home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Загадочный крис

«Я буду. Дж.».

Я ПОДНИМАЮСЬ ИЗ МЕТРО на Лестер-сквер. Уже поздно. В качестве последнего в этой поездке (и, надеюсь, во всей моей жизни) акта неповиновения я ушла из отеля без спроса и пропустила ужин, чтобы встретиться со своим загадочным поклонником. Говорят, все или ничего, да? Ну а поскольку завтра мы уже едем домой, то я ничего не теряю и готова сыграть по-крупному.

Только что зажглись фонари, солнце вот-вот сядет. Я стою посреди тротуара, стараясь собраться с духом, мимо проходят люди. В этом районе Лондона я еще не была, так что достаю из сумки карту города и отхожу к внешней стене станции метро, чтобы никому не мешать. Я вожу пальцами по разноцветным улицам в поисках нужного адреса. Похоже, до паба всего несколько кварталов.

Я прохожу мимо ярких витрин, разукрашенных, как пасхальные яйца, с не менее яркими товарами, выставленными за стеклом. В одном магазине стоят в ряд манекены, одетые в свитера ручной вязки всех цветов радуги. В часовом бутике на витрине множество ярких ремешков. В соседнем с ним ювелирном выставлены настолько огромные колье, что, кажется, у меня бы ноги подкосились от такой тяжести. А свободное пространство в этой витрине заполнено гигантскими кристаллами красного, синего и малинового горного хрусталя.

Пройдя несколько кварталов, я добираюсь до адреса, который нагуглила. Паб расположен на углу, он светится, как рождественская елка. Сияющий кирпичный фасад на минуту выбивает меня из колеи, и мне приходится немного постоять на тротуаре и сделать пару глубоких вдохов. После всех разочарований на этой неделе я очень хочу, чтобы сейчас все прошло хорошо. Пускай я этого не заслужила, но мне это нужно. Пожалуйста, не разочаруй меня.

Я вхожу и сразу понимаю, что Spice of Life не самый обычный английский паб. То есть, конечно, тут есть и барная стойка, и отдельные кабинки, и столики, но половину первого этажа занимает сцена. На ней играет группа парней, у микрофона девушка. Музыка громкая, но довольно спокойная, и я облегченно вздыхаю – хорошо, что не попала на каверы Black Sabbath. Такого, наверное, я бы выдержать сейчас не смогла.

Я осматриваю посетителей в поисках густой черной шевелюры, очков в роговой оправе и потрепанной фланелевой рубашки. Или томика Шекспира.

Но вокруг никого похожего. Я вздрагиваю, повожу плечами и натягиваю рукава серого кардигана пониже, как будто это может сделать меня невидимой. Блин. Я надеялась, что, когда приду, Крис уже будет сидеть и ждать меня и я увижу его до того, как он увидит меня. Я хотела выиграть хоть секунду, чтобы приготовиться и собраться с мыслями, прежде чем подойти и поздороваться. Обреченная на ожидание, я подхожу к барной стойке и усаживаюсь на слишком высокий для меня деревянный стул, от моей решимости не осталось и следа. Я машу рукой, чтобы привлечь внимание бармена, и заказываю пиво, мое первое в жизни пиво. Губы как-то сами произносят нужные слова, прежде чем я успеваю подумать. Я ведь даже не знаю, как надо заказывать пиво, так что просто говорю:

– Мне пиво.

– Какое? – уточняет бармен с густыми рыжими усами.

– Что?

Он указывает на ряд разноцветных кранов за стойкой.

– Самое дешевое. – Я понятия не имею, сколько может стоить стакан пива, и меньше всего на свете мне хотелось бы обнаружить, что я не могу за него заплатить.

Теперь я понимаю, как моим одноклассникам удавалось пить пиво всю неделю. Просто произнеси заветную фразу достаточно уверенно, и холодный бокал поставят перед тобой без лишних вопросов. Я делаю глоток и стараюсь удержаться, чтобы не состроить гримасу отвращения. Пиво горькое. Горло не жжет, как тот коктейль, что намешал мне Джейсон на вечеринке, но приятного все равно мало. Я быстро делаю еще два глотка, надеясь, что вкусовые рецепторы быстро привыкнут, но чуда не происходит.

Я достаю из сумки «Гордость и предубеждение» и открываю на том месте, где остановилась в прошлый раз. Роман почти закончился, и я надеюсь, что не успею дойти до конца, пока жду. Ненавижу сидеть без книги одна.

