home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Лесник, или дед Лон, как его упорно называла Риола, едва стало понятно, что вернуться в замок они не успели, стал настаивать на том, чтобы покинуть лес и перебраться либо в другой ближайший замок, либо в город.

– А если дороги уже перекрыты? – проявил осторожность командир небольшого отряда эльфов. – В лесу мы как дома: вооружены соответствующе, знаем его великолепно. А на дороге или в поле мы легкая мишень для любого врага.

В этих словах тоже была доля правды. Риола, постоянно переводя взгляд с одного спорщика на другого, никак не могла определить, кто из них прав. Проблема заключалась в том, что, похоже, оба. С одной стороны, и старик лесничий прав – если за ними начнут целенаправленно охотиться, то укрыться в зимнем лесу с детьми будет очень непросто, и уйти, пока о них не знают, – самый лучший вариант. С другой – прав и офицер. В лесу у них действительно грозный отряд – почти тридцать человек, но в поле… У них даже коней нет, не уйдут от всадников. А противостоять кавалерии они не обучены. Но опять-таки, а зачем наемникам перекрывать дороги? Ясно же, что о них узнали заранее и все важные люди успели удрать, а кто не успел, это обычные крестьяне. Какой с них прибыток? Гонцов поздно уже ловить.

Все это и озвучивалось сейчас. Аливия, Корт и Аника сидели чуть в стороне и с интересом слушали спор. К счастью, встревать не пытались. Корт и Аника, сообразив, что маме в данный момент ничего не угрожает, успокоились. Даже Аливия притихла, проникнувшись серьезностью ситуации.

В споре наконец наметился перелом. Офицеру явно удалось переупрямить лесника, доказав, что о сестре князя в лесу никто не знает и искать не будут. А через несколько дней должна прийти помощь из города. Пересидеть это время в сторожке – самое благоразумное.

Лесник покачал головой – не переубедили. Но аргументы подобрать не мог, а потому спор прекратил.

– Вы уж там только за иродами этими повнимательнее наблюдайте, – посокрушался он.

Офицер хмыкнул.

– Не переживай, дед, не упустим.

Первые два дня, казалось, подтверждали правоту офицера – наемники в лес не очень совались – только за строительным материалом или поохотиться. А вот потом разведчики доложили, что наемники вдруг разом прекратили осаду и явно готовятся прочесывать лес всеми силами.

– Узнали о сестре князя, – помрачнел офицер. – Нужно уходить.

Взгляд лесника он предпочел проигнорировать.

Собирались в спешке, брали в основном побольше еды и теплых вещей. Оставив в качестве прикрытия отхода десяток эльфов, офицер приказал остальным выдвигаться. Аливию и Корта посадили на небольшие санки и тянули их за собой, хотя Корт и пытался возмущаться, заявляя, что уже взрослый и готов идти самостоятельно. Ему вручили заряженный арбалет и велели защищать даму, то есть Аливию. Корт надулся от гордости и подсел к девочке поближе, наставив арбалет в сторону предполагаемых врагов. Риола с трудом удержалась от улыбки.

Чтобы найти сторожку, наемникам много времени не потребовалось – справились за полдня, вот тут их и ждал сюрприз в виде хорошо организованной засады, первый залп которой выкосил сразу десяток бойцов убитыми и ранеными. Попытка их обойти привела к тому, что пострадали еще несколько человек в весьма оригинальных ловушках.

Арчибальд Донован предложил было защитникам жизнь в обмен на сестру князя, но вынужден был ретироваться под обстрелом. А дальше началась игра в кошки-мышки. Защитники постоянно перемещались по лесу, каждый раз обстреливая противника с неожиданного направления, а после уходили. А вооружение наемников для леса совершенно не годилось. Длинные копья? Даже не смешно. Луки? В лесу, где каждая ветка сбивала прицел и меняла полет стрелы, арбалеты защитников, несмотря на низкую скорострельность, имели неоспоримое преимущество. Да и не умели наемники воевать небольшими группами, как это делали эльфы. В отрядах же либо конный удар, либо плотно сбитый строй с копьями против конницы. Ни то, ни другое сейчас не годилось. Да еще снег этот, в который все постоянно проваливались.

Каким образом перемещались защитники, стало понятно, когда удалось убить одного из них и все увидели весьма оригинальные конструкции на его ногах.

Наемники ярились, грозились всякими карами, но поделать мало что могли. До вечера им так и не удалось продвинуться далеко, хотя защитников проредить удалось. Все-таки они были опытными воинами и быстро приспособились к незнакомой обстановке. Поэтому утром обозленные солдаты кинулись в погоню с утроенной энергией. Всем хотелось поквитаться за устроенную им вчера бойню. В отряде нашлось несколько опытных следопытов, которые и вели их по следу. Встречались и засады, но на этот раз их обходили, вынуждая защитников отступать. Да, число жертв росло, но наемников было слишком много, и потери скорее злили их, чем пугали.

