home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава I

Одержимый манией преследования

Боб Руланд и Генрих Моррисон, два старших помощника Ната Пинкертона, сидели в конторе знаменитого сыщика. Вдруг они с удивлением переглянулись: на лестнице, ведущей в контору, раздавались торопливые шаги и чей-то хриплый отчаянный голос несколько раз прокричал:

— Помогите! Помогите!

Наконец в комнату ворвался уже пожилой, приблизительно семидесятилетний старик, с шумом захлопнул за собой дверь и, не выпуская из рук ее ручки, не переставал кричать диким, неистовым голосом:

— Помогите! Помогите!

В эту минуту открылась дверь кабинета Ната Пинкертона и на пороге показался сам великий сыщик.

— Что случилось?

Он быстрым взором окинул всю представившуюся его глазам картину и сразу сообразил, в чем дело. Подойдя к старику, который все еще судорожно держал ручку двери, точно не желая впустить кого-то, гнавшегося за ним по пятам, он взял его за руку и сказал тихим, ласковым голосом:

— Успокойтесь! Тут вы в полной безопасности; у нас вам никто ничего не сделает!

С этими словами он сильной рукой оттащил старика от двери, но тот сейчас же снова дико и неистово закричал:

— Ради бога! Не пускайте его! Он хочет меня убить! Он идет за мной по пятам!

Пинкертон открыл дверь на лестницу и, не увидев там никого, приказал Бобу:

— Пойди, пожалуйста, на улицу, посмотри хорошенько, не увидишь ли ты там какой-либо подозрительной личности!

Взволнованный посетитель между тем упал на первый попавшийся стул. Вид у него был очень странный, даже почти комичный. На тоненьком тщедушном тельце висел длинный синий сюртук, который, при необыкновенно низеньком росте старичка, покрывал его всего, как широкий развевающийся плащ. Желтое морщинистое лицо окаймляла длинная белая борода, голову покрывала копна таких же белых волос.

Лицо носило отпечаток невыразимого ужаса и страха, глаза все еще боязливо смотрели на входную дверь, как бы ожидая, что вот-вот она откроется и в комнату ворвется какой-то страшный враг.

Пинкертон подошел к старику:

— Вам теперь совсем нечего больше бояться! На лестнице не было никого, а мой помощник только что пошел вниз на улицу, чтобы убедиться, что и там поблизости нет никакого опасного человека.

Старик содрогнулся.

— Но он там… рыжий! — пролепетал он. — Дьявол преследует меня повсюду, он идет за мной по пятам… я знаю! Он хочет меня убить… он хочет…

Старик испуганно оглянулся по сторонам и замолчал, как бы боясь, что сказал уже слишком много.

— Да уверяю же вас — вы здесь в полной безопасности. Верьте мне! Ведь вы хотели меня навестить, не правда ли?

Старик поднялся и встал позади стула, точно готовясь защититься от чьего-то нападения.

— Я нигде не в безопасности! — пробормотал он. — Все люди такие злые, жестокие! Я ненавижу их, они хотят меня ограбить. А Рыжий Дьявол — он хуже всех. Он уже замахнулся на меня ножом, но я побежал, бежал как лань, — и он меня не догнал!

Пинкертон начинал терять терпение. Думая, что незнакомец находится в состоянии невменяемости и страдает манией преследования, он сказал спокойно и строго:

— Если вы пришли ко мне для того, чтобы обратиться за моей помощью, то я должен попросить вас вести себя иначе!

При этих словах сыщика старик попятился назад и, протянув вперед руки, как бы защищаясь от нападения, жалобно проговорил:

— И вы? И вы жестоки? И вы хотите навлечь на меня опасность?

Пинкертон даже засмеялся от досады.

— Да перестаньте же вы говорить глупости! — возразил он. — Объясните же мне наконец, чего вы от меня хотите? Ведь не случайно же вы пришли в контору Ната Пинкертона?

— Нет, не случайно! — заявил старик, забираясь в угол и забаррикадировав себя там двумя стульями. — Я хочу видеть мистера Пинкертона!

— Это я и есть! Так чего же вы от меня хотите?

— Вы — Нат Пинкертон? В самом деле — вы? Это вы мне должны сначала доказать!

Великий сыщик посмотрел на своих помощников совершенно озадаченный. Этого до сих пор не требовал еще ни один из его клиентов.

— Но позвольте, голубчик! — сказал он, пожимая плечами. — Вы, кажется, сами хорошенько не знаете, чего хотите?

— Я никому не доверяю, никому! — горячился старик. — А вы были со мной так нелюбезны — вы желаете мне зла!

Сыщик понял, что перед ним действительно человек, страдающий манией преследования. Ему хотелось поэтому как можно скорее удалить его из своей конторы.

— Если вы такого мнения обо мне, то прошу вас, оставьте мою контору! — сказал он сухо. — Обратитесь к какому-нибудь другому сыщику! Я не желаю иметь с вами никакого дела!

Старик вздрогнул.

— Ведь я не смею уйти! — чуть не заплакал он. — Рыжий Дьявол поджидает меня там и хочет меня убить!

