством тянулась ко мне. Открытая душа, добрая. Моя магия бирюзовым цветом тоже потянулась навстречу.

Гном издал удивленный возглас, но я не стала прерывать контакт, слишком была увлечена новым открытием. Это казалось невероятным, что можно было увидеть и даже потрогать внутреннюю сущность. Магия окутала светлый комочек со всех сторон, пробралась в каждый закоулок, выискивая что-то чужое, лишнее. И таки нашла. В самой глубине души был черный сгусток, разрушающий Кирия. Интуитивно я определила, что это был соблазн. Мужчину было очень легко подбить на что-то, принудить, заставить. Он не сопротивлялся, наверное, даже забыл, как нужно отстаивать свое. Этот сгусток окутал силу воли, не давая той шанс на борьбу. Синма оказалась права, кто-то посодействовал тому, чтобы Кирий ослаб. Но кто и как — знать не могла. Зато попыталась убрать мрак. Магия вырывала его по частицам, а я чувствовала, что слабею с каждой секундой.

— Сила? — настороженно позвал Кирий. — Деточка, ты как? Что-то не очень здорово выглядишь.

Мне оставалось совсем чуть-чуть, мрак был побежден, а я так и не открыла глаза. Лишь почувствовала что-то мягкое под головой и погрузилась в сон.


***

— Силана! — раздался грозный крик над ухом. — А ну, вставай, балбеска малолетняя.

Не проснувшись до конца, я навела фокус на Синму. Гномиха, сверкая молниями, смотрела на меня недовольным взглядом.

— Не трогай ребенка, я сказал! — проревел Кирий. Да так властно, что у меня мурашки по коже пробежались, даже очнулась окончательно.

Гномиха и сама вздрогнула. От бабы-огня не осталось и следа. Она тихо наклонилась ко мне и прошипела:

— Ты что с ним сделала, блудоумь малая?

— Ничего, — начала отрицать я, вообще ничего не понимая.

— А ну, быстро верни мне моего Кирия. Этот, — она ткнула маленьким пухленьким пальчиком в спину гнома, — не мой.

— Синма! — грозно крикнул гном. — Сюда села. Быстро.

Гномиха недовольно поджала губы и поползла к мужу, предварительно пригрозив мне кулаком. А затем уселась рядышком с Кирием и застыла. Гном закинул ей руку на плечо, прижал к себе и смачно чмокнул в губы. Я даже зарделась от того, что стала свидетелем такой умилительной сцены. А Синма-то как засмущалась. Отмахиваться стала, возмущаться, на меня нервно коситься. Но Кирий всего разочек прикрикнул, и женушка снова затихла.

— На, вот, дорогу держи, — распорядился мужичок, вручая ей поводья. — А я отдохну малеха.

Перебравшись назад, ко мне, он улегся напротив и хитро подмигнул.

— И ты, Силанка, поспи. Рань ранняя, а дорога дальняя.

— А долго еще? — уточнила я.

— Вар град уже проехали. Еще два города, и к Парасане доберемся. А там через портал, и дома. Спи.

Гном зарылся в шкуру и тут же захрапел.

— Ох, Силанка, — запричитала гномиха, — ай да ведьма. И что ты со старым баласаем сделала-то?

И хотя она пыталась возмущаться и всем видом выражала недовольство, лукавый блеск в глазах ей скрыть не удалось.

Хоть утро и было ранним, я, на удивление, выспалась. Хорошенько потянувшись, поползла к Синме мириться. Уселась рядом, уставилась на хвостик лунмы. Веселенький такой, туда-сюда машет, точно как у льва.

— Ну и че? — кивнула гномиха. — Получилося-то хоть чего? Вчера как магию свою пустила, так и отрубилася сразу.

Я охотно пересказала женщине все, что чувствовала. Она сначала не поверила, но как про черный сгусток узнала, очень обрадовалась, что оказалась права на счет порчи. Это ее даже больше порадовало, чем тот факт, что Кирий уже здоров. А затем она опять притихла. И как-то с опаской на меня покосилась.

— Так ты, говоришь, тьму ту увидела?

— Ну, да.

— И согнать смогла?

— Наверное. Нужно еще раз посмотреть, чтобы точно убедиться. Я тогда все силы потратила, не помню.

— Ты, это, — начала она издалека, — никому не рассказывай про тьму.

— А что такое?

— Магия эта очень древняя и могущественная. Никому она не подвластна, та своей правдой живет и вселяется в подходящее ей существо, да за него мыслит. Говорят, в Брадура тьма вселилася, оттого он и разрушил все. Тьма это дело любит.

Она вновь окинула меня тем самым «не подходи» взглядом и прошептала:

— Сколько веков живу, ни разу не слыхала, чтоб кто тьму смог изгнать. Дивно это. Очень дивно. А ты, Силанка, не вспомнила, откуда родом, чьих будешь?

— Нет, — вздохнула я. — Не вспомнила.

Мне хотелось больше расспросить о этой темной магии, но по виду Синмы поняла, что тему она эту не любит. Сделала себе еще одну мысленную пометку. Уверена, больше об этом мне расскажут другие маги. Гномов расспрашивать и смысла нет.

— А расскажите мне, теть Синма, о Подземном королевстве. Как там живут? И почему название такое странное? Что, действительно под землей? — хихикнула я.

Ответ меня удивил.