Развязка наступила на следующее утро. Как Доновану удалось заставить своих людей провести в лесу еще одну ночь, осталось загадкой. Возможно, получилось это из-за злости от потерь и того, что цель, по их мнению, была уже близка… Беглецов они настигли примерно в одиннадцатом часу утра…

…Одежду эльфов специально делали такой, чтобы в ней можно было переночевать зимой, благо особых морозов в этой части Локхера не бывает. Да еще взятые впрок шерстяные одеяла помогали. А вот Аливию и Корта замотали в одеяла так, что наружу торчали только недовольные глаза и носы. И костры разожгли. Аника и Риола привычно устроились вместе у костра, постелив на расчищенную землю парочку одеял и укрывшись еще двумя. Все пребывали в не очень хорошем настроении, прекрасно понимая, что их зажали. И слова командира эльфов о том, что завтра они обязательно оторвутся, никого не успокаивали. Возможно, будь здесь только солдаты с лесником, это бы удалось, но ни Аника, ни Риола, ни тем более Аливия с Кортом поддерживать такую скорость по заснеженному лесу просто не могли. Из-за этого уйти от погони никак не получалось. Кончилось все тем, что их в конце концов прижали к границе леса, вынуждая все-таки выйти на дорогу.

Не будь здесь детей, офицер повел бы ночью своих людей на прорыв, но сейчас… Все-таки стоило прислушаться к леснику. Старый человек, мудрый… может, и не сумел подобрать слова, чтобы объяснить, что его тревожило, но чуял же опасность. Пока о них не знали, они вполне могли прорвать любые заставы наемников… Даже вне леса. Но сейчас… Сейчас оставалось только исполнять свой долг до конца. Потому-то утром он выискивал не столько пути отхода, сколько место, где можно дать бой.

Нашел такое по ту сторону дороги, где рядом с небольшим пролеском виднелся холм с довольно крутыми склонами. Если закрепиться на нем, то денек или два можно продержаться, с учетом того, что у наемников ничего стреляющего нет – в лесу же все их оружие оказалось совершенно бесполезным, вот и не таскали лишнюю тяжесть. В общем, шанс продержаться до подхода помощи был.

Эту идею он и озвучил. Риола так устала, что даже спорить сил не было. Да и понимала, что офицер прав – не уйдут они, особенно глядя, как валится с ног даже парочка неугомонных, вечно спорящих сорвиголов.

До холма успели добраться вовремя и даже почти закончили оборудовать защиту, навтыкав кое-как колья. Так себе защита, но все же.

Сунувшихся было с наскока наемников угостили залпами из арбалетов, и те, оставив три трупа, откатились назад. Арчибальд Донован со всей щедростью еще раз предложил всем жизнь и право спокойно уйти, если им выдадут сестру герцога, но в ответ услышал много для себя хоть и не нового, но неожиданного.

– Скоро должна прийти помощь, – сообщил командир эльфов.

Кого он успокаивал – себя или ребят, – непонятно. Риола за его спиной стояла бледная, но упрямо сжимала губы, а рукой нащупала рукоять подаренного Володей пистолета.

– Восемь выстрелов, – пробормотала она, оглядывая замерших вдали наемников, которых было никак не меньше полутора сотен.

Впрочем, те прекрасно понимали ситуацию и лезть под арбалеты с одними мечами не спешили. Арчибальд Донован к тому же, видимо, исчерпал всю свою убедительность после двух суток в лесу, и сейчас устроить штурм слабоватого укрепления у него не получалось. Однако все понимали, что иного выбора все равно нет, а потому штурм состоялся.

Мощные арбалеты били метров на двести, а из-за снега наступать быстро никак не получалось, так что пришлось идти под постоянным обстрелом. Раненые, убитые, крики, стоны. Яростный Арчибальд, размахивающий мечом и заставляющий своих людей идти дальше. Он словно заговоренный мотался под обстрелом, и ни одна стрела его не коснулась – в храбрости ему сложно отказать.

Детей упрятали за наскоро возведенным навесом из наломанных веток. Луков у врагов не было, но на всякий случай туда же настойчиво сопроводили и Риолу. Она, впрочем, хоть и осталась рядом с детьми, но прятаться не стала и, выпрямившись во весь рост, наблюдала за сражением. Даже не заметила, что вытащила пистолет, крепко сжимая его в руке, направив ствол в землю.

Аливия сначала просто косилась на него. Потом подвинулась поближе, рассматривая получше. Глянула на Риолу.

– Это же ведь Володин?

– Что? – Риола вздрогнула, глянула на Аливию. – О чем ты?

– Вот. – Аливия ткнула пальцем в сторону руки с пистолетом. – Это ведь Володин? Я видела у него такой.

