home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20. Подъемыши (Джона Джексон)

Близняшки Бишоп провели Джону через запутанный лабиринт труб и шахт, по тайным путям, которые показала им Майра. Они ползли узкими лазами, порой ведущими в обратную сторону. Постепенно шум погони затих. Преследователи потеряли добычу в переходах, сокрытых в стенах, под полом и над потолком колонии. Наконец, когда Джона готов был упасть в обморок от усталости, они добрались до нужного места.

– Пришли, – объявила Стелла.

Она ловко отперла замок на решетке и спрыгнула вниз, приземлившись на четвереньки. Глянула вверх и поманила за собой Джону. Он спускался осторожно, но все-таки покачнулся и упал. Он бы ударился носом о пол, если бы девочка не подхватила его. Рядом грациозно приземлилась и тут же выпрямилась Джинджер. Оказалось, они стоят перед дверью сектора. Джона не сразу сориентировался, а когда понял, где очутился, на лице его – впервые за последние несколько недель – появилась улыбка.

Стелла приблизилась к толстой двери, присмотрелась к татуировке на запястье, а затем обернулась к Джоне.

– К нам примкнуло несколько программистов, – сказала она. – И они настроили сканеры так, что открыть эту дверь могут только подъемыши. Коды мы регулярно обновляем – когда новые члены сопротивления проходят испытательный срок.

Двери секторов герметично закрывались в случае самой страшной в колонии аварии – затопления, чтобы хоть какие-то части убежища могли спастись. А значит, двери были непроницаемы – как для морской воды, так и для патрульных.

– Очень умно, – похвалил Джона. – Кодописцы, да?

– Да, но откликнулись не все, – призналась Джинджер. – И так было непросто вытащить их из Компьютерной. Теперь они не смогут вернуться в Девятый сектор – там все еще правит Синод.

Словно в доказательство слов Стеллы, сканер на двери загудел, и створки разошлись в стороны, открывая проход в Инженерную. В лицо ударил горячий воздух, послышались запахи машинного масла и металла и еще чего-то очень знакомого, но для Инженерной чужого. Вдохнув, Джона понял: жареная рыба, приправленная кориандром и имбирем.

«Во имя Оракула, – подумал Джона, – как на Базаре».

Близняшки помогли ему пройти в сектор, который он знал как свои пять пальцев. Створки двери за ними закрылись. Джона расслышал звон и щелканье механизмов, тихое шипение «Анимуса». Значит, он еще не сломался и пока качает воздух. Надолго ли это? Нужно было проверить машину сейчас же.

Забыв про все на свете и даже про собственную хромоту, Джона ринулся к «Анимусу», но к его ногам внезапно шлепнулась кувалда.

– Эй, куда это ты собрался?

Путь ему преградила группа крепко сбитых изгоев. Самый крупный взмахнул молотом и свирепо посмотрел на Джону. Красномордый, будто все утро заливался огненной водой. Остальные тоже вооружились инструментами и угрожающе поглядывали на незнакомца.

– К «Анимусу» никого не пускать. Приказ шефа.

– Мы тоже на шефа работаем, – ответила Джинджер.

– Пропусти его, Грили… – добавила Стелла, но изгой перебил ее:

– Мелкие девчонки нам не указ. – Он сунул большой палец за лямку комбинезона и уставился на них сверху вниз. – Особенно вы обе.

– Я тебе не мелкая девчонка, – выпалила Стелла. – Мы выполняем прямые приказы шефа. Мы только что сбежали из Тени, – добавила она и ткнула большим пальцем в сторону Джоны.

Изгои дружно расхохотались.

– Из Тени? – спросил Грили. – Вранье. Это невозможно.

Джинджер привстала на носочки. Ее щеки пылали и цветом почти слились с огненно-рыжими волосами.

– Вот погоди, скоро на пороге появятся остальные узники. Просто мы срезали путь через трубы, но остальные будут с минуты на минуту. Стоит, наверное, предупредить врача?

– Другие узники? – неуверенно переспросил Грили.

– Да. Те, которых мы освободили, – хитро ответила Стелла.

Джона сообразил, что миссия по освобождению узников была настолько секретной, что даже не все мятежники о ней знали. Грили тем временем взглянул на приятелей и почесал всклокоченную бороду.

– Пусть шеф решает, – пробурчал он и, схватив Джону за руку, повел к кабинету в дальнем конце сектора, где некогда работал сам Джона.

По иронии судьбы, медная табличка с надписью «Джона Джексон. Главный инженер» все еще висела рядом с дверью, хотя немного потускнела и покосилась. Грили постучался, и дверь, которая была чуть приоткрыта, отворилась.

– Шеф? – позвал Грили. – Можно войти?

За столом спиной к двери сидела женщина, склонившись над схемой колонии, какими-то планами и чертежными принадлежностями. Она обернулась и ухмыльнулась.

– Джона Джексон! Свет моих очей!

Джона с удивлением уставился на нее. Эта женщина разительно отличалась от соседки-вдовы, которую он знал все эти годы. Вместо привычных юбок на ней была новая темно-синяя форма, словно только что доставленная из мастерской портного. Седые волосы, обычно растрепанные, были собраны в тугой пучок на затылке.