— Ну, а как же? Под землей, конечно. А точнее, в горе Ириштар. А вообще, тащи мешок, трапезничать час. Сейчас тебе все поведаю.

Сначала она научила меня названиям всех городов, подробно рассказав о каждом. Так я узнала, что всего в горе Ириштар семь селений, и еще строится восьмое. Все они располагаются в виде пирамиды — один ниже другого. Лизвар — верхний город, столица. Там обитает королевская семья, элита и армия. На случай нападения королевские стражи всегда готовы отбить атаку, но по словам Синмы странникам проникнуть в гору со злым умыслом невозможно — стоит магическая защита. В этом же городе принимают иностранных гостей, устраивают ярмарки, вечеринки и разного вида развлечения. Но магов здесь не встретишь, они скрываются в нижних городах, чтобы не попадаться на глаза представителям остальных рас. Как я поняла, маги не доверяют никому, кроме гномов. В Рашкарбаре, Вурдейле, Белбаре, Эробэ и Смагоре живут гномы рабочего класса. Работяги, которые добывают ценные камни, минералы, среди них также известные на всю Тарту кузнецы. Изделия из гномьей стали ценятся выше остальных. Синма с Кирием родом из Смагора. А в Хурлеме, самом нижнем городе, располагалась королевская сокровищница. Но за последние века она стала настолько переполненной, что было принято решение построить еще один град. Мне было сложно даже представить масштабы гномьего богатства.

Синма умела рассказывать так, что все мысли отходили на второй план, а перед глазами стояла четкая картинка, как в кино. Всю историю от начала создания королевства, гномиха передавать не взялась. Да и я бы не запомнила всю многотысячелетнюю историю. Но все самые яркие события у гномов были связаны с магами, эльфами, или другими расами. Как я поняла, этот мелкий народ очень любил рассказывать о ком-то, но всегда умалчивал о собственных героях, а тем более злодеях.

— А три тысячи лет назад в Подземном скрывался нынешний король драконов, Райнэйт. Да не сам, а с эльфийской принцессой.

— Ох, ничего себе! — удивилась я. — А чего скрывались? От кого?

— Так девка эта, ветрогонка, охомутала принца, эльфов темных со светлыми перебранила, да к нам, в Подземное, скрываться. Ишь, какая! Дракона да без неба держала. Вот и сидели они взаперти веками, расправы эльфийской боялися.

— Так, теть Синма, с истории гномов плавно переходим к эльфам. Рассказывайте!

— Опосля расскажу, — нахмурилась она. — Вон, впереди городок демонский — Равэна. А нам в корчму заехать надо бы, харчей в дорогу прикупить. А то кто-то не в свое брюхо снедает.

Это был камень в мой огород, но я с ответом не растерялась.

— Так силы ж кто-то на муженька чьего-то потратил, вот и откармливает теперь брюхо второе!

Синма хитро улыбнулась и потрепала мои и так нечесаные волосы.

— Ты, это, ляг, согнись, в шаль укутайся и носа не показывай, — напутствовала она.

— Чего это? — возмутилась. Я уж думала встать, походить, ноги размять. Может, посмотреть хоть глазком, как демоны обычные живут. Интересно стало.

— Силана! — отозвался Кирий. — Делай, как велено. А ты, Синма в ноги ей сядь. Если спросят, скажешь, дочка наша, хворью болеет, спит все время.

Гномиха покосилась на меня, затем на мужа, после снова на меня. Мол, видишь, какой деловой стал. Но спорить никто из нас не решился. Уже когда я легла, а Синма укрыла мои ноги и навалилась сверху, мне доходчиво пояснили причину таких мер безопасности. Демоны, как оказалось, все… «того». Как я поняла, у них очень мало своих женщин, потому рогатые часто засматриваются на иностранок. Особенно в почете ведьмы, которые от них шарахаются, как от огня. А демоны же народ простой. Понравилась — беру. Вот и выходит, что женщин они крадут, насилуют, оплодотворяют, иногда коллективно, ибо даже иностранок на всех не хватает, и уже никогда не выпускают из семьи. Вспомнилась моя первая встреча с демонами. Те двое молодых братьев как раз собирались сделать меня своей женой. Ох, и повезло мне!

— Синма? — шепнула я, чтоб Кирий не слышал. Он нам строго настрого запретил болтать, пока из города не выедим. Но меня буквально загрызло любопытство, притом нельзя было сболтнуть лишнего.

— Га?

— А королева у демонов есть?

— Не, — шепнула та. — Король их королобый совсем опух, гарем себе две сотни лет назад заимел. С тех пор каждый десяток новую бабу привозит.

— Кошмар какой, — покачала я головой. — Бедные девушки.

— Они там как раз не бедные, — запротестовала она. — Че им? В замке живут, яства королевские трапезничают, наряды роскошные носят, да с королем раз в месяц свидываются. Не жизнь, а песня!

Да уж! Знала бы она, как мне петь хотелось в том гареме — визжать! От горя и отчаяния.

Миновав открытые деревянные ворота, мы заехали в небольшой демонский городок. Домики напоминали трущобы, на улицах было очень грязно, пыльно, я не заметила ни одного дерева или хотя бы кустика, все вокруг было серым и мрачным. Не сравнить с роскошной жизнью замка. Просто удивительно, какой дисбаланс. Демоны, облаченные в пыльные одежды, зло косились по сторонам, не минуя нашу повозку.

