home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

– Ого! Ты про Джимми? Он всё ещё жив? – удивлённо восклицает мальчик, который пришёл с Эндрю. – Твоему раку, наверное, уже лет сто.

– Ну, ему всего пять, – уточняет Эндрю. – И он с гордостью носит свою седьмую раковину.

Синеволосая девочка сдержанно улыбается. Я бы с удовольствием посмеялась вместе с ними над всей этой историей про рака по имени Джимми, но как-то не могу. Я растеряна. Ведь синеволосая – единственное, что мне не нравится в этой школе, ну кроме еды, конечно. И обнаружить, что она дружит с Эндрю, было неприятно.

Эндрю смеётся и показывает мне на своих друзей, сидящих рядом.

– Тесса, познакомься, это Ричи Уитфилд и его сестра Нина. Они живут недалеко от меня, на той же улице.

Ричи быстро кивает мне и отправляет в рот порцию плохо пропечённой картошки. Нина застенчиво улыбается, практически не поднимая на меня глаз. Сейчас, когда я смотрю на них, то вижу, что, хотя они разного роста – он высокий, она не очень, – они похожи. Оба кареглазые, с каштановыми волосами. Может быть, двойняшки?

– Приятно познакомиться, – говорю я.

Мне действительно приятно. Хорошо бы иметь побольше друзей в этой школе.

– А это Кэсс Стоун, – Эндрю указывает на синеволосую.

Кэсс. Интересно, это сокращённо от Кэссиди? Хотя мне абсолютно всё равно. Мама, скорее всего, заметила бы, что у синеволосой очень негативная энергетика и плохая карма. А я бы сказала, что она слишком грубая.

– Уже познакомились, – буркнула она, не отрывая взгляда от своего подноса. Ну и ладно.

– Тесса новенькая. Она из Флориды, – продолжает Эндрю. – Я думаю, мы могли бы показать ей нашу школу, провести экскурсию. Рассказать, кто из учителей разрешает жевать на уроке жвачку и всё такое.

– Я за, – отвечает Ричи. Он довольно сильно толкает в плечо свою сестру – и та едва не падает со скамейки. Любая другая девчонка дала бы ему сдачи, но Нина совершенно спокойна.

– И Нина тоже.

– Отлично! – Эндрю поднимает пакетик молока. – Объявляю проект «Тесса» открытым. Пусть она никогда больше не опозорится перед всем классом!

Ричи громко хмыкает. Нина перестаёт на него дуться и улыбается, уплетая сэндвич. Кэсс выглядит ещё более раздражённой, чем обычно. Она молча начинает складывать недоеденную еду на поднос.

И тут я не выдерживаю. Снова слова опережают разум. Я понимаю, что это плохая идея, но всё равно спрашиваю её:

– Ты не собираешься доедать?

– Нет.

– Почему?

Она выпрямляет сутулые плечи и смотрит мне прямо в глаза:

– А тебе какое дело?

– Кэссиди! – У Эндрю вытягивается лицо.

Она кидает не него быстрый взгляд:

– Не вмешивайся, Эндрю.

Он вздыхает и поднимает вверх руки, словно сдаётся. Может, это и так, синеволосая выглядит очень недовольной.

– Я не о том. Мне нет никакого дела. Просто любопытно, – говорю я. И это правда. Что-то мне подсказывает, что Кэсс вовсе не такая крутая, какой хочет казаться. Больше всего в её лице грусти.

Кэссиди, явно разозлившись, встаёт. Она держит свой поднос, и я замечаю на её бледных запястьях разноцветные силиконовые браслетики. Они кажутся слишком весёлыми для неё.

– Ладно, мне пора. Я опаздываю к миссис Гейст. Увидимся позже.

Эндрю, Ричи и Нина бормочут «пока». Потом удивлённо переглядываются. Наверное, пытаются понять, что приключилось с их подругой.

Их подруга. До сих пор не могу прийти в себя от такой новости.

Кэсс выкидывает еду с подноса в мусорный ящик и уходит. Хотя она ничего не сказала, но совершенно ясно, что именно я и есть причина её огорчений. Да уж, с каждым часом этот день становится все «лучше». Мне он нравится так же, как противный запах коллектора на Тенистой улице.

Я поглядываю на банан, задаваясь вопросом, будет ли Кэссиди всегда ненавидеть меня. Помню, как в прошлом году две девочки из восьмого класса решили, что цель их жизни – сделать Рейчел несчастной. Они писали разные гадости на её шкафчике, бросали ей во время ланча на поднос всякую невкусную еду, постоянно хихикали, глядя на неё. Выглядело это ужасно.

К счастью, Рейчел – самый сильный человек из всех, кого я знаю. Я до сих пор улыбаюсь, когда вспоминаю, как она им отомстила. Однажды её прадед пришёл в школу и рассказал на общем собрании о корнях их семьи. Оказывается, их предками были американские индейцы. Он пересказал местные легенды и даже несколько страшных сказок – из тех, что когда-то слышал в детстве в резервации. А потом он рассказал о проклятиях.

Когда он говорил, то не отрывал взгляда от тех противных девочек. Пока он описывал древние проклятия, ухмылка не покидала его лица. А глаза девчонок расширялись с каждым произнесённым словом.

В конце он сообщил, что всё это, конечно, выдумки, а сами проклятия не более чем мифы. Но с тех пор вредные девчонки больше не приставали к Рейчел. Они даже не смотрели в её сторону. Она победила. Значит, и я смогу. Я глажу медальон на шее и говорю себе, что если надо, то смогу быть такой, как Рейчел. Я выживу в этом жутком месте. Гладкий металл теплеет от моих рук, и мне становится грустно. Я очень скучаю по Рейчел.

– Ты не давай Кэссиди тебя обижать. Она что-то не в духе.

Не в духе? Скорее в неё вселился злой дух.

– Так она не всегда такая? – Я пытаюсь узнать у Эндрю побольше. – Ну, такая раздражённая.

Он выгибает бровь:

– Нет. Совсем нет. Мы дружим очень долго. Со второго класса. Может быть, что-то случилось, потому что в последнее время она стала редко с нами тусоваться.

– С каких пор? – спрашиваю я.

– С каких пор – что?

– Ну, когда именно она стала реже с вами общаться?

Эндрю выглядит озадаченным.

– Даже не знаю. Наверно, не обратил внимания. Может быть, несколько недель назад? У неё стали появляться какие-то дела, всё время торопится что-то сделать, куда-то пойти. Странно…

Этот его ответ почему-то немного улучшил мне настроение. Если Кэссиди начала странно вести себя несколько недель назад, значит, дело вовсе не во мне. Не я так сильно её раздражаю. Меня здесь тогда вообще не было! Хотя, если вспомнить, как она на меня смотрела – словно я огромный назойливый комар, – я тоже, наверное, внесла свою лепту в её раздражение. Уж не знаю почему.

Я сползаю вниз по скамье, полная мрачных мыслей. И в этот момент замечаю странное выражение лица Ричи. Он смотрит в тот конец столовой, где всё ещё стоит Кэссиди. Он бросает на неё взгляд – я не могу его расшифровать, – и она в ответ закатывает глаза. Ричи лишь вздыхает и снова утыкается в свой поднос.

И что это было?


* * * | Странное происшествие на Тенистой улице | Глава 11



Loading...