— Кто же этот Рыжий Дьявол?

— О, это ужасный и безжалостный злодей! Он преследует меня! Он хочет вонзить мне в шею сверкающий нож!

— Как же его зовут?

— Но нет, он не смеет меня тронуть! — продолжал старик, не обращая внимания на вопрос сыщика. — Нат Пинкертон защитит меня!

— Нат Пинкертон не может защитить вас так просто! Сначала расскажите толком в чем дело, тогда можно будет поговорить и о защите!

— Нат Пинкертон арестует злодея и посадит его в тюрьму! — опять пробормотал свое старик. — Никому это не удастся, никому, только знаменитому Нату Пинкертону!

Сыщик снова подошел к старику.

— Пойдем-ка ко мне в кабинет! — ласково сказал он. — Там мы как следует поговорим об этом деле, а я посмотрю, не удастся ли как-нибудь поймать Рыжего Дьявола.

— Нет, нет! Не пойду! Я останусь здесь! — воскликнул незнакомец. — Я не хочу остаться с вами наедине, я вам не доверяю! Вы в союзе с Дьяволом!

— А вы — сумасшедший! — гневно закричал сыщик. — Мне надоело, наконец! Скажите мне ваше имя и ваш адрес, тогда я могу зайти к вам на квартиру, если хотите!

Старик так и закричал:

— Мое имя и мой адрес?! Нет, нет, нет! Вы хотите прийти ко мне на квартиру, чтобы убить и ограбить меня! Ничего я вам не скажу, ничего! Если вы действительно Нат Пинкертон, то словите Рыжего Дьявола, — и больше ничего; мое имя и мой адрес вам для этого совершенно не нужны!

— А вы обращались уже в полицию по поводу этого Рыжего Дьявола?

— Да! Но эти негодяи просто-напросто выставили меня! О! Люди все такие злые!

— Еще бы! Станет полиция возиться с этаким болваном! — пробормотал про себя Пинкертон.

Старик снова стал озираться на дверь; тщедушное тело его дрожало как в лихорадке; он весь съежился от смертельного ужаса. На лестнице послышались чьи-то шаги.

— Слышите, слышите? — простонал он. — Это Рыжий Дьявол! За мной! Он хочет меня убить! Помогите! Помогите!

Дверь отворилась, и вошел Боб.

— Я не заметил ни одного подозрительного субъекта, начальник, — сказал он. — Старый джентльмен ошибается, если думает, что его преследуют.

Старик засмеялся как-то пронзительно и крикливо:

— О, да ведь Дьявол хитер! Его не увидишь: он может сделаться невидимкой! Нет, я вижу, вы никогда не поймаете его!

Пинкертон с состраданием посмотрел на старика и сказал кротко:

— Вы больны, голубчик! Советую вам отправиться к хорошему специалисту по нервным болезням, он поможет вам. Вам необходимы покой и уход, тогда, быть может, и пройдет эта ужасная мания преследования, от которой вы страдаете.

Старик покачал головой и злобно застучал стульями:

— Значит, вы не хотите помочь мне?

— Я не могу вам помочь, потому что я не врач! — спокойно возразил сыщик. — Но, если хотите, я могу сейчас же позвонить врачу, который приедет за вами и отвезет вас в свою клинику, где вы, я надеюсь, скоро вылечитесь от своей болезни.

— Вы с ума сошли! — заревел старик. — Я прошу вас защитить меня от Рыжего Дьявола; никакого врача мне не нужно!

Пинкертон пожал плечами:

— Пока вы не доверитесь мне, я ничем вам не могу помочь! Сообщите мне все подробности относительно этого преследователя; назовите мне свое имя, опишите свою жизнь и людей, среди которых вы вращаетесь, тогда я посмотрю, что можно будет сделать!

Старик замахал руками:

— Совсем нечего вам знать все это! Все это вас не касается! Схватите Рыжего Дьявола, и я дам вам за это пять долларов!

Боб и Моррисон звонко расхохотались, услышав такое предложение. Но Пинкертон остался совершенно серьезен.

— Очень жаль! — ответил он. — Ведь вы не можете требовать от меня, чтобы я гнался за каким-то призраком, и поэтому — прошу вас, сэр, — до свидания!

С этими словами сыщик повернулся и пошел к себе в кабинет. Старик смотрел ему вслед, совершенно ошеломленный.

— И он выгоняет меня прочь! — прошептал он. — А все говорили, что такой добрый, всем рад помочь?! Да куда же я пойду? Ведь я не смею: Рыжий Дьявол поджидает меня. Он пойдет за мной, и никто не поможет мне, когда он вздумает меня убить!

Он сказал это с такою грустью, с такою горечью, что Боб и Моррисон почувствовали невольное сострадание к бедному старику. Боб подошел к нему и ласково сказал:

— Хотите, я провожу вас домой. В моем присутствии вам нечего будет бояться: я сумею защитить вас, и горе Рыжему Дьяволу, если он посмеет приблизиться к вам!