Риола растерянно глянула на руку, торопливо проверила предохранитель и вернула пистолет в кобуру.

– Да. Он перед отъездом дал. Сказал, что эта штука поможет защититься…

– А почему мне не дал? – Аливия явно готова была обидеться.

Риола даже растерялась.

– Может, потому, что это оружие, а ты еще не готова сражаться?

К счастью, вмешался Корт, который эмоционально объяснил «тупоголовой скипидарке», что даже ему, мужчине, и по возрасту старше, еще не доверяют настоящего боевого оружия и носит он учебные мечи. Привычная перебранка этих двоих вызвала легкую улыбку у Риолы. На время она даже забыла о грозящей им опасности. А Корт молодец, отвлек Аливию в нужный момент. Только глупых ссор и обид сейчас не хватало.

Атаки следовали одна за другой. Один раз наемникам почти удалось прорваться, даже вспыхнули тут и там короткие рукопашные схватки, к счастью, оставленный резерв несколькими залпами отогнал наглецов, но теперь уже потери появились и среди защищающихся. Из-за превосходства в силах их могли взять банальным измором.

– Может, вам стоит уйти, пока мы их держим? – спросил лесника офицер тихонько, но Риола его каким-то чудом услышала.

Лесник покачал головой. Махнул рукой в сторону защитников.

– Их там достаточно, чтобы блокировать вас и организовать погоню. Мне же с детьми не уйти. Единственная наша надежда – на подмогу… откуда угодно.

Разговор прервала новая атака наемников. Все разговоры тут же отложили, вскинув арбалеты и напряженно замерев. Офицер поглядывал на оставшиеся болты. Еще пяток таких штурмов, и стрел у них не останется… Может, из-за обдумывания этого факта он не сразу заметил, что их холм с двух сторон стали обтекать закованные в латы всадники. Рыцари тут же склоняли копья и мчались на опешивших наемников. Впереди несся всадник, держащий в руках древко с флагом, на котором виднелся такой знакомый им герб…

– Конрон Пентарский и Иртинский, – выдохнул офицер, опуская арбалет. – Но как же он тут оказался?

Корт такими размышлениями не заморачивался. Он вскочил на одно из поваленных деревьев и запрыгал на нем, размахивая руками.

– Вперед! Ура-а-а-а!

Наемники заметались. Атака латной конницы страшна, особенно если ты никак не успеваешь создать плотный строй. Наемники и не успевали. Очень уж в неудачный момент застала их эта атака. Они рванулись к лесу, из которого только недавно выбрались, но оттуда уже выходили и строились люди в одеждах, очень похожих на форму тех, кто доставил им столько хлопот. Вот первый ряд опустился на колени, вскинув арбалеты. Залп с такого расстояния оказался просто убийственным. Но вот второй ряд выстрелить не успел – наемники оказались погребены под стальной лавиной конницы…

Арчибальд вертелся ужом, размахивая мечом, каким-то чудом сумел вывернуться из-под копыт и вдруг оказался перед строем арбалетчиков. Те такую цель не упустили, и когда-то удачливый командир наемников оказался утыкан болтами, словно ежик. Попало в него не менее десяти штук. Бедолагу даже откинуло назад на несколько шагов.

Собственно, после этого бой и прекратился, ибо наемники стали бросать оружие. Не все, конечно, поскольку понимали, что после произошедшего рассчитывать на помилование не стоит. Сопротивлявшихся уничтожали без жалости.

– Оставьте там нескольких для допроса! – разнесся над полем зычный голос Конрона. Он остановил коня, стянул с головы шлем и вытер со лба пот. Выглядел он при этом так, что краше в гроб кладут. Огляделся. – Надо же, как вовремя мы… Но все же скачка та еще получилась… теперь дня три поспать… – Он кивнул одному из разведчиков, которых они случайно встретили на дороге. Они и ввели его в курс дела.

Собственно, благодаря этому им и удалось подобраться к наемникам так удачно – вывели их филигранно. Ловушка захлопнулась. А городские стражники уже перекрывали все дороги, чтобы не дать прорваться немногим беглецам.

Конрона даже шатало в седле от усталости, но он понимал, что отдыхать еще рано. Распорядиться по поводу пленников, убедиться, как там беглецы поживают… Хотя… и без него разберутся. Вот только заберет детей с невестой князя и в замок… в кровать… спать…

Довольный такой идеей, Конрон сам себе кивнул, отдал распоряжения пробегавшему мимо эльфу для его офицера и направил коня в сторону холма, откуда уже спускались его защитники. Аливия с Кортом при этом мчались впереди, явно наперегонки. Конрон хмыкнул. Что такое электровеник, он не знал, но глядя на эту парочку, начал понимать ворчание князя.

