home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава II

Арест

— Похититель трупа обнаружен! Он арестован и находится уже в руках полиции!

С этими словами Боб Руланд ворвался в рабочий кабинет своего начальника, размахивая газетой.

— Вот читайте, м-р Пинкертон! — продолжал он, кладя газету на письменный стол. — Это вечерний выпуск! Видите заглавие? Похититель трупа найден! Преступник — племянник покойного миллионера! Мотивом послужила месть!

Пинкертон спокойно прочитал статью.

Действительно, в газете было сказано, что полиция около полудня арестовала некоего Артура Стуарта, племянника покойного Вильяма Стуарта.

Артур Стуарт служил в деле своего дяди, и так как он был прилежен и способен, то вскоре сделался правой рукой покойного.

Но вдруг между дядей и племянником вышло какое-то недоразумение; в кабинете старика произошло с глазу на глаз бурное объяснение, и в результате Артур Стуарт оставил свою должность.

— С нынешнего дня у нас с тобой нет ничего общего! — кричал старик, когда Артур Стуарт, бледный и в сильном волнении, выходил из кабинета.

— Я ухожу, м-р Стуарт, — злобно проговорил Артур и остановился, — но знайте, что сегодняшнего дня я вам не забуду, и вы за это оскорбление дадите мне ответ даже и после вашей смерти! Вы старик — возможно, что вы скоро умрете! Неужели вы будете лежать спокойно в гробу! Можете быть уверены, что этого не будет — об этом предоставьте мне позаботиться!

Крикнув это, Артур удалился.

Никто не знал, что именно произошло между дядей и племянником, но надо было думать, что полный разрыв имел весьма серьезные основания.

После разрыва с дядей Артур Стуарт находился в очень стесненных обстоятельствах. Он нашел место у какого-то биржевого маклера, но получал весьма мизерное вознаграждение за свой труд.

Прочитав обо всем этом в газете, Пинкертон сказал:

— Этот Артур Стуарт ровно ни в чем не виновен! Боб, найми коляску!

Спустя несколько минут у подъезда уже стояла коляска. Пинкертон быстро оделся и вышел.

— В полицейское управление! — приказал он кучеру.

Подъехав к зданию полицейской тюрьмы, Пинкертон направился к судебному следователю.

Он попросил разрешения повидаться с арестованным Артуром Стуартом, и дежурный полисмен проводил его в камеру заключенного.

Артур Стуарт, симпатичный молодой человек, с белокурыми волосами и усами, сидел на постели в глубоком раздумье.

Он был очень бледен, и все его лицо выражало явное уныние.

— М-р Артур Стуарт? — спросил Пинкертон, стоя на пороге.

— Что вам? Кто вы такой? — глухо проговорил молодой человек, не поднимая головы.

— Вы могли бы встретить меня немного приветливее! — засмеялся Пинкертон. — Я явился с весьма приятным для вас известием!

— Я буду свободен? — воскликнул Артур Стуарт и вскочил на ноги. — Моя невиновность уже выяснилась?

— Потерпите, так быстро это не делается! — возразил Пинкертон. — Но вам должно быть уже приятно, что я считаю вас невиновным!

— Только-то! А я-то думал, что вы пришли ко мне с вестью о свободе!

— Освободить вас немедленно я не могу, но через час вы уже будете на свободе! Требуемый залог в 10000 долларов будет за вас внесен!

— Кто внесет за меня такие деньги! — пожимая плечами, возразил Артур Стуарт. — У меня теперь нет ни родственников, ни друзей, да и в тех родственниках, что были, пришлось горько разочароваться!

— Вы имеете в виду покойного Стуарта? — спросил Пинкертон. — Послушайте, милейший, будьте откровенны со мной! Меня ваше дело интересует, и я убежден в вашей невиновности!

— Вы, вероятно, адвокат, — недоверчиво ответил Стуарт, — и хотите взять на себя мою защиту?

— Нет, вы ошиблись — я не адвокат, а только сыщик. Вы, быть может, когда-нибудь уже слыхали мое имя — я Пинкертон!

— Вы Нат Пинкертон, знаменитый сыщик! — радостно воскликнул Артур Стуарт. — Да, это большое счастье для меня, если вы уверены в моей невиновности! Тогда ваше известие действительно очень ценно для меня! И я клянусь вам, что я действительно не виновен, не я похитил труп Вильяма, хотя признаюсь, что смертельно ненавидел покойного!

— А за что вы его ненавидели? Если вы хотите, чтобы я помог вам, вы должны быть откровенны со мной!

— Я вам расскажу, в чем дело! Я поступил на службу к моему покойному дяде, когда мне было двадцать лет. Я работал прилежно и прилагал все старания к тому, чтобы заслужить доверие дяди и сделаться его сотрудником. Тем не менее мой дядя всегда обходился со мной я уже не говорю как с родственником — даже и не как с посредственным приказчиком, а прямо-таки как с рабом.

— А что случилось в тот день, когда вы угрожали ему своей местью?