– О, это моя любимая книга!

Я поднимаю глаза. Сидящая рядом девушка широко улыбается. Ее зубы ослепительно-белые. Длинные светлые локоны красиво ниспадают на плечи. Они как будто нарисованы – идеально пышные и идеально упругие. Девушка сидит, но все равно видно, что она высокая. Ноги у нее длинные и изящные. На ней джинсы скинни и черные кожаные сапоги до колен. Синяя рубашка оверсайз, которая на мне была бы похожа на шторку для душа, на ней выглядит круто и даже подчеркивает рост и изгибы фигуры. Очки-авиаторы в золотистой оправе, как ободок, держат длинную челку. В светлых волосах видны розовые пряди. Ее лицо кажется мне знакомым.

Вдруг я вспоминаю: я видела ее на той вечеринке, куда мы с Джейсоном пошли в наш первый вечер в Лондоне. Я видела, как они с Джейсоном болтали на кухне, а потом, пару часов спустя, ее бойфренд с похожей прической вышвырнул Джейсона на улицу.

Очевидно, она меня не узнает, и я не пытаюсь напомнить, что мы знакомы. У меня отличная память на лица, так что я частенько оказываюсь в неловкой ситуации, здороваясь с людьми, которые думают, что видят меня впервые.

– Да, и моя, – отвечаю я. – Я, наверное, раз десять ее перечитывала.

– И я. И всегда завидую, когда вижу, что кто-то читает ее впервые. Вот везунчики: даже не знают, какое их ждет наслаждение!

– Да, точно. – Я отлично понимаю, о чем она говорит. У меня так же с Джейн Остин. И с Шекспиром. Я отчетливо помню, как впервые их читала, – весь тот восторг, возбуждение от нового потрясающего мира.

– Жаль, я не догадалась тоже взять книгу, – вздыхает девушка и делает глоток из своего стакана. – Вот уж не думала, что придется сидеть тут так долго.

– О, я из дома без книги не выхожу. – Я похлопываю по сумке, сожалея о том, что не взяла еще одну книгу. Впрочем, если я дочитаю эту до прихода Криса, то можно будет считать, что это знак и что пора сдаться. – Иногда я даже надеюсь, что человек опоздает на встречу и я смогу побольше почитать.

Девушка смеется:

– Понимаю. Хотя сегодня я немного волнуюсь. Сомневаюсь, что смогла бы сосредоточиться на книге.

– Ты тоже кого-то ждешь?

Она кивает:

– На прошлой неделе я рассталась с бойфрендом – поняла, что он просто тупица, и вот вроде как наклевывается новый роман. Хотя мне уже начинает казаться, что этот парень не придет, – говорит девушка оживленно. Если бы она не была такой искренней и милой, то ее радость раздражала бы, как и восторг тех людей, которые постоянно рассказывают, что йога изменила их жизнь. – Не возражаешь, если мы подождем вместе и составим друг другу компанию?

Мы увлеченно болтаем о «Гордости и предубеждении», и мне удается даже сделать еще пару глотков горького пива без отвращения. Через несколько минут моя новая знакомая сморит на наручные часы и сверяет их с часами над барной стойкой.

– Похоже, меня продинамили, – вздыхает блондинка.

– Думаю, меня тоже. – В сообщении Крис писал, что будет ждать до ночи, но, видимо, это была не совсем правда (впрочем, справедливости ради признаю, что и я сама не была честна все это время). Похоже, пора отступить.

– И кто же тот парень, который тебя продинамил?

– Как ты догадалась, что это парень?

– Ну, обычно это парень, разве нет? – Она закатывает глаза и принимается барабанить ногтями с сиреневым лаком по столешнице. Я чувствую себя с этой девушкой на удивление легко. Может, дело в том, что я давно не общалась с Фиби, но сейчас мне нужно поговорить с кем-нибудь. И почему-то мне не страшно довериться этой блондинке.

– Прозвучит странно, но я жду тут парня, которого видела лишь однажды. И мы всю неделю переписываемся.

Ее улыбка блекнет, а глаза сужаются. Девушка выглядит немного удивленной.

– Я тоже, – говорит она.

– В смысле, ты тоже?

