home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава II

Пароход «Примроза»

Выйдя из трактира, Джек обходным путем добрался до набережной. Он не хотел, чтобы кто-нибудь заметил, куда он направился. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что вокруг ни души, он подошел к железной лесенке, к которой была привязана его лодка.

Он быстро спустился в нее и, тихо отчалив, исчез во мгле.

Он и не заметил, как от набережной отчалила другая лодка, в которой сидели сыщики. В царившей вокруг темноте Джек не мог различить даже очертаний этой лодки, а подозрительного всплеска не было слышно потому, что Пинкертон и Боб, преследовавшие его, обмотали свои весла тряпками.

Так плыли они примерно около получаса. Вдруг из первой лодки, находившейся приблизительно метров на десять впереди второй, раздалось негромкое проклятие.

— Нам надо отплыть немного назад, — шепнул Пинкертон своему помощнику. — Джек, вероятно, запустил руку в карман и понял, что письма нет!

— Ну, тогда он, надо думать, повернет обратно! — сказал Боб, направляя лодку в сторону.

Так оно и случилось: матрос хватился письма и, развернув лодку, стал быстро грести к берегу.

Сыщики и Джек приплыли почти одновременно, только на некотором расстоянии друг от друга. Боб остался в лодке, а Пинкертон пошел за матросом.

Джек поспешил к трактиру, где посетителей оставалось уже немного; там он без всяких предосторожностей подбежал к стойке и зашептал на ухо хозяину.

Том Рейли, узнав, в чем дело, заметно побледнел, и оба они принялись что-то искать на полу. Пинкертон следил за ними через тусклое окно.

Негодяи нашли смятое письмо и, как видно, страшно обрадовались, поскольку у них не возникло ни малейшего подозрения относительно того, что о нем знает кто-то еще.

Джек вздохнул с облегчением, сунул конверт в карман и, выпив еще виски, вышел на улицу.

Он осмотрелся вокруг и опять поспешил к железной лесенке.

Он сел в лодку и стал быстро грести, чтобы наверстать упущенное время, не подозревая о том, что его преследуют сыщики.

Но скоро грести стало тяжело: северный ветер, дувший весь день, перешел в настоящую бурю и поднял высокие волны, с которыми было весьма трудно справиться.

Они плыли в замедленном темпе уже около двух часов. Вдруг над водой сквозь завывание ветра прорвался странный звук, похожий на звон колокола, и послышался довольно громкий свист Джека.

Эта перекличка повторилась несколько раз, затем неподалеку мелькнул слабый луч, и Джек стал придерживаться того направления, откуда он возник.

Луч то появлялся, то гас, а спустя некоторое время кто-то тихо окликнул:

— Джек! Джек! Это ты?

— Да!.. Только я с трудом продвигаюсь вперед! Помогите!

Через несколько минут к нему подплыла маленькая, длинная моторная лодка; Пинкертон четко увидел ее при свете луча, вновь появившегося на несколько секунд.

Сыщики хотели было подплыть ближе, чтобы прочесть название на ее борту, но тут произошло нечто совершенно неожиданное.

На моторной лодке зажегся яркий луч прожектора, осветивший все вокруг, и сыщики тотчас были замечены:

— Смотрите! Шпионы! Ну, погодите!

— Нам придется бороться не на жизнь, а на смерть! — проговорил Пинкертон. — Но без борьбы мы не сдадимся!

И началось… Несмотря на бешеную скорость, с которой гребли Пинкертон и Боб, они не могли рассчитывать, что им удастся уйти от моторной лодки, нагонявшей их.

Силы гребцов начали ослабевать, но, как всегда, осмотрительность и хладнокровие не покидали сыщиков.

— Нет, так не годится! — пробормотал наконец Пинкертон. — Если б можно было хоть один раз хорошо выстрелить! Но из-за проклятого прожектора мне не видно рулевого! А негодяи сами не стреляют, боятся этим привлечь полицейские лодки, которые стоят на пристани. Нам стрелять тоже нельзя — мы тогда совсем потеряем след. Остается только один выход. Хватит у тебя сил продержаться несколько часов на воде?

— Смогу! — спокойно ответил Боб.

— Отлично! Вперед!

В этот момент их догнали.

— Попались! — раздался торжествующий крик.

