home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 6. Выбор

На меня смотрела молодая девушка странной внешности. Вроде бы, и человеческой, но в то же время, было в ней что-то чужое и жуткое. Например, огромные черные глаза без белка. Сероватая кожа и смолянистые волосы довершали устрашающий вид. Хотя смотрела на меня она вполне дружелюбно, а когда я навела фокус, незнакомка и вовсе заулыбалась.

— Привет! — произнесла она сиплым голосом.

Тьма. Она чувствовалась повсюду и исходила именно от незнакомки.

— Рина, — донесся мужской голос из темного угла узилища. Рассмотрев его, я в удивлении округлила глаза. Синеволосых светлых эльфов мне еще видеть не доводилось. Видимо, парень тоже балуется краской.

— Пора уходить, — произнес он и кивнул мне в приветствии.

— Аха, — согласилась девушка. — Сейчас только синебровка очнется, и сразу валим.

— Рина!

— Ну, что? Я так и сказала — уходим. Я Катя, кстати, — прошептала она, поднимаясь на ноги. — Я бы подала руку, но боюсь, что могу нечаянно тебя подорвать, — все это с невинной улыбкой. — Потому старайся меня не касаться, лады?

Я оторопело кивнула и встала, поправляя юбку. Значит, Катя. Не похоже на тартарийское имя. Девушка смерила меня изучающим взглядом и недовольно покачала головой. Думаю, она бы обязательно прокомментировала мою внешность, если бы они с эльфом так не спешили.

— Пошли.

Она кивнула и жестом указала идти вперед. Эльф уже нырнул в низкую раму открытой двери и скрылся в коридоре. Немного помедлив, я еще раз с подозрением посмотрела на нее и таки направилась вслед за эльфом. Не знаю, кто они, но опасности не чувствовала. А сидеть в камере меньшее, чего мне хотелось.

— Стесняюсь спросить, — произнесла я, выходя из заточения. — А Катя, это…

— Да-да, Екатерина, — подтвердила мои догадки уже знакомка. — С Земли я. Думаю, мы примерно в одно время попали в эту дыру магическую…

— Рина! — шикнул эльф, идя впереди по узкому коридору. Катя продолжила уже шепотом:

— Это Рэн, он всегда такой противный со всеми.

— И с тобой? — уточнила я.

— Нет, — улыбнулась Катя. — Меня он любит. Правда, Рэнчик?

— Правда, — заворчал эльф.

А меня в одночасье посетила гениальная догадка.

— А это не вы, случаем, новые правители драконьего королевства?

Синма с Кирием обсуждали их всю дорогу к райру Шакарту. Гномиха все причитала, что не простая то ведьма, которая королевой дракона стала. Ибо не каждому магу дано выносить в себе тьму, а управлять ею и подавно. А в этой девушке определенно есть темные силы.

Ответить мои спасители не успели, потому что впереди показались гномы.

— Рина, — позвал Рэн. — Только усыпи, малышка, прошу.

— Конечно-конечно, — согласилась девушка, пробираясь вперед.

Я прижалась к стене, стараясь не касаться ее. Близость девушки вызывала у меня неприятный холодок. Брюнетка встала перед обалдевшими стражами и выставила руки. Не успели те отреагировать, как из ее ладоней полилась густая черная дымка. Мерзкий липкий холод стал еще более ощутим, и я вздрогнула. Не представляю, как Катя терпит эту магию внутри себя.

Стало подозрительно тихо, и я осмелилась выглянуть из-за спины эльфа… Или эльфийского дракона, если мои догадки верны.

— Я же просил, — обреченно застонал он.

Широко распахнув глаза, я открыла рот от изумления. Гномы превратились в каменные статуи.

— Ну, согласись, это лучше, чем взрыв? — нервно хмыкнула Катя. Затем подошла к одному из стражей и положила руку на его плечо. В тот же момент от статуи гнома отлетел кусочек, врезавшись в стену.

Я пискнула, прикрыв рот рукой, а Рэн бросил на свою спутницу строгий взгляд. Она виновато опустила голову и надула губы.

— Это не шутки. Ты должна стараться, — прикрикнул мужчина, отчего мне стало не по себе.

— Прости, — шепнула Катя.

Обреченно вздохнув, Рэн направился вперед, осторожно обходя статуи. Мы с девушкой остались стоять — она посрамленная, я напуганная.

Подняв на меня виноватый взгляд, она произнесла:

— Я ее не контролирую.

В ее голосе звучала тоска и обреченность. Я не могла винить девушку. Она стала жертвой обстоятельств точно, как и я.

— Понимаю, — с сочувствием ответила, посмотрев на свои ладони. — А мне бирюзовая магия досталась. Не знаешь, что это значит? И как давно ты здесь? Как вы нашли меня? Расскажи все!

— Расскажу, — обрадовала ответом Катя. — Все по порядку. А сейчас нужно спрятаться в безопасном месте. Идем.

Признаться, от слов я почувствовала облегчение. Несмотря на необычную и весьма разрушительную силу Кати, у меня сразу же возникло чувство симпатии и доверия к этой девушке. В конце концов, она моя землячка в этом чужом мире. А мы своих не бросаем. Меня терзали десятки вопросов — как она попала сюда? Сколько еще людей оказались в этой западне? Что вообще происходит? Я надеялась узнать ответы на все эти вопросы от нее. А пока одно знала наверняка — эти двое не случайно здесь оказались. Они пришли за мной. Только вот зачем?

— Катя? — несмело позвала я. — Мне нужна помощь. Я приехала в Подземное, чтобы найти ее. И подозреваю, что вы и есть мои спасители, посланные мне Виктусом.

Девушки криво усмехнулась и произнесла:

— Ты говоришь, как местная! И в чем же проблема?

— Мне нужно вытащить из заточения одного демона.

Катя нахмурилась и уставилась перед собой отсутствующим взглядом, будто что-то обдумывала или к чему-то прислушивалась.

— Тьма подсказывает, что ты связана с ним, — наконец произнесла она. А затем расплылась в хитрой ухмылке. — А ты, я смотрю, времени даром не теряла! И что это за рогатый?

— Екатерина! — донеслось из-за угла со смешным акцентом.

Девушка закатила глаза и кивнула мне идти следом.

— Осталось только Рэна уговорить, — шепнула она мне по секрету. — Он не сильно жалует демонов.

— Я их ненавижу, — подтвердил дракоэльф, появившись из-за угла. — Обсудим все, когда выберемся, девушки. Не хочу, чтобы между Затуманным и Подземным возник международный конфликт. А он непременно возникнет, учитывая склонность моей обожаемой супруги уничтожать все на своем пути.

— Ну Рэнчик! — виновато протянула Катя.

Тот лишь схватил ее за руку и быстро поволок вперед. Я решила не отставать. А еще мои догадки окончательно подтвердились. Это и есть те самые новоиспеченные король и королева всех драконов. И раз они здесь, значит, что-то знают.

Дорога на свободу обошлась без приключений. На этот раз действовал Рэн. Оказывается, драконы тоже владеют магией, а у короля она очень сильная. Когда мы вышли в большой зал, через который меня вели в темницы, он просто махнул рукой, и все присутствующие гномы уснули. Буквально свалились на пол и захрапели. Мне показалось странным, что у них нет никакой защиты от подобных выходок, учитывая, что в Подземном каждый пятый житель — маг.

— Чего ты так удивляешься? Ты тоже так сможешь! Только попрактиковаться нужно.

— Потому и удивляюсь! Слабенькая у гномов защита. Получается, любой маг может зайти и пробраться в узилище?

— Нет, — произнесла Катя улыбаясь. — Настолько сильных магов здесь нет, Света. Мы все трое — уникумы, на которых слабенькая магическая защита гномов или кого-либо еще попросту не рассчитана. Прилетим домой, расскажешь все с самого начала. Как оказалась здесь и что с тобой произошло? А заодно и про рогатого.

Она явно знала больше меня. Наверняка она попала на Тарту раньше. Мало того, успела стать королевой целого государства. Не то что я — с одной темницы в другую. Погодите-ка!

— Ты сказала «прилетим»? — удивилась я, боясь представить то, что рисовало мое воображение.

— Ага! Наверное, это будет твоим первым полетом. Меня сильно мутило в первый раз, так что держись крепче за Рэна.

Ну вот! Она еще и на драконе полетать успела! Говорю же, шустрая девушка.

Мы как раз вышли на улицу, освещаемую кристаллами, так что и не понять — день или ночь. По пустоте и тишине предположила, что второе. Возле большого дерева стояла повозка с красивой лунмой золотистого цвета. Ребята направились туда, а я сразу следом. Рэн спешил и нервно осматривался по сторонам, а Катерина шла медленно, ступая грациозно и важно, точно как королева. Быстро вжилась в роль!

Стало до жути тоскливо от того, что мне не столь повезло. Я, может быть, тоже хочу к своему Громилке. Хочу прижаться к нему и почувствовать родное тепло. Хочу знать, что и для меня будет хорошее “завтра”. Хочу просто обрести свое место. Раз у меня не вышло это сделать в родном мире, то нужно попытаться хотя бы в этом.

— Не кисни, Света, — раздался голос Кати. — Все будет хорошо. Мы тебя в обиду не дадим.

Она слегка улыбнулась, но взгляд девушки оставался серьезным.

— Садись, — пригласил Рэн, подавая мне руку.

Как только я взобралась на повозку, Катя села рядом и накрыла меня с головой лежавшей рядом черной мантией.

— Сиди тихо. Как только покинем гору, полетим домой.

Я вспомнила, как Синма рассказывала о расположении королевств Тарты. Подземное граничит с проклятыми землями, после которых идет Огненное королевство, а уж после него и Затуманное. Выходит, мы будем пролетать мимо Грома.

— А мы залетим в Даркгар по пути? — отозвалась я из-за накидки. — У короля местного погостим немного? А заодно и демона моего высвободим! Он тоже владеет полезной информацией.

Раскрывать его положение я пока не торопилась. Не знала наверняка, как мои новые знакомые отнесутся к пленнику, который на самом деле является королем.

— Света! — возмутилась Катя. — К Фатулу в гости? Это там твой демон? Ну ты и попала! Не завидую. И как ты там?

— Да как? — пожала плечами я. Поняла, что девушка с паразитом знакома, а значит, повадки его кобелиные знает. — Пронесло. Раза три как. И Гром меня спасал. Тоже не раз.

— Ясно, — вздохнула девушка. — Тогда залетим. Правда, милый? Я все мечтаю отломать гаду рога!

— Екатерина! — строго пригрозил Рэн.

Но девушка ничуть не испугалась. По предвкушающей улыбке, я поняла, что международному конфликту таки быть.

Мы неторопливо добрались до шахт, не привлекая к себе особого внимания, поднялись куда-то выше и оказались в огромном пустом зале с миллионами кристаллов. Я пыталась выглянуть из-за накидки, но Катя отрицательно покачала головой, давая понять, что мы под пристальным вниманием.

— Куда путь держим? — послышался низкий голос, предположительно гнома.

— В Светлое, — отозвался эльфодракон высокомерным тоном.

Синма рассказывала, что все они “того”. Нахальные очень. Мысль о чете гномов вызвала неприятную горечь. У меня были противоречивые чувства — благодарность за оказанную помощь и проявленную заботу, вперемешку с обидой за то, что так легко сдали меня. Не поверили. Хотя злости я не испытывала и в будущем, если мне все-таки удастся выжить, обязательно их навещу. Не знаю, правду ли говорил Брадур, или же просто пытался манипулировать мною, но по его словам в будущем Синму поглотит тьма. А я не могла этого допустить. Нужно будет обязательно уточнить у Кати, как этого избежать.

— Что везете? — допытывался гром.

— Ничего, — зловеще зашипела девушка.

Да… Не хотела бы я попасть под убийственный взгляд ее черных глаз. Интересно все-таки, что с ней произошло? Надеюсь, это не заразно, и не случается со всеми любопытными попаданками.

— Езжайте, — процедил сквозь зубы недовольный гном, явно не желая иметь дело с синеволосым светлым эльфом и черной ведьмой. Ну и компанию я себе нашла. Жаль только, не видно было, как мы покидаем гномью гору и место, где оказались после. Раскрыться мне позволили, когда уже прилично отъехали.

— Вроде бы тихо, — произнесла девушка, забирая свою накидку. Повозка остановилась, и Рэн, выпрыгнув, подал жене руку. Вот к нему она совершенно не боялась прикасаться. Интересно, как это работает? Уже собралась спросить, как прозвучал голос парня:

— Отойдите подальше.

Катя фыркнула и отступила на пару шагов, а я, конечно, последовала за ней.

— У меня миллион вопросов, — заявила я.

