home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 5. Зов огня

Как пояснил Кирий, Огненные территории самые широкие, а поскольку между порталами в столице — Даркгаре и Подземном королевстве очень большое расстояние, был построен еще один замок для переправы странников. Здесь можно было остановиться на ночь, перекусить, снять комнату, арендовать повозку с лунмой, в общем, все услуги для комфортного туризма. Добравшись до замка, гном первым делом отдал повозку со змееподобной лошадью. Зверь мне очень даже понравился, на прощание я решилась прикоснуться к его шкуре. Точно змеиная. Получив за лунму кое-какие монетки, которые на Тарте называются золотыми, мы все дружно с пожитками пошли внутрь замка. Я, кутаясь в огромную шаль, смотрела по сторонам с любопытством ребенка. Главный зал поражал своими размерами и красотой. Здесь было очень многолюдно, все скопились у двух больших арок, которые и были порталами в другие части Тарты. Мне это не понравилось. Всеобщий гул возмущенных возгласов однозначно говорил, что порталы до сих пор не рабочие.

— Постойте-ка туточки, — приказал Кирий. — Пойду у демона местного разузнаю всего.

Он оставил нас подпирать свободную колонну, а сам скрылся в толпе. Я рассматривала люд. Интересно было поглядеть на иномирских существ. Эльфы светлые, темные, с длинными ушами и волосами, демоны красные и рогатые, гномы бородатые, драконы высокие и мощные — сказочные персонажи поражали своим разнообразием. Были и тихие маги, которые держались особняком, скрывая свои лица под большими капюшонами. Одна фигура мне даже показалась знакомой. Я не могла знать точно, ведь его лицо и фигура были скрыты, но сердце заколотилось в быстром темпе от ощущения, что это тот самый маг из моего сна. Уже и не знаю, был ли то сон или реальность. А может быть, воспоминания? Не мои, а Грома. Это ведь был огонь моего рыжика. Он там дрался и у него незнакомец в накидке украл магию, заточив ее в пирамидку. А еще там был Фатул, он убил кого-то. Но кого? Кто эта женщина? Кем она была для Грома? Прежде чем во мне вспыхнула необузданная ревность, на смену пришли новые мысли, переворачивающие все с ног на голову. В самом начале воспоминания был демон, который обратился ко мне со словами “ваше величество”. Величество, блин! Выходит, Гром король?!

— Силанка, ты чего? Опять зависла в своем астрале? Даже хлебалово раззявила, так что тролль влезет!

Я на секунду отвела взгляд от мага, посмотрев на гномиху, а когда снова осмотрела зал, его уже там не было. Зато к нам живо подбежал Кирий и радостно сообщил:

— Портал весь день не работал, а вот только открылся. Да лишь в Подземное. Идемте быстрей, пока очередь не скопилася.

Пока гномиха тянула меня за руку, причитая о моем зависании в неподходящее время, я думала лишь об одном. Гром — король! Точнее, он был им до заточения, до того, как потерял магию и память. С ума сойти! Не верю! Хотя это многое объясняет. Во-первых, его единственного из всех рабов держали в маске. Зачем? Чтобы скрыть лицо! Чтобы никто из слуг или приезжих не узнал в нем короля! Во-вторых, он очень сильный. У драконов короли из алмазного рода, самые сильные, живучие и магически развиты. Почему у демонов не может быть так? Магия огня у Грома ого-го! И он сказал тогда, что я пробудила его, исцелила. Задумалась. А ведь огня Фатула я и не видела ни разу. Ох, мамочки! А может, Фатул не король? А кто тогда? Если допустить, что Гром истинный наследник престола, настоящий Фатул, то чего тогда у них лица разные? Совсем. Ни единой схожести. Кроме волос. Волосы-то у обоих рыжие. Тоже, кстати, признак большой магической силы. Значит, Фатул все-таки потомок королевского рода демонов. Родственник Грома? Кажется, я окончательно запуталась. Казалось, что ответ был совсем близко, но где-то был огромный пробел.

— Силана! Ну хватит уже летать! — вырвала меня из мыслей Синма. — Давай, очередь наша подоспела. Кирий первым пойдет, ты смотри, да за ним сразу ныряй. А я опосля.

Действительно, подбираясь гуськом, мы оказались у самой арки. Она была огромная, рассчитана явно на великана. Кто знает, может, у них и такие водятся? Кирий не стал ничего объяснять, а просто схватил сумки и прошел сквозь голубоватое мерцание. Затем исчез. Вот так просто, как по волшебству. Синма меня подтолкнула и закивала на арку.

— Не боись! Шкура не слезет!

Нервно хмыкнув, сделала шаг в неизвестность. Было немного щекотно, словно от чувства невесомости, но это продлилось всего секунду. Затем я таки оказалась совершенно в другом месте, где уже ждал Кирий. Даже не успела оглянуться, как меня в спину толкнула гномиха.

— Че стоим, очередь задерживаем? Двигайся, Силанка, нам в самый конец дворца надобно.

Обернувшись назад, увидела, как через портал прошел еще один гном, а сразу за ним голубоватое мерцание стянулось в обычную стену.

— Ничесе! — воскликнула гномиха. — Опять поломался! Святой Виктус, вот это нам повезло!

— А мож и не случайно все, — угрюмо подметил Кирий и подал знак двигаться за ним.

Пока я шла, изучала местную архитектуру.

— Это мы уже в Подземном?

— Ага! — довольно закивала гномиха. — В главном зале королевского дворца. Тут на днях такое было! Демоны черные пришли, да начали крушить все на своем ходу. Целителя какого-то искали.

— Нахалье твердолобое! — заворчал гном. — Наши их всех разом и положили. Брат мой, который в королевской армии служит, сам лично троих прибил.

— Та брешет твой Малик. Как всегда брешет, да перед девками красуется.

Кирий неразборчиво повозмущался и пошел дальше. Красиво здесь у них, как у демонов — по богатому, только со вкусом. Не успели мы и двух шагов сделать, как к Кирию подбежал другой гном. Знакомый, видимо.

— Одрий, здоров, дружище!

— Дня дивного, Кирий! Ах, Синма, красавица! Все цветет женушка у тебя! А это у нас кто будет?

На меня пал удивленно-заинтересованный взгляд, но баба-огонь тут же закрыла половину моего тела своими внушительными формами.

— Не тебе невеста, Одрюха! Домой к себе гостью везем.

— Ясно-ясно! — хитро улыбнулся веселенький пухлый гном средних лет с длинной черной бородой. — Долго же вы добиралися. Будь они неладны, треклятые порталы. А новостей сколько пропустили!

— Ну, и чего там? — поинтересовался Кирий.

— Так драконы вчера поутру нового короля к трону призвали. А Райнэйт к закату пошел.

— Ух, как! — с неподдельным интересом воскликнула Синма. — И кого? Из дальней родни? А дочка его как? Оправилася, горемычная?

— Дочка оправилася, да только оказалося, у короля сын еще был. Эльфийский потомок! Метис!

— Да шоб мне бороду киркой придавило! — воскликнул Кирий. Историю королевского рода драконов я слушала, как красивую сказку. Потому и сейчас было интересно узнать новую информацию.

— Король Райнэйт все эти века прятал сына, потомка эльфийской принцессы? Ай да драконья морда! — не унимался гном.

— И как люд его принял? — спросила Синма. — Драконы-то помеси родовые не сильно жалуют.

— Приняли за милую душу. Дык, король новый еще и жену представил. Не драконицу, а ведьму! Черную, тьмою объятую.

— Святой Виктус! — ужаснулась Синма, качая головой. — Что за времюшко лихое настало? Как же теперь народ Затуманного жить-то будет с таким правителем?

— Не наше то дело, — возразил гном.

Они еще перекинулись парой слов, попрощались, и чета гномов повела меня на выход. Я все никак не могла перестать думать о своем недавнем открытии. О жизни Грома, королевском роде и нашем будущем. А еще было какое-то непонятное предвкушение, будто меня ждет что-то весьма интригующее здесь, у гномов. Я буквально летела в неизвестность, как мотылек на свет.

Синма с Кирием без остановки обсуждали новости в государстве драконов. Я слушала краем уха. Конечно, интересно было, как это повлияет на дальнейший ход истории, но меня больше терзали проблемы насущные. Где найти магов, чтобы помогли мне?

— Ой! — вспомнила я.

