home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Мурашки, поцелуи взасос и драка в Тейт

«Вау! Теперь ясно. Точно надо было тебя поцеловать. К.».

– В ЭТОМ ЗАЛЕ вы найдете усладу для вашего взора. Цвета здесь взрываются на холсте, словно крупные, переспелые ягоды страсти. Почувствуйте взглядом сочный вкус импрессионизма – здесь краски смешиваются, как ингредиенты в подливе…

Речь экскурсовода то и дело прерывается хихиканьем из толпы. Моя голова болит слишком сильно для того, чтобы я могла повернуть ее, выяснить, кто смеется над «ягодами страсти», и сказать ему, что сложная метафора гида здесь уместна, как никогда.

Прямо сейчас я хочу только одного – забраться обратно в кровать. И не стошнило меня исключительно потому, что уважение к Тейт не дает мне вывалить свой завтрак на пол. Но если экскурсовод не прекратит все время говорить о пирах и соусах, то я могу и не сдержаться.

Наконец он заканчивает хвалебную оду импрессионизму и предоставляет нам возможность самостоятельно изучить произведения в зале. Все разбредаются по углам, чтобы рассмотреть полотна.

– Мисс Эльстон! – Недовольная миссис Теннисон быстро подходит к Иви, которая держит в руке с френчем на ногтях свой маленький серебряный телефончик. – Не думаю, что вам удастся в полной мере насладиться искусством, уткнувшись носом в телефон.

Миссис Теннисон, забирая у Иви мобильный, цепляется браслетом с подвесками за ее мягкую кожаную сумку. Сумка съезжает у Иви с плеча и падает, все ее содержимое рассыпается по полу. Среди флакончиков с лаком для ногтей и блесков для губ я вижу три разные расчески и штук двадцать ярких пластиковых телефонных карточек с названием «Пиши-болтай».

Миссис Теннисон переводит взгляд с Иви на карточки и обратно. Глаза у моей одноклассницы расширяются от ужаса, а кожа мгновенно бледнеет, лишь нанесенные с утра румяна придают ей цвет. Семья у Иви обеспеченная, но даже я слышала леденящие душу истории о том, какой у нее строгий отец. Если миссис Теннисон решит ему позвонить, то кое-кто лишится своей «ауди».

– Мисс Эльстон, что я говорила? – рявкает миссис Теннисон.

– Э-э… о чем именно? – едва слышно лепечет Иви.

– Об использовании телефона, мисс Эльстон! – Миссис Теннисон тяжело вздыхает, а потом повышает голос, чтобы все могли ее услышать: – Класс! Все подойдите ко мне.

Мы собираемся вокруг учительницы. От кого-то пахнет омлетом с луком, который подавали на завтрак. От этого запаха меня начинает подташнивать, и приходится сделать пару шагов назад. Визгливый голос миссис Теннисон разрезает прохладный воздух в зале. Она держит телефон Иви высоко над головой:

– Мисс Эльстон, как я вижу, восприняла просто как пожелания мои инструкции насчет того, для чего следует использовать телефон и для чего не следует. Позвольте я еще раз вам все разъясню. В течение всей поездки от вас требуется не только физическое присутствие, но и все ваше внимание. Так что все телефонные разговоры, сообщения, твиты и тому подобное строго запрещены, если только вы не оказались в чрезвычайной ситуации. Не забывайте, что ваше поведение во время поездки повлияет не только на ваш средний балл в конце года, но и на ваше личное дело. Вам не удастся по возвращении избежать наказания после уроков, если вы позволите себе нарушать правила.

– Простите, мне очень жаль, – пробормотала Иви.

И я отчетливо услышала в голове мамин голос: «Ей ничуточки не жаль. Она переживает лишь из-за того, что ее поймали». Ненавижу, когда мама говорит такое, но не стану врать: глядя на бледное лицо Иви, на мгновение я даже почувствовала злорадное удовольствие. Тем временем миссис Теннисон убрала ее телефон в свою старую страшную гобеленовую сумку, набитую путеводителями.

