home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VIII

Труп в парке

– Что там происходит, Ник?

– Где?

– В парке.

– Хм. Явно что-то случилось. Пойдемте посмотрим, Чик.

Дело было в понедельник вечером, спустя почти две недели после описанных выше событий.

По меньшей мере одно из предложений Дейва Килгора было принято, поскольку его банда стала вести себя настолько осторожно, что сыщики за это время не смогли найти ничего обличающего их в преступных деяниях. Несмотря на бдительность и колоссальные усилия, ни Нику, ни Чику не удалось раздобыть новых улик.

Килгор и Столл как сквозь землю провалились.

Труппа Большого варьете закончила сезон и была распущена на отдых. Сеньора Сервера по-прежнему жила в загородном доме. Веннер наведывался к ней довольно часто, но ни членов «бриллиантовой банды», ни вообще посторонних людей сыщики там не видели ни разу.

Руфус Веннер, как обычно, занимался своими делами и никаких подозрений не вызывал. Время от времени он наведывался к Нику, чтобы справиться об украденных бриллиантах, и выражал надежду, что их все же удастся разыскать, но ни разу ничем не подтвердил подозрений Ника относительно его участия в этом деле.

Однако Ник был слишком опытен и умен, чтобы давить на него или пытаться выведать что-то расспросами, рискуя раскрыть собственные карты. По правде говоря, знаменитый сыщик оказался в затруднительном положении, поскольку был уверен, что под прикрытием кражи бриллиантов тайно ведется очень серьезная игра, но не мог найти даже ничтожной зацепки.

Подобное положение вещей было для Ника непривычным, что порядком раздражало его, ибо указывало на то, что ему противостоят достойные противники. Да и то, что за последние десять дней все усилия были потрачены впустую, отнюдь не радовало его. Все это придавало ему суровой, непоколебимой решимости докопаться в этом деле до подноготной.

В этот понедельник, когда Ник и Чик шли через Центральный парк, внимание последнего привлекла небольшая группка людей на одной из дорожек парка в некотором отдалении от улицы. Среди них стоял полицейский, и все они, похоже, рассматривали что-то на земле.

– Похоже, тело женщины, – заметил Ник, когда они с Чиком вошли в парк. – Здесь офицер Фогерти… Точно, это женщина.

Оба сыщика поспешили к месту происшествия, и полицейский, сразу узнав Ника, уважительно взял под козырек.

– Что случилось, Фогерти? – спросил Ник.

Фогерти указал на неподвижное тело на земле и коротко произнес:

– Мертва. Ее нашли только что.

– Фогерти, уберите людей, – сказал Ник, кивнув на десяток человек, стоявших рядом. – Посмотрим, что здесь можно сделать.

Тело принадлежало не женщине, а девушке лет восемнадцати. Она лежала на боку на траве и явно упала со скамейки, на которой отдыхала и на которой все еще оставалась ее соломенная шляпка. На девушке было вполне приличное темно-синее платье, черты ее почти детского лица говорили об уме и утонченности.

Рядом с ней лежал кусок коричневой оберточной бумаги и пара ярдов бечевки, явно снятые с небольшой квадратной коробки, которую несчастная выронила, когда ее сразила внезапная смерть.

Окинув место происшествия быстрым цепким взглядом, Ник присел рядом с девушкой и взял ее за запястье, чтобы проверить пульс.

– Мертва, – сказал он Чику, который стоял рядом с ним. – Но рука еще теплая. Она умерла несколько минут назад.

– Сердечный приступ? – предположил Чик.

– Не думаю.

– Почему?

– Она не похожа на больного человека. Не худа, полные щеки. Судя по всему, у нее было отменное здоровье.

– И все-таки она умерла.

– Несомненно.

– Красивая девушка.

– Очень красивая. Проверьте, не написано ли что-нибудь на этой бумаге.

– Ни строчки.

– Дайте-ка мне. Что это? Ряд дырочек от булавки.

– Черт возьми, да!