— А ну, спрячься, я сказал, — пророкотал Кирий, когда я слегка приподняла голову и выглянула глазком из-за борта повозки.

Ехали мы молча минут двадцать, а затем остановились.

— Так, вы тут сидите, а я быстро за харчами, — раскомандовалась Синма.

— Еще чего! — возразил Кирий. — Ты с девочкой останешься, я пойду. Да сидите тихо обе.

— Ишь, ты! Шустрый какой! Так я тебя и пустила. На последние золотые настоянки купишь, а нам девочку откармливать надо. Я пойду, сказала.

— Синма! — пригрозился Кирий. — Я тебя одну не пущу, так и знай. Там хмыстеней рогатых полным-полно. Тут сидеть будешь, девочку смотреть. Если что, кричите сразу.

Синма, если что и хотела сказать, промолчала и даже слегка покраснела.

— А что значит хмыстень? — уточнила я, когда гном ушел.

— Вор, — шепнула она. — Ишь, че творит? Волнуется!

Гномиха зарделась еще больше, едва скрывая улыбку.

— А раньше не волновался? — удивилась я. Не представляю, чтобы Кирию было все равно.

— Не. Кроме настоянки ничего старого басалая не трогало.

Через какое-то неопределенное время, за которое ничегошеньки с нами не случилось, гном вернулся с огромным свертком.

— Вот, красавицы, держите, — довольно произнес он, усаживаясь за поводья. Лунма тронулась, а гномиха с предвкушением развернула тряпичный сверток. От разнообразия вкуснятины у меня слюнки потекли, но есть пока нельзя было, нужно из города выехать.

— Синь? — ласково позвал Кирий, поворачиваясь к нам.

— Га?

— Вот, держи. У местного купца выторговал. Подаренье тебе.

Он ткнул жене маленький черный мешочек и снова отвернулся к дороге. Гномиха с недоверием и непониманием покосилась на меня, удивленно пожала плечами и развязала шнурочки. На ее ладонь упала маленькая серебряная брошь в виде какого-то цветка с нежно-лиловыми камешками. Очень тонкая и красивая работа.

Синма какое-то время молча разглядывала подарок, а затем посмотрела на меня полными слез глазами и прошептала:

— Спасибо тебе, Силанка, — смачно шмыгнула носом. — Доброе дело ты сделала.

— Пойдите, поцелуйте, — прошептала я, кивая на Кирия.

Гномиха снова зарделась, а затем сжала брошь в ладони и поползла к мужу. Мне так приятно было смотреть на эту парочку. Я чувствовала, как сильно их души привязаны друг к другу, как любят, чувствуют, страдают вместе. Надеюсь, теперь все будет хорошо, и они встретят старость в понимании и заботе о своей половинке. Стоило только подумать об этом, как в груди разгорелся знакомый жар, а голову пронзило резкой болью. Приглушив крик, я зашипела, закрывая глаза. Вслед за яркой вспышкой последовали ясные картинки. Они сменялись одна за другой очень быстро, но я смогла уловить смысл. Я увидела Кирия и Синму, на вид они были намного старше, чем сейчас. Гном сидел у постели, на которой лежала бледная гномиха. Вид у нее был болезненный, а гном, сжимая ее руку, плакал. После картинки потемнели, все вокруг затянулось мраком. Я увидела тело Синмы, объятое огнем, и стоящего на коленях Кирия. Когда на земле остался лишь пепел, он ушел. Я чувствовала его боль потери, мое сердце разрывалось вместе с ним. Он хотел приглушить эту боль, забыться, и нашел спасение в бутылке. Последнее, что я увидела, как старый, обнищавший гном просит милостыню, а как только получает золотую монетку, тут же тратит ее на алкоголь.

— Сила? — позвала меня гномиха, дергая за плечо. — Ты чего скривилась? Болит где?

Я распахнула глаза, тут же почувствовав облегчение. Боль отпустила, но понимание того, что этот кошмар когда-то случится, заставили меня сильно заволноваться. Я даже с места подскочила, но Синма меня тут же затолкала обратно.

— Погодь еще, — шепнула она. — Уже ворота проезжаем. Стражи там стоят. Молчи, спящей прикинься.

Я быстро уткнулась в мех, закрыла глаза и выровняла дыхание — сплю.

— Стоять, — раздался грозный голос.

Повозка тут же сбавила ход, пока вовсе не остановилась.

— Что везете?

— Ничаго, — протянул Кирий. — Жена, дочка, дом ехать.

И опять он кривляется. Может, специально их дразнит? Зачем?

— Слышь, Жаркараш, — хохотнул страж прямо надо мной, — гномиху присмотреть себе не хочешь? Молодняк!

— Больно короткая, — второй заржал, и смех у него был похож на клекот индюка.

— Куда нужно дотянется, — ответил первый, и теперь уже двое рогатых издавали страшные звуки.

Конечно, было противно, что обо мне говорят в подобной манере, я бы даже что-то им ответила, но сплю ведь. Молчать нужно.

— Нет, — раздался недовольный голос Синмы. — Не трогать. Дочка бальная, спать, кричать, снова спать. Дамой ехать к знахарю. Лечить, платить много. Хотеть жаниться?

Я едва не прыснула со смеху, представив выражение демонской морды.

