home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

При первой же возможности я сбежала из-за императорского стола. Наелась и внимания к своей скромной персоне, и монаршего общества, и дерзости собственной. Вероятно, чтобы равнодушно переносить всеобщую неприязнь и настороженность, необходимо больше сил, чем у меня было; отравилась их неодобрением, рот еще улыбался, а в груди поднималась волна дурноты. Ветра бы мне свежего, чтоб сбросил с плеч чужие взгляды, как пыль.

И ветер явился, звонко окликнул меня в толпе, схватил за руки:

– Л’лэарди Верана, я так и знал, что вы умеете обращаться с оружием! Можно, я буду называть тебя Сибрэ?

– Разумеется, ведь мы старые знакомые!

– Так значит, ты предпочла мне императора! Мне понятен твой выбор, но все же я огорчен!

– У меня не было выбора, братец-ветренник, – призналась я шепотом. – Наш тиран-правитель принудил меня стать его невестой! Как может слабая девушка перечить владыке мира?

Велан хитро сощурился:

– Хочешь сказать, ты не мечтаешь стать императрицей?

– О нет, вовсе нет! Несмотря на то, что Его Величество благоволит мне гораздо больше, нежели другим невестам. – Тут я едва сдержала смешок. – Все же я надеюсь, что смогу потихоньку охладить его пылкие чувства.

– Охладить божественный огонь Повелителя? Л’лэарди Верана, Сибрэйль, ты говоришь кощунственные вещи! Но как ты планируешь это сделать?

– Я немного критиковала некоторые его правительственные решения, в частности, отношение к людям, косвенно упрекнула в трусости. Еще хотела уронить в его тарелку накладной локон, но не решилась. Но в следующий раз я попробую, непременно.

– Накладной локон? Зачем тебе накладной локон?! – страшным шепотом. – Ты что, лысая?!

– Нет, о нет! Но, к сожалению, волосы мои не столь густы, как о том свидетельствует моя прическа.

Прижимая руки к груди, Велан шепотом поклялся:

– Я спасу тебя! Я помогу тебе сбежать от тирана! Даже если ты лысая. А-а-а!.. Не надо меня бить! Я осознал! Я раскаялся! Убери кинжал!

Я запихнула декоративный тетушкин кинжал в увитые розочками и лентами ножны. Кажется, он даже не наточен. Ветренник тут же схватил меня за руку и потащил знакомить со своими друзьями. Впервые за этот вечер на меня смотрели с теплотой, с симпатией, и никто не хотел уязвить. Хоть я и затаила черную обиду на всех саган мужского полу за их традицию отнимать у женщин стихию, все ж их компания оказалась гораздо приятнее девичьей, словно гроза после мучительно жаркого дня. И Велан меня уговорил съездить посмотреть его корабль.

Вначале я отказалась, конечно, но Велан настаивал. И уговаривал, и кривлялся, говоря скрипучим старушечьим голосом: «Верно, внученька, от таких подозрительных молодых людей надо держаться подальше. Ишь ты, у него на уме, наверное, никакие не корабли, а коварное соблазнение», – а мне неприятно стало, что он считает, что я могу о нем так думать и вообще чего-то бояться. Он тоже был ветром, и это ощущение родства, несмотря на все доводы рассудка, не позволяло чувствовать к нему неприязни, хоть он мужчина-саган, и показывать трусость. Хотелось в его глазах быть отчаянным сорванцом, пираткой, способной на любую авантюру.

Да и на палубу настоящего морского фрегата моя нога ни разу не ступала наяву, хотя сколько раз мой дух завывал в парусах. Но вначале я все же нашла бабушку. Она возмутилась: «Неприлично же!», но, подумав, махнула рукой. Такие женихи, как Велан, на дороге не валяются, авось что и сладится, читалось на ее лице.

– Иди, я Ольвию сама предупрежу. Но смотри мне!


* * * | Огонь и Ветер | * * *



Loading...