– Да уж, не сомневаюсь в этом, – ответила миссис Теннисон. – Но, боюсь, извинениями положения не исправить. Я оставлю ваш телефон у себя, а если вдруг вам понадобится сделать звонок в чрезвычайной ситуации, попросите телефон у партнера.

Одноклассники разбрелись по залу, и я перестаю злорадствовать из-за неприятностей Иви. Меня вдруг прошибает холодный пот. Наказания после уроков? Я открываю телефон и прокручиваю сообщения. Узнает ли миссис Теннисон? Я пытаюсь придумать, как в случае чего можно связать их с изучением культуры Лондона, но мысль о вчерашней вечеринке только усиливает пульсирующую головную боль. Нужно будет непременно пополнить баланс телефона, уменьшившийся после этой переписки.

Я кидаю мобильник обратно в сумку и возвращаюсь к тому, чем занималась с самого приезда в музей: притворяюсь, что с интересом рассматриваю экспозицию, а на самом деле пялюсь в пустоту, стараясь сохранить равновесие и побороть тошноту. Пока мне удается скрывать похмелье от одноклассников и миссис Теннисон. Но, скажу честно, это не так уж и легко. Я ждала этой экскурсии несколько месяцев, а теперь не могу насладиться ею. Мне так плохо, что кажется, глазные яблоки сейчас выпадут, а мозги вытекут через уши. И это я описала лишь то, что касается ощущений выше шеи. Желудок танцует ча-ча-ча. Мне удалось впихнуть в себя один тост по пути в галерею, и сейчас он отчаянно просится наружу.

Я замечаю лавку в зале, удобно расположенную прямо напротив огромной скульптуры. Я доползаю до лавки и с облегчением вздыхаю, плюхнувшись на прохладный мрамор. Пристально вглядываюсь в статую, делая вид, что наслаждаюсь этим шедевром, а на самом деле просто держу закрытым рот и пытаюсь усилием воли успокоить желудок. Потом вспоминаю сообщение, которое отправила утром, и мне становится хуже, хотя казалось, что хуже уже быть не может.

Справа приближается звяканье браслетов. Миссис Теннисон со своим огромным украшением присаживается рядом. Она вздыхает. Разыгрывать строгую учительницу 24/7, очевидно, весьма утомительно.

– Ну не прелесть ли?

– Потрясающе, – отвечаю я, едва взглянув на огромную скульптуру. Я видела ее в книге по истории искусства, это «Поцелуй» Родена. Скульптура огромная и чудовищно белоснежная. У меня такое сильное похмелье, что мне не помешали бы солнечные очки, чтобы эта белизна не резала глаза. Скульптура изображает двух любовников: обнаженные, они, обняв друг друга, слились в страстном поцелуе. Я молюсь, чтобы миссис Теннисон решила насладиться шедевром в тишине. Но мне не везет.

– Роден был знатоком тела, – начинает миссис Ти, вновь вздыхая. – Он передал все физические проявления влечения. Взгляни, как напряжена спина мужчины, когда он прижимает к себе возлюбленную. Да даже пальцы ее ног выражают сладострастие и негу. Каждый сантиметр этой скульптуры пробуждает страсть.

– Впечатляюще, – отвечаю я, стараясь выглядеть заинтересованной в беседе и не открывать при этом рот слишком широко.

– Знаешь, я часто представляла себя на ее месте, – говорит миссис Теннисон, и мой желудок начинает бунтовать. – Заключена в крепкие объятья – и все же хочет быть еще ближе. Его губы на ее губах, кожа к коже, страстное вожделение…

– Ужасно! – вырывается у меня, и я зажимаю рот руками.

– Что, прости? – Она резко поворачивает ко мне голову и прищуривается так, что я вижу толстый слой бирюзовых теней на ее веках.

– О, ну… – Я в панике. – В смысле, ужасно, что никто, кроме вас, не проникся так этой скульптурой.

– О да. Это так, – произносит она и опять грустно вздыхает. – Я надеюсь, хотя бы один-два человека из вашего класса сумеют действительно насладиться путешествием и почувствовать дух Лондона.