Сыщики, перевалившись через борт, нырнули в воду. Киль моторки с треском врезался в пустую деревянную лодку и расколол ее пополам.

Пинкертон сам отлично плавал и знал, что его помощник тоже опытный пловец. Сильными толчками он проплыл около двадцати метров под водою, после этого осторожно вынырнул, огляделся, а потом, лежа на спине, закачался на волнах, но это не мешало ему следить за тем, что происходило вокруг.

Сыщик видел, как по озеру разлился свет прожекторов и как к первой моторной лодке присоединились еще три. Когда луч достиг Пинкертона, он моментально нырнул в воду.

Проплыв под водой несколько метров, он вынырнул, сделал глубокий вдох и вдруг замер, заметив, что очутился в ближайшем соседстве с одной из моторных лодок. Но оттуда его не могли увидеть, поскольку он находился в не освещенной прожекторами воде.

Сцена, которая разыгралась перед глазами Пинкертона, привела его в ужас: моторная лодка наткнулась на Боба в тот момент, когда он высунул голову из воды, чтобы вдохнуть воздух. Бедного Боба ударили длинным багром по голове, отчего он потерял сознание, а потом втащили в лодку.

— Одного поймали! — заорал кто-то из преступников так, чтобы его услышали на крейсирующих поблизости моторках. Со всех сторон раздалось торжествующее гиканье, после чего преследование второго сыщика возобновилось с новым рвением.

Но Пинкертон умело скрывался в воде! Его не могли увидеть даже тогда, когда луч прожектора непосредственно падал на него, поскольку сыщик с необыкновенной ловкостью приспосабливался к перекатам волн, ныряя под них в нужный момент.

Он твердо решил держаться на воде до последнего, чтобы не потерять преступников из виду. Впрочем, если бы он даже захотел отстать от них, доплыть до берега было делом немыслимым, несмотря на исполинские силы знаменитого сыщика.

Между тем, Боб Руланд, очнувшись, открыл глаза и увидел, что лежит связанный в небольшой каюте под стражей двух матросов. Они заметили, что Боб пришел в себя.

— Ну, как, молодец? — смеясь спросил один. — Этого ты не ожидал? Ха-ха-ха! Уж не вздумал ли ты со своим спутником поймать разбойников озера Эри? Нет, таким, как вы, это не удастся сделать, запомни!

Другой, сняв со стены горящий фонарь, поднес его к лицу пленника.

— Черт возьми! — воскликнул он. — То-то мне сразу показалось… когда я увидел его! Ведь это же помощник Ната Пинкертона, проклятого шпиона! В таком случае с ним здесь…

— Нат Пинкертон! — со злостью закончил второй матрос.

— Хорошо, что хоть ты попался, негодяй! — закричал опять первый. — Да и твоему начальнику от нас не уйти, пусть попробует доплыть до берега с такого расстояния и в такую погоду! Я побегу наверх — дам знать остальным, что мы имеем дело с Натом Пинкертоном! Мы быстренько найдем его, мы не успокоимся до тех пор, пока не найдем эту собаку!

На лице Боба появилось выражение отчаяния и тоски, и он пробормотал:

— Ищите! Ищите хоть всю ночь, хоть весь день, все равно вы его не найдете!

— Ты, кажется, воображаешь, что он доплывет до берега! — насмешливо сказал один матрос.

— Нет! — едва вымолвил Боб, горестно покачав головой. — Моего начальника уже нет в живых. Он лежит на дне озера Эри!

— Ты думаешь, я поверю, что этот ловкий на все руки хитрец Пинкертон не умеет плавать?

— Разве я стал бы говорить такие глупости? Да, конечно, Нат Пинкертон умел плавать так, что никто не мог с ним сравниться! Но сегодня, сегодня…

Боб, не закончив фразы, вздохнул.

— Ну и что же «сегодня»?

— Сегодня это его не спасло. Несчастный Пинкертон забыл о защитном жилете, который был под его одеждой… да еще в карманах у него лежали бомбы!

— Защитный жилет и бомбы! — воскликнули одновременно оба негодяя.

— Да! Мне нечего терять теперь, когда его уже нет. Эх вы, подлые люди! Вы убили самого лучшего человека в Соединенных Штатах.

Разбойники засмеялись.

— Зачем же он надел жилет и к чему ему бомбы? — спросил один из них.

