home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 36

Кажется, подушка тверда как камень. Поворачиваюсь на другой бок. Правый висок ноет, и я никак не могут устроиться удобнее. Какой-то звук пугает меня – нечто среднее между рёвом стартующего автомобиля и хлопком разбившейся бутылки. Я выпрямляюсь и наконец разлепляю уставшие глаза.

– Ага, мы очень рады, мисс Вудворд, что вы всё-таки решили к нам присоединиться, – говорит миссис Медина и пристально смотрит на меня. На полу у её ног лежит книга. Видимо, тот самый предмет, который и прервал мою дремоту.

– Ой, простите, – мямлю я. Во рту у меня пересохло, а на моём столе собралась маленькая лужица слюны. Я быстро прикрываю её блокнотом.

Эндрю смотрит на меня как на сумасшедшую. Я изо всех сил стараюсь выпрямить спину и продержаться до конца занятия. Однако это трудно: я почти не спала прошлой ночью. Уже не в первый раз. Я три раза отчётливо слышала стук в дверь моей комнаты. Первый раз я уже находилась в полудрёме и подумала, что стучится Джон, поэтому встала и проверила. Коридор был пуст.

Свет погашен. Никого не было видно. Второй раз я уже знала, что это Инес. А догадалась потому, что моя кожа покрылась мурашками и зашевелились волосы на голове. Не было никакого плача или дверного скрипа, но она была в комнате. Я её чувствовала.

Хуже всего во всей этой истории не сам страх, а именно ощущение беспомощности. Когда ты ни черта не понимаешь, что происходит. Вначале я была убеждена, что Инес хочет напугать меня… или, хуже того, навредить. Но с каждым днём я чувствую, что боюсь всё меньше, а волнуюсь, наоборот, больше. Как будто призрак, которого я так долго боялась, пытается мне что-то сообщить. То, чего я пока не понимаю. Может, Инес, каким-то невероятным образом связанная с моим домом, просто напугана и одинока? Может, испытывает отчаяние?

Я с трудом доползаю до кровати. Все мысли в голове окончательно перепутались, и я чувствую себя ещё более беспомощной, чем когда-либо.

– Вот что такое факториалы! – громко объявляет учительница и кладёт маркер обратно. – У кого-нибудь есть вопросы?

О да! У меня их множество. Почему свидетельство о смерти Инес Кларк выписано на имя Инес Бриггс? Или, может, это просто странное стечение обстоятельств? Меня это по-прежнему беспокоит, однако с того момента, когда Нина и Эндрю покинули мой дом, у меня не было возможности заняться решением проблемы. Заметив поднятые руки, я соображаю, что учительница имеет в виду вопросы к только что пройденному разделу математики. Нет. Таких вопросов у меня нет.

– Хорошо. Тогда урок окончен. Желаю всем хорошего вечера.

Эндрю вскакивает раньше всех. Он подходит к моей парте и наклоняется поближе:

– Флорида, ты едва не вылетела отсюда.

– Да ну, – зеваю я. – Она же ничего такого не сказала.

Его лицо становится серьёзным.

– Всё-таки будь поосторожнее. Сон во время занятий вряд ли принесёт тебе приз лучшей ученицы, если ты понимаешь, о чём я.

Я растираю себе лицо. Не могу поверить, что заснула прямо во время урока. Стыд-то какой! Нет, я не такая!

– Знаю. Я просто очень устала!

– Мы договорились с Ниной и Кэсс, что встретимся у главного входа. Хочешь, я скажу им, что тебе надо пойти домой отдохнуть?

– В моём доме ужасов? – мрачно усмехаюсь я. – Нет уж, спасибо. Я больше не засну, клянусь.

Я уже направляюсь к выходу, как вдруг до меня доходит смысл слов, произнесённых Эндрю. Я резко торможу:

– Эй, погоди! Ты только что сказал, что мы встречаемся с Ниной и Кэсс.

Эндрю хмурится:

– А-а-а! Я-то думал, что ты не обратишь на это внимания.

– Не сработало…

– Ладно, ладно. Извини. – Он секунду смотрит на меня, потом громко вздыхает. – Я знаю, о чём ты думаешь.

– Поверь мне, не знаешь, – бормочу я в ответ. Я никак не могу выспаться с того времени, как приехала в Чикаго. История с призраком ещё не закончилась, а теперь ещё и это. – Если бы ты знал, о чём я сейчас думаю, то прямо сейчас рухнул бы на пол.

– Вау! Потише. Тебе точно надо выспаться, – говорит он со смехом. – Слушай, это Кэсс предложила сегодня потусоваться. На этот раз ни я, ни Нина с Ричи её об этом не просили. Мне кажется, это добрый знак. Может, теперь её ничто не беспокоит.

Этого не может быть, потому что я ещё здесь. Меня просто выворачивает наизнанку, когда я думаю о том, что придётся проводить время с Кэссиди. Даже мысль о том, чтобы расшатать и вытащить ещё несколько кирпичей из старой стены моего дома кажется мне более заманчивой.

