home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава I

Исчезающий вор

Друзья Ника Картера часто спрашивают его, случалось ли ему за долгую и полную удивительных событий работу сыщиком когда-либо сталкиваться с чем-то таким, что не могло быть делом человеческих рук.

В наше время немного найдется людей, верящих в привидения. Однако большинство из нас ночью на кладбище будет чувствовать себя не так уверенно, как в полдень на центральной улице города.

Человеку, который может рассказать правдоподобную историю о встрече с привидением, мало кто поверит, но многие его выслушают, потому что всем нам нравится слушать о таких вещах.

Ник, который любит побаловать друзей интересным рассказом, не отрицает существования призраков, когда его спрашивают, приходилось ли ему сталкиваться с подобными явлениями. Напротив, если у него есть свободное время, он рассказывает очередную историю.


Однажды утром в кабинет Ника провели голубоглазого молодого человека с широкими плечами и квадратной челюстью.

Карточка прибыла раньше его, и на ней значилось «Хорэс Джи. Ричмонд».

Окинув взглядом посетителя, Ник решил, что перед ним человек, знающий жизнь и умеющий брать от нее все.

Молодой человек встретил взгляд Ника с таким видом, будто собирался сделать что-то необычное, но хотел сперва дать понять, что это еще можно отменить.

– У меня для вас есть дело, мистер Картер, если вы согласитесь за него взяться, – сказал он.

– Изложите, – отозвался Ник.

– Речь идет о краже, и довольно странной. Я даже не хочу делать вид, будто понимаю хоть что-нибудь.

– Кого обокрали?

– Моего дядю полковника Ричмонда, но правильнее будет сказать, обокрали его дочь, миссис Понд. И все же кража эта отразилась на дяде больше, чем на его дочери. Я пришел из-за него.

– Расскажите, что случилось.

– Расскажу, но сначала вот что: что бы ни думали об этом случае другие, я считаю, что это простое воровство. У миссис Понд много украшений, и кто-то ворует их одно за другим. Это моя точка зрения, но дядя полагает иначе. Он говорит, что эти кражи – дело не человеческих рук. Лично я всегда стараюсь смотреть на вещи трезво. Я хочу, чтобы вы сразу поняли: я не верю ни в призраков, ни в прочих страшилищ. Привидения, которые воруют бриллианты, должны сидеть в тюрьме, и они, вероятно, туда попадут, если не выкинут что-нибудь и вовсе несусветное. Дядя воспринимает все иначе. Быть может, вы помните, что три-четыре года назад он попал в руки двух акул, которые изображали из себя медиумов. Эти проходимцы воспользовались тем, что дядя всегда верил в спиритизм. Они вызывали души всех мертвых, которых он только мог вспомнить. Они получали послания из царства теней семь дней в неделю, устраивая по два сеанса в день. Дядя чуть с ума не сошел от всего этого. Вы наверняка помните эту историю, об этом в газетах писали. Они обработали его как последнего простофилю, и, если бы я не вмешался, он бы вообще остался без гроша.

– Неплохой был бы у них улов, – вставил Ник.

– Еще бы! Его состояние оценивается в четыре миллиона долларов. Говорю вам, эти липовые медиумы решили, что нашли золотое дно. Но я вывел их на чистую воду и убедил дядю в том, что они обычные мошенники. Сейчас они в «Синг-Синге», но дядя все еще верит в духов. Он как-то сказал: «Эти люди обманщики, но есть другие, честные медиумы, которые действительно поддерживают связь с потусторонним миром». Поверьте, с тех пор нам все труднее и труднее ограждать его от жуликов. Но пока что у нас это получалось. А теперь, к несчастью, из-за этого странного происшествия дядина вера окрепла. Он хочет посоветоваться с медиумами и все такое. Это единственное, что важно в этом деле. Украденные драгоценности не стоят и пары тысяч долларов. Конечно же, для любой семьи это неприятно, но нам всем было бы спокойнее, если бы все эти загадочные обстоятельства не заставили дядю вернуться к милым его сердцу заблуждениям.

– Что за загадочные обстоятельства? – спросил сыщик.