– Какое счастье, что не мне о них заботиться, – буркнул он, оглядываясь и ища, к кому бы подсадить ребят. А вот для Риолы придется искать отдельного коня. Не посадишь ведь девушку, да еще и невесту сюзерена, в седло к мужчине. Но эта проблема была наименьшей. Самое главное, что все живы и даже целы…


…Благодаря близости линии соприкосновения основных войск князь хоть и с задержкой, но стал получать полное представление о том, что происходит вокруг. Поэтому он и старался не упускать из вида главную армию Родезии, которая устремилась на встречу с Артоном. И когда, наконец, получил известие, что локхерская армия, не приняв боя, ушла в Родердон, то даже не сразу поверил.

– Неужели у Артона проснулся разум? – изумился он.

– Там еще был герцог Алазорский, – сообщил Лигур.

– Раньше Артона это не останавливало… Нет, без согласия короля такое провернуть не получилось бы.

– А вы считаете, что это отступление разумно?

– Я тебе скажу больше – это отступление выигрывает войну. В столице у Артона просто идеальная ситуация для пополнения армии и восстановления ее боеспособности, Совет больше не связывает его по рукам и ногам. А вот Эриху сейчас, чтобы получить подкрепление, придется ой как постараться. Да и запасы мы ему изрядно подсократили. Он будет вынужден бросить все, что не сможет удержать, и мчаться открывать перевалы. Так что готовь-ка гонца к Танзани. Пора ему перестать резвиться и отступать в Вертон. С перевалами… ну, ему там виднее. Сможет какие удержать – пусть оставляет большие гарнизоны и припасов побольше.

– Вряд ли ему захочется отдавать захваченное.

– Возможно… Надо бы ему подробнее описать обстановку вокруг. Лучше бы ему задержаться в Вертоне и подыскать какие-нибудь суда для десанта в Родезию.

– Десанта?

Князь пожал плечами.

– Кто нам мешает повторить трюк Эриха с Тортоном? Тем более из Вертона ближе до Родезии, чем от Тортона. Думаю, графу быстро удастся найти нужное количество желающих пощипать побережье Родезии. Пусть у Эриха еще и об этом голова болит. Теперь ему придется десять раз подумать, прежде чем забирать резервы из метрополии. Надо будет еще с Артоном и Алазорским обсудить этот момент. Возможно, к Танзани можно будет из Тортона отправить дополнительную помощь. Но это все при условии, что графу удастся зафрахтовать нужное количество кораблей.

– Полагаю, идея ему понравится. Граф любит такое наглое… Поэтому в лепешку расшибется, но корабли отыщет.

– Я тоже так думаю, – хмыкнул князь.

– А каковы наши действия?

– Не попадаться основным силам противника и наблюдать. А как только Эрих начнет отступать – уйдем в Родердон вслед за королем. Нужно будет еще в мятеже поставить точку. Тут нам все равно больше делать нечего. Для боя с основной армией Эриха мы откровенно слабы, а с отступлением он будет вывозить припасы. Да и наша добыча весьма велика…

– Только раскидана по городам Эндории.

– А с ней бы мы не ушли. Да не пропадет она, не переживай. Мне тех людей Осторн рекомендовал. Им и самим невыгодно обманывать.

Эрих о присутствии войск князя прекрасно знал – его разведчики постоянно мелькали неподалеку, но никаких действий по их поимке не предпринимал. Хотя князь на всякий случай старался держаться подальше, и желательно еще, чтобы между их армиями было какое-нибудь естественное препятствие вроде реки.

Возможно, Эрих не просто так сидел тихо, а что-то замышлял, но осторожность князя явно не позволяла ему предпринять какие-то шаги, и он выжидал подходящего момента или какой-нибудь ошибки противника. Конец этой игре в кошки-мышки положила начавшаяся оттепель. Все-таки короткая тут зима. Снег быстро превратился в раскисшую кашу, лед на реке стал хрупким, превратив ее в действительно отличное препятствие как для Эриха, так и для князя. О каких-либо тайных или стремительных действиях можно было забыть. Сигналом к окончанию противостояния стало полученное известие, что войска Эриха сворачивают лагеря и начинают отход в сторону Эндории. А вскоре пришла весть, что осада с Пиртинера снята.

– Вот и все! – Князь бросил кинжал на стол с расстеленной картой, а сам откинулся на спинку раскладного кресла. – Теперь до лета война окончена. Но дальше уже не наша забота. И вообще, у меня официальное разрешение от короля в эту кампанию войск не давать. В герцогстве дел по горло.

Лигур даже растерялся от подобного заявления сеньора.

– Но я думал…

– Что мы снова пойдем воевать? Лигур, даже этот поход – авантюра. Армия еще не готова. Может, против мятежников или чего-то такого, как было в Локхере ранее, она еще и потянет, но сам видишь, что против родезцев не катит. Точнее, по выучке, может, и тянем, но мало нас еще и… Да что уж говорить, сам видел, сколько всего всплыло за поход. Пока эти проблемы не устраним, ни о каких серьезных сражениях даже думать не стоит.