— Что такое, Силанка? Отмерла, наконец? Я ж и говорю, дивно это, что королевою крылатых ведьма черная стала.

— Да нет, — отмахнулась. — Просто воспоминание пришло.

— Ну-ка! — обрадовался Кирий.

Я сосредоточилась, пытаясь вспомнить имя гнома, которое назвал мой демон, прежде чем выгнать из королевского замка. Он просил, чтобы я нашла его. Вот оно! То самое чувство предвкушения. Этот гном должен мне помочь. Только, как его…

— Кажется, я вспомнила имя своего знакомого. Райр Шкаф… Шарф… Шафт…

— Никакого Шафта не знаю, — нахмурилась Синма. — Да еще из рода знатного.

— Шакафт, наверное, — задумался Кирий. — Был такой советник у короля из рода Шакафтов. Две сотни лет назад скончался.

— Точно. Райр Шакафт, — поникла я. — И что же теперь делать?

— Дык, сын у него остался. Может, вспомнит тебя? Скажет чего?

— Да! Да-да-да! — оживилась я, готовая расцеловать гнома за радостную новость. Огонек надежды вновь заискрился, и появился боевой настрой.

— Идемте! Отведите меня прямо сейчас.

— Ой, не, Силанка, — вздохнула гномиха. — Уймись. Устали мы с дороги. Отпочить надобно. Да в порядок себя привести. Ты, вон, на чучело нечесаное похожа. В таком лохмотье и на порог родового поместья не пустят. Домой идем.

— Дело Синма говорит, — поддержал жену Кирий. — Отпочинем. Рань еще ранняя. Не примет тебя никто.

Я и забыла, что портал мы перешли в ночь. Здесь, в помещении, без дневного света и не чувствовалось время. Я думала, за пределами королевского дворца будет темень, но каким же было мое удивление, когда, выйдя наружу, обнаружила, что глаза буквально защипало от яркого света. Немного привыкнув, смогла получше осмотреться.

— Это просто невероятно!

— Хе! — хмыкнул Кирий. — Лизвар — столица наша. Всегда кристаллами светится.

Действительно, огромной высоты потолок был усеян разноцветными светящимися камушками, как поляна цветами. Свет, хоть и ощущался неестественным, все же излучал какое-то душевное тепло. Закрытое пространство вовсе не давило на мозги, и нехватки воздуха вовсе не ощущалось. Куда бы ни падал взор, всюду были эти кристаллы. На стенах, колоннах, даже домах. Точнее, маленьких домиках, будто сказочных. А еще здесь было очень зелено. На каждом углу усажен кустик или цветочная грядка. При освещении, как в самый солнечный день, даже мысли не возникло, что сейчас ночь за пределами горы.

— И что, всегда так светло?

— Ну да! — кивнул гном. — Только если горе какое случится. Тогда уж во всем Подземном кристаллы на сутки гасят в знак скорби. Последний раз в день смерти райра Шакарта и гасили.

— Точно, — вздохнула Синма. — Вспомнила теперь. Был такой советник у короля нашего. Мудрый гном, покой ему.

Разговоры о советнике заставили меня сконцентрироваться на важном.

— Так, быстренько домой. Отоспаться, поесть, помыться и сразу к сыну Шакарта, — скомандовала я.

— Ишь, какая! — устало вздохнула Синма. У бедняжки даже не было сил спорить. Они с Кирием просто повели меня дальше.

Немного прогулявшись, мы дошли до больших шахт, которые оказались лифтами, спускающимися в другие города. Один такой лифт по размеру напоминал мою комнату. И как оно работало — механически или магически — гномы мне даже не смогли ответить. Просто произносишь название города, и платформа спускается вниз. Никаких защитных дверей или решеток не было, потому я с опаской ухватилась за Синму и даже присела, чтобы не улететь.

Город Кирия и Синмы был помрачнее, домики не столь красивыми, а улицы не такими зелеными. Мы довольно быстро добрались до их жилья. Когда Кирий открыл передо мной ветхую дверь их старого обшарпанного дома, мое сердце защемилось. Гномы жили бедно. И некстати, именно когда я заходила внутрь, накатило новое видение. В нем я увидела Кирия. Немощного, старого, больного. Он, точно как и я сейчас, зашел в пустой дом, закрыл за собой дверцу и расплакался. Синмы рядом с ним не было.

— Силанка! — толкнула в бок Синма. — Ну ты посмотри на нее, опять застыла. А ну двигай! Я на пороге ночевать не собираюся.

Быстро пройдя внутрь пустой комнаты, отстраненно наблюдала, как гномы скидывают на пол сумки и снимают обувку. Мне снимать было нечего. Синма уселась на лавочку, которая была единственным предметом интерьера, а Кирий начал снимать с нее ботинки. Такая забота. Такая любовь. К глазам подкатили непрошеные слезы. Наверное, я слишком устала от этого всего. От перепадов событий и настроения можно с ума сойти, а тут еще эти гномы. Проморгавшись, твердо решила, что не позволю Синме вот так бросить Кирия. Как хочет, а бороться за свою жизнь я ее заставлю.

— Ну, пошли, — кивнул гном. — В гостевой тебе постелим.

Из коридорчика вела только одна дверь. Мне пришлось наклониться, чтобы попасть в следующую комнату, которая оказалась кухней. Печь, камин, стол с лавками — вот и все, что здесь было. Гномы, я смотрю, любители минимализма. Хоть обстановка и была бедной, но в помещении царил идеальный порядок. Я ничуть не удивилась, узнав, что Синма отличная хозяйка.

Но очень изумилась, когда Кирий достал из-под лавки огромный рулон ковра и начал его разворачивать прямо под моими ногами.

— А это что? — полюбопытствовала я.

— Так спальное место тебе, — закивала Синма. — А там у нас спальня.

Она смущенно махнула в сторону еще одной двери. Идти смотреть я не решилась, и так рассмотрела часть крохотной кровати через щель приоткрытой двери. На этом, как я поняла, жилплощадь заканчивалась. Все три комнаты — проходные.

— А туалет, там, ванная, где, если что?

— Купальня во дворе, — махнул Кирий в сторону окна. Подойдя к окошку у стола, увидела небольшой сарайчик.

«Да-а-ам… Это тебе не королевский дворец».

Но я бы ни за что не променяла спокойную жизнь в этой лачуге на статус секс-рабыни деспотичного короля. Если бы еще рядом был мужчина, который стал бы мне надежной опорой в этом мире. У меня даже есть претендент на эту роль. Всего-то нужно «свернуть горы» и «достать с неба звезду», чтобы добраться до него.

Гномиха принесла подушку, короткую простынь и одеяло. Меня все эти крохотные вещицы умиляли. Хорошо, хоть шаль была огромной, и служила мне одеждой и покрывалом одновременно. Синма сказала, что это подарок короля, потому он такой большой. А еще добавила пару «ласковых» слов в сторону рогатого.

Сонные и уставшие, гномы попрощались и пошли в свою “отпочивальню”. Через пару минут послышался громкий храп. Наверняка Синмы. Но это отнюдь не помешало мне заснуть, ведь какой стимул имелся — Грома увидеть.

Только голова коснулась подушки, я вырубилась. Это было так же легко, словно войти в другую комнату, где уже ждал мой демон. Обстановка была весьма мрачной, я вообще ничего не разобрала, кроме кровати, на которой он подозрительно спокойно лежал. Подойдя ближе, я застыла. К груди подобрался страх, а сердце предательски забилось. Гром выглядел странно. Его красная кожа посерела, словно выгорела. Лицо осунулось, под глазами виднелись темные круги. А прямые рыжие волосы отросли почти до плеч. Он не шевелился.

— Гром? — несмело позвала демона.

Реакции не последовало, и во мне зародилось некое сомнение. Неприятное, мерзкое чувство.

— Он жив, ведьма, — раздался знакомый шелест позади.

Резко обернувшись, увидела мага. Его черная накидка подсвечивалась тусклым бирюзовым цветом. Точно, как цвет моей магии.

— Что ты с ним сделал? — спросила я, чувствуя, как закипаю от ярости и безысходности одновременно.

Мужчина медленно приблизился ко мне. Не шел, а словно парил над землей. Это впервые он оказался настолько близко. Я застыла, будто пребывая под гипнозом. Моя злость стухла, да и все остальные чувства тоже, я ощутила апатию. Под полами его капюшона разглядела тонкие губы, изогнутые в кривоватой ухмылке. Я была вся внимание, желая услышать, что он скажет.