— Поболтаем на лету, — отрезала ведьма, не отрывая влюбленного взгляда от дракоэльфа. — Сейчас увидишь моего красавца.

Я замерла, понимая, что впервые буду созерцать магию такого рода — превращение мужчины в дракона. Рэна объяла светлая дымка, за которой практически невозможно было что-то рассмотреть. Затем прозвучал грозный рев, и показались огромные крылья. Я открыла рот, наблюдая, как рассеивается туман, открывая моему взору невероятное существо. Дракон с самой необычной блестящей чешуей смотрел на меня осознанным взглядом и пыхтел через огромные ноздри. Это было потрясающе, у меня перехватило дух.

— Не бойся, — успокоила Катя. — Он будет себя хорошо вести. Правда, милый?

— Правда, — раздался до неузнаваемости низкий голос Рэна.

— Т-ты еще и говоришь? — обомлела я.

Он как-то насмешливо фыркнул и закатил глаза. А затем пробормотал что-то неразборчивое, из чего я смогла разобрать лишь “несносные иномирянки”.

— Готова? — спросила девушка. Я с сомнением покосилась на огромного дракона и, отрицательно покачав головой, произнесла:

— Да!

Эти двое улыбнулись, а затем подогнали, напомнив, что времени в обрез. Вот только я не была в курсе, куда они так торопятся. В любом случае, мне на руку, ведь я очень-очень спешила к своему демону.

Взобравшись по галантно подставленному крылу, вцепилась за плотные чешуйки и как можно сильнее прижалась к мощному телу зверя. В груди чувствовалась предвкушающая нервозность. Было и страшно, и до жути интересно.

— Подождите меня, — попросила Катя.

Я-то думала, она усядется рядом, только касаться меня не будет, а оказалось вообще немыслимо!

Из ее рук потекла густая черная магия, которая окутала девушку с ног до головы. Я, словно завороженная, наблюдала, как сгусток обретает форму огромного дракона. Он был точной копией Рэна, словно брат-близнец, вот только это было не живое существо, а подобие черного облака.

— Я готова, — как ни в чем не бывало воскликнула Катя и, будто по сигналу, призрачный дракон под ней взмахнул крыльями и поднялся ввысь.

Рэн что-то пробормотал, и в его голосе звучал восторг. Он взлетел следом за своей женой, а я завизжала от смеси страха и восторга. Это было непередаваемое ощущение — полет. Легкость, страх, восторг и экстрим в одном флаконе. Вскоре мы поравнялись, движения дракона стали плавными, и я перестала визжать. Лишь сильнее вцепилась в него дрожащими руками, стараясь не смотреть вниз.

— Не лети слишком высоко, — напутствовала Катя своего возлюбленного. — Я помню, как ты меня катал в первый раз. И это не было моим лучшим воспоминанием. Ты как, Свет?

— В восторге! — завизжала я, когда дракон вновь взмахнул крыльями.

— Видишь, малышка, — пророкотал Рэн. — Она в восторге. Девушки всегда были от меня в восторге.

В одно мгновение ясное голубое небо затянулось тучами, а неподалеку сверкнула молния. Спустя секунду раздался грохот.

— Милая, спокойно! Я просто пошутил! — начал оправдываться Рэн. Я поняла, что гром — проделки ревнивой девушки. — Усмири свою силу, ты же не хочешь, чтобы кто-то пострадал?

— Я не могу это контролировать, — зло зашипела Катя. — Прямо сейчас я хочу разорвать на куски всех, кто касался тебя.

Я в ужасе округлила глаза и подняла руки вверх, демонстрируя свою непричастность. Но тут же вернула их обратно, боясь упасть.

— Эй-эй! — произнесла я. А вот теперь мне действительно стало не по себе. Глядя в черные, как смоль глаза, я опасность. — Мне твой дракон не нужен. У меня демон есть. Помнишь?

Катя встряхнула головой, будто очнулась от видения, и уставилась вперед.

— Расскажи о нем, — холодно произнесла она. Наверное, пыталась успокоиться и отвлечься.

Рэн смолк, но все время косился в сторону молний.

— Ну… Он большой, смелый, властный и очень красивый, — мечтательно улыбнулась я. Но тут же посерьезнела. — Ему нужна помощь. Я чувствую его на расстоянии. Иногда мы общаемся во сне. Я знаю, что он на волоске от смерти.

— О каком демоне идет речь? — поинтересовался Рэн. — Где ты встретила его?

— В подземелье замка Фатула. Он пленный.

— Мы обязаны помочь ему, Рэн. История повторяется. Точно, как у нас с тобой. Этот демон, возможно, единственный, кто сможет спасти тебя, Света.

Я нахмурилась и, пожевав губу, уточнила:

— Спасти? От этого… Как его?

— Брадура, — кивнула девушка.

Небо вокруг постепенно прояснилось, а Катя продолжила:

— Самый могущественный маг всех времен и народов. Для большинства жителей Тарты он призрак. Все думают, что король магов погиб сотни лет назад, но, как ты понимаешь, это не так. Он восстал, но все еще слаб. Угадай, что ему нужно для того, чтобы восстановить силы?

Катя с легкой улыбкой посмотрела на меня, ожидая ответа. У меня возникли кое-какие предположения, но я боялась произнести их вслух.

— Все верно, — кивнула девушка, будто прочла мои мысли. — Попаданки. Девушки из другого мира. Точнее, магия, которую мы получили при переходе.

Не дав мне опомниться, она заявила:

— Готова к небольшому погружению в прошлое? Тогда слушай и запоминай каждое слово.

Катя сделала глубокий вдох и начала рассказ. Он был настолько увлекательным, что я в самом деле "погрузилась" в ту атмосферу, которая царила на Тарте в далеком-далеком прошлом.

— Начинается все с Королевства магов. Пять тысяч лет назад в день Великого Виктуса родился мальчик, наделенный огромной порцией магии. Его мать была черной ведьмой, отец некромантом. Тьма — была его естественной магией. Речь, конечно, о Брадуре. Он стал одним из самых могущественных магов всех времен и народов. Говорят, он сам притягивал к себе энергию. Но не умел ее контролировать. Поверь, я знаю, о чем говорю, — она сделала паузу, будто сожалела о чем-то. — Так или иначе, он убил своих предков одним взмахом руки. Наверняка он не хотел этого. Ему было всего пятьдесят, то же самое, что у нас пять. Сама понимаешь. Это как мартышке дать пистолет.

— "Мартышку" я от тебя уже слышал, а что такое "пистолет"? — поинтересовался Рэн.

Проигнорировав дракона, девушка продолжила:

— А после он исчез. Возможно, пытался вовсе не использовать тьму или, наоборот, учился управлять ею. В день своего совершеннолетия, а здесь это двести лет, Брадур явился к тогдашнему королю магов и, продемонстрировав свою мощь, напросился на должность советчика. Маг его принял, но когда Брадур попытался покорить сердце дочери короля — принцессы Гривельды, король взбесился. Он не одобрял такого женишка. Мало того, что сомнительного происхождения, так еще и объят тьмой, сама понимаешь! Но Брадур, хитрый жук, обрюхатил принцессу насильно.

Я в ужасе охнула, а Катя даже не моргнула.

— И родилась у них дочь.

— Да, я слышала всю эту историю, — вздохнула я. — Отец принцессы Гривельды убил малышку.

— Кое-что ты слышать не могла, — пророкотал Рэн. — Тайное знание.

— Все думали, что девочка погибла, — продолжила Катя, летя на своем призрачном драконе. — Ведь воскресить мертвеца невозможно. Но и тут Брадур отличился умом и сообразительностью. Он поместил душу своего ребенка в артефакт. А вместе с ней передалась его тьма и светлая магия Гривельды. Убойное сочетание.

— И куда он дел эту душу? — удивленно спросила я. Вот так поворот!

— А теперь иная часть истории! — торжественно объявила Катя. — В другом уголке Тарты. Королевство эльфов. В те времена темные и светлые были единым народом. Светлые владели магией леса и природы, а темные — стихиями. Они жили вместе и не стеснялись смешиваться между собой. Но тут — бах! Убийство Гривельды, уничтожение всего Королевства магов и всех его жителей. В один день магии на Тарте просто не стало. Будто что-то высосало ее из народа. Куда она делась — так никто и не узнал. Пропал и сам Брадур. Все подумали, что он погиб, ведь на его земле все превратилось в пыль. Остался лишь один единственный камень, как огромная надгробная плита, на которой было выбито проклятие и пророчество. После того как представители всех рас прочли послание, камень исчез. И по сей день его никто не может найти. Да что там! Из Проклятых земель вообще никто не возвращался.

— Думаете, Брадур превратился в камень? — с сомнением предположила я. Кажется, эта история окончательно меня запутала. А что же стало с душей его дочери?

— Вероятно, — подал голос дракон подо мной.

— Мы думаем, что этот камень — ключ ко всем тайнам. Вся магия Тарты могла быть запечатана именно в нем, как в огромном артефакте. Брадур и сам мог находиться внутри него, чтобы дождаться того времени, о котором говорится в пророчестве.

— А что в нем говорится? — оживилась я.

— Погоди, об этом позже! — улыбнулась Катя. — Вернемся к эльфам. Магия исчезла, народ в шоке! Начались упреки в сторону друг друга. Иногда даже потасовки. Чтобы сплотить народ, консервативный и нудный светлый король выдал свою дочь, принцессу Астерин, за сына своего советника — темного эльфа… как его? Эти имена меня просто убивают!

— Узравиэль! — низким голосом оповестил Рэн.

— Точно! Он! Но не суть, все равно она его убила в первую брачную ночь.

— Это я тоже слышала. А потом сбежала с королем драконов.

— Верно! — воскликнула девушка. — Вот только принцесса эльфийская с сюрпризом была…

— Екатерина! — недовольно фыркнул дракон.

— А что? Правда ведь! Брадур высвободил душу своей дочери из артефакта. Угадай, в кого она вселилась?

Мне понадобилось еще несколько секунд, чтобы переварить информацию. А от догадки глаза на лоб полезли.

— Нет! В Астерин?

— Ага! — кивнула Катя и покосилась на Рэна.

Я и сама провела параллели, вспоминая все рассказы гномов.

— Но тогда выходит…

— Да-да! Астерин, эльфийска принцесса, которая обладала силой могущественной ведьмы, влюбила в себя Райнэйта, тогдашнего принца драконов. И родился у них Рэнчик.

— Выходит, ты внук самого Брадура? — охнула я.

Не знаю теперь, хорошо для меня это или плохо.

— Расслабься, — поспешила успокоить девушка. — Ты не дослушала. Рэну достались в наследство внешность эльфа, магия тьмы и природная сила дракона. Можешь себе представить, насколько он уникальное существо? Такой себе парень — три в одном!

Рэн вздохнул и недовольно качнул головой. Но на этом рассказ Кати не закончился.

— Когда я перешла портал и впитала в себя часть магии, Брадур сделал все возможное, чтобы поместить ее в артефакт. Я как бы была не против ее отдать, вот только он забыл упомянуть одну маленькую деталь. После того, как человек отдает магию, он просто высыхает, как овощ. Это тебе не Земля, Светочка. Здесь каждое существо, каждая зверюшка и растение подпитаны энергией Виктуса. Мы, как иномирянки, можем жить лишь благодаря магии внутри нас. Потому, когда Брадур высосал все мои силы, оставались секунды, чтобы спасти меня. Я сама до сих пор не поняла, как Рэну удалось это сделать. Возможно, все дело в том, что я его пара. Непревзойденная, неповторимая и долгожданная! В общем, поскольку в нем таилось сразу две силы — драконья и тьма, он отдал мне ту, которую мог отдать. Так я стала вот такой страшной и жуткой.

И, чтобы придать рассказу эмоциональной окраски, Катя зловеще рассмеялась.

Видимо, Рэн привык, потому что никак не отреагировал. А вот я все еще находилась в состоянии легкого шока, переваривая информацию.

— Мы уверены, что твою силу он тоже попытается забрать, — произнес дракон.

Катя прекратила хохотать и вмиг посерьезнела.

— Это так. Он будет манипулировать тобой, ведь магию нельзя отобрать принудительно.

Я нахмурилась, вспоминая пирамидку. Видимо, об этом мои спутники не знают.

— Этот жук расставляет ловушки, — продолжила девушка. — Он влил тьму в родную сестру Рэна — Морэну. Она прикольная, я обязательно вас познакомлю. Я из самых благих побуждений хотела помочь ей, а в итоге осталась без магии совсем. Брадур высосал ее полностью с помощью заколдованного артефакта.

— Пирамидки? — уточнила я.

— Нет, это были песочные часы.

И вновь я нахмурилась. Кажется, Кирий упоминал, что он создал часы для Фатула. Они с Синмой как раз возвращались домой, когда нашли меня в зарослях.