— Больна, говоришь? Не-не, на такой жениться не хочу. Езжайте.

Повозка тронулась, а нам вслед звучали недовольные причитания демонов, мол, девок нет, одни гномихи остались, и те больные все.

Как только мы прилично отъехали от ворот, и Синма позволила мне встать, я все-таки не выдержала и рассмеялась. Гномы тут же подхватили мой смех.

— Ишь, уродьи какие! — вздохнула гномиха. — Как проблемы, так сразу хвост поджимают. Перевелся нынче мужик нормальный.

Кирий ненавязчиво прокашлялся, а Синма поспешила исправиться:

— Мне, вот, повезло! Пусть и тебе, Силанка, также повезет счастье свое встретить.

Настроение тут же упало. О Громе вспомнила и о недавнем видении. Получается, что я и прорицанием владею? Стоит ли рассказать Синме? Могу ли я как-то повлиять на будущее? Ведь если Кирию помогла, может, и ее исцелю? Нужно хотя попробовать. Это меньшее, что я могу для них сделать.

— А теперь кушать! — радостно объявила гномиха. — Силушку откармливать твою будем.

Развернув сверток, я начала наедаться иномирянскими вкусностями. Синма мне рассказала о всех продуктах и порадовала тем, что едят они, в основном, мясо птиц. А на гарнир почему-то медово-сладкие фрукты вместо соленых овощей. Но жаловаться я не собиралась, это было восхитительно вкусно.

— А чего вы с демонами так разговаривали?

— Как? — удивилась гномиха.

— Криво как-то.

— Дык, откуда ж нам ровно на демонском говорить-то? Я их язык только на первой тысяче годов освоила. А Кирий так и вообще трех слов связать не может. Не любим мы их, да в Огненное редко суемся. Это пришлось. У Кирия заказ редкий, к самому королю ездили, артефакт создавать.

— Не бреши! — вмешался гном. — Не артефакт то, а часы песочные. От и забаву себе пустолобый король нашел!

— А я тебе говорю, артефакт! Самый настоящий. Часы такие только для магии и годятся.

Я не особо слушала их очередной спор, а пыталась соединить все детали воедино и, наконец, понять, где я и как здесь оказалась. Другой мир, пять королевств, шесть основных разумных рас, два светила, среди которых одно магическое, и языки… У каждого народа свой язык, но я общалась с разными расами и прекрасно понимала, даже не замечая подвоха. У меня появились суперспособности, как у сказочной ведьмы. И все это после того, как я буквально утонула в озере, то есть фактически погибла. Но при этом я здесь и сейчас здорова, как никогда, в своем теле. Значит, все же не совсем погибла, а перенеслась? А еще был тот изумрудный свет, что манил меня. Мог ли он быть причиной моего попадания на Тарту? Мог ли кто-то специально вызвать меня сюда? Но кто? И зачем? Гром! Только ему я действительно нужна. Он сказал, что я освободила его магию огня, стала для него спасением. Тогда эти слова казались пустыми, но сейчас все вполне логично. Невероятно, конечно, учитывая, что в нашем мире меня бы упекли в психушку за подобные мысли, но все же… Все сходится! У меня здесь, в этом мире, важная миссия по спасению не менее важного демона. В том, что Гром необычный мужчина, я больше не сомневалась. Я с первой секунды почувствовала невероятную силу, манящую к нему. Нас притягивало, словно магнитом, и теперь ясно почему. Он меня призвал!

Как он там, мой дикарь? Я представила его мощное тело, сильные руки, теплый взгляд и хитрую улыбочку. Образ Грома возник передо мной, словно наяву, а в груди разгорелся пожар. Ощущение не было похоже на жар моей магии, я будто чувствовала огонь. Но тот не обжигал, а дарил приятное душевное тепло.

«Свет мой», — донесся тихий шепот. Я не верила, что это возможно, но со всем отчаянием потянулась на голос.

«Гром!»


Звала его, пытаясь уловить тонкую нить, которая вела к демону, но ничего не выходило. Он будто ускользал от меня, специально скрывался. Лишь на секунду показалось, что мой демон так близко ко мне, словно держит в своих объятиях, и я тут же почувствовала невыносимую боль, прожигающую мое тело и лицо. Громко закричав, отдаленно услышала взволнованные возгласы гномов, но очень боялась открыть глаза и потерять нашу с Громом связь. Он сам меня оттолкнул, полностью исчез. Не осталось больше ни чувства его близости, ни душевного тепла, ни адской боли.

— Сила? Силанка? Святой Виктус, да что ж такое-то?

Синма хорошенько меня встряхнула, и я открыла глаза. Они с Кирием, склонившись, взволнованно меня осматривали.

— Что случилось, деточка? — спросил гном.

Я не смогла внятно объяснить, лишь расплакалась от беспомощности.

— Ему больно, больно, больно, — повторяла я, раскачиваясь в объятиях гномихи.

До дрожи стало холодно, а в душе зародилось мерзкое чувство страха. Я смогла дотянуться до Грома, образовать контакт. Но он знал, что я почувствую то же, что и он, потому отдалился. Опять меня защищает, а сам страдает. Но одно я знала наверняка — он жив.

— Ну, хватит, — успокаивала Синма, — больно реветь, девочка. Слезами беду не выплакать. Вот скоро до дому доберемся, там и будешь думать, как поступить. А сейчас не думай о том, не терзай сердюшко свое.