– Я тоже жду парня, которого видела лишь однажды. Всю неделю он пишет мне милые сообщения. А сегодня я предложила ему встретиться тут.

– Вау. Какое странное совпадение, – отвечаю я, но как только произношу слово «совпадение», понимаю, что оно не подходит. Мозг вот-вот взорвется. Надеюсь, по моему голосу это незаметно. – Я все неделю гонялась за этим парнем, Крисом. И вот он наконец говорит мне, что будет ждать тут, но его нет.

Она взрывается от смеха и говорит:

– Меня зовут Крис! Ну, то есть Кристина, но так меня никто не называет, кроме бабушки. Вот странно, да?

– Странно… – медленно повторяю я за ней, на автомате воспроизводя ее британский акцент.

Тревожное чувство, которое одолевало меня с утра, вернулось, и на мои мозги словно кто-то надел пушистый свитер. В баре резко становится жарко, и я нервным движением расстегиваю пуговицу на воротнике рубашки, чтобы вдохнуть побольше кислорода. Что они добавляют в это пиво?

– Тебе не кажется, что тут очень жарко? Тебе не жарко? Мне что-то адски жарко.

– Ну, знаешь, как говорил Черчилль? Если проходишь через ад, не останавливайся, – произносит Крис, делая глоток из своего стакана.

Эта цитата – словно удар кулаком мне в лицо. Боже! Не может этого быть! Пока я судорожно придумываю ответ, где-то на задворках моего сознания складывается вся картинка. Когда до меня наконец доходит (это похоже на удар молнии в замедленной съемке), по всему телу разливается жар.

– А ты кого ждешь? – спрашиваю я, боясь услышать ответ.

– Его зовут Джейсон. На прошлой неделе мы встретились на вечеринке. Он американец.

О господи!

– Я его знаю, – наконец выдавливаю я из себя после целой минуты беззвучного открывания и закрывания рта.

– Знаешь? – Она подается ближе, и мы стукаемся коленками. Теперь Крис выглядит озадаченной.

– Да, он мой одноклассник. Мы приехали сюда с классом. И мы вместе с ним были на той вечеринке. На той, где вы с ним встретились, – объясняю я ей, или даже скорее себе.

– Думаешь, он все-таки придет? – спрашивает Крис с надеждой в голосе.

– Э… ну… мне кажется, он сейчас занят немного другим. – Я знаю, что это ложь (а может, и нет, ведь есть же та блондинка из Harrods), но хоть Джейсон и ненавидит меня теперь, мне невыносима сама мысль о том, что он может встречаться не со мной, и особенно о том, что он может встречаться с этой красивой, открытой, начитанной, умной и однозначно очень интересной блондинкой. Не говоря уже о том, что ее зовут Крис.

Я должна заполучить своего Криса прежде, чем он получит свою Крис, черт возьми! И вдруг осознание накатывает на меня волной и утаскивает на дно реальности. Я жду Криса. Ее зовут Крис. Она ждет Джейсона. Перед глазами бегущей строкой мчатся наши сообщения. И в каждом обращение и подпись – «Дж.». Она и есть мой Крис. Каким-то неведомым образом вышло так, что я все это время переписывалась с ней.

Мне становится дурно, я отталкиваю свой наполовину пустой стакан из-под пива. Воды. Срочно. Я машу бармену, но он меня не замечает. В горле пересохло и жжет, словно кто-то опрокинул мне в рот целую солонку, и я пытаюсь все это проглотить и не сблевать.

– О господи! Слушай, ты не Джейсона ждешь сейчас. Ты ждешь меня. – Мне еле-еле удается шептать. – Это я отправляла те сообщения.

– Но по телефону я слышала мужской голос! – восклицает блондинка, и я тут же вспоминаю то мгновение в Тейт, когда Джейсон отобрал у меня телефон и ответил. Боже! Если бы я только среагировала чуть быстрее или крепче держала бы телефон в руках, все это разрешилось бы еще неделю назад!

Я не могу поверить, что это происходит со мной. Как я дошла до такой жизни? Пиво плещется в моем желудке, словно искусственные волны в аквапарке. Я слышу, как открывается дверь паба, но не готова посмотреть, кто вошел. Я сижу, опустив голову и крепко зажмурив глаза.

– О, вау, вот это красавчик, – тихо произносит Крис, и мое сердце замирает.