— Жилет — чтобы защититься от ваших пуль, а бомбы — чтобы взорвать ваше судно! Под их тяжестью он и потонул, а если б даже успел выбросить бомбы, так все равно жилет снять не смог! Так он и погиб!

Все это Боб произнес с такой скорбью на лице, что разбойники, поверив в истинность слов сыщика, начали злорадствовать по поводу гибели Пинкертона.

— Пойдем, Билли! — воскликнул один из них, рыжий. — Надо сообщить эту новость остальным. Пусть прекратят поиски, а то, пожалуй, кто-нибудь увидит с берега свет наших прожекторов, и за нами погонятся полицейские лодки; мы ведь только что от них отделались! А борьба с ними может кончиться для нас плохо!

Негодяи поднялись наверх и подали другим моторным лодкам условный сигнал, после чего все они, прекратив поиски, направились подальше от берега, на середину озера.

Через полчаса они приблизились к темному корпусу большого мало освещенного судна и тут же пристали к нему. Связанного Боба они перетащили из лодки на судно, и он увидел, несмотря на слабый свет фонарей, что оно коммерческого типа.

Боб понял, что преступники использовали это судно, чтобы незаметно, под маской невинных купцов, совершить свои разбойничьи набеги.

Предположение молодого сыщика вскоре подтвердилось. Его отвели на корму, в маленькое помещение, находившееся над большим винтом, — пароход был винтовой, — и привязали к столбу.

Около Боба собралось не меньше пятнадцати моряков; у них были дикие, мрачные лица закоренелых преступников. Боб узнал некоторых, поскольку видел их на пристани Эри в то время, когда был там с Пинкертоном. Без сомнения, разбойники сходили на берег, не вызывая никаких подозрений, как все моряки. То судно, на котором они плавали, было, вероятно, хорошо известно именно как торговое.

К Бобу подошел один из разбойников — высокого роста, рыжеволосый и бородатый — и, скрестив руки, сказал:

— Сознаешься, наконец, что ты помощник шпиона Ната Пинкертона, этой проклятой собаки?

— Да! Я его помощник! — ответил Боб коротко.

— И эта проклятая собака, твой начальник, был с тобою в лодке?

— Да! — горестно проговорил Боб.

Рыжий ехидно рассмеялся.

— Ему теперь хорошо на дне озера! И ты тоже скоро последуешь за ним!

— Так поскорее… убивайте меня поскорее! — крикнул Боб, уже всерьез потеряв надежду на спасение. — Я не хочу больше жить, раз погиб мой начальник, знаменитый Пинкертон!

Рыжий покачал головой.

— Ошибаешься! — сказал он грустно. — Джон Патрик, главарь разбойников озера Эри, гроза всех моряков, не настолько добр, чтобы тут же убивать своих преследователей. Ты будешь умирать ужасно! Я найду средство заставить тебя, подлого шпиона, почувствовать предсмертный страх!

С этими словами он вышел. За ним последовали все остальные, — кроме того, который еще на моторной лодке узнал в Бобе помощника Ната Пинкертона и которому было поручено охранять пойманного сыщика.

Закурив трубку, разбойник стал молча прохаживаться, потом остановился перед связанным Бобом.

— Не надейся на милость! — сказал он с усмешкой. — Джон Патрик — сатана и беспощаден к врагам. Ты умрешь ужасной смертью!

Боб ничего не ответил, лишь презрительно улыбнулся. Он не собирался показывать этому негодяю, что действительно испугался. Разбойник Билли продолжал насмехаться над беспомощным пленником, меж тем как последний, словно не слыша его, упорно смотрел куда-то в сторону.

В небольшой каюте горела единственная маленькая лампа, и свет от нее был тусклым. С обеих сторон находились небольшие круглые окна-люки, из которых одно было совсем темным.

Посмотрев на него случайно, Боб задержал вдруг взгляд и насторожился: ему показалось, что он увидел лицо…

«Это начальник!» — промелькнуло в его голове. Боб сообразил, что надо отвлечь внимание разбойника, не дать ему прохаживаться, чтобы он не успел заметить Пинкертона. С этой целью Боб затеял с ним разговор.

— И какие же казни придумывает Джон Патрик? — спросил он.

Билли засмеялся.

— Тебе очень хочется знать? Не тут-то было — зачем портить сюрприз! Но что он будет не из приятных, за это ручаюсь!