Я пыталась отстраниться, но не могла. Понимала, что Синма права, слезами я ничего не добьюсь, даже действиями. Мне нужна помощь. Только чудо способно спасти его. И я твердо знала, что должна добраться до Подземного. У меня было предчувствие, даже убеждение, что там меня ждет что-то важное. Не человек, а именно вещь. И это нечто поможет мне вытащить Грома.

«Потерпи еще немножко», — мысленно послала я, надеясь, что он услышит. «Я вернусь за тобой. Я тебя не брошу. Только борись».

— Ну, все-все, — нашептывала Синма. — Вспомнила, может, чего?

Я отрицательно покачала головой. О том, что я из другого мира, гномам лучше не знать. Пускай это будет наша с Громом тайна. Для остальных я Силана — ведьма без родни, дома и памяти.

— Эх, и ладно, — заключила гномиха. — Мож, и не надо оно тебе. Мне как-то знахарка одна поведала, что память защищает разум. Как что больно плохое случается, так оно и забывается усе разом. Защита такая, как его?

— Блок! — подсказал Кирий, возвращаясь к поводьям. — Не грусти, Силанка, ночью уже в Парасане будем. А там один шаг до дому.

— Нет у меня дома, — хмыкнула я. — Больше нет.

— А-а-а! — довольно протянула Синма. — Ты же не помнишь наверняка. Тьфу ты, пустолобая моя голова, надо ж было сразу обмолвиться. Всем магам новоприбывшим жилье свое полагается.

Я удивленно посмотрела на гномиху, а та добродушно улыбнулась и продолжила:

— Небольшое, но новое, да облагороженное. Гномы всем градом собираются, да строят с десяток домиков для магов по всем стандартам. С потолками высокими, чтоб ходить вам там удобно было. Так что, всегда какие-никакие дома пустуют. Тебе только град избрать нужно. Но мы с Кирием тебя с собой в Смагор забираем, так и знай! Рядом будем, освоиться поможем, в помощи никогда не откажем. Дружить домами будем.

Конечно, я не собиралась задерживаться у гномов, но новость была приятная. Свой маленький домик — это неплохо.

— Синма?

— Га?

— А можно будет, если что, с собой привести кого-то? Ну, в этот домик?

Та прищурила глаза и недовольно поджала губы.

— Рогатого?

Кивнула в ответ. Кирий что-то тихонечко пробубнил, а Синма недовольно покачала головой.

— На совет его выводить нужно. Староста наш местный решать будет. Но если он твоей парой истинной окажется, то можно.

— А как это? — оживилась я. — Как сделать его истинной парой?

Синма улыбнулась и кивнула мне, чтоб устраивалась поудобнее.

— Ложись, расскажу.

Я пыталась отвлечь себя чем-то, и очередная порция полезной информации была временным спасением.

— Пары истинные по зову души избираются. Но не каждому оно дано. Кто вообще не заслуживает такого дара, а кто просто распознать не умеет. Демоны и драконы чувствуют свои половинки всегда. Особенно драконы. Как их женщины на свет рождаются, так у них и зов просыпается. По всему миру искать будут ту единственную, пока не найдут. И тогда уже навек они неразлучны.

Я слушала ее с легкой улыбкой. Это было так сказочно мило и невероятно. То, о чем я тайком мечтала с юности. Что мамочка моя никак не хотела понимать, ибо сама не знала этого прекрасного чувства. Все ждут «того самого», с которым душа сливается в единое целое. Весь мир теряет свое значение, когда он рядом, держит тебя за руку и произносит самые заветные слова любви. Это чувство ни с чем не сравнится. Положение в обществе, титулы, богатство, роскошь… Это все пустое. Лишь бы найти Его. И, главное, не потерять.

— А демоны?

— Ох, демоны, вообще народ страшной. Они к парам своим, как к самому драгоценному относятся. Защищая, жизнь отдадут не раздумывая. Вот только редко у них эта связь случается. Демониц мало, а с другими души редко сливаются. Нужно, чтобы по духу пары подходили друг другу, а ты найди такую девицу, чтобы рогатого выдержать. Оно ж упрямое, твердолобое, само себе на уме, да не слушает никого.

Кирий громко хмыкнул, тем самым намекая, что описание Синмы очень уж кого-то напоминает. Я и сама еле сдержалась от смешка. А гномиха, нежно ткнув мужа в бок, продолжила:

— Вот и случается, что с одной демоницей сразу два или три демона в пары сочетаются. Так и живут одной семьей, если не убиваются за женщину. Демоны, они ж собственники, а делиться приходится. А те, кто пары не находят, то любую красавицу, что в душу запала, берут. Ох, и не счастливы те девки. Демоны мучают их веками, пока те не скончаются от слабости или горя.

Почему-то мне было легко представить несчастную жизнь избранниц таких гадов, как Фатул или Васерос. Но второй уже никого обидеть не сможет, а с первым мы с Громом еще разберемся.

— Эльфы, маги и гномы пару свою чувствуют редко. Я когда Кирия увидала, ничагошенько не ощутила. Ну гном себе, как гном. Борода короткая, щупленький, одни кожа да кости. А вот глаза добрые. Как заглянула в них, так и пропала. Зацепило меня что-то. Не знаю, уж, пара он мне, не пара, а с другим я себе жизни не представляю.