– Возможно, она проколола их шляпной булавкой, пока сидела на скамейке. Смотрите, булавка все еще в шляпке.

– Вижу. Что дальше, Ник?

Ник, не вставая, поднял бумагу и посмотрел сквозь нее на небо.

– Нет, проколы неодинаковые, – заметил он. – Я думал, их сделали специально и, возможно, они составляют какое-то слово или предложение.

– Но ничего такого, да?

– Да. Она явно прокалывала бумагу, когда ей нечем было заняться.

– Рядом, почти под ней, лежит какая-то коробка. Наверное, с нее она и сняла эту оберточную бумагу.

– Я вижу, – кивнул Ник. – Ну-ка помогите, Чик, посмотрим на эту коробочку.

Сыщики аккуратно передвинули безжизненное тело, и Ник поднял упомянутую коробку.

Это была серебряная коробочка, а вернее шкатулка, примерно четыре на четыре дюйма с узорчатыми стенками, являющими собой переплетение виноградных гроздьев и листьев. Сквозь ажурные стенки просматривалась синяя шелковая подкладка. Шкатулка эта, очевидно, служила для хранения драгоценностей, да и сама явно стоила немало, но на ней не было ни имени, ни других надписей.

Пока Ник Картер внимательно осматривал шкатулку, его брови хмурились все сильнее и сильнее. Офицер Фогерти и группка людей, стоявших чуть поодаль на гравийной дорожке, с интересом молча наблюдали за его работой.

Но Чик Картер, отлично знавший значение каждой перемены в выражении лица Ника, сразу понял, что великий сыщик не только обнаружил нечто удивительное, но и сделал на основании этого выводы, чего явно не удалось бы сделать человеку менее опытному и наблюдательному.

– Что скажете, Ник? – шепнул Чик, приседая рядом, и несколько минут сыщики оживленно беседовали шепотом.

– Это шкатулка для драгоценностей, Чик, и весьма дорогая.

– Это я вижу.

– Не думаю, что она принадлежала этой девушке, которая, похоже, была скорее всего горничной или компаньонкой какой-то богатой или известной женщины. Одежда ее тоже указывает на это. И, следовательно, такая дорогая игрушка, очевидно, была собственностью ее хозяйки.

– Там имени нет?

– Нет даже инициалов. Никаких отметок.

– И внутри ничего.

– Да.

– Девушку могли ограбить здесь среди белого дня?

– Еще хуже, Чик! – прошептал Ник.

– Боже правый, Ник, что вы имеете в виду?

– Эту девушку жестоко убили.

– Убили! – ахнул Чик. – Возможно ли?

– Я в этом не сомневаюсь.

– Но как?

– В этом и заключается загадка.

– Следов насилия не видно.

– Минутку. Обратите внимание на ее правое запястье, рядом с большим пальцем, у того места, где чувствуется пульс. Видите это маленькое красное пятнышко, едва заметное? Это может быть след от укола булавкой. Видите?

– Теперь, когда вы показали, вижу.

– Оно там появилось неспроста, я уверен.

– Вряд ли кто-то еще его заметит.

– Надеюсь на это, Чик, – сказал Ник. – Сейчас меня переполняют идеи и подозрения, которые я хочу проверить до того, как об этой загадке станут трубить газеты и распускаться слухи. Объясню позже.

– Что, если булавка была отравлена? – предположил Чик.

– Не думаю.

– Или…

– Погодите. Взгляните на шкатулку.

– Смотрю.

– Обертку прокололи, когда она была еще на шкатулке, – объяснил Ник. – Обратите внимание, булавка прошла сквозь прорези в боках шкатулки и проколола подкладку внутри.

– Это очевидно, Ник.

– А теперь обратите внимание на сами проколы на внутренней стороне подкладки.

– Боже, вокруг них красные пятнышки!

– Оставшиеся там после того, как булавку из нее выдергивали, – убежденно шепнул Ник. – Чик, это следы крови.

