home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Начало работы

Был конец дня. Солнце медленно клонилось к горизонту. Эвааль стоял на смотровой площадке на углу крыши, глядя на город сквозь ограждение из пуленепробиваемых полицейских щитов. Выложенная каменными плитами площадка шириной в несколько метров тянулась на десяток метров в каждую сторону от угла здания. От сада площадку отделяла аккуратно подстриженная живая изгородь из густого кустарника, проход сквозь которую был точно посередине. В углу площадки, напротив прохода сидел каменный лев в натуральную величину и смотрел грустными глазами на всякого, кто выходил на площадку из сада за кустарником. Сейчас зверь взирал на стоявшего перед ним Эвааля. Альк и Ив прогуливались вдоль ограждения немного поодаль, что-то негромко обсуждая между собой. Эвааль не прислушивался.

После ухода шефа тайной полиции часть солдат покинула крышу, а оставшиеся вели себя тихо, так, чтобы не мозолить глаза гостям (пусть и незваным).

Генерал Харрис оказался человеком подчеркнуто любезным и не лишенным обаяния.

Когда, спустя полчаса после ухода капитана Крика, на площадке появился поджарый, среднего (по земным меркам) роста светлокожий брюнет в строгом светском костюме и направился к стоявшим возле транспортного дрона контакторам, Эвааль вспомнил Шедарегана.

Бросив на ходу любопытный взгляд на дискоид, но не таращась на него, генерал подошел к ним и протянул ладонь вначале Эваалю, потом Альку и Ив, — ладонь последней он пожал подчеркнуто мягко. Представившись, он поинтересовался, откуда они и как долго были в пути. Название планеты не вызвало у землянина никаких эмоций, но вот продолжительность полета в четыре тысячи восемьсот девяносто девять лет произвела на него заметное впечатление. Эвааль не стал уточнять, что в пересчете на земное летоисчисление это число следовало увеличить вдвое. Генерал спросил Эвааля о причине визита. Эвааль ответил прямо, что желает встретиться с правителем наиболее цивилизованного на всей планете государства, чтобы говорить с ним о будущем человеческой цивилизации.

Выслушав ответ, генерал объявил, что передаст его Иеремии, и просил подождать здесь, в саду. Поинтересовавшись, желают ли гости чего-либо (Эвааль отказался), землянин удалился.

Воздух стал немного прохладнее. Сейчас в этом полушарии планеты была весна — время года, когда в любом подобном Земле мире цветут деревья, и птицы выводят птенцов. В Полисе было много деревьев, но совсем не было птиц. В земном небе птиц вообще почти не было.

Эвааль подошел ко льву и коснулся рукой носа скульптуры, отметив сходство этого величественного земного зверя с одним из аивлянских. Ему вдруг захотелось увидеть настоящего, живого льва, но, если полагаться на данные корабля, популяции этих красивых и грозных животных, называемых в прошлом «царями зверей», не пережили «ядерную зиму». Эвааль взглянул на каменную морду и отвел взгляд в сторону, убрав руку с холодного камня.


Когда Иеремия с Харрисом вышли на крышу первым, что бросилось в глаза правителю, был застывший неподвижно в воздухе зеркальный дискоид пришельцев. Левее, на площадке в дальнем углу крыши, он увидел их самих. Двое — мужчина и женщина — стояли немного в стороне от третьего и о чем-то разговаривали. Третий, похожий на дьявола, стоял возле статуи льва. Иеремия заметил, как «дьявол» гладил каменного зверя. Жест пришельца показался ему сентиментальным.

«Дьявол» первым увидел Иеремию и Харриса и что-то произнес, после чего другие двое обернулись.

Из всей троицы наиболее похожим на землянина Иеремии показался чернокожий блондин в сером костюме (если не обращать внимания на глаза). Другой, которого Иеремия про себя назвал «Мефистофелем», и выглядел как натуральный дьявол. Женщина же, несмотря на вполне земную одежду, выглядела совершенно не по-человечески. Она была красива, но какой-то другой, непривычной для Иеремии, неземной красотой. Костюм ее был официально строг, но не скрывал ее изящности: оттенки бежевого и черного цвета одежды гармонично сочетались с цветом кожи женщины, напоминавшей кофе с молоком. Овальное лицо, прямые белые волосы и пронзительно голубые глаза притягивали взгляд. Иеремия засмотрелся на нее, пока они с Харрисом шли к гостям, и только подойдя на расстояние нескольких шагов, опомнился и отвел взгляд.