Я тут же провела параллели. Брадур заверял, что Синма объята тьмой, и предлагал мне спасти ее. Выходит, если бы я сделала это раньше, то уже была бы мертва. Но с другой стороны, у мага есть пирамидка, и теперь он может без особых усилий опустошить меня, как поступил ранее с Громом.

Катя продолжила:

— У тебя два варианта, Света: либо спрятаться так, чтобы он тебя никогда не нашел, либо повторить мою историю. Но для этого понадобится твой демон. Ты его пара, а это значит, что он сможет поделиться своей магией. Ведь вы, вроде как, единое целое. Только с ним это подействует. Остальные существа если и смогут отдать тебе свою незначительную энергию, то точно погибнут. У меня нет знакомых самоубийц. У тебя есть, Рэн?

— Нету, — буркнул дракон подо мной.

Катя посмотрела на меня и подняла бровь в немом вопросе.

— И у меня нету, — ответила я. — Но Гром… Что с ним будет, если он поделится? У него останется магия?

Катя пожала плечами. Этот ее неопределенный ответ вовсе не внушал доверия.

— Лучше спрятаться, — поторопилась успокоить девушка. — Как только я стала более-менее понимать тьму, смогла найти себе подобных. То есть, иномирянок. Я почувствовала тебя в Подземном и еще одну девушку в Светлом. Но сейчас, — Катя немного запнулась, и это мне не понравилось, — я ее не чувствую. Будем надеяться, что она жива. Но раз мы нашли тебя, нужно забрать твоего демона и спрятать вас. А затем мы с Рэном возобновим поиски третьего сосуда.

Я непонимающе уставилась на черную ведьму и нахмурилась. Зачем все-таки Брадуру наша магия?

— Что было в пророчестве? — вспомнила я, а затем меня тут же посетила невероятная догадка. — Та магия, что собралась в камне — она ведь вселилась в нас? В тебя, меня и еще одну? Все вокруг удивляются, откуда во мне столько силы.

— Догадливая, — похвалила Катя. — Мы с Рэном нашли древнее пророчество, которое списано с того самого камня. В нем сказано, что он восстанет из праха своего народа. Там что-то было про три реки, но если простыми словами, то вся магия разделилась на три части, каждая из которой открыла портал в другой мир, чтобы призвать сосуд. Каким-то образом мы, не имевшие о магии даже малейшего представления, стали теми, кто эту самую магию может удерживать в себе. Да настолько мощную, что любого тартарийца просто разорвало бы на части. А Рэн еще удивляется, как тьма меня не разрушила до сих пор. Все дело в том, что мы — сосуды, носители магии. Мы точно не знаем, как Брадур собирается использовать магию своего народа, когда соединит все три части в одну. Знаем лишь, что ему нужно три артефакта. Для меня он использовал песочные часы.

Немного подумав, я решила поделиться своей информацией.

— Песочные часы заказывал у гномов Фатул. И я уверена, что он делал это по приказу Брадура. Маг был в замке. И часы сейчас должны быть там. Думаю, он хотел манипулировать мною с помощью Грома. Он увидел, что у нас с демоном возникла связь и даже помог мне проникнуть к нему в камеру. Но потом я сбежала, и Брадур нашел новую жертву — гномиху, которая помогла мне сбежать. Я привязалась к Синме и Кирию, они очень мне помогли.

Теперь все пазлы сложились в композицию, и я увидела ясную картину. Только вот перспективы были весьма пасмурными.

— Никогда не привязывайся к гномам, — надоумила Катя. — Они все до жути меркантильные и вредные.

— Нет, — возразила я. — Синма и Кирий не такие. Они были добрыми ко мне…

— Только потому, что ты ведьма, — отрезала девушка. — Будь уверена, что они приютили тебя лишь для того, чтобы в будущем использовать. А как только ты попала в беду — где оказались твои гномы? Готова поспорить, что они сделали вид, что не знакомы с тобой.

Я застыла. Практически так оно и было. Я узнавала свою ситуацию в описании Кати, но все равно не могла поверить. Они ведь были так добры ко мне.

— Хорошая новость, что мы знаем, где часы, — перебила мои раздумья ведьма. — Мы найдем их и уничтожим.

— Он сделает новые, — скептически хмыкнул дракон. — Единственную пользу, которую нам может принести артефакт — выиграть время для Светы. Если она добровольно отдаст магию, поместив в часы, демон успеет спасти ее. Артефакт легче скрыть, чем живую девушку. Тем более, если учесть, что демон ее не отдаст. Мы сможем спрятать часы в Затуманном.

Немного подумав, я была вынуждена согласиться с этим утверждением. Если бы Брадул явился за мной прямо сейчас, то Гром уже никак меня не спасет. Я не смогу прятаться вечно. Гром — король. Ему нужно позаботиться о своем троне и королевстве, а не убегать вместе со мной и защищать от напасти злого мага. И захочет ли он? Я хмыкнула от абсурдности собственных мыслей. Какая наивная! С Чего я вообще взяла, что такой мужчина, как Гром, бросит корону ради меня? У Фатула десятки наложниц. Да, я вернула Реару огонь, но это вовсе не значит, что теперь он жизненно зависим от меня. Я заставила себя не думать о его выборе, а снова начала анализировать.

— А что произойдет, если мы сами выпустим магию? Если представить, что нам удастся найти третью девушку и вернуть артефакт с магией Кати? — уточнила я.

— Мы не сможем, — ответил Рэн. — Только тот, кто запечатал магию, сможет вновь открыть ее. Брадур не сможет впитать всю энергию в себя. Это уничтожит его. Скорее всего он попытается возродить королевство.

— А разве это плохо? — нахмурилась я. — Маги обретут свой дом. Им больше не придется прятаться в подземельях. Возможно, он для этого и восстал, чтобы исправить ошибки прошлого.

Я всерьез задумалась об этом. Если так, выходит, что Брадур не такой уж злодей, каким кажется. Он собирается сделать великое дело, а нам троим просто не повезло. Хотя Кате все же выпал второй шанс на жизнь.

— Брадур объят тьмой, — тихо шепнула Катерина. — Кто знает, каких бед он натворит. Он злой маг, Света. Сейчас он слаб, но если вернуть ему могущество, что ему вздумается? Может быть, через сотню лет он опять выйдет из себя и случайно уничтожит чье-то чужое королевство? Например, драконье. Или демонское. Я сужу по себе. Один человек не может управлять такой могущественной магией.

Ее слова имели смысл. Еще какой. Если тогда Брадур по глупой прихоти снес все королевство и забрал тысячи жизней, то что ему помешает сделать это же в будущем? Или поработить всю Тарту? Стать ее единым правителем.

— Мы должны убедиться, что он не несет угрозы для всех рас, — серьезно произнес дракон. — Магию нужно вернуть. Но не Брадура. Я лично собираюсь убить его.

— О, смотрите! — радостно воскликнула Катя, указывая пальцем вниз.

Поборов страх, я наклонила голову и моим глазам открылся чудесный вид на поля, озеро и замок. Знакомое местечко. Мы добрались быстро, всего за пару часов.

— А почему озеро называют Лиловым? — поинтересовалась я, смотря на воду ярко-голубого цвета. — Разве у вас есть лилии? Мне казалось, здесь все растения совершенно другие.

— Лилии? — уточнил дракон. — Не слышал о таких. Этот водоем назван в честь лилосов — рыб, которые питаются кровью и падалью. Фатул сбрасывает туда тела своих жертв.

Меня передернуло от ужаса и отвращения.

— Мой портал открылся в этом озере, — глухо отозвалась я, а Катя присвистнула.

— А мой в лесах Темных земель, — ответила она, а затем посуровела и воскликнула:

— Рогатый, жди в гости.

Драконы начали снижаться.

Я не ожидала, что мои новые друзья будут действовать так открыто. Они приземлились прямо на задний двор замка, где уже ждала целая армия вооруженных чернокожих демонов. Стражи заметили нас с башен. Спустившись на землю, я наивно начала выискивать среди них Грома. Так безумно хотелось увидеть его рожки.

Но мой взгляд остановился на Фатуле, и я тут же напряглась.

— Кто бы мог подумать, — насмешливо фыркнул король, стоя на расстоянии примерно в двадцать шагов от нас. Он с неприязнью осматривал непрошенных гостей. Хотя, кто из нас гость — можно хорошенько поспорить. — Новоиспеченный король Рэнданэйл и его, — демон даже не старался скрывать презрения, — объятая мраком супруга.

Катя широко улыбнулась, но глаза ее оставались безучастны. Одним взмахом руки она стерла в пыль рога двух демонов, охранявших короля. Бедняжки взвыли, ухватившись за голову, и упали на колени.

— Екатерина! — предупреждающе произнес Рэн, который вернул личину светлого эльфа.

— Бросаешь мне вызов, ведьма? — прокричал Фатул. Он стоял в окружении своих воинов в десяти шагах от нас. — Вы напрашиваетесь на международный конфликт. Хочешь войны, полукровка?

На этот раз не сдержался Рэн и ринулся к королю. Охранники не успели даже схватиться за мечи, как все до одного превратились в каменные глыбы. Хорошо еще, что не в пыль. Магия внутри меня подсказывала, что их еще можно было вернуть обратно. В любом случае, это впечатляло. Хорошо иметь темную ведьму на своей стороне. Рэнданэйл тем временем начал драться с королем. Мужчины достали свои мечи, сражаясь среди статуй. Катя была в ярости. Я сразу поняла, что она не выносит, когда кто-то причиняет вред ее мужу. Думаю, она это не контролирует. Но эльфодракон был хорош, а Фатул явно проигрывал. Наконец, выбив меч из рук демона, Рэн заставил фальшивого короля пасть на колени и приставил лезвие к его горлу. Лицо Фатула исказилось от ярости.

— Ты не посмеешь, эльф, — процедил он.

— Теперь уже эльф? — лениво протянула Катя. — Слышал, милый? Тебя только что повысили в звании. А вообще, слишком эти демоны наглые. Что-то я не почувствовала должного уважения к своей всемогущественной королевской персоне. Можно, я сотру его рога? А, Рэнчик? Можно-можно?

— Пока нет, — строго бросил тот через плечо.

Не знаю, играли ли они в доброго и злого полицейского, или Рэн на самом деле сдерживал Катю от убийства. Он единственный, кто мог ее утихомирить. Не то чтобы я жалела этого гада после всех его гнусных поступков, но не думаю, что Катя на самом деле так жаждала убивать. Это в ней говорила тьма. Жестокая и неукротимая магия.

— Где Гром? — спросила я, подходя ближе.

Фатул бросил на меня испепеляющий взгляд и мерзко оскалился, от чего меня передернуло. В этот момент кончики его рогов начали рассыпаться, а сам демон зашипел от боли. Рэн повернулся в сторону Кати, а та сделала вид, что ни при чем и якобы скучающе осматривает замок.

— Все кончено, Фатул, — с победой в голосе произнесла я. — Ты, самозванец хренов, никогда больше не причинишь вреда моему демону.

Я почувствовала, как в груди собралось тепло, готовое взорвать врага.

— Самозванец? — с интересом спросила Катя.

— Именно, — подтвердила я.

Фатул сцепил зубы и с яростным рыком собрался встать, но Рэн тут же ранил его шею, пуская кровь.

— Не хочешь рассказать, как ты удерживал истинного короля Огненного королевства в подвале своего замка на протяжении трехсот лет?

— Это ложь! — зашипела наглая морда. И не стесняется врать. Совсем не хочет принимать поражение.

— Это кристально чистая правда, — возразила я. И посмотрев на Рэна, серьезно произнесла: — Король Реаркадаш жив. А эта мразь, — кивнула на демона, — подпитывался его кровью как паразит.

— Реар жив? — пораженно спросил Рэн.

— Ты знаешь его? — оживилась я.

— Отец всегда мог найти общий язык с правителем Огненного королевства. До тех пор, пока к власти не пришел Фатул.

Рен с подозрением посмотрел на Фатула и вкрадчиво спросил:

— Где твой огонь, демон? Покажи мне древнюю магию своего рода.

Демон посмотрел на него исподлобья и начал медленно поднимать руки. Я удивилась. Неужели в его руках действительно огонь, как у Грома? Но это был лишь обманный маневр. Фатул, воспользовавшись заминкой, оттолкнул Рэна с такой силой, что тот упал. Я только рот успела открыть, как подлый самозванец швырнул каменную статую прямо на Катю, а сам бросился бежать в замок.

Зря он сбросил меня со счетов. Магия во мне буквально закипала. Выставив вперед ладони, я позволила ей вырваться наружу. Настигнув демона, бирюзовый сгусток вызвал взрыв, ударная волна которого повалила меня и едва поднявшегося Рэна на землю.

