home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 42. Выход из спящего режима (Майра Джексон)

– Еще круг? – спросил Калеб, когда они остановились передохнуть возле капсулы.

Майра оценивающе оглядела его. Калеб тяжело опирался на ее руку. Чувствовалось, как мускулы у него дрожат от напряжения и усталости. Его щеки раскраснелись, а дыхание сбилось.

– Угробить себя хочешь? – спросила она.

Калеб хмыкнул:

– Ага, тем и занимаюсь.

– Не при мне, Сиболд, – ответила Майра, невольно улыбаясь. Калеб не сопротивлялся, когда она помогла ему подняться по трапу на борт и провела в заднюю часть салона, где он рухнул на койку.

– Чувство, будто я… пять миль пробежал. – Калеб откинулся на подушку. – Хотя мы всего два круга по лагерю сделали. Да я инвалид!

Майра усмехнулась:

– Для инвалида ты больно много болтаешь.

Калеб притянул ее к себе, посмотрел прямо в глаза.

– Это все ты виновата, – хрипло произнес он. – В твоем присутствии я просто не могу сдерживаться…

– А я тебе помогу. – Майра вывернулась и прижала его руки к койке. – Тебе отдых прописан. Не будешь осторожен – снова сляжешь.

Калеб закатил глаза:

– Ладно. Но как только проснусь, пойду еще погуляю. От сидения взаперти я дурею.

– Договорились, – сказала Майра и подождала, пока он заснет. Должно быть, она и сама задремала, потому что в следующий миг пробудилась от криков Калеба.

– Темнота… силы! – метался он на койке и размахивал руками, к которым снова тянулись трубки капельниц, и сейчас они опасно раскачивались, грозя оборваться.

В капсулу влетел оружейник. При виде Калеба глаза у него округлились.

– Помоги! – позвала Майра, хватая Калеба за руки, чтобы он не навредил себе.

Шурша мантией, оружейник подбежал к койке. Схватил с полки пузырек с мутноватой жидкостью и набрал ее в шприц. Воткнул иглу в трубку капельницы. Как только лекарство попало в кровь, Калеб обмяк, хотя все еще продолжал бормотать во сне.

– Что с ним? – Майра коснулась его влажного лба. – Вроде все хорошо было… шутил, смеялся, целоваться лез… – Она покраснела. – Не понимаю, почему ему не становится лучше?

Оружейник сверился с показаниями на мониторе.

– Снотворное должно успокоить его, но, боюсь, это лишь временное решение. Телесные раны заживают, а вот остальные слишком глубоки. Одними лекарствами их не залечишь.

Майра подняла голову:

– О чем ты?

– Я не специалист, но твой друг, похоже, получил тяжелую душевную травму. Подобное случается с солдатами в бою. Есть такой термин: синдром посттравматического стресса. Часто сопровождается ночными кошмарами.

– И чем его лечить? – спросила Майра.

– Ну, бывает, что человек вообще не может от него оправиться, – сказал оружейник, но, видя ее встревоженное лицо, поспешил добавить: – По опыту скажу, лучшее средство здесь – время. А еще – разговоры. Только прояви терпение. Помни, он через многое прошел.

Майра кивнула.

– Я знаю, спасибо. – Она взяла Калеба за руку. Его глаза подергивались под веками, губы шевелились, и с них слетало невнятное бормотание:

– Пир… Черные Шахты… Крушила… силы…

– Ш-ш-ш-ш, – шепнула Майра. – Крушила мертв… больше он тебе вреда не причинит. Все силы мертвы… ты в безопасности.

Она коснулась его лба, проверяя, нет ли температуры, хоть и знала, что лихорадка давно прошла. Майра погладила Калеба по голове, жалея, что невозможно проникнуть в мозг и вырвать дурные воспоминания. Время, подумала Майра. Калебу нужно больше времени, чтобы оправиться, и она ему в этом поможет. Это меньшее, что она может для него сделать.


Глава 41. Совет свободы (Джона Джексон) | Возвращение ковчегов | * * *



Loading...