– В чем дело? – спросила Моди. – Крысы язык съели?

Она расплылась в улыбке, и в тот же миг, когда она расхохоталась, Джона понял, что перед ним та самая Моди, которую он знал и любил. Близняшки Бишоп засмеялись, и только тогда на лице Джоны появилась улыбка.

– Постой… Так это Джона Джексон? – спросил Грили.

– Единственный и неповторимый, – ухмыльнулась Моди.

– Простите, шеф… – запинаясь, пробормотал Грили. – Он просто рвался к «Анимусу», а вы приказали никого к машине не подпускать. Выполняли ваш приказ. Даже не подумали, что это отец Майры Джексон! Вы ведь не предупреждали, что собираетесь его вызволять.

– Так я тебе про все планы и рассказала, – осадила его Моди и тут же, подобрев, положила руку на плечо здоровяку и дружески похлопала. – К тому же ты выполнял приказ. Ни о чем не переживай.

– Есть, мэм, – с облегчением ответил он и неловко отсалютовал.

– Грили, терпеть не могу, когда меня так называют. Старухой себя чувствую.

– Э… простите… Все понял, шеф.

– Так-то лучше.

Моди обернулась к Джоне, который едва стоял на ногах – сказывались пройденные испытания. Моди, обеспокоенная его состоянием, помогла ему опуститься в кресло.

– Чего встали, как болваны? – заорала она на изгоев. – Ему врач нужен. Грили, приведи-ка доктора Вандерягт! А еще воды прихвати и паек. Ты посмотри, кожа да кости. Отец Флавий и Синод за это заплатят.

Последнюю фразу она произнесла без задора, на миг превратившись в истинного лидера сопротивления. Изгои закрутили руками у груди.

– Топить истинных грешников! – проскандировали они и отсалютовали Моди. Затем спешно ретировались из кабинета.

Джона обмяк в кресле, чувствуя, как колотится сердце и скачет давление. Посмотрел в коридор: даже усталым, замутненным взглядом он видел, как строго организованы мятежники. В цеху они устроили целые конвейеры, за которыми выполняли множество заданий: одни собирали оружие из труб и инструментов, другие ткали и шили форму, третьи варили в чанах темно-синюю краску, щипцами окуная в нее полотна материи. Немного тянуло мочой, и Джона понял, что так пахнет закрепитель краски.

Сопротивление состояло в основном из изгоев, но бок о бок с ними работали и представители демоса. Хотя, если судить по штабелям готового добра, последние с работой справлялись куда хуже и медленней. Джона узнал нескольких подмастерьев, например Шарлотту и Роланда – ребят из последней партии выпускников. Они носились с запчастями и деталями от одного мастера к другому.

В дальнем конце сектора организовали Акваферму: в прямоугольных баках с водой, подсвеченных ультрафиолетом, росли на отходах жизнедеятельности рыб водоросли. У задней стены высились горы ящиков с провизией. Моди, должно быть, месяцами копила их, обменивая сладости и огненную воду на излишки продуктов.

Предприимчивость мятежников впечатляла. Давно ли они планировали бунт? И как пожилая соседка Джоны стала вождем? В усталом мозгу вопросы громоздились один на другой.

– Но… как? – только и смог выдавить он из себя.

Моди проследила за его взглядом.

– С каждым днем нас все больше, – сказала она. – Люди приходят к порогу сектора и просят принять их. Рассказывают, как угнетают их Синод, Красные Плащи и патрульные. О друзьях и родных, которых заперли в темнице или отдали Святому Морю.

– Как мою жену… – с горечью произнес Джона. – Отец Флавий подослал человека убить ее, чтобы это выглядело как смерть при родах. И все – из-за вопросов о Маяке.

Моди поджала губы:

– Соболезную. Я бы удивилась, но за Флавием такой длинный список грехов – подлиннее «Книги Морского Оракула».

– Он и нашего папу убил, – сказала Стелла, переглянувшись с сестрой. – Его бросили в Море. Вскоре после вашего ареста. Мы видели, как ему выносили приговор в Церкви.

– И Стэн, – добавила Джинджер. – Его тоже выбросили.

– Я видел, как патрульные выводили его из Тени, – произнес Джона, ощущая на саднящих плечах груз ответственности за гибель товарищей. – Их обоих держали в клетках недалеко от моей, а после увели. Они так и не вернулись, и я понял, что дело плохо.

Моди, не в силах избавиться от старой привычки, покрутила рукой у груди.

– Да… Тесса, и Филип, и Стэн, и много-много других людей… – Сообразив, что Джона даже сидит с трудом, она озабоченно нахмурилась. – Да что же это я болтаю, как дурочка-сплетница! Будет еще время, когда поправишься. Доктор Вандерягт поможет тебе. Даю задание: отдохнуть и набраться сил.

– Есть, мэм, – вяло отсалютовал Джона.

Моди одарила его строгим взглядом:

– Для тебя – шеф.

И оба рассмеялись.


* * * | Возвращение ковчегов | Глава 21. Ночной гость (Майра Джексон)



Loading...