— Что за фейерверк и без меня? — закряхтела Катя, пытаясь столкнуть с себя статую. Когда ей это не удалось, она просто уничтожила ее. Рэн тут же подбежал к ней и начал отряхивать от пыли. А я осмотрелась. Все до последней статуи превратились в горстки обломков, и теперь уж черные демоны наверняка были уничтожены. У самых ворот в замок лежало тело демона. Он не двигался, и я застыла в ужасе. Убила?

Будто почувствовав мой ужас, Катя встала напротив и подбадривающе улыбнулась.

— Слушай, он был мразью. Не стоит его жалеть.

— Да, но…

— Мы в другом мире, Света. Здесь нет полиции и суда. Но есть законы, слово королей и решения Совета правителей. Только за то, что он обманом получил корону и заставил свой народ страдать, ему полагается смерть. Так какая разница, когда это произойдет и кто будет палачом?

И прежде чем я успела опомнится, меня отвлек Рэн.

— Нужно найти Реара. Если ты его пара, то просто мысленно позови.

— Я пыталась, но он как-то блокирует свой разум, — вздохнула я.

— Все рогатые существа очень упрямые, — поучительно произнесла Катя.

Я нервно хмыкнула и снова посмотрела на лежащего Фатула. Кажется, его грудная клетка зашевелилась. На меня накатило облегчение. Не убила. Пусть это сделает кто-то другой. Гром, если ему так будет угодно. В конце концов, он заслужил на месть.

— Рэн! Нужно сковать Фатула, чтобы не сбежал, — попросила я. — Он многое знает. И многое сможет нам поведать. Король Реар сам должен назначить наказание для предателя.

Дракоэльф кивнул и поспешил к демону под недовольным взглядом Кати.

— К твоему сведению, он меня чуть не изнасиловал, — проинформировала девушка. — Подонок заслуживает смерти хотя бы за это.

— Меня он тоже чуть не изнасиловал. Трижды. Согласись, нужно быть невероятным неудачником, чтобы так облажаться!

Катя хмыкнула, а затем и вовсе рассмеялась.

— Ладно, но вы с твоим рогатым просто обязаны пригласить меня на казнь.

— Заметано!

Рэн схватил Фатула, поднял на ноги и поволок ко входу в замок. Сам демон был слишком слаб, чтобы идти ровно.

Как только мы оказались внутри знакомых мне стен, я тут же почувствовала тепло огня ото всюду.

«Дом, милый дом».

Я принадлежала этому месту. Охраны не было. Большинство демонов, служивших Фатулу, превратились в пыль, но уверена, в замке, а особенно в подземелье, их еще много.

«Гром? Я рядом. Со мной друзья. Где ты, Реаркадаш?»

Ответа не последовало, но, клянусь, я увидела огонек в конце коридора. Он быстро вспыхнул и тут же погас. Что, если это знак?

Махнув Кате, направилась по следу. Рэн, таща Фатула, плелся за нами, то и дело бросая проклятия в сторону рогатого. А иногда еще и пинал его. Как только мы оказались у лестницы, я вновь заметила вспышку.

— Ты это видела? — спросила Катя.

— Ага! Думаю, этот огонек ведет нас к Грому.

— Или прямо в ловушку, — обломала девушка. Это сильная магия, Света. Не уверена, что хоть один из демонов на такое способен. А вот Брадур…

— Реар способен, — отозвался позади Рэн. — Он представитель древнейшего королевского рода. Его магия огня очень могущественна. О нем слагали легенды.

— Вот! Слышала? — гордо заявила я. — О моем демоне слагали легенды!

Катерина скептически сжала губы и все же кивнула на лестницу. Мы поднялись на третий этаж, затем новый огонек провел нас по коридорам и направил к башне. Поднимаясь на самую верхушку по узкой винтовой лестнице, я ощутила приятное волнение. И у меня больше не осталось сомнений, что Гром близко.

— Света, — послышался его слабый хрип из-за узкой дверцы.

— Реар!

Я бросилась вперед, но тут же услышала взволнованный крик Кати:

— Подожди! Это реально смахивает на ловушку!

— Не иди, — снова послышался слабый голос моего демона, когда я схватилась за ручку. Конечно, мною руководили безумные инстинкты, не поддающиеся логике. Я понимала, что это западня, но не могла остановиться. Дернув ручку, открыла дверь и вошла внутрь. Передо мной открылась картина из моего кошмара. Гром, мой прекрасный демон, был истерзан до неузнаваемости и прикован за цепи к стене.

— Нет, — шепнул он, подняв на меня измотанный взгляд и обессиленно опустил голову. Его рыжие волосы почти касались плеч.

— А вот и мои гости, — раздался низкий шипящий голос из темного угла.

— Брадур, — с ненавистью прошипела я. Чувствуя, как собирается магия в ладонях густым потоком.

— Тише, девочка. Не стоит тратить впустую священную энергию.

— А то что? — с вызовом спросила Катя, став по правую строну от меня. Слева появился Рэн, сжимая горло Фатула.

— О, я вижу, ты сохранил жизнь девушке, — удивленно протянул маг, обращаясь к Рэну.

— Она моя пара, жена и королева Затуманных земель, — с гордостью произнес Рэнданэйл. — А ты поплатишься за то, что едва не отнял ее жизнь.

Маг, глядя на нас из-под длинных полов своей мантии, не произносил ни слова целую вечность. А затем удивил всех словами:

— Екатерина, приношу свои извинения. Я не ведал, что у тебя с моим внуком древняя связь, названная самим Виктусом.

А затем Брадур повернул голову к Рэну:

— Я не желал тебе смерти, внук. И не хочу войны с твоим королевством.

Пока Рэн с Катей опасливо переглядывались, я не могла оторвать взгляд от Грома и до безумия хотела броситься к нему.

— Полагаю, и тебя, Светлана, объединяет священная связь с королем Реаркадашем? — задумчиво протянул маг. — Ну, конечно.

Он тихо прошептал что-то, понятное только ему.

— Что ты с ним сделал? — зашипела я.

— То, что уже не имеет ни малейшего смысла, учитывая недавнее открытие, — заговорил маг. — Я позволю вам жить, если отдашь мне магию добровольно.

— Или, — протянула Катя, выходя вперед и закрывая меня собой. — Ты можешь закатать губу и пойти к черту, жалкий старикашка. Ты не задумывался, что тебе пора на пенсию?

Она подняла свои руки, и густой черный туман медленно поплыл к магу.

— Из всего сказанного, — зловеще протянул Брадур, — я понял лишь «тебе пора». Ты права. Мне пора покончить с этим раз и навсегда, ведьма.

Он тоже поднял руки, но тут вмешался Рэн. Дракоэльф встал впереди, выпуская свою взрывную магию. Брадура отбросило назад, к стене, но, прежде чем он успел удариться об нее, образовался бирюзовый свет, в котором маг растворился.

— Что ты… — заблеяла я. — Ты убил его?

— Нет, — отрезал Рэн, все еще держа руки в боевой готовности. — Он открыл для себя портал. Брадур уже достаточно окреп, чтобы управлять порталами. Это древняя магия, которая ни мне, ни вам не под силу.

— Древний могущественный маг, который не смог распознать нашу связь? — скептически хмыкнула Катя. — Я не верю ни единому его слову. Он снова играет в эти игры.

— Возможно, — нахмурился Рэн. — Но сегодня мы уже не узнаем наверняка. У Брадура не хватит сил открыть новый портал.

Поняв, что на время мы в безопасности, я не стала больше разбираться, а подбежала к Грому.

— Не… не трогай, — шепнул он.

Возможно, его пытали слишком долго, и он не узнал меня? Так было и раньше, в моем сне. Но когда я прикоснулась к его кандалам, а Гром зашипел от боли, то поняла, что демон имел в виду металл. Он был заколдован точно, как маска. И причинял Реару адскую боль.

— Ему нужно помочь, — отчаянно произнесла я, обращаясь к своим новым друзьям. — Металл сдерживает его магию, и прикасаться к ней нельзя.

— Подумаешь! — хмыкнула Катя и закатила глаза. Она уже собралась махнуть рукой в сторону Грома, но я остановила ее вскриком ужаса.

— Нет! Только не ты! Прости, но ты все взрываешь. Я не хочу, чтобы Реар остался без рук и ног.

Катя надулась и сложила руки на груди, а я перевела умоляющий взгляд на Рэна.

— Я не в силах что-либо сделать, — развел руками мужчина. — Если ты освободила его огонь ранее, то сможешь сделать это снова.

— Правда? — оживилась я и недоверчиво покосилась на кандалы.

Я пыталась вспомнить все, что произошло в ту ночь, когда Гром снял с себя маску, и меня осенило. Покраснев, я закусила губу.

— Вы должны оставить нас наедине.

Парочка переглянулась и заулыбалась.

— Ладно! — кивнула Катя. — Мы пока воспользуемся гостеприимством Огненного королевства. В прошлый раз Фатул такой пир закатил, да рогатый?

Я посмотрела на лежащего у двери бессознательного демона и хмыкнула.

— Вот и отличненько! Присмотрите за ним. А я постараюсь исцелить настоящего короля как можно скорее.

— Если каким-то чудом явится Брадур, кричи! — надоумила Екатерина и направилась к выходу.

Рэн пнул ногой Фатула, подхватил его за хвост и потащил вниз по ступенькам. Представляю, какие ощущения будут у демона, когда он очнется!

Наконец-то я осталась один на один со своим демоном.

— Гром?

Ответа не последовало.

— Реаркадаш?

Мужчина тяжело выдохнул и поднял на меня свои черные глаза. Он будто погружался во мрак, время от времени всплывая. Вот и сейчас в его взгляде промелькнуло узнавание.

— Это я. Света.

Я направила руки на цепи, которые были прикованы к стене, и выпустила скопившуюся магию. Маленькие вспышки с громким всплеском оборвали звенья, и Гром обессиленно упал на пол. Я тут же припала к нему, избегая контакта с проклятым металлом, чтобы не причинить ему вреда. Его обнаженная грудь напоминала решето с множеством порезов, синяков и кровоточащих ран. Я в очередной раз прокляла Брадура за его жестокость. Но теперь мне было необходимо сделать что-то, чтобы спасти единственного мужчину в этом мире, который был мне дорог.

Магия вихрем закрутилась в груди и плавно поплыла по рукам. Теперь я могла ее различать — эта была целительной. Она ласкала, немного щекотала внизу живота и грела в сердце.

Бирюзовый свет, как и ранее, выполз из моих ладоней и проник к Грому под кожу. Он чаще задышал и тяжело застонал. В его ладони вспыхнул маленький огонек, и моя магия с радостью откликнулась. Она сплелась с демонской магией, и уже вместе они исцеляли короля Реаркадаша.

Я потеряла счет времени, отдавая свои силы. Капля за каплей магия покидала меня, зализывая раны, а его огонь грел меня все это время. Его красивое лицо постепенно преображалось. Темные мешки под глазами пропали, кода обрела багровый оттенок, ссадины исчезли, а обгорелая кожа выровнялась. Он снова был красивым и мужественным.

«Такой родной. Мой».

После я занялась грудной клеткой, ногами и руками, обращая внимание только на самые крупные раны. Когда ощутила полное опустошение, мгновенно погрузилась в сон, стараясь не касаться заколдованного металла демона.


***

— Светлана? — сиплый низкий голос в паре с нежными прикосновениями медленно вывели меня из забвения. Я еще не открыла глаза, но уже улыбнулась и прошептала:

— Громилка.

— Святой Виктус, это правда ты?

— А ты думал! — еще шире улыбнулась, распахнув тяжелые веки. Сейчас он выглядел еще красивее, чем в нашу последнюю встречу. Суровые черты лица делали его таким мужественным. Черные глаза пылали страстью и нежностью одновременно. Его длинные рыжие волосы небрежно растрепались по плечам, создавая волшебный ореол. И рожки! Эти рожки!

— Земные девушки, они такие… Как найдут свое счастье, уже никогда не отпустят!

Гром шире улыбнулся и с коротким рыком перекатил меня на себя. Я вмиг очнулась, оказавшись прижатой к твердому (во всех местах) мужскому телу. Но заколдованные кандалы все еще были на нем.

— Как это возможно? Как ты смогла найти меня? Я бредил, или с тобой была темная ведьма?

— Все так и было, — подтвердила я. — Это Катя, она тоже попаданка из моего мира. И знаешь, она многое мне рассказала. Ты обязательно все узнаешь. И Брадура мы временно прогнали, а Фатула схватили.

Я тараторила без умолку, ведь столько всего хотелось рассказать, но меня прервали, притянув за голову.