Затем она улыбнулась мне и пошла искать, кого бы еще смутить своим присутствием. Разговор с миссис Теннисон способствовал выбросу немалой порции адреналина в кровь, так что я чувствую себя совсем измученной. Я сгибаюсь и кладу голову на руки, хочу хоть одну минуту провести в тишине и покое, прежде чем придется встать и тащиться в зал поп-арта. Но мне опять не везет.

– Эй, партнер, ты в порядке? – Джейсон плюхнулся рядом на скамейку. Похоже, он давно болтался неподалеку, поджидая, пока миссис Теннисон уйдет.

– Нет, – говорю я, уткнувшись в джинсы. Мне плохо, и я слишком устала для того, чтобы лгать.

– Похмелье? Да, это отвратно, друг, – говорит он, притопывая высокими зелеными «конверсами». Клянусь, этот парень ни одной секунды не может просидеть без движения.

– Почему ты себя нормально чувствуешь? – спрашиваю я и снова захлопываю рот. Я – как сбитое на трассе животное, а у этого парня даже глаза не красные. Я принюхиваюсь, надеясь услышать от него хотя бы запах пива или вчерашнего одеколона. Но чувствую только аромат отельного мыла.

– Практика, – смеется Джейсон. Покопавшись в кармане, он достает белую с фиолетовым бумажку. Обертка от виноградной жвачки. – Как думаешь, доживешь до вечера?

– Не знаю. Я все еще не оправилась от вчерашней эмоциональной травмы, – отвечаю я, выпрямляясь. – Поверить не могу, что позволила тебе убедить меня идти на ту вечеринку. А потом еще и напилась. Боже, выставила себя полной дурой вчера.

– Дурой? Ну уж нет. Мне показалось, ты была звездой. – Он снова и снова складывает фантик от жвачки, до тех пор, пока тот не превращается в песчинку.

– Чего? – спрашиваю я. От фантика исходит легкий виноградный запах, и мне приходится отвернуться, чтобы справиться с тошнотой.

– Ну да. Где-то через час после того как мы пришли, я искал тебя, чтобы забрать, но увидел с тем парнем с гитарой. – Джейсон щелчком отбрасывает смятый фантик в урну, он отскакивает от края и падает на пол. – И ты выглядела такой веселой.

Я выпрямляюсь и поворачиваюсь к Джейсону:

– Парень с гитарой? Какой парень? Ты слышал, как его зовут?

– Эм… Боно? Нет, не слышал. А что?

– Да так… – Я пытаюсь говорить максимально безразлично. Впрочем, дрожь в голосе наверняка выдала меня: Джейсон глядит на меня вопросительно.

– Джулия, в чем дело? Этим утром ты ведешь себя еще более странно, чем обычно.

Джейсон не двигается с места, чтобы поднять обертку, которая теперь лежит примерно в метре от урны. Естественно, Джейсон Липпинкотт намусорил в одном из самых известных музеев мира.

– Сказала же, у меня похмелье, – говорю я. Потом медленно встаю, иду к злосчастной бумажке на полу, поднимаю и демонстративно кидаю в мусорную корзину. Не потерплю, чтобы меня называл странной Джейсон Липпинкотт, который до этой поездки сказал мне всего три слова за всю жизнь.

– Да, только сейчас дело не в этом. – Джейсон встал и пошел за мной. От соприкосновения с полом его кроссовки издают мерзкий писк, похожий на тявканье щенков.

– Серьезно? – Я резко разворачиваюсь, мне хочется, чтобы Джейсон остановился и прекратил скрипеть. Потому что в данный момент я ни о чем другом и думать не могу.

– Мы же в музее, зубрила, – говорит Джейсон и указывает на позднюю работу Пикассо. – Это же типа твой дом родной, а ты вообще внимания ни на что не обращаешь. Серьезно. Что-то случилось вчера?

Я слышу искреннюю озабоченность в его голосе, и это на секунду меня трогает. Но потом я представляю, что будет, если Джейсон узнает об утренних сообщениях. Он и так уже замучил своими шутками, а ведь я пока даже не давала повода.

– Я не хочу об этом говорить, – отвечаю я и поворачиваюсь к Джейсону спиной. Передо мной расцветает оранжевым и синим полотно Мондриана.