— Король лишился своей магии, — медленно прошептал маг. Он обогнул меня и, подплыв к Грому, склонился над его лицом. — Я сделал это.

— Я видела, — согласно кивнула. Злости, на удивление, не было, я просто приняла это как должное. Тут же возник вопрос, который поспешила озвучить: — Но зачем?

— Он мешал. Фатул должен был занять трон. Так мне было нужно.

Я отдаленно понимала, что это заявление должно было шокировать меня, но все же спокойно стояла и слушала мага:

— Это было давно, Светлана, — заговорил он. — Я много ошибок сделал. Не все из них успею исправить. Фатул не оправдал моих надежд, привел королевство к разрухе. Но теперь явилась ты.

Он снова приблизился и медленно положил свою руку на мою шею, и я позволила ему коснуться себя. Сердце забилось чаще в каком-то неведомом предвкушении, а в груди возродился жар. Моя магия тянулась к магу всеми частицами, но не смела покинуть меня. Я не хотела ее отдавать.

— Ты другая. Смелее, — неожиданно заявил незнакомец. — И ты поможешь мне вернуть старого короля.

Его слова вызвали облегчение и радость. Он же говорил о Громе. Возникло много вопросов, ответы на которые мне хотелось получить немедленно.

— Кто же ты?

— Друг, Светлана. Я тебе друг.

— А Гром? Он, правда, король?

Маг кивнул.

— Но сейчас он пленник Фатула, — поникла я.

— Что ж, — прошептал новоявленный друг. — Я привел тебя к нему раз. Приведу и второй. Но всему есть цена, Светлана. Ты готова платить?

А вот и подводный камень! Видимо о бескорыстной помощи этому мужчине неведомо. Взглянув на измученное лицо демона, который все еще безучастно лежал на постели, поняла, что риск того стоит.

— Готова, — уверенно заявила. — Что нужно сделать?

— О, тебе это понравится, — зазывно улыбнулся маг. — Синма.

Стоило ему произнести имя гномихи, как Гром пропал из виду, и на кровати оказалась моя знакомая. Синма выглядела не лучше. Точно, как в моем видении. Не хватало лишь Кирия рядом.

— Я не знаю, что с ней, — печально вздохнула.

— Я знаю. В нее пробралась Тьма. И с каждым годом она будет поглощать все больше и больше ее тела, ее души, ее разума.

Я перевела взгляд на гномиху и нахмурилась.

— Что это такое? Почему я не смогла это увидеть?

— Ты не там смотрела, Светлана. Тьма, как и Свет, является жизненной энергией, источником силы. Только Свет берет силу от земли и отдает живым. А Тьма, наоборот, забирает энергию живых, чтобы напитать землю. Живые не жалуют за это Тьму. Они боятся и пытаются ее истребить. Но баланс не должен быть нарушен.

Маг смолк, давая мне время обдумать сказанное. Баланс… Вот поэтому на Тарте магическое истощение. Этот баланс нарушен.

— Все верно, — шепнул незнакомец, будто смог прочесть мои мысли.

— Но чего не хватает? Тьмы или Света?

— Хм, — усмехнулся он. — Это нам и предстоит выяснить. Синма.

Он указал на лежащую гномиху рукой и продолжил:

— Тьма истощает ее. Только в тебе достаточно Света, чтобы исцелить гномиху.

— Что нужно делать? — решительно спросила я, не отрывая глаз от Синмы. — И как это поможет Грому?

— Светлана?

Раздавшийся эхом голос Грома заставил меня вздрогнуть и обернуться. Маг исчез, а в кромешной тьме я больше никого не видела.

— Громилка? — настороженно позвала. Он не откликнулся, но над ухом зашелестел едва уловимый голос мага:

— Тьма и Свет не могут сосуществовать в одном живом существе. Они разрушат Синму. Тебе нужен артефакт, Светлана. Найди артефакт.

Я обернулась на звук, но опять ничего. Кровать с Синмой тоже пропала, я оказалась во мраке.

— Света!

Яркие языки пламени вспыхнули вокруг, освещая пространство. Передо мной стоял демон. И больше никого не было. Вместе с этим вернулось и волнение.

Гром остановился, будто сомневался, я ли это. А я так же изучающе осматривала его. Такой, каким видела его в последний раз. Мой отважный, дикий воин.

— Гром!

Я осталась стоять на месте, боясь пошевелиться. Но мне почему-то захотелось броситься в его объятия. Я не могла объяснить этот глупый порыв. Просто чувствовала, как неведомая сила тянет меня к этому мужчине, призывая быть рядом. Несмело подошла и коснулась его щеки. Это было почти так же приятно, как наяву. Почти…

— Это правда ты? — вымученно произнес он, сжимая меня с такой силой, что стало трудно дышать.

— Ой! Отпусти, отпусти, живодер! А то от меня живого места не останется!

— Это ты! — облегченно выдохнул демон.

Когда хватка ослабла, и я отдышалась, на мое лицо легли теплые руки. Гром посмотрел в мои глаза и счастливо улыбнулся.

— А я знаю, кто ты! — хихикнула я. — Ваше величество!

Он тут же напрягся, а его лицо помрачнело. Видимо, новость его не обрадовала. Резко отстранившись, он взглянул на меня, как на ничтожество.

— Ты играешь подло. Даже от тебя я такого не ожидал, — выдал он.

Я в шоке открыла рот, задыхаясь от возмущения.

— Это я-то? — обернулась назад. Вроде больше никого нет. — Подло играю? Рогатый, ты че?

Гром напрягся, сжал кулаки и сделал два резких шага. Я его не боялась. Знаю уже, какой он вспыльчивый. Думала, подойдет, порычит, похрипит, да и поцелует. А он… Порычал, похрипел и душить начал. Больно, блин. Как взаправду.

— Ты не получишь артефакт. Я убью тебя, Брадур, — проревел дикарь в мое лицо. — Клянусь Виктусом. Если только попробуешь приблизиться к Свете, на том свете найду. Мразь!

— Сам дурак! — зашипела я, царапая его перекошенное от ярости лицо. — Отпусти, идиот!

— Силанка! Это что еще за дурь? А ну просыпайся мигом.

— Воду холодную неси!

— А-а-а! Какого…

— Гром!

Я осталась стоять на месте, боясь пошевелиться. Но мне почему-то захотелось броситься в его объятия. Я не могла объяснить этот глупый порыв. Просто чувствовала, как неведомая сила тянет меня к этому мужчине, призывая быть рядом. Несмело подошла и коснулась его щеки. Это было почти так же приятно, как наяву. Почти…

— Это правда ты? — вымученно произнес он, сжимая меня с такой силой, что стало трудно дышать.

— Ой! Отпусти, отпусти, живодер! А то от меня живого места не останется!

— Это ты! — облегченно выдохнул демон.

Когда хватка ослабла, и я отдышалась, на мое лицо легли теплые руки. Гром посмотрел в мои глаза и счастливо улыбнулся.

— А я знаю, кто ты! — хихикнула я. — Ваше величество!

Он тут же напрягся, а его лицо помрачнело. Видимо, новость его не обрадовала. Резко отстранившись, он взглянул на меня, как на ничтожество.

— Ты играешь подло. Даже от тебя я такого не ожидал, — выдал он.

Я в шоке открыла рот, задыхаясь от возмущения.

— Это я-то? — обернулась назад. Вроде больше никого нет. — Подло играю? Рогатый, ты че?

Гром напрягся, сжал кулаки и сделал два резких шага. Я его не боялась. Знаю уже, какой он вспыльчивый. Думала, подойдет, порычит, похрипит, да и поцелует. А он… Порычал, похрипел и душить начал. Больно, блин. Как взаправду.

— Ты не получишь артефакт. Я убью тебя, Брадур, — проревел дикарь в мое лицо. — Клянусь Виктусом. Если только попробуешь приблизиться к Свете, на том свете найду. Мразь!

— Сам дурак! — зашипела я, царапая его перекошенное от ярости лицо. — Отпусти, идиот!

— Силанка! Это что еще за дурь? А ну просыпайся мигом.

— Воду холодную неси!

