home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава IX

Обратная сторона «ясного дела»

Конечно же, присутствующие реагировали на это по-разному. Обрадовались двое, причем нельзя сказать, что Чик возликовал меньше, чем доктор Джарвис. На улыбку, которая заиграла на лице помощника Ника, было любо-дорого посмотреть, просто само воплощение удовлетворения!

– Значит, я не ошибся, – сказал он и похлопал себя по плечу.

Доктор тем временем находился в каком-то блаженном трансе. Он до конца не осознавал, что произошло, но почувствовал, что выбрался из всех неприятностей.

Флинт и Дивер, само собой разумеется, принялись громко возмущаться, но старший инспектор быстро осадил их.

– Никто из вас не произнесет ни слова, пока не будет изложена суть дела, – сказал он.

– Мы имеем дело с одним из самых ярких примеров того, как опасны косвенные улики, – продолжил Ник. – Любой сидящий на скамье присяжных, не задумываясь, признает его виновным, и все же он абсолютно невиновен. Больше всего мне мешала в расследовании вера доктора в свою виновность. Вот почему он подкупал меня, когда думал, что я Клири. Кстати, вот ваши пять тысяч долларов, доктор.

Ник передал ему пачку банкнот, и тот смог только ошеломленно пролепетать:

– Вы? Вы?

– Да, я сыграл роль Клири, – кивнул Ник. – Взятка и ваша попытка нейтрализовать Чика указывают лишь на вашу убежденность в собственной виновности. Что же можно противопоставить этой убежденности? Во-первых, если бы вам понадобилось избавиться от тела, вы бы не стали его закапывать. Имея кислоту, не известную химикам, в которой плоть растворяется, как сахар в воде, вы бы непременно воспользовались этим способом. Ваше хождение во сне показало, что бы вы сделали при таких же обстоятельствах наяву. После этого мне оставалось только понаблюдать за тем, как тело извлекали из земли, чтобы убедиться в вашей невиновности. Зачем вам изувечивать лицо человека лопатой, если в вашем распоряжении есть сильнейшая кислота и горн? У вас имелись куда более надежные способы изуродовать человека так, чтобы он не был узнан. Но тело было зарыто в саду. Встает вопрос: кем? Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся к рассказу о том, как тело было принесено и переброшено через стену. Показания Прескотта я считаю правдивыми. Чик проверил этого человека, и для меня этого достаточно. Таким образом, мы оправдываем доктора незамедлительно.

– Что за вздор? – взвился Дивер. – Я больше не могу молчать!

– Но будете, – произнес Бирнс тоном, не терпящим возражений.

– Как я уже сказал, с доктора подозрение снято, – продолжил Ник. – Он бы ни за что не смог поднять тело на стену. Для него это физически невозможно, а значит, говорит о его невиновности. Только очень сильный человек способен поднять над головой мертвое тело весом в сто семьдесят пять фунтов, как описывал это Прескотт. Нам нужно найти этого силача, чтобы завершить расследование.

Ник выразительно посмотрел на Лоуренса Дивера. Взгляд был понят правильно.

– Вы лжец и негодяй! – завопил Дивер, трясясь от гнева, и бросился на Ника.

Никто не попытался вмешаться. Старший инспектор и Чик спокойно ждали неизбежного. Флинт не решился помочь своему патрону.

Все закончилось очень быстро. Уже через несколько секунд закованный в наручники Дивер лежал на полу у ног Ника.

– Силач найден, – категоричным тоном произнес Ник. – Должен признать, вы заставили меня попотеть.

– Так это он закопал тело? – спросил Бирнс.

– Да. Я заподозрил его в этом сразу, – ответил Ник. – Он намеренно хотел переложить вину на доктора Джарвиса. Для этого в понедельник ночью он украл халат и шапку доктора, а после того, как работа была сделана, вернул их на место. Правда, на них остались следы использования. Если помните, доктор, я очень внимательно их осмотрел. Для меня было совершенно очевидно, что их надевал человек гораздо крупнее доктора. Швы на спине и под мышками растянулись, кое-где даже разошлись. Конечно же, само по себе это ничего не доказывало, но вполне укладывалось в мою версию. Однако главным доказательством было то, как Дивер находил свидетелей. Мне достаточно было намекнуть, что нужно что-то прояснить, как он уходил и тут же возвращался с человеком, который что-то видел или слышал.

– Но большинство из них говорили правду, – заметил старший инспектор.

– Да, – признал Ник. – В этом ему каким-то чудом помогала сама судьба. Случилось так, что, когда он играл роль доктора Джарвиса, его видели в нужное время. Не будь он столь нетерпелив, ему не пришлось бы даже искать Флинта. Чик нашел настоящих свидетелей, куда более надежных. И вот мы подошли к той точке, в которой вина Дивера становится очевидной. Прескотт и мисс Аллен сказали правду. Флинт, по подсказке Дивера, повторил их рассказ. Следовательно, Дивер должен был знать это во всех подробностях, что возможно лишь в одном случае – если он был тем человеком, который совершил описанные действия.

– Вы обвиняете меня в убийстве собственного брата? – спросил Дивер.

– Разумеется нет, – сказал Ник. – Вы помните вопрос, который я вам задал в первый день расследования? Я спросил: «Кого убили?»

– И?

– Сейчас я отвечу на этот вопрос. Никого не убили. Ваш брат жив-здоров. У него лишь оцарапана кожа на голове. Найденное тело вы выдали за труп брата. И это вы изувечили его лопатой.

– Это всего лишь ваши фантазии! – вскричал Дивер, который сидел на полу, прислонившись спиной к креслу. – Вы ничего не можете доказать.

– Сперва позвольте рассказать, как вы это провернули, – холодно произнес Ник. – Ваш брат, придя в себя после полученного удара, пошел к вам домой. Он хотел, чтобы вы помогли ему отомстить доктору Джасперу. Вы и сами таили на него обиду после неудачного сватовства к его дочери. И это вы придумали такую месть, о которой ваш брат и помыслить не мог. Потом вы разработали этот коварный план. Ваш брат должен был уехать навсегда, а вам предстояло обвинить доктора в его убийстве.

– Наглая ложь! – завопил Дивер. – Где мой брат? Я требую, чтобы вы привели его!

– Ваш брат скрывается в принадлежащем вам доме в Ньяке. Дом пустовал, и вы велели ему ехать туда и ждать, пока вы все не уладите и не заберете его. А что до тела, вы купили его у грабителя могил.

– Да откуда вы это можете знать? – презрительно бросил Дивер.

– Я могу привести человека, который продал вам тело. Я знаю, куда уехал ваш брат, потому что это был единственный путь спасения и потому что мне сообщили, что он там.

– Я требую доказательств! – воскликнул Дивер. – Я хочу, чтобы вопрос о моей виновности или невиновности решился на основании этого факта. Его там нет.

Когда Дивер это говорил, глаза его горели торжеством, и это не осталось незамеченным. Проницательный сыщик сразу понял: Дивер уверен, что его брат уже сбежал. Возможно ли это? Как бы то ни было, Ник не собирался уходить от ответа. Он чувствовал, что сейчас на карту поставлена его честь, но не колебался ни секунды.

– Если я не найду его за двадцать четыре часа, я сниму с вас обвинение, – твердо произнес он.


Глава VIII У старшего инспектора | Преступление французского кафе | Глава X На кону репутация Ника



Loading...