Я вновь слышу мерзкий скрип кроссовок – Джейсон обходит меня и встает рядом.

– Ты не хочешь говорить об этом? Или ты не хочешь говорить об этом со мной?

Кажется, мне не удастся так легко от него избавиться.

– И то и другое.

– Да брось, Джулия, – продолжает Джейсон и слегка толкает меня плечом. – Понимаю, сейчас ты чувствуешь себя жутко, но вчера ты, похоже, неплохо провела время.

– Да, – признаю я, все еще стараясь не смотреть Джейсону в глаза.

– А значит, это я сделал твою первую ночь в Лондоне незабываемой! – В его голосе слышится гордость.

– О боже, ты себе и представить не можешь насколько, – отвечаю я. И как по заказу в эту секунду мой телефон жужжит в сумке. Я достаю его и открываю. Новое сообщение от Криса.

– Прости, разве это не тот телефон, что вчера дала тебе в автобусе миссис Только-Чрезвычайные-Ситуации? – спрашивает Джейсон, и когда я поднимаю на него глаза, снова вижу его хитрую ухмылку. Не сомневаюсь, он наслаждается тем, что я в очередной раз нарушила правила.

– Может, ты уже оставишь меня в покое? – вздыхаю я и быстро закрываю телефон. С каких пор Джейсон стал беспокоиться обо мне? С каких пор он вообще замечает меня?

– Ой, да брось. Я ведь твой партнер. Ты можешь рассказать мне все. – Он приобнимает меня за плечи. Я замираю, удивленная этим жестом; именно такого эффекта Джейсон, похоже, и добивался. Свободной рукой он выхватывает у меня телефон и убегает в другой зал.

Все симптомы похмелья исчезают в то же мгновенье. Я бросаюсь за Джейсоном. Мне приходится обойти две экспозиции, только после этого я нахожу его в углу зала, посвященного Уорхолу. Джейсон копается у меня в телефоне, стоя под одним из знаменитых полотен из серии «Камуфляж». Я выдергиваю мобильник у Джейсона из рук, но, судя по его ухмылке, ничего уже не исправить. Он прочитал все. Кровь приливает к моему лицу.

– Да что ты за человек?! Тебя в детстве что, уронили головой вниз или что? – кричу я.

Я сгораю от стыда, будто засунула голову в печь для пиццы.

– Фотосессия? – смеется Джейсон.

– Это первое, что пришло в голову. Из-за тебя мне было трудно соображать трезво. – Я бросаю телефон в сумку, разворачиваюсь и ухожу, отчаянно пытаясь сохранить хоть каплю растоптанного достоинства.

– Эй, никто насильно не вливал тебе коктейли в горло, – отвечает Джейсон, следуя за мной. – Ты разве не собираешься ответить? Этого требуют нормы этикета.

Я оборачиваюсь и выставляю перед собой руки.

– Заткнись! Просто заткнись! Заткнись и не говори мне сегодня больше ничего, – в бешенстве прошипела я. И вдруг, бросив взгляд через плечо, замечаю уорхоловское полотно с пистолетом. Ох, если бы…

– Хорошо, – говорит Джейсон и делает вид, будто застегивает молнию на губах. Но буквально спустя секунду снова расстегивает ее. – Но сначала я хочу услышать всю историю целиком.

– Какую еще историю? – спрашиваю я с раздражением.

– Ну об этом Крисе. Кто он? – Джейсон едва сдерживается, чтобы не расхохотаться. Это невероятно бесит.

– Да я не знаю! – Головная боль возвращается, я подхожу к ближайшей скамейке и плюхаюсь на нее.

– Ты не знаешь? – Джейсон, конечно же, садится рядом. Кажется, он решил, что сегодня мы лучшие друзья.

Может, я хочу, чтобы он перестал меня мучить, может, надеюсь, что он все-таки сможет пролить свет на личность Криса, а может (и даже скорее всего), я просто устала обороняться, и я рассказываю все. О Гейбе и разбитом стеклянном столике, об Эйвери и о том, как дала свой номер, и обо всех остальных парнях, среди которых есть и Крис, написавший мне утром эти смешные, по мнению Джейсона, сообщения.