— А-а-а! Какого…

Я резко подорвалась с места, в изумлении глядя на чету гномов. Они также настороженно смотрели на меня. Так и стояли молча, удивленно, пока я дрожать не начала от холода. В руках Кирия увидела ведро и подозрительно сузила глаза. Гном метнул взгляд в сторону и медленно ведерко за спину спрятал.

— Ну а чей ты кричишь-то? — возмутилась Синма. — Еще и сквернословишь. Да так, что всю округу чуть не всполошила.

Я вздохнула и виновато опустила глаза.

— Простите. Сон приснился… Неприятный.

Последнее слово процедила сквозь зубы. И невольно потерла шею. Как не было ничего.

— Так нечего спать до обеда самого, — запричитала гномиха. — Мы тебя тут с утра раннего будили, да ты все отмахивалась. Кирий, вон, уже и обед нам сготовил, да хату подмел, а ты все бока отлеживаешь. Лодарька. Астрал, у нее, видите ли.

А по виду ворчуньи и не скажешь, что хворает. Такая и Грому голову проломит. Поморщившись от противного бухтения, присела на лавочку.

— А я уж и на ярмарку сходить успела, — все пыхтела Синма. Затем взяла со стола бумажный сверток, перевязанный красной лентой, и вручила мне. — Во, одежд тебе приличных прикупила.

Я на радостях заулыбалась, пакет разорвала и достала что-то темно-коричневое с синими вставками. Платье. Неплохое, простенькое, легонькое, за местную сойду. А к нему и сандалии с кожаными ремешками. Тоже симпатичные. Счастливо улыбнувшись, я бросилась обнимать Синму. Благодарности моей не было предела. Отплачу! Все долги отдам! Та зарделась, засмущалась и снова за старое:

— А постель кто за собой убирать будет?

— Да уберу я, уберу! — засмеялась в ответ.

Быстро свернув все в рулон, засунула его под лавку и схватила свои подарки.

— Так, ну я в ванную пошла. Переоденусь.

— Иди-иди, — отмахнулась гномиха. — Да не задерживайся. Трапезничать будем, а опосля к Шакартам пойдем.

Быстро выбежав из домика, нашла на заднем дворе сарай, он же являл собой купальню. Внутри обстановка напоминала русскую баню, что мне очень даже понравилось. В углу была печь, уже растопленная. В центре стояла огромная лохань с водой. Не долго думая, стянула с себя огрызки ткани и с головой нырнула под воду. Вынырнула. Расслабилась. Задумалась. Сон свой вспомнила, анализировать начала. Только не ту часть, где Гром пытался меня задушить, а ту, где “друг” мне на уши лапшу вешал. Тьма, Свет, баланс. В этом, конечно, что-то есть. Логично. Но при чем здесь я? А Синма? От того, что я ее исцелю, разве баланс возобновится? А на Грома как это повлияет? Он пока душил меня, про артефакт какой-то говорил. А может он у этих Шакартов и спрятан? Не зря же Гром меня к ним послал.

— Нет, какой все-таки гад. Душить? Меня? У-у-ух! Я ему припомню. Вот доберусь до тебя, демон, схвачу за одноглазую змею, посмотрим, как ты запоешь..

Выговорилась, даже полегчало как-то на душе. Снова по своему рогатику заскучала. Зачах он там совсем. С ума сходить начал. Меня даже не признал. А ведь он нужен мне. И хотя я очень поверхностно понимала, как чисто гипотетически смогу ужиться с таким упрямым властным мужчиной, да еще и, как выяснилось, королем, все равно ни на минуту не переставала мечтать о том, что мы будем вместе. У меня давно на все было одно пояснение — это магический мир. И мыслить привычной мне логикой здесь бессмысленно. Какое вообще можно найти разумное объяснение тому, что я сама пришла к рогатому мужчине, способному испепелить взглядом в буквальном смысле? А теперь, находясь вдали от него, сердце разрывается от тоски, будто я знала его вечность. Будто любила всю жизнь. Магия. Это магия!

— Ничего, скоро все будет, — уверенно заявила я. — Хватит киснуть, собираться пора.

Рядом на лавке нашла кучу каких-то баночек с самыми разными запахами. На них были неопознанные закорючки, которые идентификации совершенно не помогли. Пришлось наугад пробовать.

— Та-а-кс, вот это с запахом розы на голову. Угу. А вот это, как молоко скисшее. Фуу. На подмышки сойдет. Ага. А вот это, как глина какая… масочка на лицо. Отличненько… А этим мятным зубы пополощу.

Еще несколько раз окунувшись, довольная вылезла из воды. Кожу немножко пощипывало, но я не придала этому значения. В конце концов, непонятно, из чего у них тут косметика. А мне думать некогда, я кушать хочу. Проголодалась сильно, и не терпелось приступить к поискам артефакта волшебного, демоновызволительного. Надев новые наряды, вернулась в дом.

— Святой Виктус! — воскликнула Синма, хлопнув в ладоши. Кирий тоже выглядел пораженным.

Я смущенно улыбнулась и, схватившись за юбку платья, покрутилась на месте.

— Меня теперь и не узнать, да? Хоть на человека стала похоже. Ну, то есть, на магичку. Или магиню. Ведьму, короче!

— Силанка! — охнула гномиха. Даже на лавку присела. А затем они с Кирием переглянулись подозрительно и как давай ржать. Вот тогда я и заподозрила неладное. А когда пощипывание на лице в зуд превратилось, вообще запаниковала.

— Зеркало мне! — завопила я. — Зеркало срочно!

Синма, хохоча во всю, ткнула маленьким пальчиком в сторону своей спальни, и я бегом бросилась искать, где бы на свое отражение посмотреть. Нашла трюмо, присела. Охнула, встала, не поверила. Затем набралась смелости, вздохнула и снова присела.

— Ужа-а-ас, — констатировала я.

Других слов не нашлось. Все лицо покрылось красными пятнами, брови и ресницы отчего-то стали ярко-синими, а мой обычный каштановый цвет волос у корней обрел грязно-розовый оттенок.

— Ну ужа-а-ас, — еще раз подтвердила.

В испуге бросилась проверять зубы и, убедившись, что все на месте и привычного цвета, облегченно вздохнула. Нет, они даже лучше стали — белые, как у моделей в журналах после фотошопа.

— Хоть с этим угадала.

— Силана, — позвал Кирий. Он вбежал в комнату с теми самыми злосчастными бутылочками из парилки, а сразу за ним все еще хохочущая Синма с огромным бутылем самогона.

— Нет, теть Синь, я пить не буду. А то точно расплачусь.

— Тьфу ты! Баламошка малая. Не пить то надобно, а моську твою пятнистую мазать.

— Ты что, читать не умеешь? — поразился Кирий.

Отрицательно покачала головой и таки не выдержала, разрыдалась.

— Эх, ты. Показывай, что брала-то.

Утерев слезы, с надеждой, что не все еще потеряно, начала тыкать пальчиком на баночки.

— Это на волосы. А этим ноги помыла…

Синма все это время не прекращала смеяться, а когда я указала на “кисленькую масочку для лица”, и вовсе по стенке скатилась. Ржала так, что весь дом содрогался.

— От, блудоу-у-умь, — протянул Кирий, и сам посмеиваясь.

Затем пальцем в закорючки ткнул и по слогам прочитал:

— Краситель для бороды.

— Синий! — отозвалась гномиха с пола, заливаясь смехом с новой силой.

А я перевела взгляд на свое отражение, присмотрелась к синим бровям и снова разревелась. Синма, хрюкая во всю, невнятно добавила:

— Хорошо… Охо-хо-хо… Хорошо, что я уплотнитель для твоей бородушки… Хи-хи-хи… Выбросила. Он уже просроченный был… Аха-ха-ха…

Представив на себе не только пятна, но усы и бороду, я отчаянно взвыла.

— А ну, смолкли обе! — грозно вскрикнул Кирий, привлекая наше с гномихой внимание. — Гляди-ка, развели тут истерику… Свербигузки!

Что оно такое — я не знала, но стало еще обиднее. Глянула на Синму — ей вроде тоже не понравилось. Решили вместе обижаться. Она на кровать села, я на стуле осталась. Губы поджали, надулись, сидим, молчим.

Кирий головой покачал, недовольно поцокал, что-то еще обидное пробурчал и схватил бутыль с самогоном.

— Куда! — спохватилась гномиха.

— А ну, цыц! — прикрикнул на жену Кирий.