— Я должен убедиться, что это ты, — с хитринкой в голосе произнес демон и запечатлел на моих губах нежный поцелуй. Демон будто боялся, что причинит мне боль, спугнет, или что все это окажется сном.

— Все кончилось, Реар, — улыбнулась я. — Нас больше не разлучат.

Демон закрыл глаза, будто снова и снова прокручивал в сознании эти слова, а затем расплылся в довольной улыбке.

— Если это все же сон, сделай так, чтобы он никогда не заканчивался.

Я хмыкнула и провела пальцем по его губам.

— Гром?

— Ум?

— А давай снимем с тебя эти браслеты?

Я покосилась на его запястья, а демон нахмурился.

— Во мне еще мало огня, свет души моей. Ты отдала слишком много своей магии, я не могу просить больше.

Я хитро улыбнулась, села на его бедрах и немного поерзала.

— А в прошлый раз у тебя получилось.

Демон вмиг напрягся и утробно рыкнул.

— Это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Но не смотря на сомнения, его руки уверенно поползли по моему телу и легли на полушария грудей. Я закусила губу, наблюдая за ним из-под полуприкрытых век и терпеливо ждала, что же мой демон сделает дальше.

Он рывком разорвал платье, заставляя меня засмеяться. Я ничуть не смущалась своей наготы. Наоборот, горела под его жадным взглядом, чувствуя себя самой желанной женщиной в мире. Приподнявшись, Гром припал губами к моей груди, вобрав губами сосочек. Я застонала от ласковой и в тоже время напористой пытки, и обхватила руками его рога, проведя от основания до кончиков.

— О, Виктус, как же я скучал, — с шипением произнес демон, уделяя внимание другой груди.

Я была готова принять все от своего демона. Ведь тоже безумно скучала. Приподняв бедра, плавным волнообразным движением потерлась о внушительный бугор, который так хорошо ощущался между моих ног сквозь жесткую ткань набедренной повязки.

— Реар, — со стоном прошептала его имя. Я звала, просила.

Демон опустил руки на мои ноги, все выше и выше задирая юбку платья. А затем его пальцы коснулись самого чувствительного места, и тело пронзила сладкая дрожь.

— Еще! — начала просить я. — Больше. Хочу тебя.

Моего мужчину не нужно просить дважды. Он и сам едва сдерживал себя, чтобы не напасть на меня, как в прошлый раз. О, как я хорошо его понимаю теперь. Будь я на его месте, сама бы изнасиловала этого искусителя.

Сдвинув разделяющую нас ткань, Реар приподнял меня за бедра и медленно насадил на свою длину, заставляя при этом смотреть ему в глаза. В них полыхал огонь. Сила. Страсть. Нежность. И обещание.

— Ты так нужна мне. Ты мой свет, — сдавленно прошептал он и уткнулся лбом в мое плечо. Я же не удержалась и прошлась языком по его рогу. Это вызвало бурю эмоций у Грома. Он зарычал и начал быстро двигаться, помогая мне руками. Я закатила глаза в блаженстве, все больше чувствуя нарастающую силу наслаждения. Дыхание сбилось, кожа горела в местах, где соприкасались наши тела, а его поцелуи ощущались словно касание лепестков розы — нежные и бархатные.

Магия собралась тугим комом, норовя вырваться в любой момент. Меня переполняли силы, будто и не было опустошения. Каким-то образом мы подпитывались друг от друга.

— Светлана! — зашипел Реар. Он застыл и развел руки в стороны.

Я содрогнулась от накатившего оргазма, чувствуя отток магии и его ласкающий душу огонь. Металл на его руках и ногах начал плавится, капая на деревянный пол. А когда все закончилось, Гром, тяжело дыша, обнял меня и завалился на спину. Так мы и лежали, тесно прижаты друг другу. Словно две половинки одного целого в окружении огненного купола.

Время остановилось в нашем маленьком мирке. Я в очередной раз удовлетворенно вздохнула, прижимаясь к своему демону. В конце концов, после всего, что довелось пережить, мы имели право просто поваляться в объятиях друг друга. И теперь оковы нам не мешали.

Но спустя мгновение демон напрягся и приподнял голову, уставившись на дверь. Он напоминал хищника, готового растерзать своего врага.

— Кто-то идет, — шепнул Реар.

Я не обладала столь чутким слухом, но тоже напряглась. Поднявшись на ноги, попыталась привести себя в порядок. Грома его внешний вид не волновал. Разорванный клочок его повязки валялся у ног. Демон принял оборонную позу, схватив в руки цепи, чтобы использовать их как оружие.

— Погоди, — попыталась его успокоить. — Это могут быть Катя и Рэн. Они друзья.

— Я таких не знаю. Никому нельзя доверять, Светлана.

— Да, но… — я только сейчас посмотрела в окно. Рассвет. Когда я потеряла сознание было раннее утро.

— А сколько я была в отключке? — уточнила у демона.

— Один ход Мариона, — подтвердил он мои догадки.

— Черт! Брадур может вернуться.

В этот момент в дверь тихо постучали, а сразу после этого она рассыпалась на пепел.

В проеме стояла Катя со все еще поднятым кулаком вверх и открытым ртом. Я осознала, что девушку так поразил стоящий перед ней обнаженный демон. Мой демон! Меня обуял настоящий гнев и безудержная ревность. Я и не заметила, как собралась магия и мощным потоком выплеснулась на Грома. В то же мгновение он оказался одет в потертые джинсы с прорезью для хвостика и белую, соблазнительно обтягивающую его торс, майку.

— О! — воскликнула я от неожиданности. Так вот о каком мороке говорили гномы. Как все же интере-е-есно!

— Неплохо! — подтвердила Катя и, наконец, опустила руку. — Простите, я просто хотела постучать, но…

— Ведьма, — выплюнул Гром и обратился ко мне. — Ты знаешь ее?

— Знаю, — кивнула я. — Познакомься, Гром. Это Екатерина, королева Затуманных земель, жена короля Рэнданэйла.

— Я не знаю такого короля, — огрызнулся мой демон, не отводя сурового взгляда от ведьмы.

А когда я подошла чуть ближе и положила свою руку на его спину, чтобы успокоить, он прошептал:

— Зачем ты облачила меня в этот убогий наряд?

— Король Рэнданэйл кровный наследник короля Райнэйта, — объявила Катя прежде, чем я успела ответить. — Он добровольно передал престол своему сыну. О, и я тоже иномирянка, как твоя Света.

Гром покосился на меня с вопросом в глазах, на что я утвердительно кивнула.

— Ты многое пропустил, демон. Нам столько всего нужно тебе рассказать.

Гром с недоверием покосился на Катю, но все же кивнул.

— А где Рэн? — поинтересовалась я у девушки. — Разве вы не всегда ходите парой?

— О, он слишком увлекся допросом Фатула. И попросил меня выйти, потому что… ну, знаешь… я могу испепелить его взглядом.

Когда я бросила на нее укоризненный взгляд, та развела руками в невинном жесте и произнесла:

— Случайно!

— Где он? — рыкнул мой демон. — Где Фатул?

— Лучше бы ты волновался о Брадуре, — поправила Катя. — Прошли сутки, он уже достаточно силен, чтобы вновь здесь появиться и что-то сделать с тобой. Ему нужна магия Светы. С помощью артефакта, который мы, кстати, нашли в покоях Фатула, маг планировал вытащить магию Светы. Она сосуд, демон. Одна треть всей магии Тарты находится в теле твоей пары.

Не думаю, что сама сказала бы лучше, чтобы вызвать у Грома столько эмоций. Он выпустил цепи из рук и с ужасом, неверием и восхищением в глазах уставился на меня.

— Это правда, свет моей души?

— Оу, как мило! — протянула Катя, на что Гром недовольно рыкнул.

— Ладно! Оставлю вас наедине еще на минуточку. Но лучше вам быстрее со всем разобраться и спуститься в столовый зал. Там хавчик!

С этими словами девушка начала спускаться по винтовой лестнице вниз, а мы остались одни в маленькой комнате башни.

— Вроде как, — ответила я. — Когда я попала сюда, то думала, что погибла в своем мире, а здесь как бы чистилище. Мы, земляне, верим в жизнь после смерти. Хорошие люди попадают в рай, где обитают ангелы. А грешники горят в аду — обители чертей. Не то чтобы я сильно грешила, но когда перед тобой разгуливают рогатые существа, и не в такое поверишь. Я и подумать не могла, что это просто иная реальность, со своей природой, жителями, уставом. В своем мире я никогда не владела магией. У нас вообще ее нет. А тут сразу столько силы, которую совершенно не контролирую. Я либо что-то взрывала, либо исцеляла. Это работает на интуитивном уровне. Кстати! Джинсы тебе очень идут. Ты такой сексуальный в них.

— Это одежда твоего мира? — с сомнением спросил Гром.

— Ага!

— Вы настолько бедно живете?

— О, нет! На Земле правят наука и техника. У нас мобильные телефоны, интернет, самолеты, корабли…

Когда Гром скривился, явно не понимая ни единого слова, я хмыкнула и упростила ему задачу:

— У нас есть все то же, что и у вас! А может и больше. Но без магии. Мы типа… гномов! Да, мы очень продвинутые гномы. Все мастерим и изобретаем.

Наконец на его лице промелькнуло понимание. Он окинул меня изумленным взглядом и поднял одну бровь. Очень сексуальный демон.

— Высокие гномы! — констатировал он. — Очень хорошо. Моей королевой станет гномиха.

— Нет! Нет! Нет! — запротестовала я, едва сдерживая истерический хохот. — Не называй меня так! Я не знаю, кем я буду, когда избавлюсь от этой магии.

— Тебе нельзя этого делать, — ужаснулся Реар. — Иначе погибнешь.

— Знаю, — тихо добавила я. — Но тогда Брадур не отстанет. Так произошло у Кати с Рэном. Он вселил тьму в душу принцессы Морэны. — Когда Гром нахмурился, я пояснила, — сестры Рэна и дочери Райнэнэйта. Рэн сказал, ты знаешь короля драконов.

Гром коротко кивнул.

— Света, я должен рассказать тебе. Я не тот…

— Знаю, — опередила я. — У меня были сны. Точнее, твои воспоминания. Я не поняла многих деталей, но уяснила главное — ты король Реаркадаш. И о твоем величестве слагали легенды.

Я довольно улыбнулась, а демон поджал губы.

— Фатул — мой сын, — огорошил он новостью.

Улыбка медленно сползла с моего лица. Но вместо того чтобы волноваться о том, как сын поступил с родным отцом, я могла думать лишь о том, что какая-то гадина этого сына родила. И снова мой разум затмила ревность.

— Хотя я и сам не знаю, тот ли он, за кого себя выдает, — выдохнул Гром, а его хвостик нервно заскакал по полу. — Я многое вспомнил. Но не все. Что-то важное постоянно ускользает. Причина того предательства. Помню, как на меня напали. В замок проникли наемники. Черные демоны сильнее даже королевских воинов. В мое время они считались вымершим видом, но, как оказалось, кто-то их расплодил.

— Думаю, Брадур, — предположила я.

— Да, скорее всего. Я видел его в ту ночь. Он забрал мою магию огня.

— В пирамиду, — кивнула я.

Загадки прошлого помогали усмирить ревность, и я отвлеклась. У меня тотчас возникло множество вопросов насчет этой вещицы. Например, как она работает и, самое интересное, почему оказалась у гномов, если я видела, как Брадур скрылся с нею? Потерял? Как самый величественный маг Тарты мог потерять артефакт с магией королевского демона? Или этих пирамидок несколько? А еще нужно было признаться, что артефакт я упустила, и она снова у Брадура. Но Гром продолжил свой рассказ, а я не смела перебивать.

— Обессиленный, я направился в свои покои. Меня звала…

Он нахмурился и изучающе посмотрел на меня.

— Говори уже, — процедила я грубее, чем собиралась.

— Демоница. Сеара. Моя супруга.

Я поджала губы и отвела взгляд. Все это мне совершенно не нравилось. Но затем я вспомнила свой сон. Реар шел на крик женщины, а когда нашел, она была обезглавлена. Я тут же поставила себя на место демона и ощутила море вины за свою злость. Во мне говорила слепая ревность, затмевая самое главное — боль Грома. Его жену обезглавили у него на глазах. И кто? Родной сын, который связался со злым магом и предал всех. У Реара не было магии, чтобы бороться, и, проиграв, он оказался закованным в проклятую маску на три сотни лет. Не помня себя, не зная истины. Но даже после этого мой храбрый Гром не сломился. Он боролся всю свою жизнь. Мужчина, достойный восхищения.

— Света?

Он подошел ближе и аккуратно погладил костяшками пальцев мою щеку. Я тут же прикрыла веки и потерлась о его руку.