– Похоже, вы правы, Ник.

– Я в этом убежден. Здесь есть и другая тайна, которую сейчас разгадать не получится, – значительно сказал Ник. – Но я не хотел бы распространяться об этих находках, пока у меня не будет времени заняться ими как следует и пока не будет установлена личность этой девушки. Осмотритесь, может быть, найдете ее сумочку или что-нибудь еще, что позволит установить ее имя.

Пока Чик выполнял указание, Ник поднялся и сам стал смотреть по сторонам в поисках каких-либо свидетельств того, что такое преступление могло быть совершено в столь людном месте и остаться незамеченным.

Скамейка, на которой сидела девушка, стояла на покрытом травой участке, примерно в восьми футах от гравийной дорожки. Кусты по обе стороны от скамейки скрывали ее от взглядов тех, кто приближался к ней как слева, так и справа. Кроны нескольких деревьев нависали над этим местом, которое идеально подходило для парочки, желающей отдохнуть и уединиться.

Быстро отметив про себя эти особенности, Ник перевел взгляд на Чика и спросил:

– Нашли что-нибудь?

– Ничего.

– Что с сумочкой?

– Там лишь несколько мелких монет. Нет ни карточек, ни единого обрывка бумаги. Кроме сумочки я нашел у нее в кармане только ключ и чистый носовой платок. Придется подождать с опознанием.

– Думаю, мы здесь ничего не пропустили, – сказал Ник. – Осталось лишь сказать пару слов Фогерти.

– Что вы об этом думаете, детектив Картер? – поинтересовался полицейский, когда Ник подошел к нему.

– Пока не готов ответить на этот вопрос, – ответил Ник, не обращая внимания на удивленные взгляды нескольких человек, услышавших имя знаменитого сыщика.

– Девушка мертва, сэр?

– Да, она мертва, – кивнул Ник. – Возможно, сердечный приступ. Тело нужно увезти, займитесь этим. Шкатулку и оберточную бумагу я заберу – под мою ответственность.

– Хорошо, сэр.

– Кстати, Фогерти, как давно вы обнаружили тело?

– Да за минуту до того, как вы подошли, сэр.

– Вы первый его увидели?

– Да, сэр.

– До этого днем вы видели здесь эту девушку? Может быть, кто-то отходил от этого места перед тем, как вы обнаружили тело?

– Никого не видел, сэр.

– На этом все, Фогерти. С полицией я свяжусь позже.

Когда Ник развернулся, собираясь уйти, из толпы вдруг вышел молодой человек.

– Прошу прощения, детектив Картер. Я видел эту девушку примерно полчаса назад, она шла сюда с каким-то господином.

Ник быстро повернулся к нему.

– Как вас зовут? – спросил он.

– Том Дженкинс, сэр.

– Ваш адрес?

– Я живу в гостинице «Норт» и служу в «Хентц бразерс», что на Броуд-стрит.

– Вы говорите, что видели эту девушку с мужчиной?

– Да, сэр.

– Они не ссорились?

– Нет, сэр. Наоборот, мило беседовали и смеялись.

– Вы знаете, как эту девушку зовут или где она живет?

– Нет, сэр, я ничего о ней не знаю.

– А что по поводу ее спутника, мужчины, с которым вы ее видели?

Секунду Дженкинс колебался, как человек, который не хочет скомпрометировать другого, но потом все же ответил, запинаясь:

– Ну да, сэр, я знаю, как зовут этого человека.

– Назовите его имя, пожалуйста.

– Его зовут Гарри Бойден, сэр.

Ник почувствовал, как кровь забурлила у него в венах, но внешне остался совершенно спокоен, лишь бросил многозначительный взгляд на Чика. У обоих сыщиков одновременно промелькнуло в голове: «Гарри Бойден, продавец из магазина Томаса Хаффермана, торговца бриллиантами!»


Глава VII Стратегическое решение | Преступление французского кафе | Глава IX Ник выходит на след



Loading...