Я-то уже спокойна была, точно знала, что зависимости у мужика нет. А Синма по привычке еще нервничала. Достал он пробку, взял чистою белую тряпочку с трюмо, смочил и начал меня умывать. Запах у самогона местного ужасный. Но зуд прошел моментально. Кожа тоже побелела, пятна сошли.

— А с волосами что?

С надеждой взглянула на гнома.

Тот руки развел, плечами пожал и “обрадовал”:

— Держаться месяц будет. Не меньше.

— А с бровями? — не унималась я.

— Еще дольше, — серьезно ответил гном. — Это тебе не розовый краситель для воды. Краска для бороды-то стойкая.

— Зачем вам вообще воду окрашивать в розовый цвет? А синяя борода? Кому нужна синяя борода? — разнервничалась я.

Синма с Кирием как-то странно переглянулись, и оба глаза отвели. Засмущались. Чего-то и мне как-то неудобно стало, решила больше не допытываться. Мало ли… Фетиш у парочки какой!

— Ладно, — тяжко вздохнула. — А исправить как можно?

— Брови перекрасить, — обрадовала Синма. И сразу добавила: — Но в инструкции сказано, что красить часто нельзя. Вообще повыпадать могут.

— Офигеть!

— Ну, дык, ты это… Морок наложи! — посоветовал Кирий.

Что оно такое, я не подозревала, но заинтересовалась. Начала допытываться, как да по чем, но гномы не знали. Они ж магией не владели. Решили меня после приема у райра Шакарта к знахарке знакомой повести. Заодно и про помощь разузнаю.

Еще раз взглянув на новую себя, я утерла слезы и немного смирилась. В конце концов, иногда полезно менять имидж. Для разнообразия.

Спешно проглотив вкусный обед, мы поднялись в верхний город, где располагались резиденции всех гномов знатных родов. Вот эта приставочка “райр”, как раз знатность и обозначала. А обычных гномов принято сайрами величать. Но это обращение на улицах звучало крайне редко, потому что, как пояснил Кирий, все друг друга знали. А если не знали, то и не обращались. Ну да, жила бы я четыре тысячи лет, наверное, тоже всех знала бы. Даже если учесть, что половина лица закрыта бородой, да еще и мода у них тут меняется постоянно. Кто в фиолетовый окрашивает, кто в… синий.

Дом райра Шакарта был большим и красивым, с высокими потолками, между прочим. Видимо, рассчитано для приема гостей иных рас. Я, честно говоря, думала, что меня как увидят с этими бровями, у виска покрутят и пошлют куда подальше, а нет! Миленькая гномиха в одежде горничной встретила нас очень вежливо. Попросила подождать внутри, где, как и у Синмы с Кирием, стояла одна лишь лавка. Буквально через несколько секунд к нам по лестнице со второго этажа спустился гном. Симпатичный, богато одетый молодой парень с коротенькой бородкой. Стоило ему меня увидеть, как он замер и всплеснул руками. В ярко-золотистых глазах, даже ярче, чем у Синмы, читалось восхищение.

— День дивный, великородная ниара! — воскликнул он, спустившись.

О, как! Я даже засмущалась немного. А когда гном подскочил ко мне и, схватив за руку, поцеловал, и вовсе зарделась.

— Зд-здравствуйте! — прошептала я, хлопая своими синими ресницами.

К счастью, гном на мой необычный вид внимания не обратил. Быстро обернулся к гномам, коротко кивнул и пригласил пройти в кабинет. И точно, как у четы гномов, в этом доме все комнаты были проходными. Это мне показалось странным. Пока шли, я и кухню увидела, и зал с музыкальными инструментами, и библиотеку, и даже оранжерею со странными растениями.

Добравшись до кабинета, молодой гном схватил меня за руку, подвел к диванчику, усадил. Гномов пригласил на другой диванчик, а сам за стол уселся.

— Чем могу быть обязан, ниара? Признаться, я очень удивлен такому знатному визиту.

Покосившись на Кирия, я получила поддержку в виде кивка и начала издалека. По сути, я даже не знала, что именно ищу.

— Ну, я должна была встретиться с вашим отцом. Меня к нему послали. Но, к сожалению, узнала пренеприятнейшую новость.

— Да, — закивал гном с грустью в глазах. — Отец умер. И уже давно. Но, возможно, я смогу вам помочь, ниара? Сочту за честь.

— Возможно, — протянула я. Покосилась на Кирия с Синмой. Не хотелось их втягивать во все это. Райр Шакарт понял мой взгляд сразу же.

— Уважаемые сайры, не могли бы вы оставить нас наедине? Думаю, разговор предстоит серьезный.

— И-ище чего! Мы Силанку… — воскликнула Синма. Но под строгим взглядом Кирия вмиг смолкла и уставилась на меня.

— Все хорошо, теть Синь. Я быстренько.

Недовольно покачав головой и посмотрев на меня, как на предательницу, Синма все-таки встала с диванчика. Они с Кирием вышли в оранжерею, а я до сих пор не знала, как и с чего начать.

— И что же вас привело в дом моего отца, ниара?

Гном встал с кресла и подсел ко мне. Затем накрыл мою ладонь своей, поменьше, и заглянул в глаза.

— Вы можете мне довериться, уверяю вас, — таинственно прошептал он, поглаживая мою руку.

«Я вот не пойму, это он что сейчас, клеит меня?»

От одной лишь мысли вмиг возникло раздражение, а в груди вспыхнул огонь. Это была какая-то неуместная ярость. Ну, подумаешь, заигрывает парень, не такая уж и беда. Так нет же! Мне прямо-таки хотелось сломать эту наглую руку, касающуюся моей. Медленно освободив свою конечность, я немного отсела от греха подальше и осмелилась начать:

— Понимаете, у меня и вашего отца был общий друг. Знатного, так сказать, рода. Даже… Верхушка власти, если быть точнее.

Райр Шакарт в изумлении поднял брови. Казалось, он был удивлен и поражен, вот только взгляд его не поднимался выше моих губ. И это натолкнуло меня на мысль, что он и не слушает вовсе.

— Продолжайте, — произнес он хрипловатым голосом.

— Да. Так вот. Этот человек… То есть, демон… Он послал меня к вашему отцу за помощью.

— Угу.

— Возможно, и вы знаете кого-то из демонов? Или может быть, ваш отец оставил вам какую-то вещь? Древнюю…

— Угу.

— Так, все ясно, — вздохнула я. Пощелкала пальцами перед зависшим лицом гнома и, наконец, привлекла внимание к своим глазам.

— Эй, Казанова, у тебя артефакт какой-то есть? — в лоб спросила я.

Тот покраснел, побелел, облизал пересохшие губы, сглотнул и кивнул.

— Есть.

— Неси! — скомандовала я.

Уже думала, что все слишком хорошо получается, как гном резко поменялся в лице, расплываясь в хитрой ухмылке. И что это мы задумали?

— Не могу, великородная ниара. Не положено у нас так. Семейные реликвии чужеземцам не дарятся, а берегутся и передаются из поколения в поколение.

Я сцепила губы, совершенно не удовлетворенная таким его ответом. И что же теперь делать?

— Но выход есть! — тоном змея-искусителя проворковал молодой гном, пододвигаясь все ближе. — Станьте моей супругой, ниара, и все мое станет вашим. Клянусь Виктусом, я вас буду боготворить, обеспечу всем необходимым и желанным.

Я с ужасом смотрела на гнома, чувствуя, как огонь гнева разрастается во мне все сильнее. И прежде чем он опять коснулся меня, из ладоней вырвался яркий свет, отбрасывая паренька, как тряпичную куклу, в другой конец комнаты.

— Простите! — пискнула я, сама не ожидая, что так получится. Я этого не хотела!

Гном, кряхтя и возмущаясь, поднялся с пола, отряхнулся, гордо задрал подбородок и потопал к своему столу.

— Как понимаю, это отказ, ниара, — холодно произнес он. — Тогда и я вынужден отказать вам в помощи.

Я насупилась, глядя на гаденыша исподлобья. Наверное, со стороны выглядела жутковато, потому что он как-то поежился и отвел взгляд.

— Упрямый болван, — зло бросила я. Гном чуть задыхаться не начал от возмущения. То закрывал рот, то открывал, но так ничего и не молвил. А вот мне было что сказать.