— Связь с истинной парой случается лишь раз в жизни, — прошептал демон. — И она образовалась с тобой.

Это меня успокоило и заставило чувствовать себя особенной для него. Даже если у демона не было выбора! Подумаешь, была у него бывшая. У меня они тоже были. А Реар постарше меня будет. Я почти успокоила себя, но тут же задумалась.

— Так у тебя был гарем?

Когда демон не ответил, я снова разозлилась. Нет, это уже слишком!

— И сколько их было?

Он невинно улыбнулся и пожал плечами.

— Не помню. Но родить наследника смогла только Сеара. Я не знал, когда встречу свою пару, возможно, это никогда бы не произошло. А наследник престола необходим в любом случае. Поэтому Сеара стала моей королевой. Остальные наложницы после свадьбы отправились по домам.

Я сощурила глаза и окинула демона изучающим взглядом. По домам — это хорошо.

— Ты всегда знаешь, что говорить, чтобы меня успокоить!

Гром улыбнулся и нежно меня поцеловал.

— Сейчас все иначе, — произнес он.

Я знала это. Демон стал свободным. Во всех смыслах. Он больше не был рабом, помнил свое прошлое, обладал полным правом на трон своего королевства и вернул огонь. А еще у него есть я! И куча новых проблем в придачу…

— Идем! — деловито произнес он. — Я должен увидеть Фатула.

Он схватил меня за руку и сделал шаг в сторону двери, но резко остановился.

— Сначала верни мне приличную одежду, ведьма! — потребовал демон.

Я улыбнулась и покачала головой.

— Не знаю как. Это вышло спонтанно. К тому же, я больше не чувствую магию.

Гром еще несколько секунд сверлил меня недовольным взглядом, от которого у меня бежали мурашки ужаса в нашу первую встречу. Но сейчас я его не боялась. Ничуть.

Потянув его, направила в сторону винтовой лестницы. Но Гром подхватил меня на руки и практически побежал вниз. Он был довольный, сильный и взволнованный. Как и я.

— Погоди, в моем сне ты убил Фатула. Я помню, как ты воткнул в него меч.

— Это меня волнует больше всего. Если я убил его, то кто же носил корону все эти годы?

Мы свернули в коридор, идя по длинной ковровой дорожке. Гром немного замедлил ход, и я поймала его удивленный взгляд. Около стены стояли три каменные статуи в форме демонов с мечами.

— Это Катя, — констатировала я. — Она все превращает в камень, если постарается.

— А если нет?

— Взрывает.

— Держись от нее подальше!

Перед нами появилась знакомая мне дверь, которую демон толкнул ногой. Оказавшись в зале, в центре которого стоял огромный, заставленный яствами стол, Реар поставил меня на ноги.

— Вижу, королю Реаркадашу значительно лучше, — протянул Рэн своим ленивым тоном. Он сидел на том месте, где ранее восседал Фатул. А сам фальшивый король валялся у его ног. И снова без сознания.

— В нем полно силы, — подтвердила Катя, сидя на мягком диванчике у огромного окна.

Поймав мой взгляд, она подмигнула.

— Он готов ею поделиться.

Девушка раскрыла ладонь и продемонстрировала маленькие песочные часы с голубоватым светом внутри.

— Что это? — рыкнул Гром, задвигая меня себе за спину.

Рэн тяжело вздохнул и покачал головой.

— С демонами всегда было трудно договориться.

Гром зыркнул на него и зарычал:

— Демоны всегда были союзниками светлых. Но если ты нарываешься…

— Он дракон! — воскликнула Катя. — Нет, ну честное слово! Всегда одно и то же. Надоело! Все, Рэн, накладываю на тебя морок. Никаких длинных ушей.

— Эй, эй! — воскликнула я из-за широкой спины Грома. — Предлагаю спокойно все обсудить. У нас один враг и несколько связанных с ним проблем.

Погладив Реара по плечам, только для него прошептала:

— Они хотят помочь. Выслушай, прошу.

— Кто ты? — шикнул Гром в сторону Рэна.

— Король Затуманного королевства Рэнданэйл, — произнес тот и всунул в рот наколотое на вилку мясо.

— Король драконов — эльф, — насмешливо протянул Реар и перевел взгляд на Катю, — а королева — объятая тьмой ведьма?

— Ну и что! — запротестовала девушка. — Света тоже станет твоей королевой, и она, как видишь, не демоница.

— Она гном, — заявил Реар, а я скривилась и обреченно выдохнула. Мне никогда не давались объяснения.

— Расскажите лучше о Брадуре, — предложила я.

— Сначала я хочу убедиться, что имею дело с демоном древнего королевского рода, — сообщил Рэн, не отрывая пытливого взгляда от Реаркадаша. — Покажи свою магию, демон.

Гром насмешливо фыркнул, но уже через мгновение еда в тарелке короля драконов вспыхнула ярким пламенем. Рэн и бровью не повел, лишь расплылся в довольной улыбке.

— Хорошо, — с неким облечением произнес он и жестом пригласил нас за стол. На что Гром неодобрительно рыкнул, ведь это он хозяин замка. Дракоэльф намек понял и больше его не провоцировал. Усевшись в другом конце длинного стола, Реар жадно поглощал еду, внимательно слушая все с самого начала. Катя не пропустила даже историю Брадура, будто Гром ее не знал. А может, он действительно еще не все вспомнил. Я тоже с удовольствием уминала все, чего касался мой демон. Остальное пробовать не рисковала.

— И в прошлый раз, когда я была в этом замке, этот мерзкий гаденыш…

— Не нервничай, милая, — вовремя напомнил Рэн, когда возле Кати треснул бокал. — Этого больше не повторится. Света сказала, что демон не настоящий король. Он выдавал себя за Фатула все эти годы?

Мы все дружно уставились на Грома, ожидая ответа. Он сам не знал наверняка.

— Это не мой сын, — наконец, произнес Реаркадаш. — Своего я убил триста лет назад. Лично всадил ему лезвие меча в грудь.

Катя с Рэном напряженно переглянулись.

— Фатул предал его, — выпалила я в защиту Грома. Хоть и не знала, захочет ли он рассказывать подробности. Это его история.

— Но если ты уже давно убил Фатула, кто это? — подняла брови Катя и покосилась на лежащего на полу рогатого. Видимо он пришел в себя в мое отсутствие, но Рэн опять его вырубил.

— А вы не узнали у первоисточника? Он что-то сказал? — уточнила я.

— Даже если бы и захотел — не смог бы, — угрюмо ответил Рэн. — На нем заклинание безмолвности.

— Тогда мои догадки верны, — смело заявила. — Этот демон был марионеткой Брадура. Они не убили Грома лишь потому, что им нужна была сильная кровь, чтобы поддерживать этому жизнь.

— Нет, чтобы подпитывать морок, — уточнил Гром. — Пройдет несколько месяцев, и все увидят его истинное лицо. Кем бы он ни был, в жилах этого демона не течет королевская кровь. Я не чувствовал от него магии огня. А красный цвет волос присущ лишь демонам королевского рода, коих осталось меньше, чем зарубин на моих рогах.

Я покосилась на рога демона и сосчитала там пять впадинок. Затем потянулась к ладони Реара, выражая свою поддержку. Он мягко улыбнулся мне, но затем застыл, смотря перед собой опустевшим взглядом Я почувствовала исходящую от него тревогу. Но прежде чем успела спросить, Гром резко встал с места.

— Ты его внук! — с обвинением в голосе произнес он, обращаясь к Реару. — Как мне знать, что тебе можно доверять? Вы говорите, что вам нужна магия моей женщины, чтобы защитить ее, но вместо этого можете действовать в интересах самого Брадура. Вся эта история с артефактом и объятой тьмой принцессой не больше, чем выдумка, чтобы пустить пыль в глаза.

Я понимала хроническое недоверие мужчины, которого предал родной сын, ко всему, что движется. Но согласна с ним не была. Я верила им. Если не Рэну, то уж точно Кате. Она попала сюда так же, как и я. Едва не погибла из-за черного мага и лишь благодаря связи с дракоэльфом смогла выжить.

— Я им верю, — озвучила свои мысли.

Гром нахмурился, не отводя недовольного взгляда от Рэна.

— Я хочу помочь, — выдохнул тот. — Даю священную клятву Виктуса, что не желаю смерти твоей паре, Реаркадаш.

Буравящий взгляд Грома сменился удивленным, а затем решительным. Эта их клятва многое значила.

— Тогда как вы хотите помочь? — задал вопрос мой демон.

Катя поставила на стол те самые песочные часы и произнесла:

— Света должна добровольно отдать свою магию, поместив ее в артефакт. Часы начнут поглощать ее, пока не заберут все до последней капли.

— Это убьет ее, — рыкнул Гром.

— Пару минут она еще будет жить, — поправила девушка. — Как было со мной. И Рэн вселил в меня тьму, чтобы я могла продолжить свое существование.

— Но ты забываешь, ведьма, что мне тьма неподвластна. Магия огня течет в крови и передается по родству. Ее нельзя передать добровольно.

— Истинной паре можно, — вмешался Рэн.

— Есть и другой способ, — решила признаться я. Посмотрев на демона, получила его согласие в виде кивка и произнесла:

— Есть артефакт. Другой. Маленькая пирамидка. Она поглощает магию силой. Именно так он украл огонь Реара, стер его память и сделал рабом.

Рэн нахмурился, Катя была разочарована.

— Но сейчас у демона есть огонь, — констатировал Рэн.

— Я нашел истинную спутницу, — гордо заявил Гром, возвращаясь на место. А затем пересадил меня к себе на колени и вдохнул запах моих волос. — Она исцелила меня, разожгла огонь. Теперь я снова могу вернуть трон, по праву мне принадлежащий.

Реар на мгновение смолк, а затем посмотрел на меня и произнес:

— Если я отдам тебе свою магию, свет мой, то не смогу претендовать на корону. Мое место займет другой демон королевского рода по праву сильнейшего.

Все смолкли. Я вообще пребывала в тихом шоке. О таком исходе даже подумать не могла. Выходит, Грому предстоит выбор — трон или моя жизнь.

— Мы не можем этого сделать, — произнесла я, глядя на Катю с Рэном. — Только не так. Должен быть другой выход.

— Если тебя похитит Брадур, шансов выжить станет меньше, — ответил дракольэф. — В его арсенале десятки уловок. Он может создать иллюзию, что Реар или кто-то, кто дорог тебе, при смерти. Ты не отличишь ее от реальности. Он заставит тебя пожертвовать своей магией, а после бросит погибать. Не пойми меня неправильно, мне нет особого дела до твоей жизни…

— Рэн! — воскликнула Катя. — Это так грубо! Мне есть дело. Света — моя землячка. Я не хочу, чтобы она погибла.

— Меня больше волнует, — беззаботно продолжил тот, — что Брадур получит желаемое.

Он повернулся к Грому и добавил:

— Если он вернется к власти, то станет могущественнее, чем когда-либо. Могущественнее всех нас. Его тьма жестока и беспощадна, он уничтожит всю Тарту так же, как когда-то свое королевство. Брадур — безумец.

Гром все это время не издал ни звука. Он смотрел на меня таким странным изучающим взглядом. На секунду мне показалось, что он думает: “Сдалась мне эта земная дурочка, когда у меня есть власть? Упустить целое королевство ради какой-то иномирянки? Пффф!”.

Но то, что он сделал в следующий момент, заставило все мои сомнения кануть в лету. Подхватив мою ладошку, он плотнее прижал меня к себе и провел когтем под подбородком. Нежно и аккуратно, вызывая мурашки по всему телу. В одно мгновение я забыла, что рядом кто-то еще. Для меня существовал лишь один демон.

— Мы сделаем все необходимое, свет мой, — шепнул он. — Нет ничего важнее твоей жизни.

Я почувствовала, как защипали глаза, и едва сдержала жалкий всхлип. Океан нежности и благодарности, что я испытывала к Грому, готов был затопить меня с головой.

— Но как же твоя корона? Ты же только обрел свободу.

— Если в твоих жилах будет течь магия королевского рода, то я представлю тебя своему народу как королеву. Правительницу. Тогда у меня будет шанс побороться за трон. Но лишь для того, чтобы вернуть огненным землям былое величие.

Я с недоверием покосилась на его рожки, и он все понял без слов.

— Если уж Затуманным королевством правит светлый эльф…

— Он дракон! — заворчала Катя. — А вообще, демон дело говорит, Светуль! Мы на тебя морок накинем, сделаем из тебя рогатую и хвостик сбацаем! Вон, Фатул триста лет прикидывался, и ничего! За милую душу приняли этого деспота.

Возможно, это был выход, но мне все равно он не нравился. Я не могла отнять у Грома его жизнь. Настоящую жизнь.

