home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 33

Лето

– УГАДАЙ, ЧТО произошло! – говорю я.

Мама накладывает макияж. Сегодня вечером они с отцом отправляются на очередной ужин. Иногда я думаю, а не считает ли и мама, как я, что ей необходимо жить на полную катушку. Не стали ли для нее все эти бесконечные гала-вечера, ланчи, коктейли тем же, чем для меня вылазки в пустыню? Не дарят ли они ей ощущения настоящей жизни?

– Что, моя милая? – спрашивает она.

– Помнишь того парня, Сета Роджерса, с которым я проводила много времени? Мы теперь вроде как встречаемся.

Мама отодвигается от зеркала и поворачивается взглянуть на меня. Она закончила красить только один глаз, так что лицо ее выглядит асимметрично.

– Правда? Это так… неожиданно. Мы еще даже с ним не знакомы. Хотелось бы получше его узнать. Судя по словам твоего брата, он не совсем в твоем вкусе.

Я чувствую, что она выражается деликатно. Точнее, что это совсем не тот, кого она предпочла бы видеть рядом со мной.

У меня появляется странное чувство, что в своих попытках сделать всех на свете счастливыми, я бросаюсь из крайности в крайность. Даже в себе самой я пытаюсь сбалансировать сразу две жизни, которые все отчетливее проявляются. Чувство, что я стремлюсь заставить всех поверить, что я идеальная.

– Ну а по-моему, он вполне в моем вкусе, – говорю я, дергая себя за заусенец.

– Не трогай заусенцы. В выходные можем съездить вместе на маникюр. Так, у вас все серьезно?

– Что?

– У вас с Сетом все серьезно? Вы только гуляете друг с другом и больше вам никто не нужен?

Я медлю, не зная, как ответить. Я так хочу рассказать ей, что поцеловала мальчика – нет, что я поцеловала мужчину в клубе, незнакомого мне молодого человека, – и что сначала мне понравилось, что он меня захотел, что это заставило меня почувствовать себя сильной, но затем, когда он обнял меня крепче, когда я почувствовала у себя во рту его язык, на щеках – его щетину, а на ягодицах – его ладони, я поняла, что совершенно беспомощна, совершенно. И что этот мой поступок поставил с ног на голову наши с Сетом отношения.

Я хочу, чтобы все стало как раньше. Хочу, чтобы того поцелуя в Моронго не было вообще. Но что потом? Хочу ли я и дальше скрывать Сета ото всех, как некое сокровище пустыни? Даже если бы я не поцеловала того мужчину, я все равно целовалась с Сетом, поэтому-то все равно грядут перемены. Не могу представить себе, что я тайком уединяюсь с Сетом в школе. Мы либо перестали бы целоваться, и я навсегда потеряла бы его, либо продолжили бы в прежнем духе, и уж тогда это стало бы известно всем и каждому. Что-то должно было произойти. Вот и произошло.

– Наверное, да, – отвечаю я, пожимая плечами.

– А друзьям своим ты уже рассказала?

Я хмурю брови.

– Объявлений пока не делала.

Точно можно сказать одно: в соцсетях эта информация не появится.

– Встречаться с кем-то теперь такая морока, – задумчиво говорит мама.

– Ничего страшного. У нас все хорошо, – отзываюсь я, имея в виду, что у меня все хорошо. После смерти Мики маме всегда интересно, все ли у меня хорошо.

Наши с мамой взгляды встречаются в зеркале.

– Ты никогда другого и не говорила.

Потом она улыбается:

– Ну, нам нужно будет в ближайшее время пригласить его на ужин.

Если я думала, что трудно будет рассказать обо всем маме, то оказалось, что Либби рассказать практически невозможно. Сначала она решила, что я шучу, и хохотала до упаду, аж хрюкала. Потом, поняв, что я не шучу и Дре тоже, Либби расстроилась, что Дре обо всем узнала первой, и сказала, что нам надо с этим всем разобраться. И уже потом, когда я наговорила ей достаточно приятностей, она поворачивается и смотрит на меня широко раскрытыми глазами:

– Ты серьезно?

– Серьезно, – говорю я, и в глазах моих вызов. Я хочу, чтобы она сказала что-нибудь еще. Она откидывается назад на кровати.

– А он ничего, – медленно произносит она. – По-моему. Такой долговязый, странноватый.

– Я думаю, он очень симпатичный, – говорю я и удивляюсь тому, сколько в этих словах стремления перейти к агрессивной обороне.

– И это самое главное, – авторитетно заявляет Дре.

– Боже мой, а что вы собираетесь в школе делать? – спрашивает Либби. – Вы что, будете… обжиматься везде по углам?

– Точно не будем, – отвечаю я, ужаснувшись самой идее. – Будем вести себя как… нормальные люди.

– То есть вообще не разговаривать друг с другом? Потому что именно этим мы все обычно занимаемся в школе.

Я закусываю губу.

– Все будет хорошо.

– Интересно, что скажут все остальные, – тихо говорит Либби, как бы про себя.

Я уже раскрываю рот, чтобы ответить, но не успеваю, потому что Дре сжимает мне ладонь:

– Да кому какое дело? Это Рейко. Наша лучшая подружка. Нам все равно, что скажут другие.

– Ну, это само собой, – говорит Либби таким тоном, будто ей и в голову не приходило, что подумают другие.

– Если мы будем вести себя так, будто все в норме, так оно и будет, – продолжает Дре.

Либби фыркает от смеха.

– Либби!

– Ну, как скажете, – говорит Либби, а потом переворачивается и пихает меня ногой. – А что, Сет классно целуется?


Глава 32 Лето | Лишь любовь разобьет тебе сердце | Глава 34 Лето



Loading...