— Если бы ваш отец был жив, он бы точно помог. Иначе Гром не послал бы меня к нему. Это все очень важно. Настолько, что от того, какое решение вы сейчас примете зависит судьба целого королевства. Возможно даже, всей Тарты. Вот, скажите, вы войны хотите?

Гаденыш в ужасе округлил глаза и закачал головой.

— Ну! А с тем рогатым козлом все возможно. Вот что я вам скажу! От вас сейчас судьба всего мира зависит. Артефакт мне очень нужен. Он может спасти одного чело… то есть демона.

Райр Шакарт смотрел недоверчиво, но по глазам видела, что начал сомневаться. Решила схитрить.

— А если вы мне в помощи откажете — прокляну!

Тот выпучил глаза, а я строго так, зловеще:

— Порчу нашлю. Неудачу и болячек всяких. Не женитесь никогда. С ведьмами дружить надо. Несите лучше артефакт.

Наконец, лед тронулся. Гном медленно встал с места, подошел к шкафу и, бросая на меня косые взгляды, достал оттуда книгу. Книгу? Это и есть артефакт? И что мне с ней делать? Наверняка там непонятные закорючки. Уже хотела обреченно выдохнуть, как увидела, что книга не простая. Секретная. Гном открыл ее посередине, взял со стола маленький ножик, сделал укол на пальце и капнул немного своей крови. Листочки кровь впитали и засветились золотистым светом. А затем прямо в воздухе над книгой появился знакомый мне предмет. Пирамидка. Та самая, что я видела во сне. Та, которая забрала огонь Грома.

Я, как завороженная, подошла ближе и протянула руку. Но гном резко отдернул книгу, строго смотря на меня.

— Так просто я вам ее не отдам, ниара, — заявил упрямец.

— И чего вы хотите? — недовольно выдавила я.

Он задумчиво потер подбородок, наверное, хотел произвести впечатление мудрого мыслителя, и таинственно прищурил глаза.

— Для начала расскажите мне, для кого вам понадобился магический накопитель?

Накопитель, значит! Хороший вопрос. Как эта штука спасет Грома? Выходит, что тогда маг собрал Огонь моего демона в эту пирамиду. Или не в эту? Возможно, их таких много. Полезная вещь, однако. Особенно, если учесть, что магия на Тарте в ограниченном количестве. Я даже испугалась немного. Что сейчас мешает этому гному забрать все, что мне досталось?

— А он пустой? — как бы невзначай поинтересовалась я.

Еще бы узнать, как много магии пирамидка может собрать? Должен же быть предел.

Райр Шакарт нахмурил брови и изучающе уставился на пирамидку.

— Нужно проверить, — кивнул он. Затем поднес свою руку к книге и неторопливо подхватил зависший в воздухе артефакт. Как только вещица оказалась в его ладони, книга погасла и теперь ничем не отличалась от обычных. Я же в этот момент почувствовала какую-то необъяснимую тревогу. Так и хотелось крикнуть “Берегись!” или даже “Ложись!”. Почему именно “Ложись!”, а не “Прыгай!” или “Беги!”, поняла спустя мгновение.

Невесть откуда, прямо за спиной гнома появилась бирюзовая вспышка, из которой выскочил знакомый мне маг в черной мантии. Все произошло настолько быстро, что я успела лишь вскрикнуть. Быстрым движением меча маг пронзил мечом грудь гнома и выхватил артефакт из его раскрытой ладони. А затем так же мгновенно исчез, словно и не было ни его, ни пирамидки. В комнате остались лишь я лежащее на полу тело.

Я еще несколько секунд смотрела на жуткое зрелище расплывающейся крови, а затем истерично закричала во все горло. От страха, ужаса и шока едва не потеряла сознание. Я точно знала, что он мертв. Его душа скопилась над телом в виде серого комочка, и начала плавно исчезать. Все поплыло перед глазами, и я начала оседать на пол, но меня быстро подхватили под обе руки.

— Силанка, что… Ох, чтоб мне бороду клинком…

— Святой Виктус!

Синма и Кирий, вбежавшие на крик, оттянули меня к двери и смолкли. Тут же в проеме замаячили слуги. Девушки, как и я, кричали и бились в истерики от увиденной картины. Пока кто-то не закричал:

— Стражей! Стражей вызывайте! Ведьма райра высокородного погубила!

Меня как громом пронзило. А ведь действительно, получается, что вся вина на меня падет. В ужасе посмотрела на Синму, ожидая, что она сейчас заступится, все им объяснит. Но гномиха смотрела на меня так, словно впервые видела. А Кирий как-то совсем печально, даже взгляд отвел.

— Что ж ты, Силанка…

— Это не я, — начала оправдываться перед гномами, задыхаясь. — Не я! Не я! Прошу, поверьте мне!

В кабинет вбежала гномиха постарше, по одежде, судя по всему, хозяйка дома. Ее холодный взгляд скользнул по мне, задел слуг и остановился на шокирующей сцене. Она коротко вскрикнула, схватилась за сердце и начала падать, но ее быстро подхватили служанки. Кирий тоже подбежал.

— Райра Шакарт, успокойтесь. Только дышите, прошу вас!

Я смотрела на Синму испуганными глазами, качая головой и продолжая твердить, что ни в чем не виновата.

— Силана, — прошептала она. Бросилась ко мне, схватила за руку. — Если не ты, то кто? Никого ж больше не было. Мимо нас никто не заходил. А окон да дверей здеся и нету.

— Это он, маг темный, — пыталась объяснить я сквозь всхлипывания. — Он меня преследует, в накидке постоянно. Я не знаю, кто он. Вспышка… Он явился… А потом бац! Гнома убил и пирамиду забрал.

Гномиха, та, что знатная, вмиг оживилась и бросилась ко мне.

— Где артефакт? — сквозь слезы прокричала она. — Где он? Говори сейчас же, ведьма!

— Забрал! — так же проорала я. — Маг забрал.

Гномиха охнула, побелела, за сердце схватилась и закатила глаза. Таки потеряла сознание. Ее тут же обступили слуги, хлопая по щекам и продолжая твердить, что это все моя вина.

— Да не я это! — завопила на всю и разревелась. От горечи и беспомощности стала просыпаться магия.

— Силана!

Синма коснулась моей руки, а я, не отдавая отчет своим действиям, отмахнулась от нее, да с такой силой, что бедная гномиха полетела к стене. Опять магия действовала без моего согласия. Я в ужасе вскрикнула, наблюдая, как Синма, ударившись головой, медленно сползает по стеночке, а за ней тянется кровавая полоса.

— Синма! — отчаянно закричал Кирий, подбегая к жене.

Я тоже бросилась, но мне не дали подойти и помочь. В ту же секунду в кабинет вбежали пять гномов в боевой амуниции и с оружием в руках. Слуги, как один, начали визжать, указывая на меня пальцами и кричать, что я всех погубила. Я же стояла, как статуя, не веря, что весь этот ужас происходит со мной. Двое гномов приставили мечи к моему горлу и потребовали медленно протянуть руки вперед. Я повернулась к Кирию с Синмой, а те смотрели на меня, как на чужую. Нет, как на чудовище. Медленно и послушно выполнила указания, чувствуя, как по щеке катятся слезы горечи. За что мне все это?

На моих запястьях сомкнулись тяжелые кандалы, и меня быстро повели к выходу. Я отмерла, кричала, звала на помощь, опять оправдывалась, только поздно уже было. Меня упрямо тащили на выход. Я с отчаянием молила о пощаде, но никому не было дела.

— Синма! Кирий! Это не я! Помогите мне. Поверьте, прошу! Это не я!

Они не пошевелились, даже взгляд отвели и сжались в обнимку, будто боясь меня.

Я плакала горько и безудержно, пока стражи вели меня на улицу. Сквозь слезы увидела повозку, на которую меня усадили. Дорогу не запомнила. На все вопросы — куда меня везут и что со мной сделают — гномы молчали. Лишь пристально следили за каждым движением, не убирая оружия.

Повозка с лунмой остановилась, я перестала рыдать и осмотрелась. Вокруг было пусто и очень тихо. Передо мной стояло огромной здание, похожее на какой-то театр или государственное учреждение. Меня протащили по ступенькам, провели по коридору с огромными колоннами, потом было еще множество поворотов и спусков, пока не показалась знакомая картина. Подземелье. Мрачное и устрашающее. С сотнями, даже тысячами камер. Я сопротивлялась, кричала, вырывалась, но все тщетно. Даже магия, предательница, молчала. Меня грубо втолкнули в пустую камеру и закрыли за собой тяжелую железную дверь. Я еще с минуту пораженно осматривала обстановку, а затем разревелась с новой силой. Это напоминало жуткий кошмар, из которого никак невозможно выбраться. Я будто хожу по кругу. Одно и то же.