— Хочу обратить ваше внимание на то, — вмешалась Катя, — что Брадур может открыть портал в любую секунду. Я никого не тороплю, но, если он схватит Свету и исчезнет вместе с ней, шансы найти их будут ничтожными. Нам опять придется летать по всей Тарте, собирая следы тьмы. И я уж очень сомневаюсь, что нам удастся отыскать ее за несколько минут.

Я закусила губу, изучая демона. Мне нужно рассказать ему неприятнейшую новость.

— Та пирамидка, — тихо отозвалась, но как назло все смолки, уставившись на меня. — Я ходила к райру Шакарту. Она действительно хранилась у него. Но когда он достал ее, явился Брадур и крал артефакт.

Виновато посмотрев на демона, я напряглась всем телом. Думала, что Гром будет зол или разочарован, что еще хуже. Но вместо этого на его лице промелькнул неприкрытый ужас.

— Пирамида у Брадура? — спросил Реаркадаш.

Когда он озвучил это, я почувствовала еще большую вину. Похоже, это была действительно важная вещь, которую я упустила. Коротко кивнув, отвела взгляд.

— Отломай мои рога!

— Эй, погодите! — воскликнула Катя. — Эта пирамида действительна способна высосать магию? Но ты же сам говорил, что это противоречит всем законам магии. Живое существо должно добровольно отдать свою энергию.

— Да, милая, — начал Рэнданэйл. — Но есть древняя легенда, согласно которой на Тарту упал осколок Мариона — мертвой планеты. Марион и Виктус как две противоположности — одна планета дает магию, другая ее погашает. Потому в дневное время суток, когда Марион вступает в свои права, магия слабее, нежели ночью. Древнейшие из магов использовали этот осколок, как артефакт, поглощающий любую энергию. Кроме тьмы. Эта магия живет сама по себе, она никому неподвластна.

Он с какой-то грустью в глазах посмотрел на свою жену и нежно погладил ее по скуле.

Пока дракоэльф говорил, я тайком следила за Громом. Он встал с места, запустил руку в свои рыжие волосы между рожек и начал ходить взад-вперед, а его хвостик то и дело нервно тарабанил по полу. Демон нервничал. И не зря, ведь однажды Брадур уже украл его магию. И теперь, когда она у нас практически одна на двоих, история может повториться.

— Прости, — шепнула я, когда наши взгляды пересеклись. Гром нахмурился еще больше и медленно подошел ко мне. Он долго смотрел сквозь, будто что-то решал, а затем открыл рот, чтобы сказать, но Катя его перебила громким возгласом.

— Это кранты! Теперь у Брадура артефакт, который может украсть магию Светы просто по щелчку? Или огонь демона? Или магию той, третьей девушки. Это все меняет! Все! Мы абсолютно бессильны.

Она тяжело вздохнула и задалась вопросом:

— Почему же он не сделал этого вчера, когда была возможность?

Ответа ни у кого не нашлось.

— Неси часы, ведьма, — пророкотал Гром, продолжая смотреть на меня. Когда все затихли, он добавил: — Сейчас же!

— Света, это мне твой демон приказывает? Что-то не пойму, — недовольно протянула Катя. Я улыбнулась и прошептала:

— Он король дольше, чем ты королева. Привычку приказывать тяжело искоренить.

Ведьмочка поджала губы и скосила взгляд на Рэна. Тот развел руками и невинно пожал плечами.

— Ладно, — заворчала Катерина. — Но можно было и поласковее. У меня, между прочим, имя есть. И я не больше ведьма, чем твоя ненаглядная Светлана.

Она встала с диванчика у окна и поплыла к нам с протянутой ладонью. Я наблюдала, как менялось выражение лица Грома, и во мне все больше зарождались сомнения.

— Постой! — воскликнула я, когда Реар потянулся за песочными часами. — Должен быть другой выход. Я не могу лишить тебя магии, которой ты так долго ждал.

— Я буду жить без магии, — твердо заявил демон. — А ты?

— Точно нет! — вставила свои пять копеек Катя. — Проверено на мне.

Мы не отреагировали на ее слова, продолжая смотреть друг другу в глаза. В его была решительность, в моих — страх.

— Оставьте нас, — воскликнул Гром сопровождая свою просьбу рыком.

Катя попыталась возразить, но демон молча поднял руки, образовывая вокруг нас огненный купол. Зловеще и умопомрачительно красиво, как и вся сущность моего демона.

Я услышала приглушенное ворчание девушки и громкие шаги. Наконец мы остались в зале одни. Сделав несмелый шаг, приблизилась к демону и положила ладошку на его мощную грудь. Он перехватил мою руку и поднес к своим губам.

— Нам было отведено слишком мало времени, чтобы узнать друг друга, — шепнул Реар и горько усмехнулся. — Я сам себя не знаю. Воспоминания все еще расплывчаты, а когда исчезнет огонь, не уверен, что вспомню большее.

Я попыталась возразить, убедить, что должен быть другой способ, но демон резко преодолел крохотное расстояние между нами и положил свой палец на мои губы. Я застыла, чувствуя, как парят бабочки внизу живота от одного его маленького прикосновения.

— Возможно, моя жизнь не будет стоить и двух золотых без короны и огня, — продолжил он. — Возможно, я никогда не найду своего предназначения в жизни. Но я хочу, чтобы свет моей души всегда был рядом. Без него я уж точно не смогу. Без тебя не смогу.

Он смолк, и я подняла взгляд с его манящих губ на черные глаза. Он был серьезен, как никогда.

— Всегда, Светлана. Я буду бороться за право обладать тобою всегда.

Возможно, услышь я такое заявление ранее, рассмеялась бы ему в лицо. Или обиделась. Я не вещь, чтобы мною обладать, и сама в праве решать, с кем хочу быть. Ранее… Но сейчас эти самоуверенные и безапелляционные слова звучали будто самая нежная в мире мелодия. Вот он, мужчина, который мне нужен. Тот, который будет бороться за меня до последнего. Он еще не знает, что уже всецело обладает мною, и отдалась я ему добровольно.

Улыбнувшись про себя, привстала на цыпочки и потянулась к его губам. Нежный поцелуй превратился в страстный и требовательный. Реар прижал меня к своей груди и зарылся свободной рукой в волосы, властно терзая мои губы. Проснувшееся желание напомнило, как сильно я скучала.

— Для меня ты будешь значить больше жизни даже без своей магии, — прошептала я, не боясь, что буду звучать как влюбленная дурочка.

Я доверяла ему. Всецело. И не потому, что терять мне было нечего, и в его лице я искала защитника. А потому, что только рядом с Громом моя душа пела, а сердце восторженно колотилось. Он был тем, с кем хотелось забыться и наделать всяких глупостей, которых я не позволяла себе в прошлой жизни. Он был моим смыслом. А я — его светом.

Реар прикрыл на секунду глаза и расплылся в удовлетворенной улыбке.

— Я всегда верил, что найду тебя.

Он слегка отстранился и поднес на ладони песочные часы.

— Сконцентрируйся и позволь магии напитать артефакт. Я буду рядом каждую секунду. Обещаю, ты не успеешь ощутить боли.

Я смотрела на дивный предмет и чувствовала, как собирается магия. Что-то притягивало ее, манило, и мне до жути захотелось поделиться. Еще раз взглянув на Грома, получила его утвердительный кивок и собралась направить магию.

В это же мгновение двери зала с шумом распахнулись, и вбежала Катя.

— Стой! — прокричала она, выставляя руки вперед.

Гром закрыл меня собой и начал нервно осматриваться по сторонам, беспрерывно рыча. Катя тоже крутила головой во все стороны, а я непонимающе смотрела на этих двух.

— Что случилось?

— Я чувствую тьму, — зловеще прошептала Екатерина. — Брадур уже здесь.

— Я тоже чувствую, — отозвался Гром и обвил свой хвост вокруг моей ноги.

— Выходи, подлый трус! — издевательски пропела девушка. — Затаился и ждешь, когда можно украсть артефакт? Фигушки!

В ответ тишина. Зловещая и холодная.

— А где Рэн? — настороженно спросила я. Дракоэльф не явился вслед за своей женой.

— Он под заклятием сна. Брадур позаботился, чтобы мы не вмешивались. Но моя тьма не подвластна ему.

— Я все равно получу то, что по праву мне принадлежит, — послышался отовсюду знакомый шелест.

По спине пробежался холодок, но магия все еще рвалась наружу. Возможно, она действительно принадлежала Брадуру, ведь в его присутствии всегда просыпалась.

— По праву? — насмешливо фыркнула Катя. — Ты не имел права губить столько жизней по глупой прихоти. Что случилось? Всемогущий маг стал чересчур всемогущим, что от одного его чиха случайно стерлось с лица Тарты целое королевство? О, пожалуйста! Это так по-злодейски.

— Маленькой ведьме не понять всепоглощающую силу тьмы, — прошелестело совсем близко.

Я прижалась к Грому, грудь которого беспрерывно вибрировала от рычания. Маг был рядом, хоть и невидим. Неожиданно мой демон развернул меня и бросил пламенный сгусток прямо в Катю. В двух шагах от нее шар огня наткнулся на прозрачную преграду и растекся по спине мага. Теперь мы могли увидеть его очертания. В одно мгновение он стоял там, а в следующее от него осталась лишь горящая накидка, быстро упавшая на пол. Сам Брадур, объятый черной дымкой, явился за спиной Екатерины и охватил ладонями ее голову. Черный глубок дыма окутал его руки, высасывая из девушки энергию. Она тихо вскрикнула и, потеряв сознание, рухнула на пол. Я завизжала от ужаса, увидев струю крови из ее носа, и неосознанно запустила сгусток магии в Брадура. Но он выставил руки вперед, образовывая вертикальную стеклянную гладь перед собой, которая, словно зеркало, отразила мой удар на Грома. Демона отбросило в сторону, но Реар мгновенно поднялся на ноги. Черный маг оказался между нами, мы были разделены. Брадур развел руки, направляя их на нас. Гром яростно рыкнул, когда его ноги оплели черные сгустки тьмы, не давая сдвинуться с места. Он пытался прожечь их огнем, но все было тщетно. Брадур что-то шепнул, и на его ладони из клубка голубоватой магии появилась пирамида.

— Нет! — заорал Гром. — Света, беги. Ты поплатишься за это, Брадур, — с лютой ненавистью проскрипел мой демон.

Он попытался метнуть шар огня в Брадура, но мага защищала стена тьмы. Мои ноги, так же, как и Грома, застыли. Я не могла сбежать.

— Не делай этого, — произнесла я. — Ты говорил, что ты друг.

Мои слова заинтересовали мага. Он повернулся ко мне, и я впервые четко рассмотрела черты его лица. Красавцем его было сложно назвать. Надбровные кости слишком выпирали, нос был сломан, тонкие губы изогнулись в издевательской ухмылке, а заостренные скулы придавали ему зловещего вида. Но глаза. В этих глазах можно было утонуть, увидеть целую вселенную. Такого невероятного магнетизма я не ощущала никогда в жизни. Мне захотелось расплыться лужицей и потечь к нему, превратиться в пыль и каждой частицей впитаться в этого мужчину. Меня отвлекло ласковое щекотание огня в груди.

«Реаркадаш», — прозвучал внутренний голос. Я заставила себя закрыть глаза и сосредоточится на этом тепле. Теперь я знала, почему маг скрывает свое лицо. Его сила засасывала, словно бездна. Подчиняла. Ломала. И если бы не связь с Реаром, я бы пала к ногам мага безмолвной куклой.

— Я говорил? — с насмешкой бросил он. — Не припомню.

— Он хочет подчинить твое сознание, — выкрикнул Гром. — Борись с этим.

Тепло в сердце усилилось. Демон подпитывал меня им, снова и снова возвращая к себе.

— Да, ты говорил, — упрямо заявила я. — Ты ведь не хочешь, чтобы я погибла.

Тихий, но зловещий смех послужил мне ответом.

— Истребить пару демона станет самой сладкой местью, — зашипел маг и медленно отступил назад.

— Местью? — возмутилась я и вновь открыла глаза. Но на этот раз избегала его взгляда. — За что же тебе мстить? Разве триста лет заточения недостаточно жестокая месть для короля?

— Нет! — с ненавистью воскликнул маг. — Не достаточно за убийство моего сына.

Я бросила удивленный взгляд на Грома, а тот, казалось, был удивлен не меньше моего. Но всего лишь мгновение, а после на его лице промелькнуло осознание. Я знала, что он вспомнил то, что не давало ему покоя. Самое важное.

— Что? — тихо спросила я.

— Скажи ей, демон, — насмешливо протянул Брадур. — Разве у тебя могут быть секреты от истинной пары?