– Тетя полковника Ричмонда, мисс Лавина Ричмонд, чудаковатая старушка, когда-то была очень богата. В те времена у нее была одна страсть – она коллекционировала драгоценности. Тетя вкладывала деньги в бриллианты, как другие люди вкладывают их в недвижимость или в акции железных дорог. Лишь десятая часть ее капиталов была вложена так, что приносила прибыль. Под конец жизни она потеряла эту часть своего имущества, и у нее не осталось ничего, кроме драгоценностей. Продавать их она наотрез отказалась, и получилось, что, с одной стороны, мисс Лавина Ричмонд была нищей, как какой-нибудь попрошайка с площади, а с другой стороны, она хранила у себя бриллианты и другие драгоценные камни почти на миллион долларов. Она не брала под них заем, она с ними ничего не делала, просто держала их взаперти, поэтому во всем зависела от дяди. Он, разумеется, был не против, потому что вполне мог ей помогать. Она жила в его доме, там и умерла. Несмотря на доброе к ней отношение дяди, они никогда не ладили, и у нее не было друзей, кроме миссис Стивенс и ее дочери. Они – родственники Ричмондов, но небогаты. Все деньги сосредоточены в той ветви рода, к которой принадлежит полковник. Миссис Стивенс и ее дочь бедны, но горды.

Все были уверены, что престарелая мисс Лавина Ричмонд оставит всю свою кучу бриллиантов Милли Стивенс, тем более что сама мисс Ричмонд все время об этом твердила. Я сам слышал, как она в присутствии полковника говорила, что хочет оставить драгоценности мисс Стивенс. Чуть больше года назад она внезапно скончалась, и единственное ее завещание, которое удалось найти, было написано много лет назад. Согласно ему все ее имущество должно было перейти дочери полковника.

Для всех это стало большой неожиданностью. Мы знали, что подобное завещание когда-то было составлено, но не думали, что оно до сих пор сохранилось и что она так и не составила новое. Напротив, мы были уверены, что намного позже она составила новое завещание в пользу Милли Стивенс. Но этот документ так и не нашелся, поэтому старое было официально признано действительным. Полковник боялся, что последуют протесты, но Стивенсы молчали как рыбы. Наверняка для них это стало сильнейшим разочарованием, но они достойно вынесли этот удар. Дядя, похоже, расстроился даже больше их. Будь его воля, он, наверное, отдал бы все драгоценности мисс Стивенс.

Сколько раз он повторял, что его тетя собиралась передать их девушке! И вот что я вам скажу: вряд ли сыщется другой человек, который относится к желаниям мертвых с таким же уважением, как мой дядя. Я думаю, миссис Понд и сама отдала бы драгоценности Милли Стивенс, если бы не ее муж. Мистер Понд небогатый человек, и он счел, что не может разбрасываться камнями на миллион долларов, которые достались ему столь неожиданно. Признаться, он не из тех людей, которые легко расстаются с тем, что попадает им в руки.

Дядя предложил восстановить справедливость за счет собственных средств, но, как я уже говорил, Стивенсы не притронулись бы к его деньгам, и дальше слов дело не пошло.

Самые ценные из сокровищ хранятся в подвалах городского Центрального депозитария. Кое-какая мелочь находится у миссис Понд. Она любит носить много украшений, и, ей-богу, уж теперь-то у нее есть такая возможность, потому что драгоценностей у нее больше, чем у Асторов.

Мистер и миссис Понд живут в Кливленде. Миссис Понд, как я уже говорил, сейчас гостит у отца. Вы, наверное, знаете, что он купил старый дом Пламмеров на берегу гавани Хемпстед на Лонг-Айленде. Она живет у отца уже около двух недель. Ей выделили две комнаты на втором этаже, гостиную и спальню. В спальню можно попасть из коридора, в котором есть еще лишь одна дверь, ведущая в ее гостиную.

Первая кража произошла на второй день после ее приезда, вечером. Миссис Понд отправилась кататься и, вернувшись, поспешила к себе, чтобы переодеться к обеду. Она сняла с себя некоторые украшения – несколько колец, заколки, еще что-то – и положила их на туалетный столик, после чего пошла в свою гостиную. Обращаю ваше внимание на то, что я излагаю события так, как было рассказано мне. Что из этого правда, а что – результат истерики, я не знаю. То, что случилось потом, испугало ее до полусмерти, поэтому она могла что-то напутать. Вот что она нам рассказала.