Синма хоть и говорила тихо, Кирий все прекрасно слышал и перебивать не смел. Очень уж был доволен словами супруги.

— Вы точно пара, — улыбнулась гномихе. — Я видела. Ваши души очень крепко переплетены.

Кирий обернулся и посмотрел на жену. В его глазах все также светилась доброта и необъятная любовь. Неужели все закончится так, как я видела? Нет! Не верю! В моих силах что-то изменить. Хотя бы попытаться предупредить их. Ну, хоть что-то.

— Теть Синь, а ну, сюда сядьте.

— А че такое? — насторожилась гномиха.

— А я вас тоже посмотрю. Так, для профилактики. Силушку мою уже откормили. Можно.

— Ну-у, — задумчиво протянула она, — ладно, давай.

Прикрыв глаза, призвала магию и точно как в прошлый раз она потянулась к душе напротив. Я вовсе не удивилась, увидев светлый комочек, которой излучал доброту и тепло. Душа не спешила касаться моей магии, она была несколько насторожена, даже напугана. А когда бирюзовый свет подобралась совсем близко, светлый комочек собрался в плотный шар и потемнел, оберегаясь. Такова сущность Синмы. Гномиха добрая и отзывчивая по натуре, но если чувствует угрозу, тут же готова напасть без разбору. Я пыталась выискать в ней что-то неестественное, что смогло бы навредить ей, но даже маленького сгустка мрака, как у Кирия, не увидела. Ее душа была чиста. Не чувствуя упадка сил, решила попробовать еще кое-что. Смогу ли я увидеть ее тело, как сквозь рентген? Возможно, дело в какой-то болезни? Рак, порок сердца, проблемы с печенью… Может, удастся что-то рассмотреть. Открыв глаза, попыталась настроиться на нужную волну.

— Ну? — кивнула Синма.

— Что там? — взволновано спросил Кирий. — Не томи.

Я не хотела их обманывать, но и правду сказать не была готова. Больно даже представить, какой будет реакция гнома.

— Душа чистая, теть Синь. Порчи нет. Хочу еще посмотреть, не бойтесь.

Гномиха закивала, а я начала смотреть на ее грудную клетку, представляя себе, как становится прозрачной кожа. Синма потерла ладонью то место, куда был устремлен мой взгляд и поежилась.

— Ой, больно. Запекло.

— Простите, — виновато произнесла я. — Что-то не то делаю.

— Ты это, — вмешался Кирий, — уймись, Силанка. А то еще дыру в женушке моей прожжешь. Довольно.

— Так она ж…

— Сказал — довольно, — непреклонно буркнул гном, когда Синма попыталась меня оправдать. Сканирующий эксперимент а-ля рентген не удался, но я даже и не думала отступать.

— Теть Синь? — шепнула я.

— Га?

— Вы если боль где когда почувствуете, сразу к самой сильной знахарке идите, ясно?

Та настороженно насупилась.

— Пообещайте мне.

— Да скажи уже, что там?

— Не вижу ничего, правда. Но предчувствие плохое. Обещайте.

Недолго думая, гномиха кивнула. Я не буду оставлять попытки изучить ее, а еще по возможности снова постараюсь вызвать видение будущего. Вдруг оно уже изменилось к лучшему?

До обеда мы ехали молча. То ли состояние такое сонливое, то ли каждому было о чем подумать. Оттрапезничав, Синма снова завела разговор про эльфов. Она рассказала, с чего началась вражда между темными и светлыми более пяти тысяч лет назад. Еще до проклятия Брадура они были единым народом и обитали в западной части Тарты. Темные были сильнее физически и магически, им подчинялись стихии, в то время как светлые считали себя детьми природы. Они говорили с растениями и животными, могли вызывать дождь, ветер или дневной свет. Но когда магия покинула Тарту, темные и светлые утратили свои силы, между ними начались разногласия. Тогда-то и решил эльфийский король из рода светлых выдать свою дочь за сына своего советника из рода темных. Для эльфов политически выгодный союз всегда был важнее чувств. Но принцесса Астерин не хотела мириться с таким положением дел и убила своего новоиспеченного мужа в первую брачную ночь. А затем сбежала в Подземное вместе с принцем драконов. Именно поступок принцессы положил начало бесконечной вражде между двумя кланами некогда единого народа. Светлые обвиняли темных во всех смертных грехах, а те, в поисках лучшей жизни, начали двигаться к западному побережью, где с веками образовали собственное свое королевство. Все остальные королевства приняли их автономию, но только не Светлое. Так и живут они до сих пор, светлые даже не пускают темных эльфов на порог своего дворца, где находится портал.

Про магические порталы гномы тоже рассказали. Они есть в каждом дворце. Это огромные волшебные арки — зашел с одной стороны, вышел с другой. Но сейчас с порталами в Огненном какие-то перебои, потому гномам пришлось брать в аренду повозку и переться через все королевство. Западный портал, ведущий в Подземное королевство, обещали починить за пару дней, как раз к нашему приезду.

— А портал не больно проходить? — расспрашивала я.

— Не, — отмахнулась Синя. — Так, немного голова кружится, да спать хочется.

— А если портал не починят, как добираться-то будем?

Синма с Кирием переглянулись и задумчиво смолкли. Почесав затылок, гном молвил:

— Ну так, обещались же.