Когда слез уже не было, я снова начала звать на помощь. Долго колотила в двери, пока не упала от бессилия. Кровати не было, лишь рулон в углу камеры, на подобие того, который мне постелили Синма с Кирием. Перед тем, как я заснула, все мои мысли были о гномах. Их пустой отчужденный взгляд совсем не клеился с той заботой, которую они мне оказали ранее.

Сон был реальным, как никогда, разум четко анализировал происходящее. Я ощутила себя в темной комнате без границ.

— Есть кто? — несмело позвала.

Легкий мороз по коже и неприятное тягучее волнение подсказали, что он здесь. Маг, который так жестоко меня подставил.

— И зачем тебе артефакт, гад ползучий? — поинтересовалась я.

— Оскорбления вовсе не к лицу юной особе, — раздался шелест знакомого голоса. Я сцепила руки в кулаки, готовая наброситься на предателя. И если не с магией, то в рукопашный бой пойду! Но сволочь, подвид — редкостная, не появлялась на глаза. Его голос звучал отовсюду, как из динамиков.

— Отвечай! — настаивала я, позабыв о страхе.

Надоело все, жуть как. Я чуть больше недели на этой Тарте, а ничего, кроме темниц, и не видела толком. Ну, еще покои королевские, но это не в счет. Не особо там осматриваешься, когда честь свою защищаешь.

— Ах, ты о накопителе магии, — вздохнул маг, будто только что вспомнил. И будто не он совсем недавно убил ни в чем неповинного гнома и меня подставил.

— Он не для твоего демона, не бойся.

Признаться, это меня немного успокоило. Хотя доверять этой особе не спешила.

— А для кого тогда? — уже не так воинственно спросила, оглядываясь по сторонам. Мне все время казалось, что он за спиной. Возникла мысль, которая вовсе не понравилась. А что, если…

— Вот, теперь угадала, Светлана, — произнес гад. От осознанного я застыла и похолодела от страха. — Я заберу твою магию.

Последние слова прозвучали над правым ухом, заставляя меня вздрогнуть и отскочить в сторону. Он стоял там, в тени, скрытый под складками черной мантии. Я вздрогнула от ужаса и понимания, что сейчас случится что-то очень плохое, но не могла пошевелиться. Мужчина протянул руку, раскрыл ладонь и показал маленькую золотую пирамидку. Она медленно воспарила вверх и засветилась белым светом. Все происходило точно, как в воспоминании Грома. Только на этот раз со мной.

— Брадур! — прозвучал грозный голос из темноты. Родной, любимый, властный.

— Гром! — отмерла я.

Увидела контуры его фигуры с рогами и отбивающим пол хвостом, собралась броситься навстречу, но демон меня остановил жестом руки. Он стоял вполоборота, прожигая взглядом мага. Брадур, это что, имя у него такое дурацкое? Погодите-ка! Это же тот самый Брадур! Величайших маг всех времен. Король, погубивший свое королевство и всю Тарту. Это он украл магию больше пяти тысяч лет назад. И продолжает это делать.

— Я предупреждал тебя, — процедил мой защитник, собрав в ладони огненный шар. Тусклый свет слегка осветил его обнаженную грудь, на которой было множество порезов. Мне это не понравилось.

Я переводила взгляд с одного мужчины на другого, пока взгляд не зацепился за пирамидку.

— Гром, нет! — отчаянно прокричала я. — Он же опять заберет Огонь.

Но демон словно и не слышал вовсе, а продолжал надвигаться на противника. В какой-то момент мое оцепенение сошло, и я поняла, что вновь могу двигаться. И даже магия откликнулась, собравшись в руках. Уже хотела броситься к демону на помощь, как тот с яростным рыком метнул огненный шар в мага. Я застыла, выжидая момент, и разочарованно выдохнула, когда увидела, как фигура Брадура превращается в дымку. Он исчез так же таинственно, как и появился. И я каким-то образом знала, что он не вернется сейчас. Уже не ощущала его присутствия. Но вот Гром сдаваться не собирался. Он собрал в руке еще один огненный сгусток и начал крутиться по сторонам, яростно рыча.

— Брадур! — заорал он.

— Он ушел, — проинформировала я демона.

Гром будто не слышал меня, окунувшись в собственную ненависть и желание мести.

— Эй, посмотри на меня, — позвала я, осторожно подходя ближе.

Но демон не позволил, он бросил огненный шар прямо мне под ноги, заставляя остановиться. Недовольно поджав губы и уперев руки о бока, я смерила рогатую фигуру пронзительным взглядом. Затем покосилась на небольшой костер у ног и с воинственным видом шагнула прямо в него. Ничего. Боли не было, только легкое щекотливое тепло. Гром, как по щелчку, пришел в себя.

— Света? — донесся его удивленный и в то же время отчаявшийся голос.

— Я-я, — строго ответила ему. Я, конечно, рогатика была рада видеть, но память-то у меня хорошая. Пока собиралась с мыслями, чтобы высказать все, что накопилось и пожаловаться заодно, заметила, что демон начал отходить. Словно призрак увидел и бежать собрался.

— Эй! Ты чего? — не поняла я.

— Не приближайся, — сиплым голосом произнес демон. Я как стояла, так и зависла, наблюдая, как он отворачивается от меня. Что-то странное было в его движениях. Будто демона шатало. Я быстро подбежала к нему, хватаясь за руку, но Гром грозно рыкнул и резко вырвал свою конечность.

— Не надо, Света, — прошептал он. В его голосе звучала боль, и мне стало совсем уже не до шуток.

Я мысленно призвала свет, надоело стоять в темноте, мне было необходимо заглянуть в его черные глаза. Когда из моих рук полилась магия, освещая все вокруг, я охнула от ужаса. Гром вновь обреченно зарычал и, отвернувшись от меня, начал уходить. Ну уж нет! Я так просто его не отпущу.

— Замри! — приказала я, направляя на него руки. Мне казалось, что я могу все. Магия исполнить любое желание. И Гром действительно замер. Точнее, его ноги застыли, а руки и голова не были скованы. От чего он, не рассчитав силы, завалился вперед. Я подбежала к нему, помогая откинуться назад и встать ровно.

— Светлана! — раздался грозный тон, обещающий жестокую расправу.

Я не знала, что ему ответить, окончательно потеряв дар речи. Мой бедный демон был искалечен от ног до кончиков рог. На его теле повсюду были глубокие кровавые полосы, похоже, от плети. Лицо изуродовано ожогами, такими же, как в первые часы после снятия той злосчастной маски. И даже рога были исцарапаны неизвестными мне закорючками. Я осматривала его с минуту, а он отвернулся, не желая встречаться взглядом. Гордый мужчина, не желающий показывать свои увечья. Тяжело сглотнув, потянулась ладонью к его щеке. Гром, как дикий загнанный зверь, зарычал и резко дернулся от меня.

— Это же я, — прошептала ему, едва сдерживая слезы. — Гром. Это я.

Не в силах вынести малейшего расстояния между нами, я прижалась к его груди и обняла за талию со всем отчаянием. Он не посмеет меня оттолкнуть опять. Не пущу.

Тихие слезы катились по моим щекам, вымывая из груди всю боль, что я чувствовала за своего демона. Он казался каменной статуей — холодным и чужим. Но я знала, что ему нужно дать немного времени, чтобы осмыслить, что мне не важно, как он выглядит. Что я рядом и не брошу его. Даже таким.

— Я отомщу за тебя, — воинственно прошептала в его грудь. — Убью нафиг эту рогатую тварь.

На мои плечи легла теплая ладонь. Прикосновение было едва ощутимым, будто Гром боялся, что я оттолкну его.

— Ты такой глупый, — всхлипнула я. — Ты же… нужен мне. Как мне одной справится в этом мире?

Слегка отстранившись, взяла его израненную ладонь и прижалась к ней лицом. Такое родное тепло заставило мое сердце биться чаще. И вновь я ощутила себя под надежной защитой, спокойно и умиротворенно рядом с моим демоном. Наконец, он соизволил посмотреть мне в глаза, хоть и давалось ему это сложно. В них плескалось столько противоречивых чувств — нежность, страх, неверие, безумие и злость.