– Да, начнутся издевательства! – говорю я, роняя пульсирующую голову в руки.

– Что? Смеяться над тобой? Я? Да это ты издеваешься, – произносит он, шаря рукой в моей сумке в поисках телефона. – Я только хочу помочь.

– О да, помочь мне вылететь из школы. – Я дергаю сумку на себя.

– Джулия, ты же мой «партнер»! – произносит Джейсон, изображая в воздухе пальцами кавычки. – Я ни за что не стал бы тебя подставлять.

– О, ну конечно. Ты просто притащил меня на вечеринку к чужим людям в чужой стране и бросил меня. А потом едва не втянул в уличную драку, из-за чего я потеряла все свои вещи, включая карманного Шекспира.

– Карманного кого? – Джейсон поднимает бровь. Видимо, представил себе коллекционную фигурку Шекспира. (Вообще-то фигурка Шекспира у меня тоже есть. Но я оставила ее в Ньютоне.)

– Да неважно. Я вот о чем: с чего бы мне вообще принимать твою помощь?

– Слушай, я могу влюбить в себя кого угодно, – заявляет Джейсон.

– Это маловероятно, – фыркаю я.

Но Джейсон не реагирует на мою колкость.

– Ладно, ладно. Я могу понравиться кому угодно. Любому. Это сто процентов. И я готов поделиться своим талантом с тобой. Хочешь понравиться этому парню? Это в моих силах. – Он протягивает мне руку, чтобы скрепить сделку.

– И ты хочешь мне помочь просто по доброте душевной? – спрашиваю я, внимательно глядя на Джейсона.

– Ну уж нет, – оживляется он. – Ты тоже поможешь мне кое в чем.

Я смотрю с подозрением:

– Чего ты хочешь?

– Ты будешь писать за меня эссе каждый день, – отвечает он так, будто бы это было очевидно.

– Ты смеешься?! – взвизгиваю я. – Ты хочешь, чтобы я помогла тебе сжульничать?

– Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, зубрила. – Он скрестил руки на груди. – Или соглашайся, или я пас.

– Ни за что! – Я разворачиваюсь и быстро ухожу прочь, пока не передумала.

Я жду, что он продолжит долбить меня, как надоедливый петух. Но Джейсон не двигается.

– Тогда желаю удачи в отношениях по переписке, – кричит он вслед. – Да пребудет с тобой сила!

Я останавливаюсь посреди зала. Телефон оттягивает сумку. Я достаю его и открываю. Сообщение от Криса сразу всплывает на экране – дразнит меня.

– Ой, да ладно тебе, зубрила, – слышу я голос Джейсона прямо за спиной. От неожиданности я вскрикиваю и резко поворачиваюсь. Не заметила, как он бесшумно встал со скамейки и подкрался ко мне. – Ну напишешь ты парочку лишних работ. Это ведь не смертельно. Более того, я уверен, что ты уже не раз подумала о том, как моя глупая писанина скажется на твоем среднем балле. Сделай все сама. Разве это не лучший способ защитить оценки?

В голове всплывает последняя цифра моего номера. Четыре. Мой безупречный средний балл. Балл, ради которого я столько работала.

– Ты что, угрожаешь мне? – Я стараюсь говорить хладнокровно, но в голосе все равно слышится дрожь.

– Вовсе нет! – Ухмылка Джейсона в этот момент становится не просто хитрой, а, скажем прямо, злорадной. – Я просто сообщаю тебе, что у меня всегда были проблемы с орфографией. И с грамматикой. Да и со сроками сдачи заданий.

– Ты угрожаешь мне!

– Я лишь излагаю факты, – парирует Джейсон, – а что делать с ними дальше – решать тебе.

– Ты говоришь, как адвокат в суде. – Я немного ослабляю хватку, приотпуская телефон.

– Весь в отца, – ухмыляется Джейсон. – Соглашайся, Джулия, это всего-то парочка лишних эссе. Ты, скорее всего, даже удовольствие получишь от этого. Ну что, дашь мне эту штуку?

Он берет телефон у меня из рук, открывает и начинает быстро что-то печатать.