– Вы правы, милорд, – вынужден был признать Лигур. – Но, полагаю, мы и Эриха сумели удивить.

– Это да, – довольно качнул головой князь. – Эрих реально гений, а потому вдвойне приятней переиграть такого полководца на стратегическом уровне.

– На стратегическом?

– Да. Именно так. На тактическом он нас сделал как щенков. Разбил почти все основные силы, сумел парализовать нас так, что кроме как сшибать в его тылу по мелочи мы ничего сделать не могли. А вот стратегически… Войну он ведь проиграл. И, полагаю, сам это прекрасно понимает. Возможно, у него еще хватит сил даже выиграть летнюю кампанию. Но резервов после этого у него не останется. А ему еще собственное побережье защищать. Мы ведь можем и повторить свой рейд по тылам. Войск, которые смогли бы нас догнать, у Эриха нет.

Лигур задумался, прикидывая ситуацию и так, и этак. Выхода для своего бывшего сюзерена он действительно не видел. Проблема была в том, что Эрих реально выгреб все резервы. В то время как Локхер, освободившись от давления крупных аристократов, только-только начал приступать к мобилизации сил и ресурсов. А ресурсов после ожидавшейся конфискации имущества бунтовщиков будет ой как много. Самое главное, что король Родезии никак этому помешать не мог – передышка одинаково нужна как локхерцам, так и родезцам. И еще неизвестно, кому больше.

– Так что, отступаем?

– Не сейчас. Выждем денек-другой, нужно будет сначала понять, какой дорогой начнет отступать Эрих, чтобы случайно на него не нарваться. Не хватало еще такого конфуза в последний момент.

Лигур согласно кивнул.

– Я передам Ллие Тутсу, чтобы он усилил наблюдение.

– Передай. Только он и сам все прекрасно понимает.

Обстановка на фронте медленно успокаивалась. При этом все понимали, что не хватает какого-то завершающего штриха, поскольку эта странная короткая зимняя кампания вроде бы закончилась ничем. Подошли друг к другу две армии, одна сумела разбить часть другой, зато другая знатно прошлась по тылам первой. После чего постояли друг против друга и вроде бы разошлись со счетом один-один. Но всем умным людям было видно, что Эрих впервые за кампанию не достиг никаких своих целей, даже по минимуму. Более того, он вынужден отступить, чтобы восстановить то, что потерял. Теперь всех интересовал вопрос: чем же он ответит летом? А то, что Эрих безнаказанно такую плюху не оставит, было ясно. Обе стороны отошли зализывать раны, готовясь к новым схваткам.

Армия Вольдемара тоже начала медленное отступление вдоль реки в сторону центральных королевских владений…


…Несмотря на все свое нетерпение, Артон армию не торопил, и она двигалась неспешно. Герцог Алазорский занимался разведкой, желая убедиться, что Эрих не преследует их, а потому долгое время проводил в арьергарде. Так что король оставался с герцогом Вертонским, который ехал в специально для него сконструированной телеге с печкой внутри. Артон изредка подсаживался к нему погреться. Герцог был задумчив. Но когда рядом оказывался король, очень ловко заводил речь о сыне, всячески намекая, что тот просто запутался, а так даже не думал бунтовать.

Король уже прекрасно знал из писем сестры все подробности бунта, а также о роли маркиза Савского в захвате столицы… да и о его роли в падении дворца.

– Ортиния потеряла свою подругу, – хмуро отозвался Артон, глядя в окно. – Она мне написала… Если бы ваш сын выполнил свой долг, Луна осталась бы жива. – Артон вдруг зло глянул на герцога. – В память о ваших заслугах и благодаря роли маркиза в захвате столицы я не буду предъявлять вашему сыну никаких обвинений.

– Спасибо, ваше величество…

– Но и оставить на прежней должности я его не могу. Выбирайте сами – либо армия, либо пусть убирается в поместье и сидит там.

Герцог молча поклонился.

– Все сложилось очень удачно для вас…

– Удачно? – Артон дернул головой. – Порой мне кажется, что Вольдемар один из Возвышенных… Он мне месяца два назад подробно рассказал о бунте. Что, как и зачем. А я ведь не поверил тогда. Ленор Алазорский, Танзани и он… все за моей спиной провернули. Вот откуда Вольдемар все знал?

Герцог выглядел… ошарашенным.

– Герцог Торендский все знал?

– Ну не все, конечно, – хмыкнул король. – Просто расписал, что бунт неизбежен, и высказал несколько предположений, как будет он проходить. Указал на Лодерских как главных инициаторов. И ведь во всем оказался прав. А еще Ортиния написала, что это именно его люди вытащили ее и мою мать из дворца и укрыли в заранее подготовленных домах. Его люди, оказывается, почти месяц сидели в столице и готовились…

– В таком случае этот герцог очень опасен… Кто знает, против кого он повернет свои таланты.