– Давай всё же дадим ей шанс. Ну пожалуйста!

Мне трудно в это поверить, но я соглашаюсь. Эндрю так много сделал для меня с тех пор, как я сюда переехала, что я точно его должница. Если Кэссиди снова начнёт вести себя по-хамски, я перестану с ней общаться. Навсегда.

Когда мы выходим наружу, Нина уже сидит на ступенях лестницы. Большие синие наушники закрывают её уши, а нос уткнулся в какую-то электронную книгу. Кэссиди и Ричи стоят в нескольких шагах поодаль и о чём-то разговаривают. Я смотрю на них, пытаясь понять, что сегодня не так. Не думаю, что это причёска Ричи. Волосы у него такие же лохматые, как в тот день, когда я с ним познакомилась. Потом перевожу взгляд на Кэссиди. Её синие локоны частично спрятаны под капюшоном, но я вижу их подрезанные кончики и слышу неудержимый поток слов. Я начинаю изучать их одежду, как вдруг замечаю, что Кэссиди улыбается!

Ричи поднимает глаза и замечает меня. На его губах появляется внезапная усмешка.

– Эй! Вудвард! Поздравляю!

– Э-э… спасибо… – Я сбита с толку ещё больше, чем минуту назад. – А с чем это ты меня поздравляешь?

Он показывает мне календарь в своём телефоне:

– С первой неделей, которую ты здесь прожила!

Чёрт возьми! А ведь он прав! Я начала учиться в школе в Чикаго ровно неделю назад. За это время я успела завести себе друзей, получить в наследство привидение, потерять компас, найти музыкальную шкатулку и проникнуться нешуточной любовью к пицце.

– Такое надо как следует отметить, – кудахчет Ричи. – Кто что будет? Кексы или мороженое?

Я тайком гляжу на Эндрю. Тот пожимает плечами с таким видом, что ему всё равно. Мне остаётся лишь вздохнуть:

– С вами я пойти не могу. Впрочем, спасибо. Просто мне надо понять… – Тут я делаю паузу, вспоминая, что Кэссиди тоже здесь. Я не могу говорить о призраке при ней. – Короче, перед тем как объедаться, мне надо поразмыслить насчёт нашего дела.

– Дела… – повторяет Ричи, и на лбу у него собираются морщинки.

– Она говорит о делах с привидением. – Кэссиди суёт руки в карманы джинсов и изучающее смотрит на меня. – Ричи, ты что, и в самом деле всегда думаешь только о еде?

Эндрю хохочет:

– Как будто, Кэсс, ты сама не знаешь ответа на свой вопрос.

– Представляешь, по пути сюда он уже успел заглянуть в кафе! Заявил, что ему надо повысить уровень сахара в крови, – добавляет она.

– Только не надо осуждать меня! – Ричи шутливо толкает локтем Кэссиди. Та смеётся.

Я открываю рот, чтобы присоединиться к общему разговору, но не в силах произнести ни слова. Творится что-то странное. Кэссиди здесь, она разговаривает, шутит, смеётся – как все нормальные люди. Она не закатывает глаза, не старается подсматривать или бросать на меня один из своих колючих, жалящих взглядов. Я бы меньше удивилась, окажись в моём шкафу единорог. Смотрю на Эндрю, надеясь, что он мне всё объяснит. Но тот лишь пожимает плечами.

– Ричи кое-что мне рассказал, – поясняет Кэссиди. – Надеюсь, теперь всё нормально.

– Про то, что творится у меня дома? – несколько нервно спрашиваю я. На Ричи я не сержусь. У них с Кэссиди свои дела. Но мне всё равно не по себе. Наверное, потому, что я пока не могу целиком доверять ей.

– Да, – отвечает она, перебирая ремни своего рюкзака. – Но в основном про стеклянный ящик.

На долю секунды у меня заклинило мозг. Стеклянный ящик? Потом я вспоминаю, о чём речь. Она имеет в виду могилу Инес!

– Да, Ричи объяснил, что произошло. Похоже, гроза нагнала холодный воздух с озера. Ну то есть возникло что-то вроде холодного фронта.

Я киваю. Помню, как тогда быстро похолодало и моя кожа в который раз покрылась пупырышками.

– Да, пробрало с головы до пят.

– При дыхании был виден пар. Совсем как зимой, – добавляет Эндрю. – В общем, странно.

– Это был не призрак, – вдруг заявляет Ричи.

– В самом деле? – спрашиваю я. Мне вдруг становится очень интересно, что скажет Кэссиди. – Впечатление было такое, как будто настоящий призрак. И даже служители на кладбище говорили, что такие штуки происходят там уже много лет. Я про исчезновение статуи.

Кэссиди кивает. Её глаза зажигаются.

– Я уверена, что такое происходит там годами. Но только это не привидение. На этот счёт, думаю, существует научное объяснение.


Глава 35 | Странное происшествие на Тенистой улице | Глава 37



Loading...