– Ты должна звучать уверенно, даже дерзко. Парни любят уверенность в себе. – Он нажимает еще на несколько кнопок. – Вот, должно сработать.

– «Да, надо было тебя вчера поцеловать», – читает вслух Джейсон, и я тут же краснею.

– Ты точно чокнулся с похмелья, если думаешь, что я могла бы сказать что-то подобное, – отвечаю я. – Я ни за что не стану это отправлять.

– Ты уже отправила, – говорит он, захлопывает телефон и вкладывает его в мою ладонь.

– Что?! – Я открываю телефон и просматриваю историю переписки в надежде на то, что Джейсон сказал это, просто чтобы меня напугать. Но нет, сообщение сохранено в папке «Исходящие».

– Ну, пока ты тут распиналась про то, что ни за что не напишешь такое, я сделал все за тебя. – Он явно доволен собой.

Я на грани жуткой истерики, но вдруг телефон у меня в руке вибрирует. От неожиданности я чуть не выронила его прямо на пол.

– Ну что там? – спрашивает Джейсон, склоняясь над экраном, чтобы узнать результат своего маленького эксперимента.

Мне плохо, я в шоке и не могу подобрать слов, так что просто молча отдаю Джейсону телефон.

– «У нас есть сегодня…» – читает Джейсон вслух. – Видишь? Я же говорил. – Он расплывается в улыбке.

– Ну и что теперь?! Он хочет встретиться сегодня! – Мой мозг просто взрывается.

– Ты сегодня не можешь, – говорит Джейсон спокойно и закрывает телефон.

– Что? Почему?

– Во-первых, ты даже не знаешь, кто он такой. Нельзя встречаться с незнакомцем после двух сообщений. Это слишком опасно. Во-вторых, и это еще важнее, ты не должна выглядеть так, будто тебе больше всех надо. Набьем тебе цену. Это классика, но работает безотказно.

– Ты серьезно?

– Абсолютно, – невозмутимо продолжает Джейсон. – И взглянем правде в глаза: ты не скоро сможешь общаться с Крисом самостоятельно, так что тебе еще долго будет нужна моя помощь. Без моих знаний и ценных советов ты с треском все провалишь.

Как ни грустно это признавать, Джейсон прав. Вчера вечером я вела себя безрассудно, и то, что все вылилось только в загадочные романтические сообщения от Криса, – это удача. И что он скажет, когда поймет, что я никакая не супермодель, а всего лишь зубрила из Ньютона, штат Массачусетс. Наверное, он просто развернется и побежит в противоположную сторону. Мне нужно время, чтобы подумать.

– И потом, ты же сказала ему, что на фотосессии, – Джейсон приводит еще аргумент, будто прочитав мои мысли. – Ты не можешь встретиться с ним, пока она не закончится, Кейт Мосс, – он хихикнул над своей шуткой.

– Ой, да заткнись ты! – Я тихонько толкаю его в плечо, хотя и не могу сдержать улыбку.

– Эй, это не я назвался супермоделью, – говорит Джейсон и поднимает руки вверх.

– Я не говорила, что я супермодель!

– А, то есть про свою работу на подиуме в Милане ты ему ничего не рассказывала, супермодель? – ткнув мне в нос пальцем, спросил он.

Я замахиваюсь, чтобы стукнуть его. Он уворачивается, запинается носком кеда, но тут же восстанавливает равновесие.

– Ну и что? Бросишь в меня мобильником, Наоми Кэмпбелл? – смеется он, прикрывая лицо руками в притворном испуге.

– Может быть! – отвечаю я игриво и кидаю телефон Джейсону.

Он ловко ловит его, открывает, быстро печатает что-то и кидает обратно мне. Он выглядит при этом как ребенок, который только что стащил целый именинный торт. Да, что там за сообщение? Когда я вижу, что Джейсон написал, к моему лицу приливает краска. Должно быть, я теперь пурпурного цвета. «Сегодня тебе со мной не справиться…» Ох!

– Ты придурок!

– Что за выражения, что за жажда насилия, ты же леди!