– Опасен? – Артон хмыкнул. – Ленор об этом твердит с того момента, как впервые переговорил с ним в Тортоне. Но ведь никто не слушает, пока не становится поздно. Ведь и вы его недооценили, герцог.

– О чем вы, ваше величество? – Герцог Вертонский побледнел.

– Я о том, что даже такой старый жук, как вы, не учитывали его. Полагали, что он обычный выскочка. Вот и заговорщики так же думали. А еще это нападение на замок Вольдемара…

– Нападение? Я ничего не слышал об этом.

Артон глянул на герцога, отвернулся.

– Недавно пришло письмо. Какие-то идиоты-наемники решили подзаработать и напали на замок, пока там ни самого герцога, ни Конрона не было. Безуспешно, конечно.

– Безуспешно?

– Подробностей пока не знаю. Сообщили только, что отряд уничтожен полноcтью. Или пленен. Это дело Вольдемара – приедет, сам разберется. Только говорят, что их наняли Лодерские.

– Эти могут.

Король помолчал.

– Не знаю, – наконец заговорил он. – Странно это. Но в любом случае, кто бы это ни затеял, – зря он это сделал.

– Зря?

– Вольдемар не простит. Никогда. И не успокоится, пока не найдет того, кто заплатил наемникам. Лодерские или нет, не важно. – Артон снова задумался. – У него не так уж много привязанностей, но покушение на тех, кто ему дорог, он не простит никогда. И угрозу он постарается ликвидировать как можно быстрее. А с учетом его талантов… Думаю, нам и стараться не придется в поисках того таинственного кукловода, который и дергал за ниточки.

– Э-э… прошу прощения?

– Вольдемар подозревает, что Лодерских использовали так же, как те использовали Эндорского. Что заговором реально руководил кто-то другой. В общем, кучу советов надавал. – Тут король отчетливо поморщился, видимо, советы ему не так уж понравились. – Впрочем, это уже не важно. Как только узнает про покушение – сам примчится искать кукловода.

– А он что… не хотел?

– Да не очень вроде. Говорил, что кукловода можно пока не опасаться, что он заляжет на дно… А если мы правильно поведем политику, то и шансов на повторение бунта не будет. Не понимаю я порой князя. С другой стороны, если бы его можно было легко понять, вряд ли бы он совершил все то, что… совершил.

Герцог Вертонский откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, изображая усталость. То, что он ошибся, оплатив наемников, он понял почти сразу – на следующий день. Ведь было у него хорошее правило – никогда не принимать важное решение сгоряча. Нет, обида затмила разум – и вот результат. Ну как же, какой-то сопляк и выскочка переиграл его… ЕГО! Вот и захотелось отыграться хоть как-то. Уже потом сообразил, что сам бы он подобное против своей родни не простил никогда. И князь не простит. В момент, когда нужно максимально спрятаться и рубить все старые связи, он умудрился привлечь внимание такого врага. Тут король прав – князя этого, откуда бы он ни свалился, недооценивают все, пока не становится поздно. Барон Розентерн в Тортоне, герцог Дорн Ансельм, командующий десантом в том же Тортоне, старый герцог Торендский, потом его сын, герцог Нарский, проклятье, в этой компании оказался даже король Эрих Родезский. А теперь еще и он… И что делать?

Может, будь у герцога больше времени, он как-то сумел бы убедить короля поручить следствие ему. Но во-первых, герцог Алазорский хоть и находился с арьергардом, но все-таки недалеко, а этот лис такое дело ни за что не выпустит из своих рук. А во-вторых, король вдруг начал проявлять в своих решениях твердость, которой за ним раньше отродясь не водилось. Так что с наскока проблему решить не получилось, а в столице оказалось совершенно не до этого. Сначала доклады всех верных королю командиров, потом метания по столице с наведением порядка, хотя, откровенно говоря, король этими метаниями больше мешал, чем помогал. Но чем бы Артон ни занимался, он ни разу не созвал какое-нибудь совещание, на котором появилась бы возможность хоть немного повлиять на него. Нет, король слушал очень немногих людей, и герцог Вертонский в этот избранный круг не входил. А вскоре же пришло известие, что отряд герцога Торендского пересек границу королевских владений и его армия двинулась к столице. Правда, непривычно медленно, но тем не менее. Хоть это радовало – встречаться с этим герцогом Вертонский предпочитал основательно подготовившись…


…На всякий случай отправив еще несколько гонцов к Танзани и только убедившись, что родезцы действительно начали сворачиваться, князь отдал приказ отступать. Вовремя прибыл гонец от Танзани, сообщивший, что граф одобряет идею десанта, и если король поддержит его подкреплением, то можно было бы даже организовать вторжение.