— А так и нет дороги другой, — ошарашила меня ответом гномиха.

— Как это? А по земле?

— Дык, земли же проклятые за демонскими идут. Не ходят по ним, живыми никто не воротился. Одна только на порталы и надежда. За тысячи лет они ни разу из строя не выходили.

— Зарядят их магией, да и снова в ход пойдут. Не боись, — добавил Кирий.

Разговаривая о том да о сем, мы и не заметили, как наступил вечер. Почти двое суток в дороге, на трясущейся твердой повозке, сильно измотали, и как только Марион сел за горизонт, я уснула.

Казалось, только на секундочку сомкнула веки и сразу проснулась. Разбудили меня крики, от которых в груди зародилось скользкое чувство страха. Вскочив с места, запоздала поняла, что нахожусь в темном подвале. Опять. За углом раздавались возня и лязг металла. Ни Кирия, ни Синмы рядом не было, а я ощущала себя очень странно. Выглянув из-за угла, увидела битву демонов. Их было много, около десятка. Черные боролись с красными, и последние явно проигрывали. Сама не понимая, зачем, но я пошла вперед. Меня тянуло куда-то вглубь замка, а демоны вовсе не волновали. Двое черных пытались атаковать, но я просто сожгла их магией огня. И откуда его во мне так много?

— Ваше величество!

Красный демон подбежал ко мне, тяжело дыша и держась рукой за кровоточащую рану на груди.

— Нужно отступать, их слишком много.

Он явно ожидал моего решения.

— Эммм… Окей?

Похоже, собственные слова звучали лишь для меня, и больше никто их не слышал. Я совершенно не собиралась этого делать, но толкнула бедного раненного демона. Да с такой силой, что тот стукнулся о стену, упал на пол и уже не поднялся.

«Мамочки, ужас-то какой».

Обернувшись к остальным, отметила, что трое красных стойко пытаются отбить атаку противников. Ключевое слово "пытаются", но все равно проигрывают. Мои руки, живя своей жизнью, потянулись вперед, извергая огонь густым потоком. Горящие демоны кричали в предсмертной агонии, а все вокруг напоминало сущий ад. Ноги сорвались на бег и повели меня вдоль длинного холодного коридора. Я поднялась по лестнице и снова попала в эпицентр битвы. Черные демоны были повсюду. Словно посланцы смерти они уничтожали все живое на своем пути. Не долго думая, я призвала огонь. Во мне было столько злости и ненависти, что казалось, пламя будет вечно подпитываться этими чувствами и никогда не закончится. А затем я увидела его. Мужчину, скрытого мантией. Того самого, который привел меня к Грому. Незнакомец направлялся ко мне, держа в руках какую-то блестящую вещь. Лишь когда он подошел ближе, я смогла разглядеть сверкающий кристалл в форме пирамиды. Странно, но эта безделушка была мне знакома. И от того, что она оказалась в руках незнакомца, я разозлилась еще больше, даже почувствовала страх. Огонь вырвался из моих рук даже раньше, чем подумала о нем, но что-то пошло не так. Моя магия не уничтожила противника, а послушно поползла к нему и, собравшись комком около пирамиды, исчезла внутри. Я призвала ее заново, но больше огонь не откликнулся. Мое смятение сменилось осознанием и сущей ненавистью. Этот гад забрал мою магию. Выхватив меч из рук красного демона, я хотела атаковать врага. Сама не понимала, откуда во мне столько смелости, но еще больше удивилась, обнаружив, что в совершенстве владею мечом, который держу в руках впервые в жизни. Перед магом возникло сразу двое черных демонов, оберегая того от моего меча. Я тут же бросилась на них и так увлеклась, что потеряла из виду незнакомца, выкравшего мой огонь. Когда демоны были повержены, вора уже не было. Еще четверо красных стали около меня, отбивая атаку остальных черных. Они сильнее и быстрее нас, но я была слишком зла, чтобы так просто сдаваться. Шум, крики, лязг мечей вперемешку с болью, слабостью и ненавистью. Я кричала внутри себя, просила остановить все это, но казалось, собственное тело не слушает, а я лишь наблюдаю за происходящим со стороны. Сдалась. Наступила апатия и полное опустошение. Я была сильно ранена, но практически ничего не чувствовала. Осмотревшись, поняла, что осталась единственной выжившей среди этого кровавого месива. И меня снова потянуло вглубь замка. Проснулась необъяснимая тревога за кого-то, и я прибавила темп. Шатаясь, держась за стены и колонны, дошла до больших дверей в спальню. Лишь секунду помедлила, сделала глубокий вдох и вошла внутрь. Картина, представшая передо мною, заставила сердце застыть на мгновение. На постели лежало обезглавленное тело женщины, а рядом стояло самое мерзкое существо, которое мне доводилось когда-либо встречать.

— Фатул.

Я ненавидела его всем сердцем и прямо сейчас желала чудовищу самой жалкой смерти. Удивительно, сколько во мне было кровожадности.

— Светлана? — позвал знакомый мягкий голос.