Первому он протянул руку «Мефистофелю», про которого Харрис сказал, что тот у них главный.

— Здравствуйте! Меня зовут Иеремия, — представился он, — думаю, вам уже известно кто я…

— Здравствуйте! Конечно. Вы здесь король, — улыбнулся «Мефистофель», пожимая руку. — Я Эвааль, а это мои спутники Альк и его супруга Ивилита…

— Приятно познакомиться, Эвааль… Альк — Иеремия пожал руку чернокожему пришельцу. — Ивилита…

— Просто «Ив», — улыбнулась женщина, подавая руку.

— Рад знакомству, миссис Ив… — ответил правитель. Он мягко пожал ладонь инопланетянки.

— Итак, господа… и дама! — объявил правитель. — Приветствую вас в Полисе — городе-государстве, в котором я имею честь быть сувереном!

иви, системы Олирес-Асфилихтес Авлианского скопления галактика Эя-Афлик-Тэс или Млечный Путь, по-вашему… Приносим извинения за переполох, вызванный нашим появлением здесь, — пришелец окинул взглядом сад, — но именно этот путь к цели оказался самым коротким и безболезненным.

— Неужели? — усмехнулся Иеремия.

— Судите сами, — сказал Эвааль. — Не прошло и трех часов как мы здесь, а наша встреча с вами уже состоялась. При этом никто, кроме подчиненных господина генерала даже не подозревает о нашем здесь присутствии.

— А если бы я отказался от встречи?

— Тогда мы бы действовали иначе, — по-человечески пожал плечами пришелец.

— Интересно, как?

— Мы не можем ответить на ваш вопрос. Совет выработал несколько сценариев, и в настоящий момент здесь осуществляется один из множества…

— Совет, это ваш… Парламент? — уточнил Иеремия.

— Можно сказать и так… — уклончиво ответил Эвааль.

— …И вы выполняете его указания в качестве…

— …Послов, если угодно. Кроме того, мои спутники сами члены Совета.

— А вы, Эвааль?..

— А я — нет.

— Но вы, насколько я понимаю, старший среди вас троих?

— Скорее — первый среди равных, Иеремия… Могу я к вам так обращаться? Или правильнее будет ваше величество?

— Обращайтесь по имени, — улыбнулся правитель. — Вы ведь не мои подданные… Итак, вы — не член Совета… Но первый среди равных…

— Эвааль — более опытный контактор… дипломат, — ответила за Эвааля Ив. — Он намного старше нас с Альком и в прошлом был советником на нескольких кораблях… А еще, он дед Алька, — с улыбкой добавила женщина.

— Вот как… — повел бровью правитель, улыбнувшись в ответ, и снова посмотрел на Эвааля. — Выходит, вы — Первый посол.

— Это не столь важно, — сказал Эвааль. — Все мы представляем сейчас нашу цивилизацию здесь, на вашей планете.

— Что же… — ответил Иеремия. — Это, конечно, весьма лестно… говорить от лица планеты… но я сомневаюсь, что могу называть Землю своей, в том смысле, какой, как мне показалось, вы вложили в ваши слова.

— Возможно, это прозвучит для вас несколько неожиданно, Иеремия, но Полис — это единственное место на Земле, где еще существует порядок и организация, — произнес Эвааль. — Пусть и жестокий порядок, и организация далекая от демократии… даже от той, что была здесь прежде, до войны.

— Даже и не знаю, оскорбляться мне или принять ваши слова за комплимент… — заметил правитель.

Повисла короткая пауза, во время которой все земляне и пришельцы внимательно изучали друг друга. Пришельцы молча смотрели на правителя и его генерала; правитель задумчиво смотрел на всех по очереди; генерал рассматривал зависший над вертолетной площадкой посреди сада дискоид, краем глаза поглядывая на инопланетянку, к которой, как и правитель, уже успел проникнуться интересом и некоторой симпатией.

— Что ж… — нарушил паузу Иеремия, — было бы невежливым держать вас, моих гостей, здесь. Уже темнеет… — солнце действительно уже почти опустилось за горизонт, — пройдемте в мой кабинет! — Иеремия повернулся, указав рукой на возвышавшуюся над садом плоскую крышу одноэтажного строения.


| Земля после |