Насчет вторжения князь сомневался. Уверен был, что Эрих в самое ближайшее время, как только закончится распутица, что в условиях гористой Эндории происходит очень быстро, займется восстановлением связи с родиной. Конечно, ему придется потрудиться, но вторжение отбить сумеет. Но что-то в этом было… надо бы подумать. Вот если еще отвлекающий маневр какой-нибудь придумать. Каким бы Эрих ни был гением, но быть в нескольких местах одновременно он физически не способен. В этом вообще беда всех великих полководцев, совмещающих еще и должности глав государств – помощники у них не такие гениальные. В свое время Монро выдвинул весьма здравую идею о способе победы над Наполеоном – бить не самого Наполеона, а его маршалов. И ведь сработало.

Шли неторопливо. Лигур косился на герцога, но ни о чем не спрашивал. Впрочем, князь быстро заметил эти взгляды.

– А куда спешить? – спросил он риторически. – К тому же мысль тут у меня появилась заглянуть на тот остров, где я жил, и забрать все вещи. Видишь, сколько сейчас носильщиков?

Лигур об этом таинственном острове слышал даже не от самого князя, а от его сестры, которая неизменно отзывалась о том времени с ностальгией и восхищением.

– А уж сколько там вещей интересных! – всегда добавляла она в конце.

Да и сам Вольдемар периодически сожалел об отсутствии какого-либо справочника, прибора или материалов. Потом еще добавились стоны Арвида, ему князь пообещал медицинское оборудование для исследований, которого нет ни у кого в здешнем мире: микроскопы, хирургические инструменты, лабораторную посуду, материалы для прививок, медицинские справочники по анатомии… много всего, в общем.

– Я полагал, что вы не захотите показывать этот остров такому количеству людей сразу, – осторожно отозвался Лигур.

Князь вздохнул.

– Я и не хотел. Вот только в одиночку я долго буду оттуда все перетаскивать. И ведь все вокруг неизбежно заинтересуются, чего это новый герцог шастает в тех краях. И найдут. Нет, лучше уж сразу пригнать побольше людей, забрать все и уехать.

Логично, не поспоришь. Может, для простого человека то место и могло бы послужить дополнительным убежищем в случае чего, но герцог Локхера всегда на виду и все его поездки теперь будут неизбежно отслеживать и друзья, и враги. Два-три раза ему, возможно, удастся съездить на тот остров, а дальше туда столько народу набежит…

– Так мы туда едем?

– Не сразу. Сначала нужно оторваться от Эриха.

Замечание здравое. После всех этих маршей здесь была настоящая чехарда, когда не всегда можно понять, где и чьи отряды находятся. Достаточно сказать, что они уже встречали несколько отрядов из армии Совета, разгромленной Эрихом еще в самом начале кампании. Тут и мародеров хватало, и разбойников, и разведчиков. Зачастую было весьма трудно определить, кто из них кто. Впрочем, нападать на большой отряд никто не осмеливался, а потому особых проблем встреченные не доставляли.

С армией Эриха столкнулись ожидаемо, но все равно для войск встреча оказалась неожиданной, как бы странно это ни звучало. Просто разведчики обеих сторон уже давно отслеживали перемещение друг друга, и все прекрасно понимали, кто и где находится. Возможно, в другой ситуации этой встречи постарались бы избежать – от греха подальше, но два дня назад начался мелкий противный дождь, который достал всех. Снег сошел почти полностью, вскрылись реки, и начался настоящий ледоход. При такой погоде перемещаться лучше всего по нормальным дорогам, иначе появится немаленький шанс либо застрять в грязи, либо разбить оси телег о камни. Проблема только в том, что дороги, по которым двигались обе армии, в одном месте подходили очень близко одна к другой… просто одна шла по правому берегу реки Ворски, а другая по левому. Ширина реки в том месте… ну, может, метров шестьдесят.

Так что офицеры обеих армий о предстоящей встрече были осведомлены прекрасно, а вот для солдат она произошла совершенно неожиданно. Самые горячие головы даже метнулись на конях к берегу и замерли – ледоход надежно пресекал любую попытку переправы. Вот и застыли отряды напротив друг друга, пока остальная армия шла по дороге, посматривая на другую сторону и рассматривая врагов.

Князь тоже не удержался и подъехал к самой воде. Справа пристроился солдат с его личным флажком, показывающим, что рядом находится командующий и герцог. С другой стороны попробовали стрелять из луков, но в такую погоду отсырела не только тетива, но и сами луки понабрали влаги, так что стрелы лишь бессильно падали у противоположного берега. Тут даже арбалеты оказывались бесполезны, ибо тетива у них тоже плелась из веревок – до стальных тросов местные технологии еще не доросли. Арбалетные дуги иногда изготавливали из стали, но очень и очень редко – слишком уж дорогой она была.

Кое-кто из стоявших рядом с князем попытался ответить… с тем же результатом. Вот и стояли две группы напротив друг друга.