— Гром…

— Мое имя Реаркадаш, — воинственно произнес он, словно все еще видел во мне врага.

Я мягко улыбнулась и кивнула.

— Красивое имя. Мужественное. Тебе подходит.

Черты лица мужчины немного смягчились, а сам он как-то облегченно вздохнул.

— Можно я буду звать тебя Реар? — поинтересовалась я, несмело протягивая ладонь к его лицу.

Он резко перехватил руку своей, продолжая сверлить меня пытливым взглядом. Я в ответ сузила глаза и настойчиво положила ладонь на его щеку. Кожа была грубой, шероховатой, покрытая горбинками и впадинками. Конечно, это ощущалось так же жутко, как и выглядело, но я изо всех сил старалась не подавать виду. Мне не было противно, нет. Ведь я знала, какой он на самом деле, никакие шрамы не могли изуродовать его. Мне просто было жаль. А для этого гордого мужчины жалость то же самое, что и презрение.

— Все будет хорошо, — прошептала я, всматриваясь в его глаза.

Он молчал, но я все равно прекрасно понимала его чувства. Реаркадаш боялся. Что все это нереально. Так оно и было, ведь мы встретились во сне, но я уже знала, что это особый способ связи между нами. А значит, в реальности в этот момент он выглядит так же. Страдает и мучается. Ведь на мне та же одежда, в которой я заснула, и наверняка…

— Ой! — воскликнула я. — У меня брови какого цвета?

Громилка навел фокус, будто только сейчас обратил внимание, и в удивлении вскинул бровь.

— Синие? — недоверчиво спросил он.

Я скромно улыбнулась, кивнула и снова прижалась к его груди, чтобы он не рассматривал так пристально этот ужас.

— Это я у гномов случайно… Краску для бороды взяла.

Почувствовала легкие содрогания демона и в то же мгновение теплые объятия.

— Это ты, — прошептал он, наконец поверив.

— Отомри уже, — хмыкнула я, вспоминая, что ноги его заколдованы. А затем серьезнее спросила: — А что, была не я?

— Была, — кивнул Реар.

— Расскажи, — потребовала я. — Все расскажи. Что эти без пяти минут трупы с тобой делают?

Демон опять беззвучно рассмеялся и погладил меня по голове.

— Такая грозная. Моя девочка.

Я еще крепче обняла его и прошептала:

— Твоя. Рассказывай.

— Света, — вымученно произнес он, отстраняясь. Пришлось отпустить. Реар отступил на два шага и снова повернулся ко мне спиной. Шрамы, шрамы… Живого места на нем не было. Я закусила губу, сдерживая подкатывающие слезы.

— Сознание, — начал Гром, — как иной мир. У каждого он свой. Здесь есть границы и защита от вторжения.

Он обвел руками, указывая на каменные стены, которые теперь были видны в лучах моей магии.

— Мы с тобой связаны Огнем, моя душа. Поэтому и мир у нас один. Каждый раз, когда ты спишь, твои границы невольно опускаются для меня.

— А твои? — уточнила я.

— Свои я пытаюсь держать. Так нужно. Ты не должна видеть меня таким, — грустно прошептал мой демон.

— Глупости, — запротестовала я. — Я хочу видеть тебя каждую ночь, общаться, прикасаться, просто чувствовать твое присутствие. Мне очень нужно это, Реар, как ты не понимаешь? Я же далеко от тебя. И скучаю.

Мужчина медленно обернулся ко мне, будто бросая вызов своим искалеченным телом.

— Чего уставился? — возмутилась я. — Нет здесь пугливых, не ищи.

И в подтверждение своих слов я преодолела расстояние между нами и прижалась к его губам. Гром застыл, не веря, наверное. Но недолго он стенкой притворялся, всего пару секунд, а потом начал отвечать. Мужчина целовал меня так страстно и отчаянно, как никогда до этого. Я даже испугалась, что он прощается.

— Мои душа и сердце принадлежат тебе, мой свет, — донесся его тихий шепот. — Я так долго ждал тебя.

Да… Точно прощается.

— Знаешь что? — недовольно произнесла. — А я вот не знаю, готова ли тебе свое сердце подарить. Подумать надо. Как увижу вживую, скажу.

Реаркадаш сначала напрягся, насупился, а когда понял, что я блефую, улыбаться начал.

— Это вовсе не значит “да”, - строго ответила я. Он согласно кивнул, но улыбаться не перестал.

А меня посетили смутные мысли.

— Реар?

— Да?

— А если это наш с тобой мир, то что тут Брадур делал?

Демон нахмурился.

— Брадур очень сильный маг, Света. Сильнейший за всю историю Тарты. Это он…

— Наслал проклятие. Знаю, мне гномы все рассказали. Значит, он не умер, а живее всех живых?

— Да, — подтвердил Гром. — И хочет забрать твою магию.

— И он может сделать это во сне? — недоверчиво уточнила.

Демон кивнул.

— Во сне легче проникнуть в мысли, нежели наяву. Он находит потайные желания и страхи, чтобы манипулировать сознанием и получать желаемое.

— Он манипулировал тобой? — догадалась я. — Присылал мой клон? Потому ты не верил, когда я пришла в прошлый раз.

— Ты приходила ранее? — настороженно спросил Реар.

Недовольно поджав губы, я изрекла:

— Я тебя обнять хотела, а ты меня душить начал.

Демон нахмурился, аккуратно положил руку на мою шею, а я напряглась. Но затем он нежно погладил, а после и вовсе прижался губами, касаясь мягкими губами моей кожи. Я прикрыла глаза от наслаждения и не смогла сдержать стон. Реар вмиг отстранился и даже отошел на шаг назад. Но под моим предупреждающим взглядом снова вернулся на место и прижал меня к своей груди.

— Так зачем ему моя магия? — спустя мгновения спросила я. — Что, других магов нет? Чего он ко мне пристал?

Реар помолчал немного, словно искал ответ, а затем несмело предположил:

— Ты ведь иномирянка. Ты принесла в наш мир магию?

— Нет, — возразила я. — У нас такое только в сказках. И рогатых мужчин у нас нету. И ушастых тоже. А «ведьма» вообще обидное слово.

Гром с неверием уставился на меня, а затем изрек новую мысль:

— Если тебе открылся магический портал, ты должна была впитать магию Виктуса при переходе. Силу, которую не каждый маг способен контролировать. Тем и силен был Брадур. Он мог управлять как Тьмой, так и Светом. Нов тебе нет ни капли Тьмы. Я бы почувствовал это. В тебе лишь чистый Свет. Очень могущественный.

Он задумался на мгновение и провел пальцами по моему лицу.

— Ты сильнее любой ведьмы на Тарте, раз способна контролировать ее.

— В том-то и дело, что неспособна, — горько усмехнулась. — Я все разрушаю на своем пути. Эта магия живет своей жизнью и срабатывает только тогда, когда ей нужно.

Я рассказала ему все, что со мной произошло с момента моего побега. И надеялась на сострадание, но Реар лишь облегченно вздыхал и выглядел очень даже удовлетворенно.

— Света, — ласково позвал он. — Мой Огонь оберегает тебя. Даже в мое время странники боялись пересекать демонские земли. А о правлении Фатула я наслышан. Благослови Виктус чету гномов за помощь. Уберегли тебя.

— Ага, — вздохнула я. — А потом сделали вид, что знать не знают. Не поверили они мне.

Реар остановил мою речь жестом и насторожился. Я и сама почувствовала что-то холодное и скользкое, подбирающееся со всех сторон.

— Тьма, — злобно прошипел Гром, снова вызывая свой огонь.

- “Просыпайся”, - послышался ласковый шепот. Я поняла, что начала терять демона из виду. Он что-то кричал, но его голос звучал все дальше.

- “Просыпайся, красавица синебровая”, - прозвучало над самым ухом. Совсем близко.

— Гром! — отчаянно позвала я. Но ответа не была. Я почувствовала холод под спиной и теплое прикосновение на щеке.

— В Подземном плохой погоды не бывает! — раздался веселый женский голос. — Ни дождя, ни грома.

Я резко распахнула глаза, во всю уставившись на причину своего пробуждения. Интересненько!


Часть 4. В поисках себя | Дар Огня | Часть 6. Выбор