Тот рыкнул и сцепил зубы. Я же пытливо смотрела на Реара. Меня не волновали колкости мага, как и его мнение. Чтобы мой демон не натворил, я готова была принять это.

— Фатул не был моим сыном, — наконец, процедил Реар. — Моя королева предала меня, зачав ребенка от Брадура. Он лишь ждал его совершеннолетия, чтобы отродье тьмы могло на законных правах править королевством. Для этого и забрал мой огонь, собираясь вселить его в Фатула. Но я убил его.

Последнее он буквально выплюнул. А я, почувствовав боль предательства своего демона, едва не взорвалась изнутри.

— Месть? И ты еще хочешь мести? — заорала я на Брадура. — Ты ничтожество, не заслуживающее на существование.

Собрав всю свою решительность, призвала магию.

— Нет! — заорал Реар за секунду до того, как огромный бирюзовый сгусток вырвался из моих рук. Он подумал, что я направляю лучи на Брадура, но я целилась в люстру на потолке, под которой он стоял. Маг, может, и самый могущественный, но у меня богатый опыт обращения с люстрами!

Я застыла в ожидании, надеясь, что мое проклятие сразит его или хотя бы хорошенько стукнет по голове и даст мне возможность убежать. Но, к моему сожалению, тьма, защищала его со всех сторон, словно купол. Железо просто превратилось в пыль на наших глазах. Я непроизвольно открыла рот, пораженная таким исходом. Больше не видела выхода. Пирамидка тем временем зависла над ладонью мага и начала вращаться, излучая гипнотической красоты свет.

— Светлана, борись, — проскрипел Гром. — Не смотри.

Но разве я могла отвести взгляд от этой сказочной красоты? Казалось, что мне сейчас приоткроется какая-то магическая тайна бытия. Информация вселенского масштаба. Я почувствовала себя пылинкой в огромном неопознанном мире. Захотелось раствориться в ярком свете, расслабиться, поддаться зову.

Перестала вслушиваться в слова, звуки больше не имели для меня значения. Был лишь магический свет, манящий отпустить свою силу. Не осознавая себя, протянула руки и почувствовала истинное блаженство, освобождая магию из самых глубин души. Взамен, я ждала чего-то… Неземного.

Казалось, что это достойная плата за тайну. До тех пор, пока не стала задыхаться. Ничего особенного не произошло, кроме того, что мое сердце замедлило ход, и я ощутила себя невероятно слабой. Схватившись за горло, упала на колени и начала раскачиваться в попытке сделать вдох. Это так напоминало ту ночь, когда я утонула в лесном озере. На секунду я задумалась, что будет дальше? Новый мир? Есть ли вообще конец жизни, или мы, завершившие свой путь души, странствуем по мирам до бесконечности? Какой тогда была моя миссия здесь? Пробудить огонь Грома? Но ведь без меня он погибнет.

Я скосила взгляд в сторону и увидела своего демона. Он был прекрасен в своей ярости в окружении языков огня. Не хочу так скоро покидать его.

Яркая вспышка рядом привлекла мое внимание. Глаза застелила размытая пелена. Не знаю, был ли то плод моей фантазии или галлюцинации от недостатка кислорода, но я точно видела две мужские фигуры, одна из которой была окружена дымкой. Невесть откуда появился второй маг — точная копия Брадура. Он, словно зеркальное отражение первого, раскрыл ладонь и показал пирамидку. Точно такую же, как и ту, что украла мои силы. Я всхлипнула в последний раз, не способная на большее. Это был конец. Второй артефакт наверняка для Реаркадаша. Они уничтожат нас. Я услышала грозный рев демона и закрыла глаза.

"Прощай".

Тело обожгло болью, вырывая из груди отчаянный крик. Но на удивление это не стало концом, а дало сил сделать вдох. Снова и снова вдыхая горячий воздух, я не обращала внимание на жжение по всему телу. Это казалось такой малостью по сравнению с возможностью вновь дышать. В одно мгновение я умирала, а в следующее начала гореть изнутри и снаружи. Буквально. Подхватившись на ноги, вновь ощутила свободу движений и побежала к Грому, в надежде, что он поможет унять этот огонь.

Реар переводил растерянный и взволнованный взгляд с меня на двух магов за моей спиной. Его ноги были по-прежнему скованны. Демон с радостью принял меня в свои объятия и задвинул за спину.

— Печет! — заорала я. — Что это со мной? Гром! Сделай что-то! Ай-яй-яй!

— Тише-тише, — покровительственно произнес он, продолжая направлять раскрытые ладони с огненными шарами на магов.

Я выглянула из-за его спины и удостоверилась, что их не стало еще больше. Первый Брадур запечатал пирамиду с моей магией, открыл портал и нырнул в него, словно его и не было вовсе. А Брадур второй жестом опытного иллюзиониста скрыл пирамидку со своей ладони, повернулся к Кате, что-то шепнул, дунул, посылая на нее густую черную дымку, и так же, как и первый, скрылся в ярком свете портала.

На все у обоих Брадуров ушло не больше минуты. Как только их не стало, жжение прошло, будто по щелчку. Повисла гнетущая тишина, которую спустя мгновение прорезал женский всхлип.

— Охренеть! — прозвучал приглушенный голос Кати. Девушка дернулась, а я вскрикнула от неожиданности и крепче прижалась к Грому. Он и сам не ожидал толчка и едва не свалился на пол, теперь его ноги были свободны. Не успела я и слова сказать, как в зал вбежал Рэнданэйл с дикими воплями:

— Екатерина!

— Да тут я! — заворчала девушка. — Жива.

Она протянула руку, и Рэн тут же подхватил ее, прижимая к себе.

— Что здесь произошло? — взволнованно прокричал он, бегло осматривая зал и нас с Громом.

Я бросила непонимающий взгляд на демона, в надежде, что хотя бы он из нас троих все понял. Лично я горела, а Катя была без сознания.

Реар притянул меня к себе, внимательно осмотрел и с настороженностью отошел на несколько шагов. Наверное, чтобы обзорность улучшить. И для этого же, скорее всего, прищурился.

— Так я… — замялась, прислушиваясь к своим ощущениям, — …жива?

Глупейший вопрос, но все же.

— Была бы мертвой — поняла, — отозвалась Катя. — Так что, демон? Ты Брадура прогнал? Зачет!

— Какого из двух? — уточнила я. — Он вроде как раздвоился.

— Что? — воскликнула девушка.

— Их было двое, — подтвердил Гром, продолжая изучать меня, но на этот раз еще и обходить по кругу начал.

Катя с Рэном не выглядели убежденными, потому я начала рассказывать все с момента, как Катю вырубил Брадур первый.

Да как взмахнула рукой на место, где была люстра, а из ладони вырвался язык пламени, точно, как у циркачей на фаершоу. Я вмиг притихла и зыркнула на Грома. Он удивленным, в отличии от драконьей четы, не был. Улыбался скромненько.

— Он отдал тебе мой огонь, — задумчиво прошептал демон, продолжая наматывать круги.

— В ней больше нет светлой магии, — задумчиво произнесла Катя. — Я не чувствую.

— Как Брадур мог забрать магию и отдать огонь одновременно? — пораженно спросил Рэн.

Реар, наконец, остановился, повернулся к нему и деловито заявил:

— Два мага, два артефакта. Пирамиды было две. Одна из них наполнена моей магией огня. Три сотни лет назад маг забрал ее, сверг меня с трона и ввел в заблуждение всю Тарту. Этот древний артефакт достался демонам в подарок от гномов. Брат-близнец пирамиды, вырезанный из того же магического камня хранился у райра Шакарта, — Гром говорил скорее для себя, чтобы собрать все частицы пазла, но и нам было очень интересно.

— Я послал тебя найти близнеца, — произнес он мне, — С помощью него можно было бы найти первую пирамиду. Они притягиваются друг к другу.

— Но Брадур украл ее из-под носа, — вмешалась Катя, догоняя мысли Грома. — И у него оказалось две — старая, напитанная огнем, и новая — пустая.

— Но откуда тогда два Брадура? — развела руками я. И тут же невольно выпустила шары огня. Один попал в стену, другой — в штору. Та мгновенно загорелась, а я в ужасе закричала и спряталась демону за спину.

— Забери огонь обратно, — спокойно, но явно недовольно произнес тот. — Мне нравится этот замок, милая.

— Но я не знаю как, — пискнула я, наблюдая за пожаром из-за плеча Реара.

— Подумаешь, — фыркнула Катя и одним взмахом руки превратила штору в пыль. — Научишься с практикой.

— Вы уверены, что это не было иллюзией? — спросил Рэн.

— Иллюзия умеет открывать портал? — вздернул бровь демон.

Я переводила взволнованный взгляд с Реара на парочку и на штору. Иллюзии меня сейчас волновали меньше всего.

— Скорее, это были антиподы, — задумчиво протянул мой демон. — Один навредил ведьме, второй исцелил ее. Один пытался осушить мою пару, второй спас, отдав магию огня.

— Кстати! — воскликнула я. — Можно с этого места поподробнее?

— В тебе древняя сила королей, — с гордостью произнес Гром. — Ты не демоница, но приняла огонь как родной. Удивительно.

— Ничего удивительного, — воскликнула Катя. — Света любую бы магию приняла как родную. Мы иномирянки, не забывай об этом, демон. А ты, Свет, смотри! Кобел… Королей этих нужно контролировать постоянно! И гарем распустить!

— Какой гарем? — наигранно удивленно произнесла я, вылупив на девушку глаза. — Нету здесь никакого гарема. Я одна.

Катя посмотрела на мнимого Фатула, который все еще пребывал в нирване, лежа у стены, и покачала головой.

— Ну что ж, — объявила она. — Брадур, сколько бы его не было, не появится в ближайшее время. Да и незачем ему. Теперь у него две трети магии, он будет охотиться за последней девушкой.

Я виновато посмотрела на Катю, но та лишь усмехнулась.

— Мы найдем ее, — уверенно заявила она. — И заберем с собой в Затуманное. Спрячем.

— Нам многое нужно выяснить, — задумчиво произнес король драконов. — У моего деда точно не было брата близнеца. Это очередная уловка.

— Мы бы взяли вас с собой, — вздохнула Катя, скосив на меня хитрый взгляд, — но тут и так дел невпроворот. Порядок в королевстве навести, народ надоумить, замок от булыжников очистить.

Реар многозначительно хмыкнул.

— У нас не уйдет на это много времени, — заявил он и прижал меня к себе. — Если будет нужна помощь — бросьте кличь. Я в долгу перед правителями Затуманного королевства за неоценимую помощь в спасении меня и моей пары.

Рэн взял за руку Катю и коротко, но с улыбкой кивнул.

— Еще свидимся, король Реаркадаш.

Катя тяжело вздохнула и с грустной улыбкой произнесла:

— Пока, Светуль!

Я в ответ хотела махнуть рукой, но вовремя вспомнила о своих новых неконтролируемых способностях и просто широко улыбнулась.

— До встречи! Вы ведь приедете еще, правда?

— Казнь сто пудово не пропущу! — кивнула Катя, и они с Рэном зашагали прочь из зала.

— Казнь? — уточнил Гром.

Я посмотрела на него и растворилась в ласковом любящем взгляде. Даже засмущалась немного, а потом поддалась внезапному порыву и прыгнула демону на руки. Обвив его талию ногами, ухватилась за рожки и припала к губам.

Моей радости не было границ. Я жива в который раз! И рядом мужчина, готовый отдать все, что имеет, за мою жизнь.

— Мне жаль, что так вышло с Фатулом, — прошептала я.

Демон ничего не ответил, лишь прикрыл глаза и вдохнул мой запах. Он собирался оставить все в прошлом, и я хотела того же.

— Свет души моей, — проворковал он, проведя костяшками пальцев по моей щеке.

— Да, это я!

Реар расплылся в обворожительной улыбке и прошептал в мои губы:

— Мое сердце переполнено любовью к тебе.

Я сыто улыбнулась, едва не заурчав.

— Теперь все будет по-другому, — прошептал он. — Все встало на свои места, и жизнь обрела смысл рядом с тобой.

Я заглянула в его глаза и со всей серьезностью произнесла:

— Чувствую все то же самое. Ты — мой дом, Реаркадаш.

Нам больше не нужны были слова. Теперь в наших душах таилась одна и та же магия. Мы стали единым целым, чувствуя и дополняя друг друга во всех смыслах. Во мне больше не было сомнений, я просто знала, что нужна ему так же сильно, как и он мне. В объятиях любимого демона был мой мир. И пусть он был в руинах, а на каждом шагу поджидала опасность, я знала наверняка, что не хочу его покидать. И безгранично верила в светлое будущее рука об руку с Реаром.


Часть 5. Зов огня | Дар Огня | Эпилог