Я понимаю, что Крис… ну никак не сексуальный парень моей мечты, но все равно надеюсь на то, что мой потрясающий поклонник Шекспира вот-вот войдет в дверь. Я открываю глаза. Такого шока я ни разу в жизни не испытывала.

Это Марк. И он действительно красавчик. Он выглядит так, будто снял свой наряд прямо с манекена в модном бутике: потертые джинсы, белая рубашка, серый кардиган. Так носить кардиган умеет только Марк. И хотя объективно он выглядит потрясающе, я не испытываю того восхищения, которое накрывало меня при его появлении последние двести сорок с чем-то там дней. Удивительно, но я вообще ничего не чувствую.

– Джулия! – Марк подходит к нам. – Я не видел тебя с тех пор, как ты убежала тогда. Ну, как домашка? Все сделала?

– Э-э… ага, – отвечаю я. Неловкость и стеснение – мои вечные спутники в разговорах с Марком – исчезли. Я избегала его после тех сальных объятий. – Что ты тут делаешь?

– Отец сказал, что тут классно. Вот решил зайти взглянуть, – произносит он и переводит взгляд на Крис. – А тут и правда есть на что посмотреть.

– И что ты собираешься… – начинаю я, но Марк меня останавливает. Его внимание полностью поглощено высокой блондинкой, которая сидит рядом со мной.

– Как тебя зовут? – спрашивает он и едва не сталкивает меня со стула, вклиниваясь между мной и ею.

Она хихикает:

– Крис.

– Крис, значит. Мне нравится. Сексуальное имя, – говорит Марк приторным голосом.

Я даже не замечала никогда, что у него такой тошнотворный голос. Марк говорит так, будто сейчас семидесятые и он стоит тут такой в полиэстеровом костюме.

– Ты и сама невероятно сексуальна.

Ох, фу! Серьезно?

– Ладно. Знаете, я, пожалуй… – снова начинаю я, но Марк опять меня затыкает.

Он показывает на стул – на стул, на котором я все еще сижу, – и говорит:

– Не возражаешь, если я присяду?

Поверить не могу! Он вот так бесцеремонно сгонит меня с места, чтобы пофлиртовать с очередной красоткой? Всего два дня назад он вовсю флиртовал со мной. Как я раньше не заметила, что этот парень просто бабник? Я слышу в голове Джейсона, он называет Марка обаятельным, и только теперь я замечаю сарказм. Теперь я поняла вообще все, что Джейсон говорил о Марке. Джейсон все знал. И пытался сказать мне.

Я спрыгиваю со стула и оглядываюсь в поисках столика. А Марк и Крис уже вовсю щебечут. Очевидно, Крис уже и думать забыла о своем загадочном «Дж.», будь то реальный Джейсон или я. Меня душит демон зависти. За всю поездку я еще ни разу не чувствовала себя такой одинокой. Мне сейчас очень нужен друг. Мне нужна Фиби.

Я достаю телефон и сразу понимаю, что от Фиби по-прежнему ничего нет, несмотря на мое убийственное сообщение про чувства к Джейсону. Да где же она? В эту секунду в моей голове на место встает последний кусочек головоломки. От неожиданности я выпускаю телефон из рук, и он падает на пол. Если Крис писала Джейсону, но отвечала я, значит, у меня его телефон. А у него – мой.

Я закрываю глаза и вижу отчетливую картинку. Прошлые выходные, вечеринка, я лечу кувырком с лестницы, содержимое сумки вываливается на тротуар. Мой телефон лежит на верхней ступеньке и вдруг исчезает. Дальше Джейсон поднимает меня и говорит, что взял мой телефон. Только отдает мне не мой телефон. А свой. И значит, мой все это время был у него.

Получается… Точки соединяются быстро. Все эти сообщения от «К.»? Они были для Джейсона, а не для меня. Все эти сообщения от Сары? Тоже. И это же объясняет, почему Фиби перестала мне звонить и писать… Погодите минутку. Если мой телефон все это время был у Джейсона… О, НЕТ, Фиби, должно быть, переписывалась с Джейсоном! Вот откуда он узнал о Марке и об СДД и… боже, что ЕЩЕ он от нее узнал?

Я поднимаю телефон с пола и делаю единственное, что приходит в голову. Я пишу сообщение самой себе.


Глава 25 Собирая осколки | Созданы друг для друга | Глава 27 Все хорошо, что кончается гортензиями



Loading...