Вдруг на той стороне произошло какое-то движение, и находившиеся там всадники резко подались в стороны, а вперед выехали несколько человек в изукрашенных доспехах.

– Эрих, – выдохнул Лигур рядом.

– Что? – повернулся к своему помощнику князь.

– Тот впереди – Эрих.

– О… – Князь быстро достал бинокль и принялся разглядывать знаменитого короля.

Эрих был… обычным. Не красавцем, не уродом. Не отличался какой-то статью, но и низкорослым хлюпиком его не назовешь. Волосы носил длинные, достающие ему до плеч. На голове шлем, похожий чем-то на древнерусские, с такой же шишечкой на навершии. Блестящая кольчуга с пластинами и синий плащ с алой окантовкой.

Князь опустил бинокль, оставив его болтаться на ремне, и осторожно повел коня в воду. Остановить его никто не осмелился. Двигался он ровно до тех пор, пока это было безопасно. С другой стороны Эрих сделал так же. Так эти двое и замерли напротив друг друга. Причем Эрих разглядывал своего оппонента не менее внимательно, чем князь его.

Вдруг из-за спины Эриха вылетела стрела, но так же бессильно ткнулась метрах в пяти от князя. Эрих резко обернулся и что-то рявкнул. Произошло какое-то движение за спиной короля, и все стихло. А Эрих поднял руку, словно извиняясь.

Князь склонил голову. Хмыкнул. Достал прикрепленный к седлу лук. Его-то лук совсем другое дело – продукт технологий начала двадцать первого века. Собран из композитных материалов, синтетическая тетива. Он не боялся влаги и одинаково хорошо работал как в холоде, так и в жару. Наложил стрелу. Чуть замер. Потом вскинул руки и выстрелил вверх и в сторону.

На том берегу проследили полет стрелы, которая на приличном расстоянии миновала передний отряд во главе с королем и скрылась в прибрежных кустах. Всем было ясно, что при желании князь мог выстрелить и в короля, а на таком расстоянии его не спасла бы никакая кольчуга.

Охрана короля было дернулась. Но Эрих резким взмахом руки отогнал их. Снова кивнул. Если бы в него хотели выстрелить – выстрелили бы сразу, без демонстраций. Тем более что луков никто не опасался. Князь тоже кивнул и поклонился несколько глубже, все-таки с королем имеет дело, да и уважал он Эриха искренне. Убрал лук.

Наконец Эрих что-то сказал своим. Развернул коня и направил его на дорогу. За ним потянулись и остальные. Князь тоже не стал дожидаться, когда все уйдут, и вернулся к шагавшим мимо солдатам. Короткая встреча – и две армии шагают дальше по своим делам. А вскоре их дороги разошлись, и не стало видно даже хвоста вражеской колонны. Последними проскакали отряды арьергардов обеих армий.

– Эпичное полотно получилось бы, – буркнул князь.

– Что, милорд?

– А? Лигур, тьфу, блин, напугал. Я тебя и не заметил. Просто подумал тут, что если бы какой художник решил написать картину о прошедшей кампании, то вот этот момент в ней был бы, пожалуй, самым запоминающимся. Две вражеские армии метрах в шестидесяти одна от другой, два командира стоят почти рядом… но никакого боя не будет, и все это знают. Мимо идут солдаты…

– Думаете, милорд? – озадачился Лигур. – Я бы отметил, скорее, поход по Эндории или штурм крепости на перевале.

– Это все обычное, таких картин полно, – отмахнулся князь, но все же добавил: – Хотя в чем-то ты прав. Но это если именно бои рисовать. А тут… какая-то проза жизни…

– Проза жизни, – хмыкнул Лигур. – Надо же… Хотя вы правы, милорд, ничего подобного в истории я припомнить не могу. Весьма занятно. Какие дальнейшие планы?

Князь вздохнул и почесал кончик носа.

– Какие-какие… Выходим на перекресток и двигаем к Согренту. Там уже и до моего острова недалеко. Телег бы побольше, но это в городе закупим. Потом я в столицу, а обоз под охраной ко мне в замок. Крейс… э-э-э… тир Дитон отправится с грузом и обеспечит его сохранность до моего прибытия.

– Боитесь, что кто-то украдет? – удивился Лигур.

– Если бы, – вздохнул князь. – Боюсь, что если с обозом прибудет кто-то менее авторитетный, то его Аливия в компании с Кортом и Арвидом порвут на части при попытке получить свое. Аливия меня уже окончательно затерроризировала, чтобы я поскорее привез ей швейную машинку, а Арвид ждет микроскопы и хирургические инструменты. И ведь добьются своего. А потом мне собирать все, что это компания утащит.

Получив приказ, армия двинулась в последний в эту кампанию поход…


Глава 24 | Князь Вольдемар Старинов: 3. Обретение дома | Глава 26



Loading...