Старик, казалось, готов был принять предложение молодого сыщика, но вдруг снова неистово закричал:

— Нет, не хочу! Всех вас знать не хочу!

Боб отодвинул стулья:

— Да опомнитесь же! Ведь мы не делаем людям никакого зла; напротив, мы существуем именно для того, чтобы защищать несчастных!

Он хотел взять старика под руку, но тот с силой оттолкнул его назад, и в ту же минуту в руке его сверкнуло лезвие острого ножа.

— Назад! — завопил он. — Я буду защищаться. Я не дам убить себя!

Ловким, быстрым движением Боб вырвал нож из рук несчастного:

— Оставьте эти глупости! Пора бы…

Но он не докончил. С секунду старик смотрел на молодого сыщика, онемев от ужаса, потом вдруг испустил неистовый крик и бросился к двери. Дверь со стуком захлопнулась за ним: на лестнице послышались его торопливо убегающие шаги.

— Это сумасшедший! — заметил Боб, пожимая плечами.

Нат Пинкертон снова вошел в комнату:

— Ушел?

— Да! И должен был оставить вот этот нож, с которым хотел было броситься на меня!

Боб передал начальнику острый как бритва нож.

— Бедняк страдает манией преследования! — заявил Пинкертон. — Ему все чудятся какие-то страшные опасности, и Рыжий Дьявол — это, без сомнения, только плод его воображения! Боюсь, что ему придется окончить свою жизнь где-нибудь в доме умалишенных!

Сыщик подошел к окну, Боб и Моррисон также подошли посмотреть еще раз на старика. Тот между тем, выйдя из подъезда и весь согнувшись, тихими, кошачьими шагами дошел до самой середины улицы. Там он постоял немного, все время неподвижно глядя в темный подъезд противоположного дома. Потом вдруг поднял обе руки, как бы для обороны, задрожал весь и, как бешеный бросившись бежать дальше по улице, вскоре скрылся за углом.

— Бедняга! — сказал Пинкертон с состраданием. — Он действительно не в своем уме. Помощи ему надо искать не у нас, а у врачей!

Взяв пальто и шляпу, Пинкертон сказал:

— Я поеду теперь в Ньюгавен по делам воровства у золотопромышленников. Раньше завтрашнего утра мне едва ли удастся вернуться; да и точного адреса я никакого не могу вам дать! Так как в данную минуту у нас нет никакого особенно важного дела, то я могу спокойно ехать. Если же в течение этого дня представится какое-нибудь новое серьезное дело, то вы возьмитесь за него, а я уж займусь им завтра утром, когда приеду.

С этими словами Пинкертон вышел, а помощники его остались в конторе одни. Поговорив еще немного о сумасшедшем старике, посетившем их контору, они только собрались было взяться за какие-то письменные работы, как вдруг Боб, подойдя еще раз к окну, испустил невольный крик удивления:

— Моррисон, ради бога!

— Что случилось?

— Вот он — Рыжий Дьявол!

Молодой сыщик указал на подъезд противоположного дома. Из него только что выходил человек богатырского роста. На нем был темно-синий поношенный костюм, а из-под грязной фуражки выбивалась копна густых огненно-рыжих волос. Длинная запущенная борода такого же цвета окаймляла некрасивое рябое лицо, а из-под нависших рыжих бровей выглядывали неспокойные сверкающие глаза.

Стоя на пороге, человек быстрыми, неспокойными взорами оглядывал улицу; на секунду глаза его, с выражением злобного интереса, остановились и на окнах конторы сыщика, но за густыми занавесками он не мог заметить наблюдавших за ним молодых помощников Пинкертона.

Моррисон и Боб с удивлением переглянулись.

— Рыжий Дьявол! — тихо повторил Моррисон.

— Видно, старик был не совсем уж сумасшедший! — сказал Боб. — Этот молодец едва ли отличается очень кротким нравом и, пожалуй, вполне заслуживает название Рыжего Дьявола! Он стоит как раз у того подъезда, куда недавно так пристально смотрел старик, прежде чем обратиться в бегство!

— Наружность у него прямо-таки страшная. Я легко представляю себе, что этакому молодцу не трудно свести с ума такого старого, дряхлого и, быть может, одинокого человека!

— Начальника вот нет. Он, без сомнения, сейчас же приступил бы к преследованию этого типа. Старик ушел от нас, не получив помощи: это вполне понятно, потому что поведение его действительно можно было объяснить только сумасшествием. Но теперь наша прямая обязанность выяснить это странное дело. Я пойду за ним!

— Разумеется. И если тебе нужна помощь…

— Я на всякий случай буду оставлять меловые следы! — возразил Боб. — Надеюсь, что, если бедному старику действительно грозит опасность со стороны этого рыжего молодца, мне удастся его спасти!

Боб вышел из конторы, и Моррисон из окна видел, как рыжий медленно поплелся вдоль улицы, а молодой сыщик осторожно последовал за ним. Вскоре оба исчезли за углом.


Глава IV Арест в облаках | Король сыщиков | Глава II Во власти Рыжего Дьявола



Loading...