home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Наташа

ДАНИЭЛЬ ПОДХОДИТ К САМОМУ КРАЮ крыши и смотрит на город. Ветер раздувает его распущенные волосы, и выражение лица у него снова становится поэтичным. Он улыбается мне неподбитым уголком рта. Я подхожу и беру его за руку.

– Ничего себе не запишешь, поэт? – поддразниваю я.

Его улыбка становится шире, но он не поворачивается ко мне.

– Сверху все другое, не так ли?

Что он видит, глядя на город? Я вижу километры крыш, в большинстве своем пустующих. Некоторые завалены хламом – вышедшими из строя системами климат-контроля, сломанной офисной мебелью. На других разбиты садики, и я задумываюсь над тем, кто же за ними ухаживает.

Даниэль достает блокнот, а я подхожу немного ближе к краю. Прежде чем стать вот такими, эти здания были лишь скелетами. Прежде чем стать скелетами – были распорками и балками. Металл, стекло и бетон. А до этого они были строительными чертежами. А до того – проектными планами. А еще раньше – чьей-то идеей городской застройки. Даниэль убирает блокнот и отводит меня от края, обняв за талию.

– Что ты вообще там пишешь? – спрашиваю я.

– Планы, – отвечает он.

В его глазах светится радость, он смотрит на мои губы, и я не могу собраться с мыслями. Я делаю небольшой шажок назад, но он следует за мной, словно мы танцуем.

– Я… Господи. Ты что, весь день был таким сексуальным? – говорю я.

Даниэль смеется и тут же краснеет.

– Рад, что ты так считаешь. – Он по-прежнему не сводит взгляда с моих губ.

– Тебе не будет больно, если я тебя поцелую? – спрашиваю я.

– Это будет приятная боль. – Он кладет мне на талию и другую руку, так, словно скрепляет нас вместе.

Сердце никак не утихомирится. Я вспоминаю, какие невероятные эмоции испытала, целуя его. Тогда, в караоке, я думала, что это больше не повторится. Уверена, что именно эта мысль придавала нашим поцелуям такой напор, такую силу. Этот же поцелуй будет проще. Никакого фейерверка, никакого хаоса, просто двое, которые нравятся друг другу.

Я приподнимаюсь на цыпочки и приближаю лицо к его лицу. Наконец он отводит взгляд от моих губ и смотрит мне в глаза. Он убирает руку с моей талии и кладет ее чуть выше груди. Мое сердце бьется под его ладонью, словно специально для него. Наши губы встречаются, и я пытаюсь как можно дольше держать глаза открытыми. Я стараюсь не поддаться этому безумному чувству, что существует между нами. Я не понимаю. Почему этот человек? Почему Даниэль, а не кто-то, кого я встречала раньше? Что, если бы мы не встретились? Этот день был бы для меня совершенно обыкновенным, и я бы даже не подозревала о том, что мне чего-то не хватает?

Я обвиваю руками его шею и прижимаюсь к нему, но мне мало. То неспокойное, хаотичное чувство вернулось. Мне нужно то, чему я могу дать название, и что-то, чему не могу. Я хочу, чтобы этот момент длился вечно, но не хочу упустить остальные, которые ждут впереди. Мне необходимо все наше совместное будущее, но прямо здесь и сейчас. Я не справляюсь с мыслями и потому отрываюсь от его губ.

– Отойди. Вон. Туда, – говорю я, продолжая перемежать слова поцелуями. Жестом показываю, куда ему отойти, чтобы я не могла его больше целовать.

– Сюда? – уточняет он, отступив на шаг назад.

– По меньшей мере еще на пять.

Он улыбается, но выполняет мою просьбу.

– Но ведь не все наши поцелуи будут такими? – спрашиваю я у него.

– Какими?

– Сам знаешь. Сумасшедшими.

– Мне нравится твоя прямота, – замечает он.

– Серьезно? Моя мама считает, что я перебарщиваю.

– Возможно. И все же мне это нравится.

Я опускаю глаза.

– Сколько там до твоего собеседования?

– Сорок минут.

– У тебя остались эти твои любовные вопросы?

– А ты еще в меня не влюблена? – спрашивает он с напускным неверием.

– Нет, – говорю я с улыбкой.

– Не волнуйся. У нас есть время.


Джо Спланированная история | Солнце тоже звезда | Даниэль



Loading...