Он уклоняется от моего удара, и моя рука попадает лишь по его толстовке. Я снова пытаюсь его схватить, и тут телефон звонит. Я смотрю на экран: там высветился номер Криса. Не сообщение, а реальный звонок. Я замираю от ужаса, Джейсон хватает телефон и открывает.

– Привет, прелесть, – произносит он томным голосом девушки из секса по телефону.

Это уже слишком. Наплевав на все музейные правила, известные даже дикарям, я бросаюсь на Джейсона, и мы вместе падаем на паркетный пол. Джейсон откатывается, но я успеваю схватить его за край рубашки и теперь что есть силы тяну обратно. Но когда телефон уже совсем близко, Джейсон вытягивает свои длиннющие (и на удивление мускулистые) руки над головой, и мне приходится сесть на него верхом, чтобы дотянуться до телефона.

– Весело тебе? – спрашивает Джейсон. Провернув какой-то невероятный ниндзя-трюк, он кладет меня на лопатки и вдавливает мои плечи в пол. – Мне – да.

Звонок обрывается, Джейсон скатывается с меня и валится на пол рядом. Он смеется и тяжело дышит, довольный своей победой. Отлично. Что подумает Крис теперь, когда на звонок ответил Джейсон? Мне не стоило ему доверять.

– Мистер Липпинкотт! Мисс Лихтенштейн! – К нам несется миссис Теннисон, и ее «биркенштоки» грозно шлепают по полу. – Ради всего святого, объясните мне, что вы делаете на полу в галерее Тейт?!

Я мгновенно подскакиваю на ноги и замираю в растерянности. Последний раз меня отчитывал учитель в четвертом классе, когда я пряталась в раздевалке во время игры в вышибалы.

– О, мы пали ниц перед величием искусства, – отвечает Джейсон со своей фирменной самодовольной улыбкой, которая, вероятно, не раз выручала его в ситуациях вроде этой и с учителями вроде миссис Теннисон.

Я специально делаю шаг в сторону от него, будто могу физически стряхнуть его дурное влияние.

– Простите, миссис Теннисон. Мы просто…

Но миссис Теннисон не дает мне закончить:

– Скажу честно, Джулия, от тебя я такого никак не ожидала! Вы ведете себя как малые дети в одном из самых знаменитых музеев мира! – Чудовищное украшение, будто собранное из прошлогодних елочных игрушек, звенит от каждого ее резкого движения.

Бессмысленно что-то ей объяснять, так что я просто говорю:

– Этого больше не повторится.

– Что ж, к счастью, у вас еще будет возможность по достоинству оценить изобразительное искусство, – говорит она тоном учителя, который изобрел идеальное наказание для учеников. – Раз уж вы с мистером Липпинкоттом впустую потратили время в Тейт, посетите любой другой музей на ваш выбор в свои культурные часы сегодня. А к вечеру я жду от вас эссе в тысячу слов о ценности изобразительного искусства.

– Тысячу слов?! – Джейсон едва может выговорить это число.

– Еще одно возражение – и будет две тысячи, – отрезала миссис Теннисон. – А теперь присоединяйтесь к остальным, пора двигаться дальше. – Она деловито поправляет свою блузку в цветочек и, громко шлепая, идет в следующий зал.

– Ты придурок, – тихо говорю я Джейсону, когда миссис Ти отходит достаточно далеко.

– Ты первая начала, – отвечает он, разглаживая свое серое поло.

– Ты как пятилетка!

– Кто обзывается, тот сам так называется. – Джейсон показывает мне язык.

– Потрясающе. Надеюсь, в эссе ты будешь столь же остроумным.

– Э, нет. Это тебе придется постараться. Помнишь наш уговор? – Джейсон замечает в углу Сару и Иви – они склонились над телефоном Сары – и направляется к ним. Шага через четыре он останавливается и поворачивается ко мне. – Да расслабься, зубрила. Просто побольше домашки. Ты же это так любишь, да?

– Меня зовут Джулия! – в ярости ору я, но он уже убежал к одноклассникам.


Глава 6 Утро после бурной ночи | Созданы друг для друга | Глава 8 О, дорогой… должна ли я верить тебе?



Loading...