— Вот об этом-то я и хочу рассказать вам! В тот день я попросил моего дядю, чтобы он уделил мне несколько минут в своем кабинете. Там я ему заявил, что хочу жениться на девушке, с которой я уже два года тайно помолвлен! «Сколько у нее приданого?» — прежде всего спросил дядя. Должен обратить ваше внимание, м-р Пинкертон, что мой дядя хотя и был очень способный и дельный, но вместе с тем и односторонний человек! Он ничего не хотел знать кроме дела и наживы. Я ответил ему: «У моей Клары ничего нет; она портниха, трудом зарабатывающая по два доллара в день. Но она молода, хороша собой и очень порядочная девушка, и кроме того я люблю ее безумно!» — «А кто ее родители?» — злобно проворчал дядя. «Родители ее умерли, и у нее есть только один брат, который где-то служит слесарем!» — «Что ж, женись на своей портнихе, — ответил дядя, — но имей в виду, что с этого дня ты больше у меня не служишь! Я терпеть не могу мечтателей и идеалистов!» — «Другими словами, — заметил я, — ты отказываешь мне от места за то, что я намерен жениться на этой девушке?» — «Конечно. Ты оставишь немедленно свое место!» — «А чем ты вознаградишь меня за мои долголетние труды в твоем деле? Ведь ты дашь мне что-нибудь?» — «Ни гроша ломаного, убирайся вон!» — грубо крикнул покойный. Этот грубый и незаслуженный ответ меня страшно обозлил. «Ты вор, укравший у меня мою молодость, — крикнул я, — ты эксплуатировал меня, как сделал это со многими другими, черствый эгоист, ты знаешь только себя и свою выгоду! А я тебе докажу, что сумею обойтись и без тебя!» С этими словами я вышел из кабинета. Он крикнул мне что-то вслед, и я, может быть, в волнении и сказал то, что теперь служит основанием для моего обвинения!

— Скажите еще, м-р Артур, — спросил Пинкертон, — где вы провели ту ночь, в которую был похищен труп?

Молодой человек густо покраснел.

— На это я вам, к сожалению, ответа дать не могу! — проговорил он.

— Это может роковым образом отозваться на вашей судьбе! — заметил Пинкертон. — Но я вам облегчу ответ: я полагаю, вы эту ночь провели в приятном обществе дамы, имени которой вы не считаете себя вправе назвать!

— Если хотите, да! — смущенно проговорил Артур Стуарт.

— Одним словом, вы были у своей невесты.

— Господи! — воскликнул Артур. — Да разве мы виноваты, что не можем повенчаться! Клара трудится, я тружусь, и мы кое-как собрали уже триста долларов, но нам пришлось расстаться с этими деньгами!

— Вот как? Куда же вы их девали?

— Это пренеприятная история! — со вздохом ответил Артур. — Я уже говорил вам, кажется, что у Клары есть брат?

— Да, говорили! Он слесарь!

— Недавно он явился к Кларе, которая его очень любит, и спросил ее, не может ли она дать ему взаймы несколько сот долларов и что она может на этом заработать хорошие деньги, т.к. он изобрел что-то такое очень важное и собирается использовать свое изобретение! Черт его знает, чего он только не наговорил ей! Я страшно обозлился! Дело в том, что она дала ему наши деньги, которые теперь безвозвратно пропали!

— Но почему же вы думаете, что они пропали? Может быть, этот слесарь действительно изобрел что-нибудь такое, чем он удивит еще мир! Чего доброго он, пожалуй, сделается миллионером!

— Он-то утверждает это, но я не верю в него и его изобретения! Когда я узнал от Клары, что она дала ему триста долларов, я сейчас же отправился к нему и попросил его показать мне свое изобретение. Он не мог этого сделать, но все время продолжал утверждать, что хочет устроить счастье Клары и что через короткое время у него будут сотни тысяч долларов.

— Очень предприимчивый молодой человек! — проговорил Пинкертон. — Надо будет принять к сведению его фамилию! Как его зовут?

— Джоэ Газельтон.

— А где можно видеть этого «великого» человека?

— Он работает в мастерской на углу Аллен-стрит, если идти от Бовери! Хозяин его — немец, а фамилия его Штрумпф!

— Благодарю вас за ваши сообщения, — сказал Пинкертон, — а теперь дайте мне руку, м-р Стуарт! Поговорив с вами, я еще больше убедился в вашей невиновности! Через час за вас будет внесен залог, и сегодня же вечером вы увидитесь с вашей невестой, адрес которой тоже прошу мне дать. Вот вам моя записная книжка, запишите туда ее адрес! Быть может, вас интересует знать, кто именно вносит за вас залог? Его вносит ваша тетка, вдова покойного Стуарта!

— Неужели! Ведь она до последнего времени на все глядела глазами своего покойного мужа! Прежде она действительно любила меня, но потом, после того, как ее муж очернил меня в ее глазах, стала презирать. Нет, от нее я ничего не дождусь!

— Ладно, увидим! — заметил Пинкертон. — Пока прощайте и приготовьтесь к выходу из тюрьмы.


* * * | Король сыщиков | Глава III Вымогательство



Loading...