Проведя в гостиной примерно минуту, она направилась было в спальню и увидела, что дверь медленно закрывается. Это ее удивило, потому что вторую дверь спальни она заперла и никто не мог проникнуть внутрь. Такое ей даже в голову не пришло. Миссис Понд предположила, что это сквозняк прикрывает дверь, и пошла к ней, но та захлопнулась прямо перед ее носом. Она повернула ручку и попыталась открыть дверь, но не смогла этого сделать. Однако дверь была закрыта не накрепко, как если бы была заперта, а слегка подавалась, словно с другой стороны ее кто-то подпирал. Если это было действительно так, то тот человек оказался сильнее миссис Понд, потому что открыть дверь она так и не смогла. И тогда она закричала. Никогда я не слышал, чтобы женщина так вопила. Я в это время находился в своей комнате, которая расположена этажом выше, и этот крик меня так испугал, что я подпрыгнул чуть не до потолка. Я тогда как раз переодевался и был в нижнем белье, и, нужно сказать, примерно минуту я даже не мог натянуть штаны. Потом я выбежал в коридор и спустился по лестнице. В этот же момент с первого этажа прибежал дядя. Я упоминаю эти подробности, потому что мне они кажутся важными.

Понимаете, мы подошли к ее спальне с двух сторон, это единственные подходы к ней, если не считать гостиной, где находилась какое-то время сама миссис Понд. Как раз когда я подбежал по коридору к двери ее спальни, она открыла ее и буквально упала на меня без чувств. Сознание она потеряла лишь на миг, а придя в себя, закричала, что в ее комнате вор. К этому времени внизу уже собрались слуги, человека три-четыре. Дядя велел одному из них остаться, а остальным обойти дом. Когда мы ввели миссис Понд обратно в ее комнату, она указала на туалетный столик. На нем лежало два-три кольца и заколки, но самое ценное кольцо, которое она туда положила, исчезло. Это старинное и довольно необычное кольцо в форме змейки, которая держит во рту рубин стоимостью в двести пятьдесят долларов. Глаза змейки сделаны из маленьких бриллиантов.

Она клялась, что положила кольцо на столик, и рассказала нам, как закрылась дверь между комнатами. Похоже, что после попыток в течение нескольких минут открыть дверь та внезапно открылась, и миссис Понд чуть не упала внутрь. Конечно же она рассчитывала, что столкнется лицом к лицу с вором, ведь он удерживал дверь и не мог успеть далеко уйти после того, как отпустил ее. В спальню миссис Понд попала, как только дверь перестали удерживать. Но там никого не было. О драгоценностях миссис Понд подумала сразу же. Бросившись к столику, она тотчас же увидела, что исчезло рубиновое кольцо. Вот, пожалуй, и все, что я могу сообщить вам об этом происшествии.

Мы обыскали весь дом в поисках преступника, но не нашли никаких следов его пребывания. Как он скрылся? Я теряюсь в догадках. Дверь в коридор была заперта изнутри, и мы с дядей, можно сказать, охраняли ее. А у второй двери стояла миссис Понд. В комнате есть только одно окно, оно выходило во двор, с трех сторон окруженный домами. Под окном все время стоял фургон, на котором привозят в кухню продукты. Предполагать, что кто-то мог проникнуть в комнату через окно или покинуть ее тем же способом, бессмысленно. Никакой вор не пошел бы на такую глупость среди бела дня, во дворе было два человека, которые наверняка увидели бы его, если бы он это сделал, тем более что без лестницы до окна добраться невозможно. Скажу честно, мне все это кажется очень странным. А что вы думаете, мистер Картер?

– Вы уверены, что кольцо украли? Миссис Понд не могла ошибиться?

– Мне это тоже пришло в голову. Но, когда она вернулась с прогулки, дядя помогал ей выйти из коляски, и он отчетливо запомнил, что видел у нее на пальце это кольцо. Она пошла прямиком в свою комнату и по дороге потерять кольцо не могла, потому что на том же пальце поверх него было надето другое кольцо, а оно лежало на туалетном столике. Разумеется, мы искали кольцо с рубином. Мы сняли ковры, мы обыскали все с величайшей тщательностью, но кольца так и не нашли. Его украли, у меня нет и тени сомнения в этом. Но я не понимаю, как вор это провернул. Чем больше я об этом думаю, тем больше запутываюсь. Самое странное для меня в этом деле то, что кто-то держал дверь, а потом отпустил ее и испарился за долю секунды. Как это объяснить?

– Мог вор что-то подставить к двери?

– Я думал об этом, но это невозможно. Ни один предмет мебели не был сдвинут, и в комнате не было ни палки, ни другой подпорки, которую можно было бы использовать для этой цели.

– Должен признать, все это довольно странно, – задумчиво произнес Ник. – Думаю, мне придется съездить к вам и самому все осмотреть.

– Этого мы и хотим.

– Тогда едем. Я готов.


Глава X Настоящая история миссис Джоунс | Преступление французского кафе | Глава II Ник принимает вызов



Loading...