Обернувшись назад, обомлела на месте. Передо мной стоял Гром. Одетый в красивые одежды, он казался таким величественным, но в то же время выглядел ослабленным и измученным. Демон выронил окровавленный меч и бросился ко мне. Очутившись в его крепких надежных объятиях, почувствовала такое родное тепло, окутывающее сердце и душу. Нам не нужно было слов, лишь прижаться друг к другу ближе и не отпускать. Казалось, все вокруг перестало существовать. Исчезли и кровавая обстановка, и ничтожный Фатул с его жертвой. Все вокруг потемнело, и нас окружили высокие столбы огня, бросая тусклые блики на лица. Гром слегка отстранился, заглянул в мои глаза и нахмурился.

— Ты не должна здесь быть.

Мне это не понравилось и немного обидело. Увидев его, я забыла обо всем, даже не задавалась вопросом — а “здесь”, это, собственно, где? Мне было все равно, главное, что он рядом. В безопасности. Со мной.

— Опять прогоняешь? — тоскливо спросила я.

Демон обхватил мое лицо ладонями и вместо ответа подарил страстный поцелуй моим губам. Я прикрыла глаза в блаженстве, позволив себе утонуть в его ласках. Нет, я не могла оставить Грома. Не уйду! Сильнее ухватившись за его шею, вжалась в мощную грудь, всем видом показывая, что не отцеплюсь. Это заставило его улыбнуться, а мое сердце биться чаще.

— Свет мой, — шепнул он и подхватил меня на руки. Я не видела, куда он идет — не могла оторвать глаз от его мужественного лица. Наверное, именно в этот момент ясно осознала, что влюбилась в рогатого мужчину. Страшно и смешно представить реакцию мамы, приведи я такого кавалера на смотрины. Но в том и то дело — мне все равно. Я лишь знаю, что он мой. Тот, с которым дыхание сбивается, сердце колотится в неукротимом ритме, а мысли парят где-то далеко. Тот, которым хочется любоваться дни и ночи, не отпускать, прикасаться, держать хотя бы за руку, а лучше пришить к себе навсегда. Я сошла с ума? Почему меня так сильно тянет к нему? Этот демон стал какой-то больной зависимостью.

Уложив меня на что-то мягкое, Гром навис сверху и снова потянулся к губам. Для нас больше не было преград, мы отдались своим чувствам и вскипевшему желанию. Мне так сильно не хватало его, этих сильных рук и пряного запаха кожи. Казалось, с ним происходило то же безумие, что и со мной. Он действовал нетерпеливо, ласкал грубо, отчаянно, словно в последний раз.

— Я не уйду, — шепнула демону.

— Я все равно найду тебя, — пригрозил он и резко развел мои ноги.

Даже отсутствие одежды на нас не заставили меня задуматься о нереальности происходящего. Отдаленно я понимала, что это обман сознания, но все равно хотела этого. Притвориться, хотя бы на короткий миг, что это все взаправду.

С резким толчком Гром заполнил меня, заставляя прогнуть спину и застонать от наслаждения. Это было почти также божественно, как наяву.

— Моя, — рыкнул Демон, жестко ухватываясь за мои бедра. Немного отстранившись, он вновь заполнил меня до отказа. Чистое блаженство разлилось по венам, затмевая разум.

— Силана?

— А-а-ах…

— Силанка, ты чего? Просыпайся, девочка.

— Ай!

Вскрикнув от резкой боли в районе предплечья, резко распахнула глаза. Еще с минуту тупо пялилась на ошарашенное лицо Синмы, пытаясь понять, откуда она здесь взялась. А потом, осмотревшись, поняла, что это я здесь, на старой повозке посреди Огненного королевства, а демон мой остался там, во сне.

— Ну, блин, — заключила я, готовая расплакаться от жестокой несправедливости. — Теть Синь, ну зачем?

— Че, зачем? Ты, вон, как тролль раненый, визжала, мы уж с дедом перепугалися, думали, случилося чего.

Издав звук отчаянного недовольства, я отвернулась от непонятливой гномихи и укрылась мехом с головой. “Громилка, вернись, а?”.

Я звала, пыталась заснуть, но сон, как назло, не шел абсолютно.

— Зараза! — бросила я сгоряча.

— Эй-эй! — тут же отозвалась гномиха. — Ты мне тут проклены не кидай. Иш, какая!

— А я говорил, — вмешался Кирий, — нечего ведьму из сна выгонять. Примета плохая. Да и не любят они этого. Мож, Силанка в астрал какой зашла, видение повидала, а ты… Эх, Синька!

— Что ж это за видение такое, что кричать как горящий дракон надобно? — недовольно заворчала гномиха.

Я не могла на нее долго злиться. Едва сдерживала смех. А еще мое настроение значительно улучшилось от осознания того, что у нас с Громом, оказывается, есть особая связь. Очень сильная и до жути реалистичная. Я предположила, что наши души покидают тела во время сна и находят друг друга в каком-то другом измерении — царстве снов. Раньше я бы покрутила у виска, сказал бы мне кто о такой возможности. Но после всего пережитого невольно начинаешь верить в чудеса.

В следующий раз обязательно позабочусь о тишине и покое на долгие-долгие часы сонного свидания с Бесом. Возможно, нам даже удастся поговорить и придумать, как освободить его.

— Да что уж там, — устало вздохнул Кирий. — Приехали уже. Вон и портальный дворец на горизонте светится.

Действительно, глубокую ночь освещали огоньки из высокого строения, которое виднелось вдалеке. На шаг ближе к своей цели. Главное, чтобы портал заработал.


Часть 3. Срывая маски | Дар Огня | Часть 5. Зов огня