home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава II

Беседа

Когда пришел инспектор, Ник Картер был дома, и принял он его так, как не принял бы ни одного другого человека, живущего в Нью-Йорке, – в своем истинном обличье. Ник считал, что, если скрывать себя настоящего абсолютно от всех, различные гримы обеспечат полную защиту, и это было одним из важнейших постулатов его веры в себя.

– Рад вас видеть, инспектор! – приветствовал он шефа. – Присаживайтесь, берите сигару, и давайте все обговорим. Я полагаю, вы ко мне по делу пожаловали.

– Вы правы, Ник.

– У меня вы появляетесь, только когда случается что-то действительно важное. Что на этот раз?

– Дело Эжени Ла Верди.

– Я полагал, от него отказались.

– Отказались. Все, только не я.

– Вот как! К слову, я узнал, что…

– Что Делия Дент умерла? Да, это так.

– Как думаете, инспектор, она действительно ничего не знала об убийце?

– Я уверен в этом. К этому убийству она имела отношения не больше, чем вы или я.

– Я тоже так думаю, хотя и не знаю подробностей.

– У вас есть предположения, Ник?

– Нет. Я избегаю предположений, как сыпного тифа или оспы. Они опасны и очень заразны.

– Верно, но человек ведь не может не думать.

– Да, к сожалению.

– Ник, я хочу, чтобы вы взялись за это дело и досконально разобрались, что произошло.

– Проще сказать, чем сделать, инспектор.

– Я верю, вам это по плечу.

– Дело весьма непростое.

– Никто ничего не смог сделать. Вы попытаетесь, Ник? Где-то разгуливает убийца, и его нужно найти, пусть даже на это уйдут годы.

– Да.

– Спасибо. Признаться, я очень боялся, что вы откажетесь, и все же…

– Иногда стоит рискнуть, так ведь?

– Именно.

– Когда приступать? Инструкции?

– Начинайте, когда сами сочтете нужным. Действуйте на свое усмотрение, независимо ни от кого. У меня только одно условие.

– Какое?

– Никто, кроме нас двоих, не должен знать о вашем участии в этом деле.

– Я бы и сам поставил такое условие, инспектор.

– Полагаю, вам известны все детали.

– Гм! У Эжени есть родственники?

– Да, мать.

– После убитой остался кое-какой капитал, не так ли?

– Да, все унаследовала мать. Мне не много известно об их отношениях.

– А что с домом? Он принадлежал ей?

– Да. Сейчас он заперт и пустует.

– И у вас, разумеется, есть ключ.

– Само собой!

– Отдадите его мне?

– Да. Я его прихватил с собой. Вот, пожалуйста.

– Пока я буду готовиться, инспектор, вы можете проследить, чтобы в дом никто не входил?

– Сделаю.

– В газетах про убийство писали все правильно?

– О да! Фантазии репортеров просто негде было развернуться, поэтому им пришлось излагать только факты.

– Ваши люди, конечно же, искали потайные люки, съемные стенные панели, подвижные шкафы и тому подобное?

– Разумеется. Мы все тщательно осмотрели.

– И ничего не нашли?

– Ничего.

– Но, если поищу и я, думаю, хуже не станет.

– Разумеется.

– Я такие вещи находил в домах, где меньше всего ожидал это обнаружить. Кто знает, может быть, и там что-то найду.

– Может быть.

– Но вы в это не верите?

– Откровенно говоря, нет.

– И тем не менее, как иначе убийца мог проникнуть в дом?

– Мой дорогой Ник, я задавал себе этот вопрос самое меньшее десять тысяч раз.

– И не нашли ответа?

– Увы, нет.

– Ну а я склонен думать, что мне все же удастся найти что-нибудь.

– Надеюсь на это.

– Дело обстоит следующим образом. Убита молодая женщина. Убийство могло произойти лишь при условии, что в ее комнату проник посторонний человек.

– Верно.

– Однако многократный осмотр дома позволяет утверждать, что никто не мог войти в дом или выйти из него после того, как Делия Дент в тот вечер покинула хозяйку.

– Именно.

– Следовательно, это было осуществлено таким способом или такими средствами, о которых вам не известно.

– Это понятно.

– Так как же он это сделал, если там нет ни потайных дверей, ни сдвижных панелей, ни других подобных приспособлений?

– В том-то и вопрос. Как же?

– Это первое, с чем я собираюсь разобраться.

– А что последует за этим?

– Это будет зависеть от того, чем закончится разбирательство по первому пункту. Это все, инспектор?

– Почти. Дом вы найдете точно в том же состоянии, в каком нашел его я, когда приехал туда впервые. А теперь спокойной ночи, Ник, – сказал инспектор, поднимаясь и доставая из кармана большой конверт. – Здесь изложены все обстоятельства дела, от начала до конца. Прочитайте на досуге. Тут ничто не упущено и тем не менее читать почти нечего.

– В материалах говорится, что Эжени Ла Верди была задушена и что убийца сбежал, не оставив ни единого следа.

– Совершенно верно. И теперь вы должны найти его.

– Я попытаюсь.

– Если кто-то и может с этим справиться, то это вы, и у вас получится.

– Спасибо, я попытаюсь.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Дверь закрылась, и великий начальник сыщиков ушел.


Глава I Убийство на Сорок седьмой улице | Преступление французского кафе | Глава III Первая улика



Loading...