Боб вдруг увидел, как в люк осторожно вполз человек; он уже не сомневался в том, кто этот неожиданный гость.

— Послушайте, вашему Патрику не удастся меня убить! — воскликнул Боб. — Нас с Пинкертоном не так легко уничтожить, как вы думаете, негодяи!

Разбойник, сделав презрительный жест, повертел пальцем около виска пленника.

— Бедняга! — произнес он со злорадством. — У тебя помутилось в голове. Ты помешался от страха!

Боб тихо засмеялся.

— Ты ошибаешься! Я могу сейчас повалить тебя, несмотря на то, что связан!

— Ну, это возможно только в том случае, если с тобой сам черт! — возразил Билли. — Ну, покажи мне этот интересный фокус!

— Покажу! Погляди: раз… два… три!

Боб скомандовал таким уверенным голосом, что разбойник несколько отступил назад. Когда Боб произнес «три», преступник получил сзади такой удар по голове, что, как срубленное дерево, без чувств рухнул на пол.

— Слава Богу, начальник, что вы пришли!

— Да, надо торопиться! Моторные лодки только что опять отправились искать меня; кажется, капитан этого судна не верит, что я утонул. Впрочем, твоя выдумка насчет защитного жилета и бомб была хороша!

— Откуда вы уже знаете об этом, начальник?

— Я слышал, как кто-то передавал эту новость с одной из лодок на другую! — ответил сыщик, развязывая веревки, которыми Боб был привязан к столбу. — Знаешь, на каком ты корабле?

— Нет, они не говорили!

— На «Примрозе». Так как я собрал сведения обо всех более или менее больших судах, плавающих по Эри, то знаю и об этом. «Примроза» — известное торговое судно, на которое не могли падать ни малейшие подозрения. Оно принадлежит крупному судовладельцу на Эри, Соломону Брауну, не исключено, впрочем, что он заодно с разбойниками. И тогда становится понятно, почему так долго нельзя было напасть на след разбойников! Кто бы мог такое предположить!

Пинкертон рассказывал все это с величайшей поспешностью. Он, кстати, уже не походил на того рыбака, который был вечером в «Пивной Тома Рейли» в Порт-Роване, поскольку вода унесла его парик и бороду и смыла с лица грим. Рыбачью одежду он с себя сбросил и был теперь в одном нижнем белье, с которого вода стекала ручьями.

Сыщик показал на люк:

— Ну, Боб, вперед! Иди первым! А потом плыви к берегу!

— А мы доберемся до него? — спросил его помощник с сомнением, — Чтобы преодолеть такое расстояние при шторме, нам придется плыть, по крайней мере, часов пять! А на это ни у вас, ни у меня не хватит сил.

— Нам нужно захватить одну из моторных лодок! Я заметил, что на каждой из них не больше трех человек. Мы справимся с ними. Ведь наши револьверы не пострадали в непромокаемых кожаных карманах?

Боб, улыбнувшись, кивнул головой. Теперь он уже не сомневался в том, что им удастся не только бежать, но и схватить потом разбойников.

— Отлично, начальник, вперед!

Он подбежал к окну, однако в этот момент на лестнице раздались шаги. Боб юркнул в люк и исчез под водой. Пинкертон подбежал к другому люку, но, к несчастью, увидел, что тот закрыт.

Он кинулся за Бобом, но двое разбойников набросились на него. Одного из них Пинкертону удалось повалить, другой же со зверским криком успел схватить сыщика за горло.

Завязалась отчаянная борьба, преимущество в которой, при небывалой силе и ловкости сыщика, было бы, вне сомнений, на стороне Пинкертона, если б не продолжительное пребывание в воде, потребовавшее от него огромной затраты энергии. Правда, то пространство, которое отделяло сыщика от судна разбойников, он проплыл, не тратя сил, крепко уцепившись за корму одной из моторных лодок. Иначе ему не удалось бы достигнуть «Примрозы» одновременно с ними, но все-таки напряжение и холодная вода значительно ослабили силы Пинкертона.

Он не мог сразу одолеть противника, крик которого привлек внимание других разбойников. Пять-шесть человек тут же сбежали вниз, и через минуту Нат Пинкертон, получив несколько сильных ударов по голове, потерял сознание.


Глава I В пивной Тома Рейли | Король сыщиков | Глава III Успехи Боба



Loading...